Ольга Силаева №1

Рыбак

Рыбак
143

Каждое утро я отвязывал прогнившую веревку старой лодки, которой пора было на покой еще тридцать лет назад. Я тащил лодку, спотыкаясь о волны, запрыгивал в нее и махал веслом. В этих местах всегда было мало рыбы. С тех пор, как море населили чудовища, стало еще меньше.

Но другой еды у нас не было – мертвая земля выплевывала семена обратно, сожженными и бесполезными. На нашем острове росли только деревья - они могли пробиться корнями через толщу соли, которой посыпали землю дожди.

Дождей мы боялись больше всего. Временами небо мгновенно затягивало темно-серыми тучами, которые лили на землю соленую жижу, настолько едкую, что каждая капля оставляла на коже язву. С годами почва под ногами полностью покрылась кристаллами соли. Если кого-то дождь настигал в море, мы не ждали его обратно. Воду мы добывали из-под земли – вокруг деревни есть несколько источников. Каждый день мы ждали, что они иссякнут или засолятся, но этого, к счастью, пока не произошло.

Чудовища редко нападали на людей. Большинство из них были размером с кошку, но встречались и гиганты. Пару раз за нашу недолгую историю они опрокидывали и без того хлипкие рыбацкие посудины, отправляя людей в бездну. Мы не давали им имен - слишком много было других забот.

***

Рыбаки впервые поймали чудовищ примерно через полвека после Дня. Хотя мы уже не слишком старались следить за временем. Мы попробовали приготовить их, как раньше готовили других животных. Когда они еще были. Животных съели довольно быстро – мало кто из людей моего возраста видел их вживую. Еды не хватало катастрофически, а потом рыбаки принесли полные сети существ, которых мы не знали раньше. Мы радостно бросали в котел трепещущих и ежеминутно меняющих цвет чудовищ. Это был наш первый праздник – мы привыкли делить одну рыбу на четверых или на двоих, в самые лучшие дни, а в тот вечер был настоящий пир. Хотя никто и не знал, что такое пир, но мы об этом читали.

Утром меня разбудил стук в дверь, если огромную необтесанную деревяшку, закрывавшую вход в наш дом, можно было назвать дверью. В висках стучало, нос был забит странным запахом, тошнило. Я с трудом открыл глаза и осмотрелся. В дверь стучали все яростнее, но никто, кроме меня, не просыпался.

В то утро в нашем поселении пировала смерть. Сытный ужин скосил три четверти нашей деревни. Из каждого дома к огромному костру люди, давно разучившиеся скорбеть, молча тащили тела. Десятки детей, женщин, мужчин, стариков. Над деревней стояла какая-то новая, обреченная тишина. Тогда стало ясно – надежды вернуть все то, что мы утратили, больше нет. Тот день мы назвали Вторым Днем.

***

Я не знаю, есть ли еще где-то на Земле люди. Все, что мы видели – наш маленький остров, океан и небо. Раньше большую часть острова занимал лес, а люди жили на пологом берегу. Это единственное место, откуда удобно спускать лодки, а еще здесь были дома. Девять домов из камня, но сильно потрепанных временем и солью. Мы старались поддерживать их в самом приличном состоянии, в каком могли – от убивающих дождей спасала только крепкая крыша. С годами деревья мельчали и отступали все дальше от нашего берега, а дома все больше походили на развалины, которые рисовали в книжках. Это роднило нас с предками - они тоже берегли руины.

***

Нам говорили, что раньше люди могли общаться друг с другом хоть через всю Землю когда хотели, но после Дня связь была потеряна. Океан поглотил сушу за полчаса, вместе со всем, что люди создавали многими тысячелетиями до этого, оставив нашу деревню торчать островком посреди голубой и дикой бездны. Наши матери и отцы жили в маленькой деревушке высоко в горах, поэтому и спаслись. Какое-то время они ждали помощи или хоть какого-нибудь сигнала, но вскоре все электроприборы перестали работать. Электроприборы… В деревне хранили эти странные безделушки, в надежде, что когда-нибудь они пригодятся.

Мы учили детей читать, чтобы они могли узнать о том, каким был мир их предков из старых книг и пожелтевших газет. Их тоже осталось не так много. Мы продолжали писать свою историю, чтобы кто-нибудь ее прочел. Мы верили.

Раз в несколько лет жители острова посылали самого сильного и здорового рыбака искать помощь в океане. Вернулся только один. Он плыл вперед две недели, но не нашел никаких следов суши.

***

Я брал лодку каждое утро, едва только Солнце появлялось над бескрайним горизонтом. Все, кто мог ловить рыбу, тоже брали лодки. Мы молча прыгали в них и вскоре с острова были видны только маленькие темные полоски, будто швы, соединяющие лоскуты неба и моря. В бескрайнем океане слились множество течений, готовых унести лодку в бездну. Мы привыкли прощаться по утрам, но каждый боролся до последнего – от рыбаков зависели все. Если один не вернется, к кому-то в деревне чуть ближе подберется смерть.

Иногда стихия брала верх, и кто-то оставался в море навсегда. Когда-то давно люди плакали по мертвым, а мы жалели потерянные лодки. Строить новые тяжело – у нас были топоры, но такие тупые, что проще перегрызть тонкие стволы деревьев зубами, чем разрубить. Учиться ремеслу некогда, да и некому научить. Те, кто не мог рыбачить, чинили одежды, плели сети, вили веревки и добывали дрова. Старики говорили, что раньше были боги, у которых просили помощи, но теперь остались только люди. Мы не знаем, что стало с богами. Наверное, они утонули.

Каждый вечер мы собирались у костра, готовили рыбу и делили ее поровну. Мы мало говорили. До появления чудовищ жизнь была немного веселее, если о ней можно вообще так сказать. За ужином мы рассказывали детям легенды о том, каким был мир раньше. По щекам стариков текли слезы, дети смеялись. Когда нас осталось совсем мало, дети почти не рождались, старики, хранившие в памяти последние кусочки прошлого, умерли. До Второго Дня выживать было проще - у нас было больше голодных ртов, но и много добытчиков.

Труднее становилось с каждым днем. Самым страшным было то, что все меньше рыбаков могли выходить в море. Голод, болезни и едкие ливни медленно убивали каждого из нас. Как-то в детстве я слышал, как старики говорили о том, что было бы неплохо избавляться от тех, кто больше не может приносить пользы. Но мы никогда не убивали друг друга – каждая жизнь была ценной. Даже самые дряхлые и больные не теряли надежду на то, что эти семьдесят лет были сном или шуткой, и завтра мир станет прежним.

***

Мир действительно изменился снова. Мы, как обычно, вышли в море. В тот день мой улов был необыкновенно богат - среди полчищ мелких чудовищ удалось найти три больших рыбы и пару мелких. Я был так рад, что решил задержаться и еще немного попытать удачу. Когда я причалил к берегу, Солнце уже почти село. У причала дрейфовали шесть лодок, но меня почему-то никто не встречал, костер не горел, в деревне было тихо. Я стоял по колено в воде, сжимая в руках веревку от лодки и не понимал, что произошло. Вдруг в деревне кто-то завыл. Жуткий, нечеловеческий звук подхватили другие голоса, казалось, воет сама земля. Мне было страшно.

Я простоял в воде до рассвета, не в силах двинуться с места. Мою лодку давно унесли волны. С первыми лучами я увидел на берегу, в десятке метров от меня, багровые пятна на белой земле. Я уже понял, что произошло, но не хотел в это верить. Чудовища вышли на сушу.

На острове не было никого, по крайней мере, я никого не видел. Дома разрушены, будто кто-то топтался по крышам. Везде разбросаны вещи, забрызганные кровью последних людей на планете. Я понял, что эти новые чудовища боятся солнечного света и воды – только меня не было в деревне после заката, я был близко, но не на суше.

***

Восемь ночей я провел в воде, а на рассвете выбирался и шел в пустую деревню. Морские чудовища по-прежнему благосклонны, но суша ночами содрогается от низкого, нестерпимо громкого воя незнакомых существ. Я не знаю, откуда они появились. Возможно, я последний человек на Земле. Старый, больной рыбак. Я продолжаю писать мою историю. Хотя и не надеюсь, что ее кто-нибудь прочтет.

+2
10:40
779
Sun
21:53
Прикольная сказка! С открытым финалом и не сдавшимся героем.
15:29
Идея рассказа интересная, но много нестыковок. Если дождь такой едкий, что прожигает человеческую кожу, то деревья от них тоже должны погибнуть или остаться стоять голыми обожженными стволами. Когда герой приплыл к берегу, солнце почти село, а на берегу никого не было. По идее, люди из деревни должны встречать его на берегу с кострами. Чудовища боятся дневного света. А люди, наверняка, начинали разжигать костры и ожидать возвращения рыбаков еще засветло. И если бы чудища вышли из воды, а потом ее очень испугались, чтобы не иметь возможность вернуться обратно, то на берегу бы остались следы расправы над людьми: догорающие костры, разорванные тела и т.п. Тогда было бы логично, почему герой не побежал в деревню, чтобы узнать, что случилось. А так, его ступор на пустынном берегу до рассвета да еще в морской воде неправдоподобен.
Великолепный рассказ. Не смотря на мелкие огрехи, как то повторы личных местоимений, читается на одном дыхании. Меня рассказ захватил полностью. Прочел с огромным удовольствием. Однозначная 10. Большое спасибо автору.
Гость
17:05
Очень жуткий рассказ, держал в напряжении от начала и до конца. Ощущение безнадёги не покидало, на протяжении всей работы. Мурашки по коже.
19:22
Интересная зарисовка, но не более.
19:32
А в чем, по-твоему, различие между ними? Что зарисовка, а что — рассказ? Поделись, плиз.
19:50
Здесь отлично обрисовали мир, но текст больше ничего в себе не несет. Героя нет, конфликта нет, динамики нет, драмы нет… Ну и как это оценивать?

Вот есть «Старик и море». А есть «Рыбак». Разница ведь очевидна.
20:04
Понял, к чему клонишь.
22:11
Ну по поводу драмы можно поспорить. А вот про героя, наверно, соглашусь. Действительно не хватает его.
Хотя у меня до сих пор мурашки от этой работы. Ух! Хороша.
08:18
Начало напомнило Хэмингуэя хотя до классика рассказ и не дотягивает. Сомнительно, что на солёной земле может что-то расти. Ладно, допустим, деревья на этой мёртвой земле растут. Но ведь деревья могут приносить плоды, яблоки например, тоже на дереве растут. Чем не еда? Хотелось бы более подробного описания пойманных рыбаками существ. И ещё непонятно, почему все отравились, а герой нет? Мне также не хватило эмоций, фраза «мне стало страшно» лишь констатация факта. И как, интересно, рыбак продолжает писать свою историю, стоя в солёной воде до рассвета?

Неплохой язык, ровный и гладкий, но недостаточно яркий и эмоциональный.
«…мало кто из людей моего возраста видел их вживую», — не понятно, какого именно возраста.
«мертвая земля выплевывала семена обратно» — образно сказано. Но таких фраз очень мало.
Империум

Достойные внимания