Анна Неделина №2

Ангелы утешения

18+
Ангелы утешения
Работа №1. Тема дуэли: Магазин игрушек
  • Опубликовано на Дзен
Текст:

Отчаявшимся и разозленным.

***

Бабушка в маленьком чепчике сидит напротив тебя в кресле, на её коленях — раскрытая книга. Пламя камина освещает испещренное морщинами лицо старушки.
Тебе тепло.
— Не волнуйся, малыш, — шамкает она, — У этой истории хороший конец…
За окном — бесконечная бесцветная пустота. Далеко-далеко — шелест тысячи крыльев. Ты ложишься на ковер и закрываешь глаза…

***

“Магазин игрушек”: довольно ироничное название этому месту дал один из “покупателей”, пожилой усатый джентльмен с хищным маслянистым взглядом. Он предпочитал “Барби”, редких для Нижнего Лондона куколок со светлыми волосами и наивными голубыми глазами.
“Давно не появлялся”, — равнодушно подумал Полли, рассматривая потрескавшийся влажный потолок, грозящийся рано или поздно свалиться мальчику на голову.

После Третьей Мировой земля расцвела сиротами. Сражения напитали благодарную почву кровью, слезами и черным дождём, удобрили плотью и костями. Родители Полли пропали ещё в самом начале Войны, и воспоминания о них тоже пропали, как и воспоминания о чистом небе, чистой воде, как пропали чистые взгляды и чистые мысли.
В мир пришла Тьма.

Услышав стук колес, Полли подбежал к окну, схватился за решетку и подтянулся, чтобы разглядеть новоприбывших. Это была молодая пара, мужчина и женщина в странных темных одеяниях. Наверняка культисты… Они его пугали: эзотерики меньше других обращали внимание на внешность детей — не каждого демона интересовала красота: многие питались страхом, безумием и прочими абстрактными субстанциями, которые, как предполагал Полли, в нем либо имелись, либо вполне очевидным образом могли появиться.

Через минут десять они пришли. Настоятель, полный бородатый мужчина с глубоко посаженными глазами, отворил решетчатую дверь камеры и презрительно посмотрел на Полли, катающегося по полу и пускающего слюни.
— Этот у нас… Особенный. Сломанные игрушки — по скидке, — сказал Настоятель, прижимая мальчика ногой к полу. Полли пришлось недовольно замычать и захныкать.
Дамочка прижала платок к носу, выражая свое отвращение, и отмахнулась:
— Нет-нет-нет, деньги не проблема. Нужен нормальный, белый, невинный ребенок. Настоятель пожал плечами и вышел, оставив Полли лежать на полу.

Пока что план “притворяться дурачком” работал на отлично. Свезло, что и внешность у Полли была не самая привлекательная: большие уши, веснушки, немного косящие друг на дружку глаза… Какие удовольствие мучать такую бибизяну?

Для приличия полежав на полу ещё немного, Полли подполз к двери камеры, проверяя, что “покупатели” ушли. В длинном сумрачном коридоре не было никого, кроме глухонемого охранника.
Тот не любил смотреть на Полли, а когда приходилось — морщился и отводил взгляд. Вернувшись к своей постели, мальчик встал на колени и стал усердно молиться, как молился уже много месяцев, молился всё время, пока был здесь:
“Светлый Ангел, я молю тебя, чтоб ты спустился в этот ад и закончил его, о, Ангел, Петр, Вифлеем, Архангел… Я отдаю тебе свою душу, свою кровь, своё тело, свои слёзы, я молю тебя на коленях…”
Конечно, Полли не читал библий и даже не был крещён, однако обрывки чьих-то слов, древних сказок и собственных домыслов сформировали у него святую уверенность в существовании чего-то большого, светлого и теплого, что может спуститься с небес и спасти его, Полли, из этой ужасной тюрьмы, пока… пока… пока не поздно.
“Я жду тебя, Ангел, я отдаю тебе свою любовь, свою злобу, свой плач, свой смех… Только приди.
Приди и пусть все закончится... Пусть всё закончится".

Как и вчера, и позавчера, и за месяц до этого, Ангел не появился и Полли лег спать.

Мальчику снилось море: бесконечный океан, бесконечно глубокий и бесконечно синий, уходящий в непроглядную темноту космоса, где звезды, словно рыбы, и рыбы, словно звезды. Полли лежал на воде, и не мог понять, почему океан — вверху, а не внизу, и почему луна становится всё больше и больше, словно…

Он проснулся от ужасного грохота и криков, разорвавших тишину на части. Свалившись с кровати и больно ударившись головой о сырой бетон, Полли подбежал к двери своей камеры и со смесью ужаса и надежды заметил, что та приоткрыта.

Глухонемой охранник лежал у стены, а его голова, откатившаяся в угол, смотрела удивленно на когда-то принадлежавшее ей тело. Полли тихо прошел мимо, ступая босыми ногами по крови: той было так много, что, казалось, весь мир вокруг приобрел характерный красный оттенок. Потолок, стены, лестница: все было покрыто кровью, и падающие сверху капли и самого Полли сделали частью этой жуткой картины.

На первом этаже, куда “дурачка” обычно не пускали, с криками носились “работники магазина” и сами игрушки. Толстые влажные щупальца, проникающие в помещение сквозь окна и двери, хватали самых медлительных служителей и рвали их на части, орошая деревянный пол внутренностями и костями. Подойдя к тому, что когда-то было Настоятелем, Полли с улыбкой наступил на то, что когда-то было его сердцем. Орган был плотный и пружинистый, словно мячик. Взяв его в руки, мальчик пошел к дверям, стараясь не попадать под ноги носящимся в ужасе людям. Сердце забавно жмякалось в руке, как игрушка-антистресс, и Полли рассмеялся.

Щупальца проносились мимо него, словно не замечая маленькую фигурку, и мальчик без каких-либо проблем вышел на улицу. Был обычный серовато-горчичный день. Воздух, как и всегда, пах горелой покрышкой. Черный снег, похожий на пепел, медленно опускался на грязную мостовую. Над Магазином Игрушек висела огромная фигура, невообразимо прекрасная и невообразимо ужасная. Тысяча крыльев вырывались словно из одной точки, и каждое перышко, влажное и бугристое, распускалось щупальцами, опутывающими здание приюта густой сетью. С крыльев на проклятый и забытый богами Нижний Лондон смотрели глаза, темные и бесконечно глубокие, как океан во снах мальчика.
— Ангел, ангел! Я здесь! — закричал Полли, подпрыгивая от счастья и махая сжатым в руках сердцем Настоятеля. Одно из щупалец, отвлекшись от своей цели, медленно подлетело к мальчику и, на мгновение замерев, нежно коснулось его волос. Он коснулся его в ответ и прижался лицом к бугристой поверхности щупальца, как ребенок прижимается к руке матери, ища утешения.
“Всё будет хорошо, человеческий ребенок”, — услышал он миллионы голосов в своей голове. 

И всё было хорошо.
Всё было хорошо.

***

Кажется, старушка уснула. Ты осторожно вылазишь из-под одеяла и подходишь к окну, поёживаясь. Там, глубоко в пустоте, ты знаешь — крылья, тысячи крыльев, и бесконечно-глубокие глаза, которые ты так боишься однажды увидеть.
Мир был ужасен, мир был отвратителен, и теперь мира нет — остался лишь твой старый дом, одиноко дрейфующий в невесомости океана. В водах космоса.Мимо проплывает рыбка, освещая твоё лицо бледным звездным светом…
“Ангел, о ангел”, — шепчешь ты, — “Верни темноту, мне страшен свет твоих звёзд”.
Но никто не отвечает.
Никто не отвечает никогда. 

Другие работы:
Конкурс завершен:
Да
+9
07:01
1150
10:17
+1
Иногда желания выполняются не так, как хотелось бы. Но изменить или исправить уже ничего нельзя.
10:38
+1
О!
Ничего не понятно, но очень интересно!
11:16
+3
Не уверена, что это под Геймана, он людей любит, а не сводит их к картонным функциям «злодей», «тупой охранник», «бедная сиротинушка». Что-то наверное в сторону лавкрафтианских созданий, хотя вайб не совсем тот.

Написано хорошо. Удачно уложена мысль в объём, причём и на виньетки хватило с ответами для любящих космогонию. Рассказ оставляет чувство законченности, мир и судьба героя обрисованы явно. Нет особо саспенса, скорее линейное повествование, но объём тут на руку: пока читатель переваривает инфодамп, история заканчивается, и не успевает надоесть.
18:29
+1
ГОЛОС здесь.
01:29 (отредактировано)
Насчет Геймана спорить не буду, «Хрупкие вещи» читал и как-то само написалось, в остальном не эксперт)
Насчет персонажей, однако, не соглашусь: охранники и прочие тут нужны лишь как функции в мировосприятии протагониста, они не существуют вне его поля зрения, может они там сложные моральные выборы делают, чтобы своих раковых детишек прокормить, для Полли это далеко за кадром и не нужно. Сам сиротинушка… Ну, я на жалость не давил специально, если укажете на какой-то маркер, может соглашуся, а так — ну не знаю)

За краткий и эффективный анализ спасибо, и за голос спасибо. Надеюсь какое-то удовольствие тут было получено :3
02:06
Да не, мне понравилось, просто Геймана люблю.
Но у него история была бы про героя, а у вас — про мир и ситуацию. Сиротинушки в плане давления на жалость нет, но есть в плане роли-архетипа.
Ну мне так показалось.
02:10 (отредактировано)
+1
Тут спорить точно не буду) Рад, что понравилось!

Я люблю архетип сиротинушек-страдальцев и люблю кровавенькие истории мести. У всех свои слабости! I am cringe but I am free! dance
19:15 (отредактировано)
+2
Непонятно, но динамично и захватывающе.

ГОЛОС здесь.

Понравилось, как реалистично написано. И никаких слезодавилок. Хороший сюжет, атмосфера. И более художественно мне показалось по сравнению с другими рассказами в дуэли.
01:29
+1
Спасибо за голос и за приятные слова!
05:47
+3
Голос
Хороший ангел, минимум ванили и максимум защиты. Полли безумен, что вполне сочетается с Миром, в котором он живёт. Вкусное описание сердца.
Финал рассказа в духе «домысли сам», но есть “Верни темноту, мне страшен свет твоих звёзд”.
Но никто не отвечает.
01:30
Ура, птичка! Спасибо!
03:50
+1
Ангел хорош! И, что самое главное, он правильный. Тем более, что его ответ на молитву и действия разнятся с общечеловеческим пониманием добра. Вообще никто и не говорил, что понимание добра/зла у ангелов, демонов, потусторонних сущностей соответствует человеческим нормам и добрым сказкам. Спасибо вам за это существо и за психологизм ситуации.
11:04
+1
Спасибо! Ну изначально-то как раз в Ветхом Завете ангелы вызывали у людей ужас, херувимчики это позднее изобретение. Ангел это жуткое существо, ну и вообще мне нравятся трансформации этого образа, его смешение с образом феи в фольклоре и т.д.
10:16
+2
Читается вроде легко, но после прочтение остаётся некоторое недоумение — а… а что? А почему? А зачем… Щупальца мне не понравились, не гармонично они тут.
20:40 (отредактировано)
+2
Ну, это рассказ. unknown
Довольно все простовато. История мести и разрушения, обернутая в рефлексию на тему «пропади всё пропадом».
12:48 (отредактировано)
+5
Ничего удивительного в том, что когда в мир приходит Тьма, появляются такие «магазины игрушек» и покупатели. И одинокие дети, прячущие за своим демонстративным безумием – что? Растерянность и отчаяние? безысходность? изощренные планы по расправе с реальностью? острую потребность в Ангеле, что однажды обязательно явится и спасёт от Тьмы?
Ну, ок, пусть это окажутся мерзкие щупальца, несущие смерть — возможно, другого Ангела ребенок, выросший во Тьме, не мог себе представить, — но зато они принесут избавление. И тут оказывается, что потребность-то в любви, нежности и прочих атрибутах не-Тьмы – она жива в этом изуродованном детском сознании, и поэтому «Он коснулся его в ответ и прижался лицом к бугристой поверхности щупальца, как ребенок прижимается к руке матери, ища утешения».
Это прочиталось (захотело прочитаться) мне, что бы ни имел в виду автор. Рефлексия? Авторская, да. А герой всего лишь тянется из Тьмы… куда-нибудь. Но как же страшно увидеть в глубине космических глаз что-то иное, чего не понимаешь.
Да, здесь есть элементы святочного рассказа: несчастный ребенок, его отчаянное безвыходное положение, вера в чудо и собственно чудо (а какой мир, такое и чудо), избавление и – горечь в душе читателя: да почему всё так, а не иначе?
По-моему, чтобы назвать рассказ святочным, мало наличия черного снега – нужна же какая-то привязка к Рождеству. Да и щупальца в святочной истории, оно, конечно, нетипично. Но на самом деле тут я пас – и за всеми современными тенденциями не уследишь, и Геймана упомянутого я не читала, и никто не запрещал заданные жанром рамки двигать. Все сомнения в святочности упираются только в отсутствие элемента праздника в сюжете. А нет, еще в одно.
Еще, конечно, смущает бабушка, читающая малышу такие страшилки. Эй, не она ли создает в душе ребенка Тьму своими историями? Его полный финальный душевный раздрай и фатальное леденящее «никто не отвечает никогда» слишком тревожны для меня святочной концовки. Но это я всё упрощаю, разумеется. Слоеный пирог из разных ингредиентов страха перед миром в целом настолько горек, что «верни темноту» звучит как надежда. Неужели из темноты можно вырваться только в еще более страшную темноту?
Написано оч неплохо.

Здесь мне увиделась наиболее интересной работа со словом. Ну и погружение в перипетии душевного состояния геро(ев) однозначно увлекло. ГОЛОС.
18:20
+2
Осенёныш, вот здесь
И тут оказывается, что потребность-то в любви, нежности и прочих атрибутах не-Тьмы
вы прям мою недоформулированную мысль идеально сформулировали! bravo
01:34 (отредактировано)
+2
Какой чудесный комментарий и какой подробный (и точный!) анализ. Чудно!
Насчет бабушки уточню, что Слушатель и Полли не задумывались как один и тот же герой, на это намекает смена лица с третьего на второе или со второго на третье. У Полли вообще бабушки не было, если бы была, все у него было бы получше. Это вообще про то ощущение, когда всё настолько плохо, что гори оно пропадом, а потом падаешь ещё в большую яму, а в предыдущей-то и змеи не так кусачи были, да и огонь не такой горячий… Про безграничную обиду и злобу, от которой хочется уничтожить весь мир и всю жизнь. Только вот нет, не сработает оно так. И себя не надо из мира выкорчёвывать: темнота и боль всё ещё лучше, чем пустота. Чем отсутствие. В общем, это все мои депрессии тут в очередной раз, обернутые в слова. Но посыл-то позитивный! Вывод-то, ну, светлый! Для меня, по крайней мере)
09:51 (отредактировано)
+1
Про безграничную обиду и злобу, от которой хочется уничтожить весь мир и всю жизнь. Только вот нет, не сработает оно так. И себя не надо из мира выкорчёвывать: темнота и боль всё ещё лучше, чем пустота. Чем отсутствие

Вот, хорошо. Здесь я хочу вслед за Танитой воскликнуть про «мою недоформулированную мысль идеально». )))
Только это же не прям светлый вывод. Мир уничтожать не будем и себя убивать в нем не будем, ок. Но это ж полдела. А дальше? Как жить будем? Во тьме? И «света звезд» бояться?
А ведь как интересно вы завернули про финальную рыбку (вместо «невообразимо ужасного» Ангела), проплывшую мимо, и боязнь её бледного света. Блин. Отлично. У меня целый шлейф, на страницу невысказанного и невысказуемого.
Эли, так это понятно, что герой не один и тот же.
Что я увидела: внутреннее состояние Полли перекинулось на ребенка, прослушавшего бабушкину историю. Он под впечатлением — заглядывает в пустоту. То есть в нем нечто разбередилось и отозвалось, его душевное состояние встревожилось; только он, в отличие от Полли, боится света звезд и этой пустоты, а не стремится к ней; но Тьму остро чувствует («спасибо» Полли) и ждет какого-нибудь ответа из непонятного космоса, и даже как бы намекает Ангелу не прилетать за ним в виде щупалец, уж лучше Тьма. Ну, если схематично. Не так? (я понимаю, что в схему не все уложишь и не надо, но по сути — примерно так выходит?) :)
Но посыл-то позитивный! Вывод-то, ну, светлый! Для меня, по крайней мере)

Эк мудрено там в вашей голове всё, нестандартно. Давайте лечиться от депрессии вместе А если так: из тьмы в свет, а не в пустоту, макароны с овощами, а не с цветами, против снега лопату, а не вычисления. Цветы в вазу, цифры в бухгалтерский отчет, а пустоту с отсутствием — в трактат к бездельнику философу? laugh
Это шуточки всё. Я вот тоже когда набежавшую муть оставляю в стихах, мне легчает, но моя муть попроще. Вы оборачивайте свои… творческие полеты как вам летается, а мы почитаем с удовольствием. ))) Глядишь, и депрессивного в душе поубавится. Или наоборот. ))
10:01
+1
совпали ))
11:03
+1
Только это же не прям светлый вывод. Мир уничтожать не будем и себя убивать в нем не будем, ок. Но это ж полдела.

Ну, я думаю, в нынешней экономике это уже большое достижение. Мои друзья из психактивисттусовки советуют хвалить себя за каждый перенесенный день:)
А ведь как интересно вы завернули про финальную рыбку (вместо «невообразимо ужасного» Ангела), проплывшую мимо, и боязнь её бледного света. Блин. Отлично. У меня целый шлейф, на страницу невысказанного и невысказуемого.

Это очень приятно, спасибо)
Не так? (я понимаю, что в схему не все уложишь и не надо, но по сути — примерно так выходит?)

Ну, я не закладывал в текст смысл о том, что бабушка тут некий производитель тьмы (Эдит Финч! Люблю однако.), это тот мир, в котором они уже «существуют» (как метафоры или как люди — на разных слоях и ни на одном полноценно). Но я думаю, что это вполне в поле интерпретации и допустимая расшифровка)
А если так: из тьмы в свет, а не в пустоту, макароны с овощами, а не с цветами, против снега лопату, а не вычисления. Цветы в вазу, цифры в бухгалтерский отчет, а пустоту с отсутствием — в трактат к бездельнику философу?

А драма в чем? А ДРАМА?! Не можно мне без темноты, я в ней, она во мне, и красот в ней невиданных очень много. А свет и сердечки мне, что холодец мексиканцу)
Да, конечно это все сублимация и отчасти терапия, да у всех так) Иначе и лопнуть можно было бы)

11:34
Да, всё да. Без драмы никак. Ну и сердечки порой необходимы, для баланса. Чтоб в красотах тьмы не утонуть.
Про экономику зачет. )
18:18
жутковато получилось))
но мне понравилось и как написано, и как раскрыта тема, и мысли после прочтения: рассказ не отпускал, эта жуткая для ребёнка мысль «верни темноту», этот неправильный мир с неправильным светом… и эти вставки курсивом, как мысли за кадром — мне нравится такая игра с текстом, как бы выходящая за рамки написанного, поэтому прошу уважаемого Секунданта сюда посчитать мой

ГОЛОС
01:37
+1
Спасибо! Мысль жуткая, но правильная. Любые трудности лучше пустоты! Все преодолеем) Может быть, с помощью хтонических ужасов с:
Офонареть)) и снова вы меня на голос зацепили. Ну Эли, ну волшебник))) thumbsup
02:09
+1
Для того и пишем-с...)
Загрузка...
Марго Генер