Валентина Савенко

Богатство Галактики

Богатство Галактики
Работа №428

Выходя осенним вечером из дома, Игорь Иванович Селиванов преследовал две цели: прогуляться по скверу и прикупить продуктов: хлеба, молока, крупы. Если повезёт, гречку, ну а если нет, то и пшёнка сойдёт. В последнее время выбор, в Выхинском продмаге был невелик. Жизнь научила Игоря Ивановича иметь некоторые запасы, но лишнее никогда не помешает.

В магазине, как и ожидалось, многие полки были почти пусты. Такого не было даже в тяжёлом сорок пятом.Профукали державу. В это Игорь Иванович, ветеран двух войн, напрочь отказывался верить. Его потрёпанное временем сознание никак не могло принять факт, что Советский Союз – смысл существования нескольких поколений - перестал существовать. Голод, фашизм победили, а собственную алчность одолеть не смогли. Даже после войны так тяжело не жилось, как в начале девяностых. Однако ветеран был уверен, что скоро всё станет как прежде. Братские страны поиграют в независимость и вернутся под родную крышу. В единстве сила.

Людей в магазине, как и товара на полках, было немного: две старушки из соседнего дома уныло рассматривали лежащую под витриной замороженную синюшную тушку цыплёнка, трое мальчишек выбирали пакеты с «Дунькиной радостью» - так все называли карамельные конфеты без обёртки, слесарь Григорий, шаркающий к кассе с двумя банками кильки в томате, да женщина в жёлтом пуховике склонилась над пакетами соли. Игорь Иванович остановил на ней взгляд. На вид от тридцати до сорока, гладкое, словно отполированное лицо, тонкие губки, размалёванные тушью глаза, собранные в тугой пучок на затылке желтоватые волосы. Не местная. По всему видать – столичная фифа. Приехала сюда, чтобы купить соль. Стало быть, в центре с солью напряг, иначе зачем бы ей так далеко тащиться. Четыре, пять, шесть пакетов, да не абы какую, а крупную - экстра. Точно подорожает или исчезнет совсем. Игорь Иванович подошёл к полке, достал матерчатую сумку и сложил в неё ровно столько же пакетов крупной соли. Он не знал, зачем ему столько. Так… на всякий случай. Вдруг исчезнет, излишки можно будет на гречку поменять. Проходя мимо пустой витрины, Игорь Иванович взглянул на своё отражение: выцветшая шляпа, потрёпанный плащ, худощавое лицо, жидкая седая бородка, мешки под глазами, толстые стёкла очков – жуткое зрелище. Однако он остался доволен. Для своих восьмидесяти шести лет - выглядел соответствующе.

Уже покинув продмаг, Игорь Иванович вдруг остановился и хлопнул себя по лбу.

- Старый дурак, - сокрушённо отругал себя он. – Хлеба забыл купить.

Возвращаться не хотелось. Рассудив, что остатка батона на вечер хватит, направился к дому. Срезая путь через парк, он заметил жёлтый силуэт в беседке. Та самая женщина в пуховике, что она там делает? Ох уж эти столичные. В последнее время парк стал пользоваться дурной славой: его облюбовала местная шантрапа, которая часто собиралась в беседке вечерами. Игорь Иванович их не боялся. Некогда разведчик, мастер спорта по боксу, он и сейчас, в свои восемьдесят шесть, легко мог уложить парочку отморозков, однако местные знали его и старались не лезть на рожон. Таких беседок было с десяток разбросано по парку. Окружённые пихтами, скрытые от посторонних глаз, они, ещё недавно служили идеальным пристанищем для влюблённых, но сейчас не то время и, похоже, не тот случай.

- Послушай, дочка, - спокойно произнёс он, войдя внутрь. – Шла бы ты отсюда. Место здесь нехорошее.

Женщина недвижно сидела на скамейке, глядя прямо перед собой. Свет паркового фонаря слабо освещал её остекленевшие глаза, заставившие Игоря Ивановича замереть.

- Девонька, с тобой всё в порядке? – Забеспокоился он, подойдя к ней поближе.

- Уходите, - ледяным голосом произнесла она, не шелохнувшись. – Процесс запущен.

- Процесс? – усмехнулся Игорь Иванович. – Он начнётся, когда сюда нагрянут пять- шесть молодчиков и увидят тебя, такую красивую и одинокую.

- Уходите, - убедительней сказала она, вытянув вперёд руку. – Быстро.

- Ну вот что, дочка, - потерял терпение он, взяв её под локоть. – Я не могу тебя тут одну оставить, зная, что тебя ожидает. Пошли, я…

Он осёкся, зажмурившись от дневного света. Вокруг расстилались сине-зелёные холмы, а перед ними, на некотором возвышении, висело в воздухе здание, напоминающее сверкающий белизной древний храм. Глубоко вдохнув, Игорь Иванович зашатался, но устоял на ногах.

- Ты э-э-э…это что? – прохрипел он, посмотрев на женщину. – Фокус?

- Мой дом, - тихо ответила она, шагнув вперёд.

- Где это?

- Ступай за мной.

Невидимый лифт, в котором с непривычки трудно было удержать равновесие, поднял их в храм и они оказались в заставленном колоннами зале, просторном и пустом. Так Игорю Ивановичу показалось. Нет, он был уверен в этом. Белоснежные кресла и того же цвета круглый стол появились мигом позже. От такой белизны слепило глаза, однако женщина никакого дискомфорта не испытывала.

- Особенность человеческого зрения, - сказала она, указав гостю на кресло. – Белый пейзаж может вызвать слепоту.

- Кто ты? – спросил он, опускаясь в кресло и укладывая сумку себе на колени. – И что происходит?

- Что внутри? – спросила она, кивнув на сумку. – Что-то ценное?

- Какое там…

Игорь Иванович поднялся и вытряхнул на стол содержимое. Несколько секунд женщина, вытаращив глаза, смотрела на стол, а затем, словно разговаривая сама с собой, медленно произнесла:

- Надо же, ровно шесть. Ещё один пакет - и портал не пропустил бы.

- Какой портал? О чём ты?

- Ты почему не ушёл, человек, когда была возможность?

- Что же тут непонятного? – удивился он. – От беды хотел уберечь. Время неспокойное и место неудачное.

- И что мне теперь с тобой делать?

- А ничего, - прокряхтел он, вставая. – Я домой пойду.

Одним жестом она усадила его обратно.

- Планета Сорцесс Системы Зельц - вот где ты сейчас.

Игорь Иванович опешил. Он всегда был закоренелым скептиком. Не верил ни в бога, не в пришельцев, даже в Бермудский треугольник. Сказки любил в детстве, а фантастику не читал. Некогда было, да и время понапрасну терять не хотелось. Бывали чудеса на фронте, но это совсем другое. То, что происходило с ним сейчас, тоже можно было назвать чудом, но поверить в такое не получалось. Темнит что-то девка. Наверняка вколола ему какую-то дрянь, отвезла подальше и устроила спектакль. Только вот для чего?

- Доберусь как-нибудь, - заверил он, пытаясь подняться. Однако кресло словно магнитом удерживало его.

- Портал открывается раз в пятьдесят два года, - вздохнув, пояснила она. – И только на шестнадцать часов. Один переход, туда и обратно. Колкеры едва успевают пополнить запасы.

- На другой планете, говоришь, - хрипло захихикал он, откашлявшись. – И даже воздух подходящий.

- На Земле, как думаешь, сколько видов биологических организмов существует? – спокойно спросила она.

- Много, - секунду поразмышляв, ответил он. – Только они земные.

- Они биологические. И откуда такая уверенность, что они все земные?

- Слышь, дочка, - начал терять терпение Игорь Иванович. – Я немало на своём веку повидал, и нечего мне голову морочить. – Не поверю я, что ты, это…как его… инопланетянка.

- И правильно, - усмехнулась она. – Ведь инопланетянин здесь ты.

Двумя ловкими движениями она, в буквальном смысле, содрала с себя кожу и предстала в виде крючковатого серого существа, отдалённо напоминающего огромного богомола. Маленькая головка с восемью глазами, длинные конечности оканчивающиеся тремя пальцами, очень короткая тонкая шея.

- Ох…ты ж… ёж…феф… твою на…во! – попытался выругаться Игорь Иванович, но выдавил из себя лишь нечленораздельные звуки.

Он вынужден был признать, что если это трюк, то довольно убедительный. У него возникло дикое желание вскочить и отвесить существу хук справа, чтобы знал, как глумиться над ветеранами, но тело его по-прежнему было примагничено к креслу.

- Я тебе скажу, что произошло, землянин, - тонким голосом заговорило существо, заняв второе кресло. – Ключ от портала доступен только колкерам, лишь им разрешено раз в большой круг пользоваться им. Планетам необходим юсси. Количество строго регламентировано, больше необходимого пронести невозможно. Ты вошёл в поле действия моего портала в момент перехода. Портал принял тебя за колкера со стороны людей. Такие ошибки – побочное действие - иногда происходят. Люди попадают к нам. Они в том не виноваты, никто не виноват, но даже минимальные двести грамм юсси позволяют неплохо устроиться.

- Это как? – спросил Игорь Иванович, к которому вернулся голос.

- Портал выпускает с Земли лишь тех, у кого при себе минимальное количество юсси, которые можно обменять на статус и эльхот. Говоря по-Земному – это дом и корабль.

- Вроде этого?

- Эльхот восьмого уровня - триста двадцать грамм. Приемлем для моего статуса.

- Только у меня ничего этакого нет.

- У тебя шесть тысяч грамм. - Существо кивнуло на стол. – Это максимум. Случай уникальный. Обычно проходят, имея с собой двести – триста.

- Соль? – удивился Игорь Иванович. – Это та самая ценность?

- Во всей Галактике соль есть только на Земле и Эльвероне. Эльверон – молодая планета, там юсси слабое, низкого качества. Все хотят на Землю. Оттого туда так сложно попасть. Серсвел внёс жёсткие ограничения, чтобы избежать разграбления.

- Ты, это сейчас серьёзно?

Ему показалось, что существо погрустнело.

- Слишком много потрясений за такой короткий срок, - сказало оно, взглядом изучая содержимое стола. – Мой долг доставить тебя в триитр. Там всё разъяснят.

- Но ведь и у тебя соли не меньше, - заметил он, кивнув на её саквояж.

- Это количество, необходимое двум континентам. Я на службе. Скоро сам всё поймёшь

***

Невидимый и уже ставший привычным лифт поднял Игоря Ивановича в сверкающее фиолетом здание строгой геометрической формы паралеллепипеда, без окон и дверей. Похоже, здесь все здания висели в воздухе. Какие ниже, какие выше. Тоже, наверное, зависит от статуса. Свет внутри был желтовато-розовый, приятный для глаз. Высокий чёрный стол и кресло составляли всё убранство огромного холла.

- Пожалуйста, займите кресло и ожидайте, – вежливо обратился к нему женский голос. – Всё имеющееся у вас юсси, можете выложить на стол.

Игорь Иванович огляделся, никого не увидел, но спорить не стал. Бережно вытаскивая пакеты из сумки, он один за другим укладывал в центр стола.

- Из пакетов высыпать? – спросил он, озираясь.

- Пакеты ценности не имеют.

- Добро.

Достав перочинный, как он называл, грибной ножик, он аккуратно разрезал пакет по краю и высыпал всю соль, даже остатки вытряхнул. Проделав то же самое с остальными пакетами, он подумал, затем достал из кармана спичечный коробок, который всегда носил с собой на всякий случай, вытряхнул спички в карман куртки и, наполнив коробок солью, спрятал в карман. Пакеты свернул и сложил в сумку. После чего, сел в кресло и стал ждать. Женщина, возникшая из ниоткуда, выглядела вполне земной, немного даже русской: голубое платье толстая коса, пышная фигура. Окинув коротким взглядом гору соли, она холодным голосом констатировала:

- Пять тысяч девятьсот семьдесят грамм юсси - 4.

- Вполне земные рассуждения, - заметил Игорь Иванович, вставая. – Скажите, вы тоже в скафандре?

- Я биоробот, - просто ответила она, взглянув на него большими глазами.

Игорь Иванович успел заметить, что взгляд был очень даже человеческий. Далеко же тут техника дошла.

- Вас специально такой создали?

- Я могу трансформироваться под любое существо. В данном случае, учитывались ваши предпочтения.

- Скажите, а почему робот обращается ко мне на вы, а тот же колкер - на ты?

- Обращение робота исходит из ваших предпочтений.

Игорь Иванович хотел спросить, читает ли она мысли или угадывает, но она быстро перешла к делу:

- Вы желаете совершить обмен?

- Да, - замялся он. – Вообще-то я хотел бы вернуться на Землю. У меня там никого не осталось, но это мой дом, понимаете?

Игорь Иванович действительно остался один. Два сына погибли на фронте, а жена Ирина умерла двенадцать лет назад.

- Возврат на Землю без решения Серсвела невозможен, - холодно сказала девушка - робот.

- Кто это?

- Высший законодательный орган Галактики. Только он распоряжается службами и порталами.

- Нужно подать прошение?

- Если позволит статус.

Статус – неотъемлемый атрибут жизни в Галактике. Каждый имеет название и вес. При рождении вручается нулевой статус - Арит. В течение жизни он повышается. Статус невозможно купить. Его можно заработать, заслужить или получить в обмен на ценный ресурс.

- Какой мне положен?

- Максимально возможный – Тайкон. Равноценен двум тысячам шестьсот двадцати граммам юсси-4.

- Мне, стало быть, по карману, - подвёл итог Игорь Иванович, мысленно произведя математический расчёт.

Она замерла, уставившись в никуда окаменевшим взглядом. Похоже, отключилась. Гостю ничего не оставалось, как терпеливо ждать. Спустя несколько минут она пришла в себя и вновь холодно заговорила:

- Вам разрешён названный статус. Мне позволено провести обряд.

- Что для этого нужно?

- Вам необходимо снять одежду.

- Всю?

- Да.

- Ох, - засомневался он. – Боюсь, что такой вид даже роботу удовольствия не доставит.

Она не оценила шутки, продолжая недвижно стоять и наблюдать, как старик, кряхтя, стаскивает с себя нательное бельё. Когда сверху опустился блестящий аппаратв виде сплющенной капсулы, похожий на рентгеновский, Игорь Иванович догадался, что нужно войти внутрь.

«Сейчас просветят или облучат, - решил он, вставая на подставку. – В любом случае ничего хорошего они не увидят».

Едва стеклянная дверь за ним задвинулась, капсула приняла горизонтальное положение и зависла в воздухе. Игорь Иванович оказался в лежачем положении лицом вверх. Двигаться было невозможно, и он мог лишь наблюдать, как из разноцветных огоньков создавались загадочные фигурные знаки, которые, на миг зависнув, исчезали в его теле. Трудно сказать, сколько так продолжалось, десять минут или полчаса, время словно зависало вместе с огоньками. Когда в Игоре Ивановиче утонуло с полсотни фигур, аппарат вновь вернулся в вертикальное положение.

- Это всё? – спросил Игорь Иванович, когда аппарат выпустил его.

- Присвоение статуса закончено, - сухо ответила женщина-робот.

Он оглядел себя. То же худощавое тело, те же шрамы. Пожав плечами, он потянулся к одежде, но женщина остановила его:

- Существо, имеющее статус Тайкон, обязано носить одежду из алагеонового материала.

- Диковинно. Прочный?

- Алагеон способен выдержать одиннадцать тысяч градусов.

- Плюс или минус?

- Неважно.

Такую температуру Игорь Иванович представить не мог, даже не знал, что такая бывает, но решил, что стоящая одежда – надо брать.

- Где её купить?

- Комплект входит в получение статуса.

Она указала на лежащую на столе, на котором значительно уменьшилась гора соли, пластиковую упаковку. Развернув её, Игорь Иванович увидел мерцающий перламутром комбинезон.

- Не слишком ли она яркая?

- Комплект стилизуется по вашему выбору.

Взяв комбинзон, она встряхнула его. Цвет изменился на синий. Ещё раз и он стал похож на мантию… Игорь Иванович протянул руку, и она вручила ему комплект.

Действие напоминало магию или волшебство. Стоит захотеть, встряхнуть как при вытряхивании - и вот тебе новая одежонка. Емеле из сказки такое и не снилось. Это оказалось нетрудно, и вскоре, использовав всего с десяток попыток, Игорь Иванович стоял в великолепном сером костюме-тройке, новенькой серой шляпе и лакированных туфлях.

- Другое дело! – восхищённо произнёс он, оглядывая себя. – Типичный пижон. А что со старой одеждой?

- Подлежит утилизации.

- Но я могу забрать вещи из карманов?

- Конечно.

Он забрал всё, что нашёл: грибной ножик, коробок с солью, ключи от квартиры, кошелёк с мелочью, последнее семейное фото, паспорт и ветеранскую книжку.

- Теперь я могу купить эльхот?

Она взмахнула рукой и в воздухе, один за другим стали зависать строния: храмы, крепости, замки, словно вышедшие из сказки о кащее бессмертном… почти все с куполами и шпилями, башнями и бойницами. Выбор огромен.

- А можно только самых лучших? - взмолился Игорь Иванович, устав от получасового просмотра. – Из тех, что соответствуют моему костюму.

Лучшими оказалось всего семь объектов. Они были великолепны! Игорь Иванович остановил свой выбор на том, что напоминал ему Тадж-Махал, картинку которого он видел в одном журнале.

- Я могу купить этот? – неуверенно спросил он, ткнув пальцем в сотканную из плотного тумана композицию.

- Эльхот класса Синеон – Межгалактический из гидровельцернского сплава, равноценен двум тысячам пятидесяти граммам юсси - 4.

- Да, этот, – уверенно подтвердил Игорь Иванович. – Когда будет готов?

Она вновь отключилась на несколько минут после чего, словно придя в себя, произнесла:

- Его уже доставили. Обмен завершён.

- Оперативно. А запасной комплект одежды можно? На всякий случай.

- В этом нет необходимости, но если желаете…

- Желаю.

- Комплект равноценен ста тридцати граммам юсси-4.

- Валяй.

Забрав пакет, он взглянул на стол. Что делать с остатками. Забрать с собой?

- Где ещё можно обменять соль к примеру, на продукты или что-то ещё?

- Обмен юсси-4 совершается только в триитре.

- Что ещё у вас есть?

- Одну тысячу сто семьдесят грамм вы можете передать Континенту. Вам будет перечислено…

- Вы о деньгах? – перебил её он.

- Верно. Всё остальное можно купить на глассы. Процетны составят шесть тысяч двести глассов в год.

- Этого хватит на еду и прочую мелочь?

- Ваш организм не в состоянии употребить столько пищи.

- Добро, - согласно кивнул он. – Где у вас сберкасса?

- Терминалы считывают знаки с левой ладони.

- А как?

Он замер. В холле кроме него никого и ничего не было. Пусто. Как же они умеют внезапно появляться и исчезать.

***

Оказавшись на улице, Игорь Иванович долго рассматривал висевший перед ним эльхот. Мерцающий сиреневым светом, изумрудным куполом, исходящий искорками чистоты, он превосходил своей красотой картинку в журнале, хотя внешне чем-то её напоминал. И это чудо стоит всего-то пару килограмм соли?

«Нужно дать ему название, - подумал он, обходя эльхот вокруг. – Назову его «Ириной». Всё же память о жене».

Всё это выглядело настолько нелепым и ненастоящим, что, казалось, вот-вот превратится в пыль. Игорь Иванович попытался трезво анализировать. Такого не может быть а значит, всё неправда. А правда вот в чём: вероятнее всего, ему в беседке стало плохо, возможно, инфаркт. Шпана, которая приходит туда каждый вечер, вызвала скорую. И лежит он сейчас, окутанный трубками и проводами, в глубокой коме, а всё, что с ним происходит, выдаёт подсознание. Кто знает, как выглядит тот свет и как там течёт время. Возможно, минута равняется году. Он читал о таких случаях. Люди где только ни бывали, а потом просыпались на больничной койке …

Увлечённый здравыми рассуждениями, он не заметил, как подошёл слишком близко, и знакомый уже лифт доставил его внутрь корабля. Огромная площадь абсолютно пустой квартиры. Лишь сверкающий серебром катер, похожий на диковинную хрустальную рыбу, покачиваясь, висел в центре, да под самым куполом, на невидимой платформе, перемигивался разноцветными огоньками, проходящий по кругу пульт управления. Вот только до него не добраться. Разве что лифт и тут имеется.

Однако то, что всегда Игорю Ивановичу, в школе, училище и вообще в жизни, давалось с большим трудом, сейчас возникало внезапно: знания. Учёба всегда была для него пыткой, но тут, не прочитав ни единой страницы, он знал всё, что должен сделать. Иморатеры – креарцевая раса строителей, существует в соседнем спектре. Они не видят заказчика, заказчик не видит их, но результат всегда переходит в нужный спектр. Им необходим проект. Запросив атрибутику – нечто вроде фломастеров - Игорь Иванович принялся тут же в воздухе создавать разноцветный макет: Три этажа, холл, несколько спален, кабинет, столовая, бассейн, ангар для катера…Окна в план не входили, в них не было необходимости. Движением руки можно было обесцветить любой участок пола, стены или потолка. А вот открывать их конструкция и закон не позволяли. В каждом эльхоте должен существовать свой микроклимат. Картинка получалась красочная, словно из зефира. Он несколько раз переделывал, перекраивал, пока, наконец, не остался доволен.

Игорь Иванович успел себя убедить, что находится в коме. Это позволяло ему спокойно относиться ко всему невозможному. Побывать на закате жизни на другой планете и почувствовать себя богачём – пусть не его, но мечта.

Взмахом руки отправив проект иморатерам, он увидел возникшее перед ним табло с цифрами: 2340. Быстро они составляют смету. Жёлтый огонёк нежно слизал с левой ладони нужную сумму, после чего табло исчезло. Теперь оставалось только ждать и наблюдать, как не спеша, появляются надёжные перекрытия, лестницы, этажи, комнаты…

- Ловко тут как! – оценил Игорь Иванович, оглядывая свою ладонь. – Деньги выглядят как знаки, а соль дороже денег. Только в бреду такое привидеться может.

***

Внешне планета мало чем отличалась от Земли доэволюционных времён, разве что размеры её были в шесть раз больше. Зелёные леса, реки, горы, даже огромные озёра похожие на океаны с пресной водой, казались нетронутыми и первозданными. Не было городов, асфальта, линий электропередачи. Все постройки висели в воздухе и с разной скоростью перемещались. Но всё же, можно было встретить и прогуливающихся существ, самых разнообразных, от похожих на насекомых до человекообразных. Все разумные, неразумных нет вообще. Во всяком случае, за восемь месяцев пребывания, Игорь Иванович не встретил ни одного. Многих из тех, кого он видел, уже описывали земные сказочники, причём с удивительной точностью. Гулять пешком разрешалось на любой планете, долететь до которой позволял статус, но эльхотам запрещалось опускаться ниже двух метров над любой поверхностью, будь то вершина растения или ровная площадка. Казалось, никто ничем не занимался, не было земледелия, производства, развлечений. Ничего из того, что должно определять процветающее общество. Ни государств, ни границ. Однако жизнь кипела и все чем-то занимались. Кроме того, существовали статусные ограничения не позволяющие посещать те или иные места, или совершать определённые покупки. Игоря Ивановича удивляло, как эльхоты так ловко маневрируют. Встретившись однажды с знакомым колкером, он спросил:

- Скажи, а аварии тут случаются?

- Что? – не понял тот.

- Ну, это когда сталкиваются два эльхота.

- Нет, - ответил колкер с усмешкой и присвистом. – Это невозможно. Защитный экран не позволит.

- А если он откажет?

- Такого не бывает, - заверил колкер. – Он отразит даже астероидную атаку.

Сложнее всего было привыкнуть к местной пище. Непонятно, из чего она готовилась, но после оплаты из терминала выплывала розовая масса, напоминающая воздушную кашу, а дальше включалась сила воображения: жареный поросёнок – пожалуйста, копчёный лосось – запросто, свежий салат с креветками – легко… Запах, вкус, цвет – всё соответствовало. Удивительно, но даже соль присутствовала, хотя вряд ли могла там быть. С водой вообще – отдельная песня. Она спрессовывалась в маленькие кубики, не больше горошины, и объём определялся по цвету: в жёлтых литр, в синих четыре, голубых два…Бросаешь кубик в нужную ёмкость, произносишь код и получаешь кристально чистую воду. Красиво и удобно.

Игоря Ивановича не покидала мысль, что высокое положение и достаток ему обошлись в каких-то шесть килограмм соли. По сути, она копейки стоит. Лишь время спустя, немного освоившись и разобравшись в местных технологиях, он выяснил, что соль обладала уникальным и незаменимым свойством. Висевшие на определённом удалении друг от друга полупрозрачные сферы накапливали в себе мощь трёх освещавших планету светил и, преобразовав её в единую энергию, распределяли по планете. Любой эльхот, устроившись рядом, мог зарядить свои батареи. Так вот, основным компонентом в этом процессе преобразования и являлась соль. Делилась она на четырнадцать категорий и самой высокой была та, что называлась «юсси - 4». Такая соль столетиями насыщалась разными металлами, в том числе золотом и платиной, была очищена от примесей и имела нужную кристаллическую форму. Именно её искали все колкеры. Игорь Иванович никогда не сомневался, что соль обладает многими полезными свойствами, но действительность оказалась куда масштабней. Людям в своё время позволили даже употреблять соль в пищу, чтобы они научились добывать и правильно очищать её. Земля являлась своеобразной кладовой. Каждый колкер имел свою территорию и сотрудничал с наблюдателями, которые могли подсказать, где и как раздобыть нужное качество.

Несмотря на то, что Игорь Иванович проживал в роскошных трёхэажных апартаментах, больше времени он проводил за пультом управления в обзорной башне. Там уютно. Можно почувствовать себя настоящим капитаном. Он виртуозно обращался с кнопками и знал назначение всех огоньков. Прочный, не пропускающий никакие лучикупол работал по системе «нипель», снаружи выглядел изумрудным и непроницаемым, а изнутри светлым и прозрачным. Оттуда хорошо любоваться внешними прелестями и красотами. Как в сказке. Будущее вырисовывалось сытое, но бесцельное, какое не бывает даже у заслуженных пенсионеров. Игорь Иванович даже решил, что кома – это не так уж и плохо. Можно, как выражается нынешняя молодёжь: «Оторваться по полной».

- Одно радует, - Игорь Иванович встал и в очередной раз прошёлся по рубке. – От радикулита избавился. И хрипы из лёгких исчезли. Я даже помолодел.

Он знал, что, согласно статусу, ему определён обратный биологический цикл до двадцати четырёх лет. Затем, достигнув возраста в пятьдесят два года, цикл запустится снова.

***

Человек ко всему привыкает. Эту истину Игорь Иванович познавал не понаслышке, познавал в течение всей жизни: привыкал к трудностям, к голоду, к смерти и стонам раненых на фронтах, к переменам…Теперь привыкал к чудесам, к новым реалиям, к тому, как отрастают на голове давно выпавшие волосы, густеет и темнеет борода, возвращается зрение, молодеет тело. Привыкал к бесконечности.

Полученный статус, как оказалось – пропуск в другие звёздные Системы, туда, куда доступ открыт совсем немногим. Патрули не имели права останавливать эльхоты статуса Тайкон. Исключения составляли три Системы с агрессивными существами, с которыми Серсвел отказался сотрудничать. Агрессии Игорь Иванович мог не бояться, его эльхот был очень надёжен, но правила есть правила, и он вынужден был подчиняться. Планеты же, где есть неразумная жизнь, являлись чем-то вроде заповедников. Наблюдать можно - входить в атмосферу - нет.

Не все планеты выглядели процветающими, как Сорцесс. У многих не хватало энергии, чтобы выводить все эльхоты в космос. Причина: нехватка хорошего юсси. Их колкеры имели возможность посещать те места Земли, где соль более низкого качества. Такой парадокс. Те же шесть килограмм соли экстра, могли бы на полсотни лет поднять экономику любой планеты. Ясное дело, что попадающие благодаря побочному эффекту люди становились ценными экземплярами. Такие явления были весьма редкими, ведь колкерам категорически запрещалось вступать в контакт без острой необходимости и на Земле они пребывали под неусыпным контролем наблюдателей. Оказалось, Земля кишит пришельцами в человеческой коже, которые не вмешиваются в людские дела, а лишь как в амбар за припасами приходят.

Двадцать шесть лет пролетели в путешествиях и познаниях космоса. Игорь Иванович, хоть и был ещё не молодым, но уже и не являлся дряхлым стариком. Потемнела борода, погустели волосы, ещё украшавшие виски сединой, почти разгладились морщины, исчезли мешки под глазами. За эти годы он проходил сквозь чёрные дыры и космические вихри, опускался на ледяные планеты и в жерла вулканов, общался с плазмоидами и геррокотами, познал несколько планетарных языков…Ему даже не приходилось впадать в анабиоз или летать годами, эльхот с лёгкостью совершал прыжки, проходил сквозь червоточины, преодолевал огромные расстояния с невероятной скоростью, да так, что не плескалась вода в бассейне. На его корабле время текло по Земному. По нему же отсчитывалось и летоисчесление. Каждый день в половине пятого утра поднималось голографическое Солнце и пели петухи. В декабре шёл снег, а в апреле дожди. Летом пели соловьи, а весной прилетали жаворонки… И лишь за бортом чаще стояла непроницаемая тьма. Сколько лет на самом деле минуло, Игорь Иванович не знал. Время в космосе – понятие субъективное. Он уже не думал о коме. Прежняя жизнь представала туманной и далёкой, хотя иной раз и подкатывала ностальгия, но с ней он справлялся.

***

Порталы, как выяснилось, имели способность блуждать, как говорили колкеры, в радиусе ста метров, возникая в самых непредсказуемых местах. Это Игорь Иванович выяснил, пообщавшись с людьми, с которыми ему посчастливилось встречаться на разных планетах. Все они имели различный статус и биологический цикл, но это не мешало им общаться. Каждая такая встреча – как глоток свежего воздуха в затхлой комнате. Разговоры, воспоминания, споры… не обходилось без употребления горячительных напитков. В такие минуты казалось, что они никогда не покидали Землю. Попадали по-разному: Герберт из Дании – продавец в магазине, худощавый, с жидкими волосиками и узковатыми глазами, который, заметив, что покупатель забыл на прилавке пачку соли, бросился вдогонку, но догнал только в подземном переходе. Как выяснилось, этот килограмм был лишним. Олег из Саратова, спортивного сложения, с короткой стрижкой и широким носом – тихо рыбачил, когда увидел, что молодая девушка зашла в воду в одежде, и решил, что она пошла топиться. Как был в куртке, нырнул за ней и настиг уже у самого дна. Утопающая так и исчезла бы у него на глазах, если бы не чудом сохранившийся у него в кармане полиэтиленовый пакет с остатками соли. То, что он принял за камень в её руках, оказалось водонепроницаемым саквояжем. Кто-то оказался на другой планете после бурной вечеринки, причём не помнил, как, кто-то пытался познакомиться с симпатичной особой, кто-то по пути в книжный магазин… Одни горько сожалели, другие наоборот, оставались довольны, но привыкать приходилось всем. Пути назад не было. Однако так думали не все. Как-то в разговоре, Олег высказал сомнение:

- Читал я в одном журнале любопытный рассказ, - сказал он, отхлебнув из фарфорового бокала, – где на Землю прилетели пришельцы и всё, что им было нужно, - соль. Сам рассказ меня не впечатлил, а основная мысль только потом стала понятна.

- Писатели много чего сочиняют, - отмахнулся Герберт, дожёвывая говядину. – Им верить нельзя.

- Допускаю, что всё вымысел, а если нет? – не унимался Олег, помешивая ложкой овсяную кашу. – Или не всё.

- Вряд ли, - возразил Игорь Иванович, уловив его мысль. – Земля надёжно укрыта. Пропуск имеют колкеры да наблюдатели. Но лишь на время.

- Полагаю, это не единственные службы, которые посещают Землю, - сказала Кристина, накладывая себе салат. – Кроме того, где гарантия, что порталы не имеют других побочных эффектов?

Кристина – темноволосая, с короткой стрижкой и спортивной фигурой, попала на Зереру из Рязанской области в тридцать седьмом году двадцатого века. После расстрела её отца, над ней с мужем Алексеем нависла угроза ареста. Они бежали в лес и полгода жили в старой охотничьей избушке. Алексей первым заметил человека в синем плаще с кожаной сумкой наперевес.

- Стоять! – крикнул он, направив на незнакомца винтовку. – Покажи, что украл?

- Это моё, - уверенно произнёс незнакомец, не выпуская из рук сумку.

- Кристина, глянь, - кивнул он жене.

- Там соль, - сказала она, заглянув внутрь.

- Это не ваше, - снова заверил незнакомец.

- Проверим. Кристин, принеси нашу пачку, сейчас сравним.

С пачкой соли в руке, она подошла к незнакомцу и снова заглянула в сумку.

- Одинаковые, - сказала она. – Но у нас оставалось три, в доме две, одна у меня.

- Кто послал? – не унимался Алексей, угрожая оружием.

- Я должен идти, - уклонился тот от ответа. – Время вышло.

- Я сам решу, когда время выйдет. Свяжи его.

Он бросил жене верёвку. Но едва Кристина дотронулась до человека, как оказалась вместе с ним на другой планете. Ей тоже пришлось привыкать. Три года назад она встретила Олега, но на семейный статус средств у них не хватало.

С этой троицей, жившей на Зерере, Игорь Иванович познакомился два года назад и с тех пор часто останавливался там, принимая друзей у себя. Принимал широко, по-русски, благо средства и площадь позволяли.

- Точно, - согласился Герберт, наполняя бокал вином. – Даже в Галактике нет совершенства. Люди всегда искали ответ, одиноки ли они во Вселенной. Мы теперь знаем, а учёные на Земле и религиозные деятели, до сих пор сомневаются.

- Эх, - раздосадованно посетовал Олег, отодвинув опустевшую тарелку. – В составе Совета, Земля могла бы стать самой богатой планетой. Мы бы такие дела творили!

- Вот потому нас и не принимают, - хихикнул Герберт. – Люди слишком агрессивные.

- А я слышала, что порталы существ с агрессивной наклонностью вообще не пропускают, ни как. – вставила Кристина. – Значит, не такие уж мы и плохие. Не доросли, наверное.

- Есть такая притча, - грустно заговорил Игорь Иванович, кромсая ножом мясо в своей тарелке. – Спросил однажды орёл у ворона: « почему ты живёшь триста лет, а я всего тридцать?». «А потому, что ты питаешься свежим мясом, а я падалью», - ответил ворон.

Попробовал орёл падаль и сказал: «Уж лучше тридцать лет есть свежую дичь, чем питаться такой гадостью».

- Ты это к чему, Иваныч? – спросил Олег.

- Возьмём это, - Игорь Иванович помешал ложкой чёрную икру. – На вкус превосходно, цвет и форма – не подкопаешься. Но я знаю, что она не из рыбы. Свинина - изумительная, но свиньёй никогда не была, вино - как в лучших ресторанах мира, но виноградом в нём и не пахло. Возможно, еда полезна, но я не знаю, из чего она сделана. Мы живём жизнью, в которой не надо бороться за свободу и территорию. Всё это – мечта человечества, но это не наша жизнь. Даже далеко от Земли мы не перестанем оставаться людьми.

- Зато здесь не расстреляют по ложному обвинению, - грустно сказала Кристина. – Никто не голодает, не болеет и не губит родную планету.

- Есть правда в твоих словах, Иваныч, - кивнул Герберт, оставив без внимания заявление Кристины. – Но согласись, люди тратят полжизни на учёбу, а как только приобретают мудрость и мастерство, приходит время старости и смерти. Совсем немногим удаётся воспользоваться полученными знаниями.

- А я согласен с Иванычем, - с горечью вздохнул Олег. – У людей другие приоритеты. Я бы полжизни отдал за возможность поохотиться или порыбачить с удочкой. Но во всей Системе, все рыбы и даже черви разумные. Про охоту я уже и не говорю.

- Подай прошение на службу горвеном, - предложил Игорь Иванович. – Навроде егеря. Только они работают в заповедниках.

- А, - махнул рукой он. – Статус не позволит. Хотя… я попробую.

- Могу подсказать парочку планет, где обитатели весьма занятные.

Иглоь Иванович говорил со знанием дела. Ни кому из присутствующих статус не позволял покидать границы своей Системы.

Они уже расходились, когда у выхода, Игорь Иванович подозвал Олега.

- Это вам с Кристиной, - сказал он, протянув ему спичечный коробок. – Я оставил по привычке, на всякий случай. Как видишь, пригодился.

- Это… - замялся Олег.

- Да, четвёртый номер. Вам нужно двадцать семь грамм. Тут хватит.

- Иваныч, ты уверен? – опешил он от неожиданности.

- Считайте, это моим свадебным подарком.

Олег попытался возразить, но Игорь Иванович остановил его:

- Даже не думай, - сказал он, положив руку ему на плечо. – Это ведь для вас обоих.

***

Намечался грандиозный праздник свадебного торжества. Игорь Иванович готовил «Ирину» для принятия молодых, но спустя неделю, его срочно вызвали в Серсвел.

Место, куда перенесли Игоря Ивановича, представляло собой огромную площадь, словно застланную белым покрывалом. Гнетущая тишина - и ни души.

- Ваше прошение о службе на Земле удовлетворено.

. Голос, раздавшийся из ниоткуда, заставил вздрогнуть.Он не был пугающим, однако в нём ощущалась сила и власть. Игорь Иванович вспомнил, что действительно подавал такое прошение, но успел забыть об этом. Почти двадцать семь лет прошло.

- У вас есть право отказаться, - объявил тот же голос.

- Я согласен. – поспешил ответить Игорь Иванович, тщетно пытаясь кого-нибудь разглядеть.

Попасть на Землю… он уже и не надеялся. А тут, как с неба. Только бы не передумали.

Возникла минутная пауза, в течение которой в воздухе материализовалось и исчезло в его теле, несколько ярких знаков, после чего голос продолжил:

- Вы отправляетесь в Солнечную Систему на два больших цикла. Задача – помочь землянам в освоении четвёртой планеты от Солнца.

- Когда отправляться? – осторожно спросил Игорь Иванович, воспользовавшись очередной паузой.

- Проход закроется через четыре часа.

Игорь Иванович хотел спросить, как осваивать безжизненный Марс, но вдруг понял, что знает о нём всё: как запустить спящее ядро планеты, как создать атмосферу, как внедрить двигатель способный преодолевать нужное расстояние за пять суток… Он даст людям необходимые знания и проследит, чтобы три миллиарда человек переселились на эту планету, которая только и ждала своего часа. Затем он должен будет создать канал перехода и уничтожить двигатель. Осваивать другие планеты людям пока запрещено.

Также он знал, что «Ирину» придётся оставить. На эльхоте пройти сквозь портал не получится, и для выполнения миссии ему выделен особый катер, способный долгое время оставаться невидимым.

Ему снова предстояло терять друзей, пусть даже на два цикла. Странные нравы в этом Серсвеле, ждали много лет, а дали только четыре часа. Игорь Иванович успел лишь оставить сообщение всем друзьям и знакомым. Ему не удалось даже проститься, но его успокаивала мысль, что по возвращении он поделится с ними знаниями о родной Системе.

Пропустив катер, проход закрылся. Миссия началась.

+1
21:08
389
12:39
Неплохой рассказ. Но хотелось бы какого-то действия, что-ли. А то слишком уж повествование ровное да гладкое. Сопереживать героям не нужно, сами герои появляются, говорят пару слов и исчезают.
Впрочем, может это я придираюсь.
Михаил
22:51
В целом неплохо. Меня только смущают допущения. Как это при таких технологиях невозможно синтезировать соль???? Как это в 78 драться с хулиганами??? Как это планета в 6 раз больше Земли имеет такую же силу тяжести (иное не прописано) И так далее. И еще нет действия, интриги какой нибудь. Все понятно и логично. Но не более.
00:58 (отредактировано)
Вижу, автор любит классику советского кинематографа: ну начало — «Гостья из будущего», фишка с валютой — «Кин-дза-дза» же! Только вместо КЦ соль.
Но сам рассказ читать было скучновато — очень не хватает сюжета, конфликтов, целей… драматургии, словом.
17:17
Здравствуйте, автор.
Мы разобрали ваш рассказ на стриме

и мне хочется
Мне рассказ читать было интересно примерно до того момента, когда Игорь Иванович разменял соль на статус и дом-корабль. Дальше было скучновато. Поясню почему: ничего не происходит. Темп рассказа упал.
Автор нам неспешно рассказывает об устройстве мира, описывает всю эту идиллию… и ведь вашему герою тоже становится скучно, да? Из того, как вы описываете его вначале, у меня сложилось впечатление, что ваш герой довольно деятельный дедуля. А тут он уже ж и не дедуля. Возвращается молодость, а вместе с ней и эге-гей молодецкое, верно?) И как бы ни был прекрасен этот утопичный мир, последняя фраза рассказа очень четко намекает, чего вашему герою не хватает для счастья.

В общем, как на мой вкус, то если б вот эту всю вторую идиллическую половину подсократить и дополнить к примеру, ярким спором между землянами… Есть разговор, только читается он так же неспешно и монотонно. Тем более, что в нём персонажи прямо, ну оооочень тоскливо рассуждают о том, как хорошо и прекрасно тут и как плохо там, на матушке Земле. А яркий эмоциональный диалог и разбавил бы монотонный ритм, и больше раскрыл бы каждого из собеседников, потому что пока для меня они все остались статистами. И можно было бы ещё добавить драйва для контраста. У вас же там есть области, куда летать нельзя, верно? Но это только на словах. Покажите на деле, почему нельзя? Чем там так всё плохо? Необязательно устраивать войнушку, достаточно в лёгкой ироничной манере подать неких маргиналов. Провести такую параллель между парковой шпаной, о которой упоминается вначале рассказа, и таким вот тёмным пятном на светлом лике галлактического сообщества.
Это с одной стороны ещё больше подчеркнёт утопичность, в которую попал герой, даст автору возможность раскрыть его его ещё с одно стороны и опять же разнообразит повествование в котором всё так прекрасно, что читателю уже выть хочется с тоски.

Ещё один нюанс:
Олег из Саратова, спортивного сложения, с короткой стрижкой и широким носом

Кристина – темноволосая, с короткой стрижкой и спортивной фигурой

Если вы таким образом хотели показать, что «муж и жена – одна сатана» они схожи и вот нашли друг друга, то лучше было сделать это изящнее, потому что в тексте выглядит неуклюжим повтором.

Вот и всё)
Удачи на конкурсе!


Анастасия Шадрина

Достойные внимания