Ольга Силаева №1

Оставаться

Оставаться
Работа № 49

Возвращение – вот, что лучшее в полете. Доля секунды до точки невозврата. Один удар сердца до вечного скитания в глубинах космоса. Пока поток иного пространства не подхватил громадину космического корабля, словно песчинку, и не закружил в смертельном водовороте. Дальше выхода не будет. Только бесконечный полет.

Эйв знала, когда следует возвращаться. Не раньше и не позже – ровно в зоне выхода.

Гиперпространственный туннель извивался синей лентой. Коварно старался запутать, оплести корабль, оставить его в своей паутине. Синева от изнанки пространства пеленой застилала глаза, азартом и эйфорией туманила сознание.

Пилот – это корабль. Корабль – это пилот. Полное погружение.

Не каждый удержится на грани, не каждый найдет в себе силы вынырнуть.

Эйв никогда не задумывалась о вечном полете. Есть точка входа в гиперпространство и точка выхода. Между ними ее время. Секунды или того меньше. Но именно сейчас она - единственная, кто может управлять кораблем, кто сможет вытащить его из трясины подпространства.

Зона выхода виднеется на голографической сетке как пульсирующая красная точка. Она растет, изменяется, оборачивается шестиугольником. Мерцающие нити тянутся в стороны от нее, совпадают с линиями курса корабля. Значит, все в порядке, курс верный.

Можно выдохнуть и переждать оставшиеся секунды. Да вот полет прошел слишком спокойно. А тишь в гиперпространстве обманчива. Даже слишком.

Корабль дернуло и повело в сторону. Голографическая сетка вильнула вслед. Боковые экраны моргали данными просчитываемого курса и пестрели графиками движения. Мерцающие нити порвались, разлетелись обрывками по всему тоннелю.

Штурвал не удержать в руках. Нужно быть силачом, а не пилотом. Главное – удержать корабль. Сохранить над ним контроль. Не разорвать связь.

Она - корабль.

Ее глаза внешние камеры, ее ощущения и чувства - датчики и сенсоры, ещё тело - обшивка корабля. Ещё мысли - команды. Она управляет многотонной машиной, сложнейшим механизмом, привередливой электроникой.

На первый взгляд это довольно просто. Проще чем управлять с помощью штурвал и командных комбинаций клавиш. Проще? Как бы не так!

Эйв так резко развернула корабль, что сама чуть не вылетела из кресла. На миг ей показалось, что ремни безопасности трещат. Боль в спине - небольшая плата за то, чтобы попасть в мерцающий шестиугольник. Исследовательский звездолет «Марко Поло» пронесся сквозь зону выхода, спутав за собой все нити-направления.

- Выход в обычное пространство, - сквозь зубы проговорила Эйв. Больше для себя, чем для записи в бортовой компьютер.

Синева исчезла. Вместо нее - сетки голографических экранов с графиками траекторий, навигационными данными, схема корабля. Не было больше единения с кораблем.

- Компенсационные двигатели работают в штатному режиме, торможение по расчетному вектору. До перехода на инерционную скорость четыре минуты двадцать три секунды. Выход на расчетную траекторию через час сорок три минуты.

Заученные комбинации сенсорных клавиш, переключателей и тумблеров. Голос, которым Эйвори диктовала компьютеру действия, стал безликим. Ни радости, ни усталости. Слабину она позволит себе позже, когда корабль выйдет на курс к Земле.

Обычный переход. С небольшим возмущением гиперпространтва. Нештатных ситуаций хватило с лихвой во время миссии.

Возвращение домой - вот, что самое прекрасное в любом полёте. Возвращение на Землю.

- Если мы не сможем добраться до «Марко Поло», то и на Землю не вернемся, - с безысходностью в голосе заключил Свен после очередной безуспешной попытки связаться с кораблем. Он развернулся к остальным в ожидании распоряжений, указаний или хотя бы идей. Он смотрел на всех снизу вверх, может, потому его взгляд казался испуганным взглядом затравленного зверька.

«Марко Поло» молчал с утра, с того самого момента, как Эйв и Марк обнаружили исчезновение шаттла. Сначала Свен предположил, что корабль находится в мертвой зоне на другой стороне планеты. Но время шло, а ответа не было. Затем Свен самостоятельно осмотрел место посадки шаттла, но ситуация яснее не стала. Шаттла нет, корабля, возможно, тоже. Похоже, они застряли на этой планете. Не похоже, а точно застряли!

Происходящее напоминало то ли кошмарный сон, то ли ужасную шутку.

- Наш шаттл - не единственный. Отправят еще один. Или спасательные капсулы на худой конец, - Марк прервал гнетущую тишину.

- А что, если и с новым шаттлом что-нибудь случится? – мрачно спросила Эйвори. Ее голос был тихим, робким. Она чувствовала вину за произошедшее и злость за то, что не смогла предугадать последствия.

Она стояла у шлюза, привалившись плечом к переборке, и пыталась хоть что-то разглядеть через стекло иллюминатора. Но впереди была еще шлюзовая камера. Эйв могла лишь догадываться, что происходит снаружи жилого модуля. Она больше не доверяла приборам, а глазам - тем более.

Планета оказалась своенравной и непокорной. Хотя сначала она была довольна мила с гостями. Мягкий и теплый климат, солнечные дни, звездные ночи. Но в последнее время ливневые дожди сменялись ураганным и засушливым ветром, температура воздуха резко падала, а затем так же резко росла. Спрогнозировать изменения было почти невозможно.

- А что с ним может случиться? – раздраженно хмыкнул Марк. Он не понимал происходящего. Впрочем, как и все. И не разделял уверенности Эйвори, догадывался, что она что-то скрывает. - Исчезнет как предыдущий?

- Марк, повторяю специально для тебя: шаттл до сих пор находится на месте высадки. Ты сам запеленговал сигнал передатчика. Сам перепроверил. И Свен проверил.

- Может, шаттл и находится на том месте, только до него не добраться, - напомнил Марк.- Он под землей.

- А копать не пробовали? – вмешался Рик, оторвав взгляд от планшета.

- Иди покопай. Или поговори со своей планетой, чтобы она вернула наш транспорт!

- Марк, успокойся! – теперь Эйв пришлось повысить голос и раздавать приказы. Нештатная ситуация меняла ее статус. Теперь командир миссии – она. - Свен, попробуй выяснить, что со связью. Если проблемы у нас, то будем искать альтернативный способ сообщить, что нам нужна помощь.

- Выложишь камнями на холме «СОС»? – раздражение в голосе Марка сменилось злостью.

- Да, если потребуется. На тебе оборудование. Проверь все, что мы не законсервировали. И расчехляй то, что нам потребуется для длительного пребывания. Рик, на тебе наши запасы.

- А ты куда? – настороженно уточнил Рик.

- Пойду копать.

На Земле другие планеты не волновали Эйв. Ее вообще не интересовали планеты. Для нее космос – сеть проторенных дорог и нехоженых троп. И по каждой из них ей хотелось пройти. Неважно приведет ли этот путь куда-то. Главное – быть в пути.

- Для миссии выбрали "Марко Поло'', - объявил Рик. С восторгом в голосе, с улыбкой на лице, с предвкушением в мыслях.

В первую секунду Эйв затаила дыхание от удивления, через секунду она уж задыхалась от негодования, а на третью секунду Рик продолжил говорить.

- Я порекомендовал «Марко Поло» для этой миссии. Ты же не против, поработать вместе?

- Не я принимаю решение. Даже если против, - выдохнула Эйв. Но вернуться в прежнее состояние равновесия оказалось сложнее.

Страх? Она же пилот! Она ничего не боится! Но не здесь, не сейчас и не с ним. Один раз она чуть не потеряла Рика, второго раза она не допустит. Из предосторожности Эйв предпочитала не связывать работу и личную жизнь. Разделять их. На Земле они вместе, а Космос у каждого свой.

Для Рика это новые планеты и новые миры, для Эйв – паутина подпространства.

- Ты не хочешь работать вместе? – растерялся Рик. - Мы сработаемся.

- Я знаю.

Он не понимал. Он не знал, чего Эйв стоило сохранять хрупкое равновесие их отношений.

- Почему тогда ты тревожишься?

Потому что ей не к кому будет возвращаться. Ей нужно будет возвращать.

Для Рика – это новый мир.

А для нее – новая дорога.

Шаттл действительно исчез. Не осталось даже следов. Ни выжженных кругов, ни примятой травы, ни масляных пятен. Словно его не было.

И теперь Эйв копала. Безрезультатно. Сначала она решила использовать бур, но когда почва стала тверже камня, отказалась от этой идеи. Ни огонь, ни кислота не брали поверхность холма. Каждый раз земля под ногами изменялась, подстраивалась под раздражитель.

В конце концов, женщина взялась за лопату. Тогда дело сдвинулось с мертвой точки, но не на много. Иногда лопата утопала в вязкой глине, иногда билась о скалу или проваливалась в песчаную сыпь.

Физический труд успокаивал, прояснял мысли. Только с лопатой в руках Эйв перестала ощущать себя бесполезной. Абсурдная ситуация - пилот без шаттла. Ее первостепенная задача - вернуть команду на борт исследовательского звездолета. Но как?

Почему из-за ее необдуманных поступков страдают другие люди? Хотя нет. Она взвесила и просчитала каждый шаг, осознавая, что планета так просто не расстанется с людьми, которые потревожили ее вековой покой.

- Я могу тебе чем-то помочь? – Рик появился внезапно, напугав женщину.

- Я уже сказала, что ты можешь сделать, - раздраженно ответила Эйв и принялась с еще большим усердием ворочать комки земли.

- Все запасы сосчитаны, описаны и распределены. Без поддержки с корабля мы сможем прожить на планете месяц. Если разбавим рацион местными съедобными растениями, то продержимся полгода, - отчитался мужчина.

- А кислород? Нам придется перенастраивать систему жизнеобеспечения.

- Модули предназначены для длительного использования, это мы живем в них не больше месяца. И употребление в пищу местной флоры тебя, похоже, не смущает?

- Меня смущает все! Но больше всего – твое спокойствие!

- Эйв, передохни, - Рик подошел к женщине и попытался крепко обнять ее, насколько позволял скафандр. Еще он хотел осторожно забрать у нее лопату, но Эйв не позволила, резко вскинув руку в сторону. - Ты измотана. Хочешь, я продолжу работу?

- Не надо, - Эйв высвободилась из неуклюжих объятий и отбросила лопату в сторону. Затем опустилась на землю прямо там, где и копала, не выбирая место получше. - Просто посиди рядом. Побудь со мной.

Рик послушно сел рядом, приобнял жену, позволил ей хоть на минуту или две перестать быть сильной и ответственной за команду.

- Ты хотел остаться, - прошептала вдруг Эйв, отстраняясь.

- Я не хотел, чтобы мы все застряли здесь, - сказал Рик в оправдание.

- Только мы с тобой? – уточнила она.

- Что? – Рик не сразу осознал, какой смысл Эйв вложила в этот вопрос, что она увидела в его нелепом оправдании.

- Если бы на планете остались мы с тобой? - предположила она. - Вдвоем? Ты бы согласился?

- Не знаю, - растерялся Рик. - Я никогда не думал о таком повороте событий.

- Подумай, - усмехнулась Эйв. - Целая планета - и мы. Мы бы наконец-то были вместе. По-настоящему.

Несмотря на улыбку, смех в голосе, Эйв была серьезней, чем когда-либо. Она развернулась к Рику, положила руки ему на грудь. Стекло ее шлема коснулось его. Они были рядом, но не могли ощутить друг друга.

- И ты бы променяла весь необъятный Космос, все подпространство Вселенной и осталась бы со мной?

Нет, Рик не хотел уколоть ее, не хотел ставить перед выбором. Ему нужно было знать. Если он откажется от скитаний по Галактике, сможет ли она отказаться от полетов?

- Иногда мне кажется, что когда нас разделяют миллионы световых лет, наша связь крепче, чем сейчас, когда мы рядом, - Эйв вздохнула и отвернулась.

- Это не так. Неправда. Мы не привыкли работать вместе.

Рик понимал насколько жалко и нелепо звучат его оправдания. Эйв не заслуживает такого. Ей нужна правда. Всегда. И если он не скажет, она ответит за него:

- Мы не привыкли жить вместе, Рик. Мы живем сообщениями, видеозаписями, конференциями. Но не друг другом.

Рыжее солнце, так похожее на земное, догорало в радужных росчерках облаков. Под непроницаемым куполом сгущалась тьма. Через нее пробьется лишь свет далеких звезд. Таким же холодным и недоступным светом будет мерцать «Марко Поло».

Одна из звезд соскользнула со стенки небесного купола и полетела вниз. Яркая, пылающая. Она разрезала убаюкивающую ночную тьму, оставляю за собой заметный след.

- Красиво. Загадаешь желание? - спросил Рик, вновь попытавшись приобнять Эйв.

Он уже загадал. Такое же нелепое и жалкое. Нет, не остаться на этой проклятой планете. Выбраться, вернуться на Землю, исправить все, начать заново. Он даже вернется на службу, попробует пробиться в экипаж «Марко Поло», чтобы быть ближе к жене. Если, конечно, Эйв согласится. Они и, правда, не привыкли работать вместе.

- Ты это тоже видишь?! – удивилась женщина, сбрасывая его руку.

- Метеорит, - предположил Рик.

Звезда приближалась, расцветая огненным цветком. Красиво, пусть и опасно.

- Шаттл! - Эйв резко вскочила на ноги. - Уходим отсюда! Быстро!

- Но если это шаттл…

- То он только что взорвался! И нас может накрыть обломками!

Они уже не видели, как сгорают в атмосфере осколки шаттла. Как на огромные и яркие цветы оседает пепел, как исчезают обгоревшие куски фюзеляжа в кронах вековых деревьев, как огненный след стирается из ночного небо.

- Свен, тебе удалось наладить связь? – прокричала Эйв, ворвавшись в модуль.

- Да, - радость мгновенно сошла с лица мужчины. - Разве Рик тебе не сказал? Мы не могли с тобой связаться, вот и отправили его.

- Придушу! – Эйв гневно глянула на дверь шлюза. Рик остался в шлюзовой камере, чистил и проверял скафандры.

- Кого? – Марк так же, как и Свен, растерялся, увидев Эйв в ярости.

- Всех. Шаттл взорвался. Я же просила…

Эйв не удержалась и пнула ни в чем не повинный бокс. Он перевернулся. По полу модуля разлетелись платы, микросхемы и шнуры.

- Шаттл был пустой, - объяснил Свен в попытке успокоить женщину. - Летел на автопилоте. Никто не пострадал.

- Кроме нас. На «Марко Поло» остался только один шаттл. И его они за нами не спустят!

Эйв лежала на спине, заложив под голову руки. Смотрела на небо, исчерченное белыми полосами от пролетающих где-то в вышине самолетов, флаеров и шаттлов. Прислушивалась к стрекоту кузнечиков в траве, настолько громкому, что грохот космодрома и шум космопорта превращались в неназойливый фон.

Влажная земля холодила, запах травы и цветов дурманил, а солнце ослепляло.

Эйв нравилось это состояние. Оглушенная, ослепленная, одурманенная, она была собой. Ни офицером космофлота, ни пилотом, ни кораблем.

Только здесь она становилась собой. Возвращалась из синевы гипрепространства под синеву родного неба. Вся Земля сужалась до полосы нескошенной травы возле космодрома. Это было ее место – простор, не заслоненный сетью ферм, буграми ангаров и стеклом административных корпусов.

Ей было куда возвращаться и к кому возвращаться.

- Это прорыв! Представляешь, здесь может настоящая колония! Не под куполом как на Марсе, не под землей как на Ганимеде, не в горах и не в океане. Настоящая колония! Воздух пригоден для дыхания, уровень радиации даже ниже чем на Земле, здесь есть жидкая вода и съедобные растения. Эта планета может стать нашим новым домом!

- Не говори так, Рик, - укор в голосе Эйв сменился упреком. - У нас может быть только один дом - и это Земля! Не бывает второго дома!

- Дети вырастают и уходят из родительского дома, чтобы построить свой дом, - Рик настаивал. Гнул свою линию. Таких разговоров было множество и всегда они закачивались ничем и начинались заново.

- Думаешь, что человечество уже достаточно повзрослело?

- Для того, чтобы построить свой новый дом? Или уйти из старого?

- Может, повзрослело, чтобы выбирать, где его дом?

- Ты не останешься здесь!

- Останусь! Ты же не станешь насильно меня затаскивать в шаттл?!

- Не стану. Но тогда мне придется остаться с тобой, «Марко Поло» лишится пилота и весь экипаж застрянет здесь. Ты этого хочешь?

- Нет, не хочу. Но я не могу терять время, пока мы доберемся до Глейз, пока будем ждать разрешения для новой экспедиции. Это новый мир, в нем еще столько тайн и загадок!

- И только ты их можешь разгадать, да?

Эйв обоняла его со спины, уперлась подбородком в плечо.

- Нет, конечно. Все не разгадать, - согласился он, успокаивая жену.

Эйв придвинула свой стул поближе к Рику. Села рядом и положила голову ему на плечо. Стала лениво прислушиваться к шуму, доносившемуся из раковин наушников.

Снаружи модуля шел дождь. Насыщал краски и без того яркой зелени.

Рик резко подался вперед, забыв про Эйвори. Дрема мгновенно пропала. Эйв напряглась, выровнялась и пристально стала следить за каждым движением Рика. Ничего не изменилось. На первый взгляд. А для второго не осталось времени.

- Вот посмотри, что я обнаружил. Точнее послушай, - Рик приложил наушник к уху Эйв.

- Дождь идет. Но я это и на экране вижу, - ответила она, вслушиваясь в стук капель по куполу модуля.

- Нет, слушай дальше. Если убрать все посторонние шумы, увеличить чувствительность, то получится…

Мелодия. Неразборчивая, необъяснимая. Но пронзающая и пронзительная. Волшебная.

- Этот звук идет из самой почвы. Он пробивается на поверхность, как росток, и поднимается выше, в небо. Покидает пределы атмосферы, уходит в космос. К звездам.

Эйв слушала. Вслушивалась. Пыталась разобраться и разобрать мелодию. Разложить ее на звуки, тональности, миноры и мажоры.

- Да ты почти поэт, Рик. Эта мелодия… ее слышно только, когда дождь идет?

- Нет, планета постоянно говорит. Но не всегда удается записать и выделить звуки. В ясную погоду ее голос похож на шум.

- Ее? Может, ты ей и имя дал? – улыбнулась женщина, снимая наушники.

- У нее есть имя – Терра 67.

- Это не имя, - фыркнула Эйв. - Пойдем.

- Куда?

- Послушаем твою Терру 67.

- Снаружи? Но там ничего не слышно.

- Наоборот. Снаружи слышно все. Идешь?

Эйв кружилась под дождем. Это выглядело комично и нелепо в мокром скафандре.

- Улитка поет! – крикнула она так громко, что Рик даже поморщился и убавил звук динамиков.

- Почему Улитка?

- Улитки поют во время дождя.

- На Терре 67 нет улиток. По земным меркам она необитаема.

- По Земным меркам единственная разумная форма жизни – это человек.

- Просто мы еще не столкнулись с другой формой жизни. Для этого потребуются годы или даже столетия.

- На годы я здесь не останусь, даже не проси.

- О чем ты?

- Присмотрись.

Рик посмотрел на жену.

- Да не на меня смотри, а вокруг! Эта планета… Улитка живая! Разве не замечаешь? Или ты только графики и показатели видишь?

- Эйв…

- Я попрошу капитана дать нам еще неделю. Не больше. Через неделю мы улетаем, неважно какой ты сделаешь вывод. Никто здесь не останется.

Модуль пронзал низкое небо, затянутое белыми лоскутами облаков. За ним шлейфом тянулись дым и пламя. Они тянули его вниз, к поверхности. Но модуль упрямо стремился ввысь.

Планета неохотно поддавалась, отпускала незваных гостей. Эйв наблюдала за взлетом, затаив дыхание. Они должны взлететь. Планета отпустит их, иначе… женщина в сердцах ударила кулаком по земле. Но ничего не произошло. Модуль набрал высоту, преодолел притяжение планеты, а Эйвори осталась внизу, на поверхности.

- Привет, пилот, - произнес Рик и опустился на траву рядом с женой.

Эйв не ответила. Она отключила микрофон и радио. Сейчас она была не готова говорить. Тем более с Риком. И не готова слушать. Даже планету.

- Они улетели?

Женщина продолжала молча вглядываться в облака, за которыми скрылся спасательный модуль с Марком и Свеном. Ей не хватало полета. Четырех секунд одиночества. Ее личного мира между точками входа и выхода из гиперпространства.

- Значит, мы остались вдвоем.

- Втроем. Ты забыл, что есть еще Улитка.

- Она не человек.

- Она нечто большое. Она - планета. Живая.

- Не бывает живых или мертвых планет. Есть обитаемые и необитаемые. И Улитка скоро станет обитаемой.

- Вряд ли.

- Люди как микробы будут везде. Даже на куске астероида. И я способствую распространению этой заразы.

- Нет, тут ты не прав.

- Я не прав в том, что в космос людей толкает перенаселение Земли, недостаток ресурсов…

- И жажда открытий, - заключила Эйв. - Ты не прав в другом. Улитку не станут колонизировать.

- Уверена?

Эйв кивнула и сняла шлем. Вдохнула полной грудью. Воздух был свежим и чистым. Как же она устала от удушающего скафандра, шипящих фильтров, неудобных кислородных баллонов. Сейчас никто не наблюдает за ней, некому сделать ей выговор, втолковать правила безопасности. Может, и правда остаться?

Эта планета была чужой. И невероятно похожей на Землю. Тот же бело-синий шар в обитаемой зоне неяркой звезды. Моря и океаны, горы и равнины, леса и пустоши. Единственный материк был огромен и утопал в зелени. А голубое небо скрывали белые пушистые облака и серо-черные грозовые тучи.

Правда, давление было чуть меньше, процент кислорода чуть больше, небольшие примеси других газов в атмосфере, не всегда объяснимые природные явления. Но в целом эта планета казалась сестрой Земли.

Раньше Эйв старалась оставаться на орбите. Но не в этот раз. Не тогда, когда здесь Рик. Его она боялась оставить одного. Постоянно переживала, нервничала по поводу и без.

Она оставалась на борту корабля не из чувства самосохранения и не из дурных воспоминаний. Она не любила скафандры. Даже эти – десантные, нового поколения, которые плотно прилегали к телу и почти не ощущались. Постоянно хотелось сорвать с себя вторую, искусственную, кожу и снять шлем.

Вдохнуть воздух, влажный и свежий, пропитанный незнакомыми запахами и пронизанный светом чужого солнца. Теперь ей это удалось.

- Рик, послушай себя! Ты говоришь, как безумец. Эта планета была здесь миллиарды лет. Неужели она не подождет какой-то несчастный месяц?!

- Подготовка растянется не на один месяц, ты же знаешь.

- Знаю, только то, что ты ведешь себя как маленький ребенок! Здесь останется автоматическая станция и несколько планетоходов. Хочешь, подсоединим к станции гиперпространственный буй? И ты сможешь получать данные с поверхности в реальном времени.

- Эйв, это все не то! Мы открыли новый мир…

- Ты уже это говорил. Но не мы открыли его. Он здесь был, когда его обнаружили астрофизики. Они его исследовали ещё один год, пока к этому делу не подключили тебя. Тебе нужно сказать «да» или «нет». Можно ли колонизировать эту планету? Не более. Чего ты боишься?

- Я боюсь ошибиться, - признался Рик.

- За все время работы ты ни разу не ошибался. Почему теперь ты должен ошибиться?

- Не знаю! Все слишком идеально. Так не бывает! Ты права, второй Земли не может быть. Я должен все перепроверить.

- Вот для этого нам и нужно на Глейз. Чтобы перепроверить результаты исследований в стационарных лабораториях, а не в полевых. Рик, послушай меня!

Рик не слушал. Он хотел выйти из модуля, но Эйв оказалась быстрее. За годы полетов ее реакция стала молниеносной, движения точны насколько возможно. Она была уверенна. В себе, в своих поступках, в рассуждениях.

Здесь оставаться опасно. И Рик не останется. Она сделает все возможное, чтобы забрать его отсюда. Неважно, что будет потом. Рик простит. Когда-нибудь.

Эйв хватило несколько движений, чтобы обогнать Рика. Встать перед ним, преградить путь.

Она толкнула его в грудь, и мужчина был вынужден отступить назад, вглубь помещения.

- Рик, посмотри на меня и послушай.

Ее руки легли на его скулы. Сильные руки. Она не даст ему отвернуться, не выпустит его лицо, как не отпускает штурвал во время полета.

- Десять лет назад я пообещала вернуть тебя домой, и сдержала слово. Теперь я обещаю, что верну тебя на Терру 67, - Эйв начала говорить медленно. Но с каждым словом она все убыстрялась, хладнокровность исчезала.

Она хотела его уговорить, заговорить, отвлечь.

- Даже если мне потребуется для этого покинуть службу, космический корабль и нарушить все законы и предписания. Но я верну тебя сюда, слышишь?

Эйв не давала сказать больше ни слова. Поцелуями, страстью, напором. Засыпая, Рик прошептал то, что она боялась услышать. Но и то, что она ожидала услышать.

- Планета не отпускает меня, Эйвори. Я как будто слышу ещё голос, мне кажется, я начинаю ещё понимать. Она просит нас остаться. Хочет, чтобы я остался. Ей одиноко.

Холод пробрал Эйв до костей. Неожиданный, пугающий. Она вздрогнула и перевернулась на спину, чтобы Рик не заметил.

- А мне одиноко без тебя, Рик, - прошептала в ответ Эйв.

Но Рик ее не слышал. Эйв вздохнула и легла на бок, прижалась к мужу. Но уснуть не смогла. Из головы не шли слова Рика.

Её муж - не сумасшедший учёный, одержимый новым миром. Неспроста он рассказал ей. Пилоту, который знает не понаслышке о полном погружении. Ведь она может общаться с кораблем через нейрошунт, то почему бы Рику не общаться с планетой?

Вот только как?

Эйв устало откинулась на спинку кресла. Выключила планшет и осталась в полной темноте спящего шаттла. Только здесь она чувствовала себя в безопасности. Ей хватит пары минут, чтобы запустить двигатель и подняться в воздух. Улететь с этой проклятой планеты!

Она опять посмотрела на экран планшета. Она знала, что не должна была этого видеть. Не должна была смотреть записи из дневника Рика. Ни как жена, ни как коллега. Им не следовало работать вместе.

Когда они в последний раз были на одном корабле, все чуть не обернулось трагедией. Ни чьей вины в том не было, лишь неудачное стечение обстоятельств.

А сейчас что? Чья вина? Какие обстоятельства?

А какие обстоятельства заставили ее тайком просмотреть дневник Рика? Бессонница? Чрезмерная тревога? Неужели ревность?

Но Эйв своими глазами видела, как Рик слушает Улитку, записывает ее звуки, пытается с ней говорить. Но он не может расшифровать ее речь.

И не нужно расшифровывать. Нужно воспринимать. Чувствовать. Ощущать.

Как пилот ощущает корабль во время полета в гиперпространстве.

Пилот и корабль. Их связь. Видимая через нейрошунт и невидимая, когда сознание пилота становится процессором корабля. Полное погружение.

Но кораблем управляет пилот. Компьютер не вытесняет разум. Он подчиняется ему, сливается.

Человек, сливаясь с машиной, остается человеком. Но связь с целой планетой поглощает человека. Подчиняет волю, растворяет мысли, заглушат инстинкты.

Эйв должна прервать эту связь. Хотя бы из ревности. Рик – ее мужчина, и она не отдаст его никому другому, даже целой планете

Первые капли дождя показались ей оглушительными. И неожиданными. Женщина вздрогнула и подалась вперед. Поближе к лобовому стеклу, по которому струились ручейки воды. Один, другой, третий. Вот и не разглядеть ничего. Только стекающую воду.

Щелкнув тумблерами и вдавив пару кнопок, Эйв активировала питание. Консоли одна за другой осветились бледной синевой. Экраны внешнего обзора заморгали, динамики зашипели. Шаттл постепенно пропускал в себя внешний мир. Мир, от которого пилот так хотела отгородиться.

Шум дождя. Стук разбивающихся капель об обшивку шаттла. Свист ветра и шелест листьев. Шорохи стекающей воды.

И музыка. Далекая, едва уловимая. Едва различимая. Непонятная. Неземная.

- Я слышу тебя, Улитка – прошептала Эйв, в бессильной злобе сжимая кулаки. - И могу тебя понять, в отличие от моего мужа. Поговори со мной. Скажи мне то, что говорила ему! Попроси меня остаться!

Планета молчала.

Музыка продолжалась. Она могла звучать вечно. Но у Эйв не было этой вечности.

Ей не хотелось выходить под дождь, но скоро Рик проснется. Хватиться ее, и придется отвечать на неудобные вопросы.

До жилых модулей всего ничего. Несколько сотен шагов. Но дождь и ветер весомая преграда. Утоптанная почва стала скользкой грязью, потоки воды сменились вязкой испариной.

Земля ушла из-под ног внезапно. Был ли резкий порыв ветра или сильный подземный толчок, а может, и раздражительная неловкость? Не о том сейчас следовало думать, неудачно упав на спину.

Падение выбило весь воздух из легких, а заново вдохнуть Эйв не могла. Датчики взбесились, слепили ярким светом и оглушали писком. Баллоны с кислородом повреждены. Нарушена герметизация скафандра. Эйв задыхалась.

Ей едва удалось справиться со всеми застежками и фиксаторами. Руки не слушались, скафандр сковывал движения. Но, в конце концов, женщине удалось стащить перчатки и шлем.

Она глубоко вдохнула, наполнила лёгкие чужим воздухом. Приторно сладким, дурманящим. И в тот же миг на Эйв обрушилась волна. Из звуков, запахов, ощущений. Странных образов и видений.

Эйв почувствовала планету, как чувствовала корабль. Заговорила с ней, как говорила с подпространством. Без слов, без жестов, без четких мыслей. Образами и чувствами.

Рик оказался прав: планета была живой. Она сама была жизней. Была источником странных сигналов и посланий.

Она - целый мир. Чужой. Неосознанный, неизученный, невидимый. Одинокий, как и каждый человек.

Она звала к себе. Многих звала. Ее слышали, но не понимали. На зов слетались космические корабли, сходились по звездным тропам, приползали паутиной подпространства, прорывались из других миров.

Но уходили. Всегда уходили. Возвращались домой. А ведь она сама хотела стать домом.

Она и есть дом.

- Лишь для себя одной… - прошептала Эйв. - Отпусти Рика. Здесь не его дом. Его дом со мной. Отпусти его.

«Уходи. Оставь его».

- Я не оставлю Рика!

«Он не нуждается в тебе. Ты не нуждаешься в нем».

- Неважно. Мы улетаем. Дома разберемся…

«Его новый дом здесь».

- Его дом рядом со мной!

«Тогда и ты останешься».

- Эйв, нам пора, - голос Рика звучал устало, надломлено. Но так близко. Он тоже снял шлем. Снова последовал примеру жены. В последнее время он все чаще следовал за Эйв, исполнял все ее приказы, прислушивался к ее словам.

- Нам некуда спешить, - напомнила женщина. Она снова вглядывалась в ночное небо, считала звезды в попытке отыскать «Марко Поло».

Рик больше не восторгался Улиткой, не мечтал о колонии, не думал о дальнейших исследованиях. Теперь он мечтал вернуться домой, на Землю. Наверное, даже сильнее, чем Эйв хотела остаться.

Значит, нужно возвращаться.

- Ты в детстве играл в симуляторы с полным погружением?

- Не помню. Наверное, играл. Как все, - Рик растерялся, такого вопроса он точно не ожидал.

- А в академии? Тренажеры? - женщина продолжала расспрашивать.

- Я же не на пилота учился. Эйв, скажи прямо, к чему ты клонишь?

- Похоже, у меня появилась идея, как нам выбраться отсюда. Тебе она не понравится.

- Хуже уже быть не может.

- Тебе придется поговорить с Улиткой. Как я говорю с кораблем во время гиперперехода. Полное погружение.

- Ты права, эта идея мне не нравится.

Эйв не ответила. Она уже шагала обратно к модулю. Там она перевернула половину боксов, вытряхивая их содержимое. Затем попросила Рика выволочь из модуля несколько пультов управления, подключить их к своему оборудованию. Эйв не стала дожидаться рассвета. В свете прожекторов она собрала замысловатую систему, к которой хотела подключить Рика через нейрошунт.

- Если я что-то не то скажу? Сделаю еще хуже? Не понравлюсь Улитке?

- Я на это и рассчитываю.

Эйв подключила Рика к системе, заменяющей пульт управления космическим кораблем.

- Поговори с Улиткой. Покажи ей наш мир.

Впервые Эйв со стороны увидела, как она выглядит во время полного погружения. В первые секунды лицо Рика исказила боль и удивление, затем складки и морщины разгладились. Он успокоился. Стал собой. Беззвучно Заговорил с Улиткой. Впервые . По-настоящему.

Наверное, Эйв должна была ощутить что-то наподобие ревности. Но нет. В ее душе была пустота. И усталость. Она устала быть сильной. Устала сохранять слишком зыбкий баланс их отношений.

Так не должно быть! Эйв достала из бокса еще один нейрошунт и подсоединилась к системе, бесцеремонно врываясь в чужой разговор.

Рик изо всех сил уговаривал Улитку отпустить их. Рассказывал, что за ними с Эйв придут другие люди. И те наверняка останутся. Он вырисовывал совсем нерадужную перспективу. Угозу уничтожить, сделать ни живой, ни мёртвой...

«Ваш вид не знает смерти. Он боится ещё и бежит от неё», - слышалась в ответ.

- Я умираю каждый раз, когда пытаюсь удержать штурвал, - вмешалась Эйв. - Я живу в подпространстве и умираю по возвращению, но живу для других. Для Рика. А ты забираешь его у меня.

«Ты не заботишься о нем, а он о тебе».

- Думаешь, я буду заботиться о тебе?! - не выдержал Рик. - Я буду тебя изучать, приспосабливать для колонизации, а потом сюда придут другие люди. Они будут здесь жить. Они построят дома из твоих деревьев, будут питаться плодами твоей земли. Ты готова их принять?

Эйв и Рик вместе попытались передать самые яркие картины своего мира. Города с домами до небес и подземными свалками, заводы и фабрики в желто-черной дымке, космодромы, окутанные огнём и грохотом, моря в топливных пятнах и в паутине мусора.

- Мы тебе не нужны. Люди тебе не нужны, - заключила Эйв.

- Мы не полюбим тебя так, как любим Землю, - добавил Рик.

Эйв ощутила прикосновение Рика. Его руки на своих плечах. Она слышала его дыхание, чувствовала его сердцебиение. Он был рядом. Впервые за долгие годы по-настоящему рядом. И пытался защитить. Уберечь от гнева целой планеты.

Тишина была такой же громогласной, как до этого музыка. Планета молчала. Она вновь закрылась, спряталась от посторонних. Но среди деревьев Эйв отчетливо различила очертания шаттла.

- Привет, пилот! - произнёс с улыбкой Рик, когда Эйв ворвалась в кафе.

- Привет, десантник! - ответила она, шумно усаживаясь на диванчик рядом с мужем.

Эйв пальцами расчесала спутанные волосы, но забыла о сорванном цветке за ухом. Разгладить мятую форму хоть немного ей удалось, но въевшуюся грязь от земли и зелень от трав не стереть ладонью.

Но на неё никто не обратил внимания. Даже в форме космофлота с нашивками на груди и знакам отличия на рукавах, она оставалась незаметной. Особенно в этом маленьком кафе код стеклянным куполом космопорта, где всегда было шумно, тесно, чуть затхло и немного грустно. Ей требовалось только внимание Рика.

- Извини, - Эйв поднырнула под руку Рика, обняла его. С трепетом посмотрела на него. Не было в ее взгляде ни вины, ни сожаления.

- Ничего, бывает, - Рик улыбнулся в ответ и сделал вид, что поверил.

Он был готов ждать столько, сколько потребуется. Даже вечность.

Рик знал, насколько важен этот час для неё. Эйв в свою очередь находила тысячу и одну причину, чтобы поскорее вытащить мужа из реабилитационного центра по прибытию из экспедиции.

Он прижал Эйв к себе и растрепал только что приглаженные волосы, вытащил из-за уха цветок. Покрутив между пальцев, положил на стеклянную столешницу. Эйв не позволила оставить цветок, накрыла его ладонь своей. Маленькой с узловатыми пальцами, синими прожилками вен, но сильной, чтобы держать штурвал, и с ловкими пальцами, чтобы успевать переключать кнопки и тумблеры.

Рик все же изловчился и высвободил руку, но чтобы взять и поцеловать ее пальцы, руку, шею, губы. Теперь Эйв не смотрела на небо, она смотрела на него.

- Ты хочешь вернуться? На Улитку? Почему? Мы едва смогли вырваться оттуда.

- Я же обещала тебе.

Эйв – корабль. Ее глаза – камеры, и она слепа без них. Ее слух – датчики, и когда они молчат, она глуха. Ее движения – движения корабля, и она замерла, как и корабль с неработающими двигателями.

Эйв-корабль ослеплена, оглушена, парализована.

Темнота вокруг – на мостике, на экранах, даже на панелях управления. Эйв сейчас бы все отдала за обзорную палубу, чтобы увидеть синеву гиперпространства или мерцание звезд. Убедиться, что она не в темноте. Осознать, что она еще жива.

Правой рукой она все еще сжимала штурвал, а левая лежала на холодной и твердой консоли управления полетом. Никакой липкой вязкости и пластилиновой мягкости под пальцами. И не чувствуется вибрация от установки нуль-Т.

- Не могу прыгнуть обратно, сэр, - дрожащим голос доложила Эйв.

- Объясните, Эйвори.

- Там ничего нет. Я не могу объяснить. Терры 67 больше не существует.

Эйв больше не корабль. Она не ощущала связь. Она вообще ничего не чувствовала, кроме растерянности и одиночества.

Стоп.

Одиночество. Там, в гиперпространстве она не чувствовала одиночества. Словно кто-то был рядом с ней. Или в ней самой.

- Спасибо, Улитка, - едва слышно прошептала пилот, незаметно для всех, положив руку на живот.

Эйв распласталась на бурой земле, покрытой сине-фиолетовым лишайником и серо-зеленым мхом. И всматривалась в желто-серое небо. За полчаса над головой не проплыло ни одно облачко. Скучное и невзрачное небо. Чужое. Неземное

Привыкнет, что уж тут. Не к такому привыкают.

Рик подошёл к ней бесшумно, или Эйв просто не обратила внимание. Навис над ней в покрасневшем от местной пыли скафандре. Загородил от Эйв небо и тусклое солнце.

Они не виделись несколько месяцев, почти не общались все это время. Им нужна была передышка. На этот раз не по стечению обстоятельств. Эйв знала, что он придет. Найдет то место, где видно небо.

- Привет, пилот, - услышала Эйв в шлемофоне.

- Привет, десантник, - на автомате ответила она. Столько раз они произносили эти приветственные фразы, что успели забыть их ценность и смысл.

- Тебе помочь подняться? - спросил Рик. Он старался скрыть звенящее в голосе волнение. Он прочитал сообщение и знал о том, что Эйв в положении.

- Я бы ещё полежала, - усмехнулась Эйв и приготовилась к долгому разговору. Она даже придумала объяснения, почему сразу не сказала о том, что беременна. Почему уговорила врачей допустить ее до последнего полета.

- Я тогда посижу рядом с тобой. - Рик неуклюже опустился на свободное от лишайника место.

- Посиди.

Они молчали. Думали о своем. Заново привыкали друг к другу. Свыкались.

Рик долго не смог высидеть – лег рядом с Эйв. Он вглядывался в то же скучное серое и безоблачное небо.

- Сравниваешь это небо с земным?

- Нет, их бессмысленно сравнивать. У каждой планеты своё небо. Вот я и ищу, за что смогу это полюбить.

- И за что же? – поинтересовался Рик.

- Пока не знаю, но обязательно отыщу.

- А надо ли?

Эйв не видела его взгляда и наморщенного лба. Динамик все равно искажал голос. Но она почувствовала, как Рик взял ее за руку.

- Надо. Если я собираюсь остаться здесь надолго, то должна отыскать здесь что-то, напоминающее дом.

- И это должно быть небо? Из-за него ты постоянно возвращаешься на Землю?

Он не понимает. И никогда не понимал. Но всегда принимал. Подыгрывал. Но время игр закончилось. Пора начинать жить.

- Нет. Земля была домом. Для всех людей. Возможно, раньше у человечества был другой дом, но теперь Земля. У каждого должно быть место, куда он сможет вернуться после длительных путешествий и скитаний. Для меня таким местом была Земля. А для тебя - весь космос.

- Земля должна оставаться домом. Колыбелью. Но люди достаточно повзрослели, чтобы построить свой собственный дом. И покинуть Землю?

- Не все и не сразу. Но кому-то придется уйти. Кому-то захочется покинуть насиженные места. Нам с тобой точно.

- Хочешь, чтобы Глейз стала нашим домом?

- А почему бы и нет? В конце концов, пора понять, что мой дом - там, где ты. Помоги мне подняться.

Они стояли обнявшись. Эйв больше не смотрела на небо. Она смотрела в глаза мужа. В отражении шлема она видела себя, а он себя. Столько световых лет, столько планет, столько передряг им потребовалось, чтобы увидеть друг друга. Почувствовать. Полюбить.

- Я не хочу больше возвращаться, - прошептала Эйв, прижимаясь к Рику.

- Так оставайся!

0
05:30
587
03:10
«Возвращение – вот, что лучшее в полете.» — возвращение не может относится к понятию «полёт», автор. Полёт это не законченное событие. Возвращение может относиться к путешествию, к поездке, к круизу вокруг Земли или вокруг галактики, но никак не к полёту.

«Доля секунды до точки невозврата.» — вы знаете что такое «точка невозврата,» автор? «Доля секунды до точки невозврата» — звучит хорошо и логично, но после прошлого предложения, где есть слово «возвращение» всё это звучит архиглупо.

«Один удар сердца до вечного скитания в глубинах космоса. Пока поток иного пространства не подхватил громадину космического корабля, словно песчинку, и не закружил в смертельном водовороте. Дальше выхода не будет. Только бесконечный полет.» — в этих трёх предложениях так много смысловых ошибок, тем более вспоминая первые два, что легче сразу повеситься чем их подробно разбирать. Корабль камикадзе идущий на смерть в водовороте — зачем он пошёл на верную смерть? Подхваченная потоком иного пространства громадина — откуда вдруг взялся этот поток? «Бесконечный полёт» — это конец для рассказа, потому что ничего кроме полёта в рассказе больше не будет. И так далее и так далее.

Ставлю рассказу 8 из 10 за то что человек знает русский алфавит
Гость
13:04
Товарищ «монк», ведь вы большой учёный, в языкознании познали толк…, а мы здесь учимся. Если рассматривать Конкурс как «Начало», а не как «Конец», то рассказ великолепен. Понимаю, вам нужен результат. А если посмотреть на результат как на «цель»? Цель – это тоже предел, но постоянно отодвигающийся во времени. Цель принадлежит только живому, косное же не имеет цели, оно имеет только «твёрдый» предел. Сознательное движение к цели и называется творчеством. Логику рассказа можно расписать как по нотам, потому что в нём есть главное – душа. Автор это сделает, если захочет.
13:30
Цитируя «Одержимость» (фильм) — нет для развития творческой личности более губительного слово, чем слово «молодец». Мы пришли сюда учиться. Так что давайте слушать придирки и критику спокойно, чтобы учиться, а не делать скидку на «ну это первый раз».
Гость
13:03
Скажу больше: — ваша критика бесценна, нужна, развивает. Но без похвалы молодое, новое творчество вянет, как цветочек без полива в засушливое лето. Найти золотую середину меду критикой и поощрением удаётся только самым опытным «агрономам» и не удаётся «жнецам».
Гость
13:19
P.S. А ваша критика, SaraSardis, очень востребована, и мной в частности. Хочу в «Слоновьих новостях» поднять важную для научной фантастики тему — в комментарии Всеволоду ВД — знатоку русской грамматики. Надеюсь, вы поймёте мою озабоченность по поводу создания новой научно-фантастической культуры России, новой среды обитания исторически сильной российской философии космизма. Приму любую критику. Я сильный.
Польщен, но я не знаток. Я просто учился в школе.
Гость
13:50
А мне ещё предстоит многому научиться, почти как Михайло Ломоносову, да и тема у нас с ним одна — «закон сохранения энергии» в приложении в развитию общества (продолжение моё).
22:04
И я учился и… и ничо так… совсем…
13:01
Я в восторге от стиля «сочинение 10-летнего мальчика»!!! Я серьёзно! Очень здорово!
Гость
13:06
Огрехи в логике есть, но души в рассказе больше в десять раз. Ставлю твёрдую 10. Читая рассказ отдохнул от пустомельства некоторых авторов. И сразу видно, что пишет женщина. Хорошо. Успехов в творчестве. (Беру одно слово-сочетание назад, из моих более ранних высказываний).
12:23
Спасибо) Над логикой еще поработаю.
23:01
Почему то мне представилось, что читаю рассказ гораздо большего объема, чем он есть на самом деле. Возможно, имеет смысл превратить в роман?
12:20
Рассказ не уменьшался, если что) На роман идеи не тянут, но можно подумать. Спасибо
Мы тут в небольшой группе решили доводить свои рассказы вместе и подготовить «Народный сборник». Вне конкурса. Если интересно — пишите в личку.
Гость
13:37
Очень тяжело отследить сюжет, постоянно отвлекает авторский поток сознания. Получив удовольствие от написания рассказа? сочинитель не задумался о читателе. Поэтому общее впечатление негативное, хотя фантазии и рвению автора надо отдать должное.
12:17
Очень тяжело отследить сюжет, постоянно отвлекает авторский поток сознания. Получив удовольствие от написания рассказа? сочинитель не задумался о читателе

На вкус и цвет фломастеры разные) Так что всем читателям не угодишь)
Спасибо за мнение)
22:06
Интересная идея, прямо есть над чем подумать) Даже несколько глобальных мыслей.
Пока читал немного подвисал местами, остальное интересно, можно из этой идеи создать три четыре отдельных произведения, в основу вложить Главные идеи.
Хорошая работа)
11:08
Спасибо) В рассказе много дыр) Поскольку идеи продумывались несколько лет, а сам рассказ намного меньше, так что косяков много) Есть над чем работать.
21:46
Несколько лет? Ого!!! Слишком долго, наверное передержан и забродил другими идеями и вот и получилось несколько глобальных вещей
😌
Анастасия Шадрина