Светлана Ледовская №1

Вторая бригада, на вызов!

Вторая бригада, на вызов!
Работа №357

Приятный вечер в уютной компании завершался для Миши Нагайчика очень удачно — карта шла, ему фартило. Он не только отыграл вчерашний долг, но и пребывал в наваре. Вдруг дверь в комнату с треском распахнулась, и, прежде чем Миша успел что-либо сообразить, черное, холодное, неприятно пахнущее смазкой дуло пистолета уже уперлось в его пухлую, покрытую розовым румянцем, гладковыбритую щеку.

— Лопатники наружу! Всем на пол! — раздалось за спиной.

Миша, трясущимися руками путаясь в полах пиджака, вынул кошелек, отшвырнул его от себя, словно мерзкую жабу, и послушно полез под стол. Там уже сидела роскошная брюнетка в чрезмерно открытом платье и размазывала тушь по лицу. Кряхтя и охая, один за другим сюда спускались все участники игры. Каждый пытался забраться как можно глубже. Становилось тесно, и Миша буквально уперся покрытым испариной лицом в дрожащее при каждом всхлипе декольте.

Столешница загремела под обрушившимся на нее ударом. Нагайчик вскрикнул, красотка завыла.

— Всем заткнуться!

Мише стало дурно от криков и грохота, стонов и всхлипов, запаха страха, источаемого плотно прижатыми друг к другу телами, но, самое главное, от этого колыхания перед носом.

— Холодец какой-то! — пронеслось у него в голове.

Ему ужасно захотелось прекратить все это, но он держался, пока вокруг стола быстро перемещались ноги в безупречно пошитых брюках. Начищенные до блеска туфли отбивали по паркетному полу адреналиновый ритм.

Внезапно один из грабителей рывком заглянул под стол. Встретившись с ним лицом к лицу, Нагайчик не поверил собственным глазам. Из жесткого, накрахмаленного воротничка белоснежной сорочки тянулась длинная, отвратительно гибкая шея. Жуткого вида морда с глубокими провалами на месте глаз, сплошь состоящая из бугров, кожных складок, наростов и бородавок, приоткрыла непомерно широкую ротовую щель и прохрипела:

— Что, чудило, в картишки перекинемся?

Не дожидаясь ответа, чудовище ухватило Мишу трехпалой лапой за лацкан пиджака и выволокло на середину комнаты.

Нагайчик, делая вид, будто защищает лицо от возможного удара, нащупал у себя за ухом экстренную точку и нажал.

***

— Вторая бригада, на вызов!

Услышав бодренький голосок диспетчера Юлии, старший спасатель Котов только всплеснул руками:

— Да что ж такое?! Я сегодня на станции пяти минут не был!

Весь день вызовы сыпались, как спам на почту.

— Закон последней смены, Вадим Вадимыч! — хихикнула Юля. — Чем гаже смена, тем круче отпуск.

— У меня, похоже, отпуск будет на все сто!

— И это еще не конец! — Макс, техник спасательной бригады, взъерошил короткий ёршик рыжих волос и запросил адрес.

— lenina8/16mfnagaj4ik@revda.ru

— Снова-здорова! — проворчал Котов,— Это ж Мишаня Нагайчик — игроман со стажем. Мы на днях у него были. Обострение сняли, от антивирусника отказался. Теперь опять желает быть спасенным?

— Вот я даже не сомневался в нем ни разу!

— Новые симптомы — галлюцинации, — донеслось из диспетчерской.

— Выигрыш почудился? — хихикнул Макс.

— Не смешно! Я всю инфу вам уже скинула. Вторая бригада, не занимайте линию! У меня по многоканалке баба Даша прорывается со своей фермой. Приступайте уже!

— И тебе, Юльчик, хорошего дня!

— Подключай, давай, — распорядился Котов, — а то, пока болтаем, его совсем накроет, а выводить по-любому нам.

Котов просматривал анамнез, потирая ямочку на подбородке, щурил светло-серые глаза, хмурил темные брови.

Макс ставил анализатор трафика на линию связи с клиентом. Он всегда работал обстоятельно, неоднократно сверялся с перечнем характеристик симулированной реальности, даже если уже знал все ее параметры наизусть.

В академии крепко вбили в голову, что большая часть ответственности возлагается именно на техников. Ему в кошмарах снилось, как он сдает очередной зачет по вводу спасателя в виртуальное пространство клиента. Даже во сне внимательно проверяет все детали и нюансы на соответствие с симулятором реальности. И вдруг у спасателя, вошедшего в фэнтези-мир качественным лесным эльфом, вместо лука в руках оказывается лазерный бластер. Спасаемый клиент, глядя на это, бьется в эпи-припадке, а экзаменатор молча вскрывает Максу черепную коробку и пожирает мозг.

Наяву тоже не давали забыть о высокой степени ответсвенности. Агитационные голограммы, возникающие на каждом углу станции службы спасения, постоянно напоминали о соблюдении должностных инструкций.

Справа на одной из них хмурил брови суровый наставник в синем рабочем комбинезоне. Обличительным жестом он указывал на монитор, где царил полнейший пиксельный хаос. Ниже бежали ярко-красные буквы:

Техник, следуй инструкции точно!

Реальность клиента не будет испорчена.

Напротив разворачивалась зацикленная сцена: печальные санитары уводят безумного страдальца в смирительной рубашке. Один из медработников укоризненно смотрит с плаката прямо в душу:

Не изменяй установки небрежно,

Психика в вирте стрессу подвержена!

Другой предупреждает:

Даже малейшее несоответствие

Приводит к необратимым последствиям!

Все эти агитки порядком намозолили глаза, выглядели сущей нелепицей, порой раздражали. Время от времени, смеха ради, плакатным наставникам подрисовывались густые брови и лихо закрученные усы. Но практически на каждой планерке разбирались случаи халатности, допущенной при исполнении служебных обязанностей, и все они приводили к разрушению чьей-то личности. Тогда было не до смеха.

Глубоко погруженный в виртуальную реальность клиент не готов к резкому выходу из нее. Сталкиваясь с непреодолимыми трудностями при прохождении уровня, он, естественно, воспринимает их как настоящую угрозу жизни или здоровью, вызывает службу спасения, и здесь уже нужно сработать четко по предписанию:

1.Внешний вид спасателя должен полностью соответствовать облику одного из персонажей симулятора клиента.

2.Все действия спасателя должны органично вписываться в сюжет симулятора.

3.Клиент всегда прав.

— Пока жив, — шепотом добавлял Макс и каждый раз клялся себе досконально придерживаться параметров.

Поэтому сейчас он уже на третий раз проверял все позиции казино «Дом удачи», плевался, чертыхался, недоумевал вовсю.

— Макс, скоро?

— Минуты две еще.

— Что-то ты подвис сегодня.

— Да не пойму, откуда там эти монстры?

— А тебе и не надо сейчас ничего понимать. Подключай меня, там разберемся.

— И кем вы туда пойдете? Суперменом?

— Так, смотрим по страховому предписанию: «В казино-симуляторе «Дом удачи» спасатель выбирает персонаж… Секьюрити!»

— У секьюрити слабая стата.

— Макс! На последней планерке главный что сказал? «Боремся за культуру речи, говорим без геймерского сленга!» Всем спасателям поручено следить за своими техниками и писать рапорты. Будут лишать премиальных. Тебе, я погляжу, бонусы не нужны.

— Еще как нужны! У меня же ипотека на обновления!Извините, вырвалось. Короче, ресурса секьюрити не хватит — здоровье низкое, оружие трешовое…

Котов выразительно поднял бровь.

— Ой, — Макс осекся, — короче, умрете на глазах у клиента.

— Прокачай.

— Не могу. Бухгалтерия предупредила — до конца квартала никаких прокачек!

— Ну вот пусть бухгалтерия и вытаскивает Мишу Нагайчика с помощью квартального отчета.

— Нет, — не переставая стучать по клавиатуре, отозвался Макс. — Есть менее кровавый метод.

***

— Что, чудило, продул? — монстр откровенно потешался над побелевшим от ужаса игроком. — Какое ухо не жалко?

Миша жалобно заскулил.

— Оба жалко? Так ты у нас жадина?

Страшные многофаланговые пальцы крепко ухватили левое ухо Миши и потянули, выкручивая, на отрыв.

— Руки за голову, лицом к стене! — из-под стола раздался голос, не терпящий возражений, вот только тембр у него был явно женский.

Острая боль помешала Нагайчику удивиться этому факту. Но тут стол перевернулся, перестав быть укрытием для кучки перепуганных мужчин. Секунду они жались друг к другу, затем кинулись врассыпную прямо на четвереньках, как тараканы. Статная брюнетка в обтягивающем платье цвета боливийской фуксии оставалась на месте и держала монстра, мучившего Мишу, на прицеле. Другой ствол был направлен в сторону второго грабителя. Чудовище отпустило Мишино ухо и схватилось за пистолет. Подельник первым спустил курок, но брюнетки на том месте уже не было. Выполнив умопомрачительный кульбит, она взмыла в воздух, раскинув руки в позе «Танцующий журавль». Подол шелкового платья пришел в движение, воланы раскрылись, словно в воздухе распустился изысканный экзотический цветок. Миша невольно залюбовался.

Очарование пропало, когда брюнетка упруго приземлилась, и в грабителей было выпущено по обойме. Каждый выстрел достиг цели. Элегантно одетые монстры корчились на полу, все сильнее стягиваемые несколькими слоями биосетки. Девушка устало опустила оружие и покачнулась в полуобмороке. Миша не заставил себя долго ждать, в два прыжка подскочил к слабеющей красавице и подхватил на руки.

— Кажется, каблук сломала, — пролепетала она чуть слышно.

***

Возмущению Котова не было предела. Макс пытался разрядить обстановку:

— Да ладно вам, Вадим Вадимыч, все ж просто идеально вышло. Глюки купированы, клиент — в шоколаде, доволен, как калифорнийский перепел.

— О таких выкрутасах, вообще-то, предупреждать надо!

— Некогда было предупреждать, там уже до членовредительства доходило.

— Ты запомни, на всякий случай, я тоже умею уши крутить!

Надутый Котов ушел в душ, ему все еще казалось, что он источает сладкий надоедливый аромат женских духов.

Пользуясь временным затишьем, Макс завернул в буфет. Взял ультразвуковой коктейль «Жидкий учпочмак», капучино из цикория, немного подумал и раскошелился на шоколадный торт для похудения, затем направился прямиком в диспетчерскую.

— Ах, Юля-Юля, хороша, как ночь в июле! —декламировал он нараспев, лавируя с подносом вокруг предмета обожания.

— Прохлаждаемся? — спросила девушка, обновляя на губах помаду.

— Обедаем! — возразил Макс. — Учпочмак? Капучино?

— Спасибо, но во мне уже бутерброд с ламинарией и сок морошки.

— Тортик?

— Я уже губы накрасила!

— А как же фигура?

Макс понял, что сморозил глупость, когда Юля сердито нахмурила бровки и надулась.

— У меня с завтрашнего дня спортзал! — буркнула она в ответ.

— Ну вот, а я сто двадцать бонусов потратил!

— Ох, давай сюда! Ты же не отвяжешься.

Ухажер с умилением наблюдал, как десерт уменьшается прямо на глазах.

— Макс, можно тебя кое о чем попросить?

— Считай, уже сделано.

— Загляните с Котовым к ба…

— Ой, нет! — Макс даже не стал дослушивать до конца.— Во-первых, эта баба Даша весь страховочный лимит выгребла еще в прошлом месяце. Во-вторых, Котов на меня злой и в последний день перед отпуском явно не согласится гонять радиационного колорадского жука.

— Да нет! У нее там что-то с навозом.

— Хрен редьки не слаще!

— Ну, Макс! Она же старая, одинокая. Кто ей поможет?

— Кроме нас на станции четырнадцать бригад! Мы — даже не первая, а вторая.

— Вы — единственная и неподражаемая! — заключила Юля и чмокнула Макса в веснушчатую щеку.

***

— Эй, Дарья Петровна! Дома?

Ответа не было. Вокруг вообще царила подозрительная тишина. Ни одного звука с птичьего двора, ни в хлеву, ни в свинарнике, даже Верный куда-то подевался из своей будки.

— Ну, положим, коровы у нее в это время на другой локации, а со свиньями-то что? А куры куда делись?

Солнце палило нещадно. Котов снял форменную фуражку, обмахнулся ей пару раз, разгоняя нестерпимую духоту, расстегнул верхнюю пуговицу милицейской рубашки. На ферму к Дарье Петровне он являлся регулярно, помогая одной из самых пожилых пользовательниц преодолевать сложности перехода на следующий уровень. Так что, образ деревенского участкового был ему более чем привычен.

Каждый раз он грозился писать жалобы в отдел развития персонажей по поводу дешевой и жутко неудобной амуниции, в которой невозможно даже просто находиться на солнцепеке, не говоря уж о том, чтобы гонять с фермы забредших медведей-шатунов. Но, возвращаясь на станцию, переводил дух и откладывал это дело в долгий ящик. Вновь попадая к бабе Даше, принимался ругать себя за инертность и бездействие, клялся, что на этот раз он уж точно добьется улучшений. Но вот он опять здесь, стоит на солнцепеке в душной рубашке и жутких сапогах.

Справа в траве раздался шорох, кто-то очень быстро промелькнул около ног. Тут же в доме тоскливо завыл Верный.

— С чего бы это она пса в дом пустила?

Отодвинув цветастую занавеску, баба Даша выглянула во двор. Котов приветственно помахал рукой. Окно приоткрылось, из него показался ствол охотничьего ружья, и, прежде чем спасатель успел сообразить, что здесь к чему, грянул выстрел. Котов щучкой нырнул к стене дома, прячась за поленницу.

— Прекратить огонь! — заорал он командным басом. — Сдать оружие!

— Заходи в дом, гражданин начальник, — как ни в чем не бывало донеслось из открытого окна, — только под ноги гляди. Их сейчас здесь будет тьма тьмущая!

На крыльце Вадим обернулся. На месте, куда стреляла хозяйка, по траве растеклось густое, красное пятно, по сторонам разлетелись брызги и ошметки. Вадим шагнул в дом и плотно закрыл за собой дверь.

— Ну вот, значит, решила я участвовать в этой кампании «Даешь кетчуп!», — баба Даша как всегда обстоятельно обрисовывала проблему во всех деталях. Котов, чтобы сохранить самообладание, гладил крупную овчарочью голову, теребил пса за ушами. Верный от счастья жмурил глаза.

— Продала, значит, я Хавронью Иванну, это свинью я так называла, и купила навоз по акции «Бешеный урожай» с шестипроцентной скидкой, восемь мешков по семь кило…

— Баба Даша! — взмолился Котов.

Собакотерапия явно ослабевала.

— Давай уже ближе к делу!

— Куда уж ближе?! — Дарья Петровна всплеснула пухленькими ручками, поправила очки в роговой оправе и продолжила. — Ну вот, значит… Я как поглядела, сразу мне этот навоз не понравился. Прямо не навоз, а какое-то… даже не знаю, как его назвать!

Старушка передернула плечами. Седые кудряшки на ее голове затряслись, негодуя вместе с хозяйкой.

— Но, раз деньги я уже потратила, стала его разводить на удобрение: на десять литров воды…

— Баба Даша! Честное слово, я здесь неофициально. Забежал посмотреть, что у тебя стряслось. Давай уже, опускай подробности!

— А если без подробностей, то и жаловаться не на что! — надулась старушка.

— Вот привет! Ты ж говорила, что тебя с навозом обманули.

— Ничего не обманули! Урожай, действительно, бешеный, в буквальном смысле. Помидоры наросли крупные, крепкие, покраснели враз. Заглядение! А как созрели, оторвались от стеблей и первым делом передушили мне всех несушек.

— Кто?!

— Да говорю ж тебе, помидоры, будь они не ладны! Напали на курятник, и конец птице.

Баба Даша подошла к окну и горестно прижалась лбом к стеклу.

— Меня-то они не трогают, видать, помнят, как растила их, заботилась, подвязывала, подкармливала, — женщина всхлипнула. — А вот Верному досталось.

Услышав, что речь зашла о нем, пес жалобно засвистел на высокой ноте. На холке у него была порядком вырвана шерсть, откушено пол-уха.

— Буренка с Изаурой, как почуяли недоброе, сразу в бега ударились. А этот, старый дурень, ни в какую!

Она ласково потрепала пса за уцелевшее ухо.

— Уж и гнала его, и поленом грозила. Не уходит. Одно слово, Верный. Пришлось в доме запереть.

Котов, уверенный в симуляторе, но сомневающийся в адекватности пожилой женщины, вышел на крыльцо, чтобы собственными глазами увидеть, что здесь все-таки происходит.

В некошеной траве наблюдалось активное шевеление. Со стороны огорода плотным кольцом к дому, действительно, подступали помидоры. Они катились, переваливались с боку на бок, порой даже подпрыгивали, упруго отталкиваясь от земли, как резиновые мячи. У входа в курятник два томата вырывали друг у друга дохлую курицу. Пух и перья летели в разные стороны. Первые ряды нашествия уже плотно подступили к крыльцу. Самые крупные были размером с шар для боулинга. На боку одного из томатов открылось круглое ротовое отверстие, усеянное по кругу иглами-зубами. Ими он вцепился в помидор поменьше и, совершенно игнорируя пронзительный визг жертвы, в несколько секунд поглотил собрата, заметно прибавив в размере.

Боролись с мутантами совместными усилиями. По общей договоренности основную массу хозяйка заманила на водопой в теплицу и заперла внутри. Котов несколько раз проехал по ней на тракторе, своеобразно завершая кампанию «Даешь кетчуп!». Малочисленные остатки выслеживали по одному и добивали тяпками.

Прощались наскоро. Баба Даша, сложив руки на груди, молча глядела на обломки развороченной теплицы и томатное месиво.

— Дарья Петровна, да не переживай ты так! Я все понимаю, столько труда, усилий, урожай погиб… Жалко, конечно, но…

— А я и не переживаю! — перебила его хозяйка. — Что тут переживать? Все это не настоящее! Я же знаю, что у меня имплант в мозге, и он мне все это генерирует. А сама я даже и не знаю, где сейчас нахожусь. И знать этого я абсолютно не хочу!

***

— Ничего не понимаю! — ворчал Котов, заполняя карты вызовов. — Откуда столько программных сбоев в симуляторах?

— А я вам что говорил?! Ясно откуда! Потому что антивирусник не ставят. Сейчас мода новая пошла — от антивирусников отказываться. Тут некоторые умники говорят, что вирусов вообще не существует, что это все заговор программистов, чтоб с населения бонусы тянуть.

— Дикость какая-то!

— Так и я о том же.

— Не понимаю я людей! — сетовал Котов.—Кругом столько интересного, столько возможностей, а они сидят в своих казино, на фермах пурхаются, гоняют на всем, что движется, по несуществующим улицам до умопомрачения! В чем смысл?

— А вы думаете, он вообще есть, этот смысл?

— Кто знает… кто знает…

Вечер выдался на редкость спокойным. Котов успел завершить все бумажные дела, два раза объяснил Юле, как ухаживать в его отсутствие за Венериной мухоловкой. Макс просматривал обзоры новых моделей анализаторов. Болтали о том о сем. Юля завела разговор на тему отпуска.

— Чем займетесь, Вадим Вадимыч?

— Угадай! — спасатель хитро прищурился.

— Так нечестно! Откуда ж я знаю? Вы никогда ничего о себе не рассказываете.

— Ну а ты сама чем бы занялась?

— Хм… Я даже и не задумывалась. Мне ж до отпуска пахать и пахать. Три с половиной года еще!

— Зря не задумывалась, — подключился к разговору Макс. — Отпуск нужно планировать заранее!

— Эх, мне бы хоть выходные спланировать, чтобы впустую не прошли, — вздохнула Юля.

— Можешь не напрягаться, — Макс загадочно улыбнулся и переслал Юле ссылку: два забронированных билета в Астра-парк на симулятор «Планета пляжей».

Восторгам не было границ. Когда эмоции поутихли, Юля вернулась к теме.

— А вы, Вадим Вадимыч, наверное, в какой-нибудь кибермир отправитесь? Космос? Путешествие во времени? Вам же бонусы позволяют.

— Нет, Юленька, не угадали. Мне ваши симуляторы невозможные уже поперек горла стоят! Я настоящего отдыха хочу. Мне бы на природу вырваться!

Он вывел голо-рекламу с чудесными видами горной реки, обрамленной скалистыми берегами, бурно заросшими хвойными гигантами. Прозрачная волна ударила о мощный валун и выплеснула струящуюся надпись:

«Сплав по Оке Саянской с чудесными видами на ущелье Орхо-Бом».

— Красота какая! — Макс не мог оторвать взгляда, завороженный естественностью красок.

На пульт диспетчера поступил сигнал вызова. Разговоры стихли.

— Вторая бригада, на вызов! Ребенок, восемь лет, в «Лабиринте кошмаров».

— Да что ж это творится такое?! — у Макса даже веснушки побледнели от негодования. — Кто его туда пустил?!

— Отец забыл закрыть доступ. Я уже доложила в социальную службу.

— Социальная служба… Волокита сплошная!

— Макс! Некогда! — Котов сухо прервал сетования техника. — Смотри параметры! Я же к нему кем попало не выйду! У него же возрастные ограничения 6+.

— Жаль, симулятор об этом не знает.

— Зато об этом все хорошо знает социальная служба, и, если что-то пойдет не так, нам достанется не меньше, чем горе-родителям.

***

Грязная лестница вела в подвал. На ступенях валялись осколки стеклянных бутылок, вскрытые консервные банки, грязное тряпье, использованные шприцы. Ваня не хотел спускаться, но обратный путь для него был отрезан. Верхние ступени, по которым он только что шагал, одна за другой с треском рушились за его спиной. Крупные обломки падали в черную пустоту. Глухой звук удара доносился из глубины лишь спустя несколько секунд. Каждый раз мальчик вздрагивал и быстро перескакивал на следующую ступень. Внизу была дверь, обитая железом, измазанная какой-то бурой дрянью. Медленно, со скрипом она приоткрывалась и неожиданно захлопывалась. Страшный грохот эхом отдавался от бетонных стен. Ваня остановился.

— Ни за что туда не пойду!

Дверь снова медленно приоткрылась. На пороге топтался упитанный вислоухий щенок ретривера золотистой масти. Он жалобно поскуливал, смотрел грустными глазами на мальчика, вилял хвостом.

— Чарли! — вскрикнул Ваня. У него сжалось сердце. — Чарли! Чарли! Ко мне!

Щенок кинулся к хозяину, но кто-то внутри удерживал его на коротком поводке. Песик рвался изо всех сил, скреб когтями бетонный пол, жалобно поскуливал. Рывком его задернули в темноту. Раздался пронзительный визг.

— Чарли! — закричал Ваня в отчаянии и в два прыжка заскочил в подвал.

Дверь за ним тут же захлопнулась.

***

— Ты видишь его? Где он?!

— Погодите, Вадим Вадимыч, я работаю.

— Извини!

— Вадим Вадимыч, — подключилась Юля, — тут мамочка на связи. Соединить?

— Да, давайте.

— По второй линии. Слышно?

— Да.

— Помогите! Помогите, умоляю! — женщина плакала навзрыд.

— Прекратить истерику! — голос Котова был резок, но без злости и раздражения. — Как долго мальчик в симуляторе?

Женщина судорожно сглотнула:

— Минут пятнадцать, не больше.

— Где его отец?

— Там же.

Котов не нашел слов от удивления.

— Он там все время пропадает, целыми днями. У него… зависимость адреналиновая. Ребенком совсем не занимался. Я на развод подала. Ванечка сильно переживал, все говорил, что ему с папой поговорить надо. А папе…

Женщина опять заплакала.

— Успокойтесь! — приказал Котов и уже мягче продолжил. — Возьмите себя в руки! Вам придется вспомнить все подробности и ответить на вопросы. Это поможет.

— Да-да, конечно!

— Как ребенок попал в симулятор отца?

— Я лишь на минуточку отвлеклась, честное слово! Смотрю, Вани нет нигде. Проверила его позицию, а он уже на середине уровня! Я вам сразу позвонила. Пыталась за ним зайти, а там ограничение на один вход в сутки.

— Вот и хорошо, что хоть на ком-то ограничения сработали, а то бы…

— Нашел! — выкрикнул Макс.

— Оставайтесь на линии! — распорядился Котов.

— В подвале он.

— Вошел все-таки?!

— Да.

— Заводи меня скорее!

— Ну, Вадим Вадимыч, считайте, что я вас предупредил!

***

Ваня со всех ног бежал по узкому коридору. Но странная девчонка, убегающая от него с щенком на руках, все равно была быстрее. Пару раз мальчик чуть было не ухватил ее за подол грязного, изорванного платья. Но она успевала резко повернуть в тут же появляющийся из ниоткуда новый рукав коридора.

— Стой! — Ваня кричал до хрипоты. — Верни Чарли!

В ответ доносился заливистый хохот. Порой беглянка так быстро перебирала босыми грязными ногами, что у Вани рябило в глазах от этих дерганых, судорожных движений. У мальчика давно сбилось дыхание, он запинался, падал, но поднимался и продолжал погоню. Когда он сильно отставал, девчонка замирала на месте, ждала, пока Ваня подбежит поближе, и снова кидалась наутек.

Щенок вырывался из рук похитительницы, царапал когтями ее плечо, раздирая кожу до крови. Но девчонка не обращала на это ни малейшего внимания.

***

— Черт! Чтоб тебя! — выругался Макс сквозь зубы.

— В чем дело?

— Скорость перемещения очень высокая. Пока вас введу, он уже на другой уровень перейдет. А вы в этом скине за ним не угонитесь!

— И что делать?

— Как всегда, самое неприятное — ждать и догонять!

***

Один коридор сменялся другим. Каждый следующий был заметно уже предыдущего. Впереди все пространство залила маслянистая лужа. Девчонка одним прыжком перемахнула через нее и скрылась за очередным поворотом. Ваня затормозил на краю, остановился, опасаясь наступать в густую жижу. Мальчик шумно хватал ртом воздух. В груди все жгло огнем. За поворотом раздался дразнящий смешок.

— Чарли! — позвал он, чуть не плача.

Лужа впереди колыхалась, подрагивала. На поверхности появился огромный пузырь, надулся и лопнул с отвратительно чавкающим звуком. Ваня попятился и наткнулся на кого-то, внезапно появившегося за спиной. Ребенок вскрикнул, обернулся.

Наклонив голову на одно плечо, на него пристально смотрел карлик, ростом не больше самого Вани, но гораздо мощнее. Одет он был, словно пугало, в старые, замызганные вещи, явно не подходившие ему по размеру — мятая шляпа-котелок, грязный пиджак прямо на голое тело, рваные брюки. Морщинистое лицо его застыло с полуоткрытым ртом, глаза навыкате остекленели. Вдруг губы моментально растянулись в хищную улыбку, обнажая ряд острых, как у бультерьера, зубов. Ваня вскрикнул, отшатнулся и угодил в лужу. Карлик завизжал от восторга, подпрыгнул, делая в воздухе сальто, приземлился на руки, и, визгливо хохоча, прямо на руках понесся в темноту коридора.

Мальчик почувствовал, что его затягивает все глубже. Он пытался выбраться, но с каждым движением лишь сильнее увязал. Ваня тихо заплакал.

Раздался переливчатый свист. Звуки разной высоты складывались в знакомый пританцовывающий мотивчик.

— Папа? — одними губами пролепетал мальчик.

На краю лужи стоял отец.

— Папа! — заорал Ваня во все горло, плача и смеясь одновременно. — Помоги мне!

Мужчина не двигался. Заложив руки в карманы старых джинсов, он смотрел невидящим взглядом поверх Ваниной головы и продолжал насвистывать. Ваню затянуло уже по пояс.

— Папа! Папа! — рыдал он, тянул к отцу руки.

Но тот, казалось, не видел и не слышал его.

— Ты что, больше не любишь меня, папочка?!

Мужчина вздрогнул, как от толчка в плечо, изменился в лице:

— Ванька! Ты как здесь?!

Он кинулся спасать ребенка без промедления, с первого же шага провалился по колено, затем по пояс и, наконец, увяз по грудь. Мальчишка почувствовал прикосновение сильных рук. Хрипя от натуги, отец тянул сына из трясины, погружаясь в нее все глубже. Наконец, он вытолкнул ребенка на твердый пол, а сам уже захлебывался бурой слизью.

— Папа! — кричал Ваня, силясь ухватиться за тянущуюся к нему отцовскую руку.

— Эй, малыш, давай поиграем!

Из глубины коридора раздался знакомый голос, чуть скрипучий, с хрипотцой, но бодрый, с озорными нотками в каждом слове.

Ваня обернулся. Из глубины коридора ковыляющей походкой, размахивая в такт движению правой передней лапой, (левая болталась на распущенных нитях), шел его игрушечный медведь. От удивления Ваня раскрыл рот. С каждым косолапым шагом медведь увеличивался в размерах, а когда подошел, оказался ростом выше взрослого мужчины. Мишка засмеялся, поднял ребенка, подкинул, играясь, и усадил себе на шею. Ваня вцепился в густой искусственный мех, сладко пахнущий домом. Медведь наклонился над лужей как можно ниже, ухватил огромной лапой тонущего мужчину и вытянул из трясины.

— Пора домой, малыш! — обратился он к отцу, обняв его лапой за плечи и увлекая в сторону выхода.

— Мишка! — вскрикнул Ваня. — А Чарли?

И тут мокрый, весь покрытый бурой слизью отец, как ни в чем не бывало, уверенно расправил плечи, небрежно, привычным движением, заложил руки в карманы и засвистел, подзывая щенка. Звонкий лай эхом разнесся по всем коридорам. Спустя несколько секунд Чарли уже вылизывал заплаканное мальчишечье лицо.

Они шли за гигантским плюшевым медведем. Ваня вел папу за руку, Чарли семенил рядом. В стенах длинного коридора то и дело распахивались двери, из которых рвались наружу отвратительного вида карлики, мерзкие косматые старухи в лохмотьях, злые дети, свирепо глядящие исподлобья, клоуны, хохочущие, как безумцы. Но медведь резким, уверенным жестом захлопывал каждую из них и придавливал мощной лапой для верности, запирая таящиеся за ними кошмары навсегда.

***

— Мы славно поработали, мы славно отдохнем! — напевал Котов, перетаскивая последнюю заполненную карту вызова в папку отчетов.

— Хорошего вам отпуска, Вадим Вадимыч!

— Спасибо, Юленька, я уж постараюсь! Мухоловку мне не умори!

— Все будет в лучшем виде! — заверила диспетчер.

На прощание Котов крепко пожал руку Максу. Затем, переключил контент на выход со станции и подсоединился к симулятору нового типа «Сплав по Оке Саянской с чудесными видами на ущелье Орхо-Бом».

+8
938
Гость
23:12
+1
Начало меня заинтриговало, но дальше все, как в криминальном детективе, еще не поняла, к чему автор включил описание про помидоры? Мало что из фантастики, но читается легко.оценка 0.
22:05
+2
Интригует не только начало, но и весь рассказ. Написан легко, живо. Затрагивает «мозоли» современного общества — интернет зависимость, излишнее увлечение компьютерными игрищами. В этом и задача фантастики — видеть будущее на шаг вперед и предостерегать человечество от ошибок. Спасибо автору, на одном дыхании читается эта увлекательная история, и новых ему успехов!
14:28
+1
Всем на пол! — раздалось за спиной.

Зачем надо было лести под стол? Команда была вообще-то просто «на пол».

— Холодец какой-то! — пронеслось у него в голове.

Он сказал, или у него пронеслось?
Неправильно оформленные мысли.

Я так понимаю про антивирусники это в пику нашей реальности когда родители отказываются от вакцинации детей?
Рассказ имеет некоторый интерес. Но только некоторый, и в небольшой степени.
Даже мне, геймеру со стажем, не всегда было интересно читать про этот мир.
Да и мир ли?
Нет четко прорисованной картинки как люди, реальные люди, попадают в этот симулятор реальности?
О каком чипе говорит эта баба Даша?
Чем реальные люди занимаются в реальном мире? Чем живут? Как добывают денежные средства?
Много вопросов и практически нет ответов.
Особенно добивают эти поправки нормальной речи.
Больших ошибок в грамматике или орфографии не увидел, те что нашел, уже сказал.
Читается с некоторым напрягом. Не покидает ощущение недоговоренности, постоянно ожидаешь, что вот сейчас, со следующего предложения автор-то наконец откроет карты и все станет ясно. Что, куда, зачем и почему.
Но автор хранить тайну, словно девица верность, и ясность не наступает.
Не впечатлило.
На просторах сети как-то встречал рассказ посильнее. И сюжетно, и слогом повыше.
Такие рассказы надо писать с юмором. Но тут смешного до смешного мало. Парадокс, однако))))
Я бы поставил самое большее 4.

P.S.
А в чё играл Мишаня-то?
Преф? Покер? Бридж?
02:14
+3
КРИТИЧЕСКИЙ НАЕЗД
БРИГАДА КУРИЛОЧНОЙ КРИТИКИ, НА ВЫЗОВ! :D


Сразу о глупостях. Автор, если вы меня слышите, то самое начало:

черное, холодное, неприятно пахнущее смазкой дуло пистолета уже уперлось в его пухлую, покрытую розовым румянцем, гладковыбритую щеку. — "черное, холодное, неприятно пахнущее смазкой" куча определений выносит мозг.«пухлую, покрытую розовым румянцем, гладковыбритую щеку» — куча вынесла мозг дважды.

На этом я, пожалуй, закончу. Что понравилось:

1. Язык. О да, с русским языком автор дружит. Это очень приятно осознавать, особенно после… хм… некоторых рассказов. Да и стиль — легкий, журчит и журчит. Где-то первая треть рассказа (ну как по мне) — она слегка провисла, вот там я смотрела на бегунок. Меня это даже расстроило: бегугок такой маленький, значит текста дохрена много. И я приготовилась терпеть. Но потом, неожиданно для самой себя, втянулась.

2.Оптимизм автора. Как ни странно, но через текст такие вещи чувствуются. Что у автора на сердце, какой он. Оптимистичный или пессимистичный. Солнечный или мрачный. И мне как читателю уютнее в солечных текстах. Кто-то, конечно, любит мрачняк — не спорю. Здесь — не мрачняк. Здесь мне было хорошо.

3.Нашествие помидоров!!! devil

4. Стишки-агитки. Они просто на высоте, жирный +

5. Сцена с вызволением ребенка из коридора кошмаров — интересно, сопереживаешь. И с напряжением, вроде, все в порядке.

Что не понравилось (скорее, чего не хватило):

1. Саспенса. Вот, как по мне, хорошо бы чуточку понапряженней. Чтобы — ух! — волноваться за всех героев. И в каждой сцене. И чтоб оно не отпускало до самого конца. Тем более, что и тема такая, самая к тому располагающая.

2. Хотелось, конечно, увидеть мир пофантастичнее. Более необычный, что ли. Но вот второй раз читаю про компьютерные игры, и то ли авторов это не так интересует, как должно, то ли они не могут свой интерес соответственно передать. Нет такого азарта, удивления: «О, блин, компьютерная игра! Воплощенная в реал!» Точнее, реал, воплощенный в компьютерную игру.
А хотелось бы, чтобы было.

Как итог, вроде и с интересом читала, но не сильно увлекло. Текст не такой, чтоб его со злостью закрыть и больше никогда не открывать, но и не такой, чтобы возвращаться и перечитывать. Мне что-то говорит, что автору хорошо бы обратить внимание на остросюжетность и стараться добиваться именно ее. Она уж точно не повредит.

Вывод:
Автор, точным, старательным будь,
Нас наставляя на геймерский путь!
00:18
+2
«КРИТИК, БРОСЬ СИГАРЕТУ, НА ВЫЗОВ!»
Помните задорную кино-фантастику середины-конца 80-х? Нее, не «Терминатор», а «Назад в будущее» и «Охотники за привидениями». Так это вот оно самое и есть. В лучшем виде. То, что лично мне очень сейчас не хватает в условном телевизоре на фантастическую тему. Такая «лёёёгенькая промышленность» © thumbsup
Плюсы.
1. Мораль. Я верю, что всё именно так и будет. К моему великому сожалению. Именно так, как нам тут Автор расписал. Эти виртуальные пилюли краткосрочного счастья. Эта новая реальность. Этот новый героин. Дешёвые технологии. Доступные и по большей части преступные. Только представьте, что все шестьсот рассказов нынешней «Новой фантастики» разом ожили. И мы не читаем, а сразу туда — блямс — с головой. Ужасно и прекрасно)))) Не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Как говаривал Белый кролик: «Мои бедные ушки, мои бедные усики».
2. Язык. Вот именно такое я могу читать бесконечно. Как с водной горки спустилась. Полезть что ли ещё разок? Хорошие диалоги, образы. Баба Даша как родная)))
3. Сюжет. Всё же в плюс поставлю. Хотя считаю, что связка между тремя «погружениями» могла бы быть менее желеобразна. История с Мишей Нагайчиком самая слабая из трех, ИМХО. Но, с другой стороны, истории «нарастают» постепенно. Так что, видимо, в этом есть резон.
Баба Даша с ее этими сельхоз-ужасами — сплошной манифик. Финальная история с Ваней выглядит совсем по-всамделешному, «шутки кончились». И гигантский плюшевый медведь в этой «Обители зла-5» — как олицетворение всего этого мероприятия. То есть если всё это экранизировать (а это мой следующий «плюс»), то рекламный плакат был бы конечно с этим медведЁм, ведущим за руку мальчика.
4. А это очень кинематографично. Я бы Светлану Крючкову на роль бабы Даши посоветовала))) А Хабенского на роль Макса)))
Минусы
Минусы, они где-то там между «плюсами» спрятались.
21:02
+1
трехпалой лапой за лацкан пиджака и выволокло на середину комнаты. а как они трехпалыми лапами с пистолетами управлялись? да еще и многофаланговые пальцы?
много канцеляризмов, ничего нового, скучно
слишком много Миш
слишком пафосные описания вроде в обтягивающем платье цвета боливийской фуксии

23:29
Полностью согласна! Подпишусь под каждым словом.
06:12
+1
А чо, собсна, так мало плюсов та???
Дииип… Ввод!
music
13:59
+1
Плюсанул. Один из лучших рассказов тут. Всё тут есть: развязка- завязка ирония, фантазия: чего еще надо? :)
Дело было так. Сначала было весело: все эти «морды-чудилы», сленг, юмор. Когда дошла до помидоров, ржала в голос. (Отступление: Есть такой трешовый фильм «Помидоры-убийцы», не им вдохновлялась?). В общем, в конце истории с помидорами всё встаёт на свои места, и становится абсолютно понятно, что за мир, и кто в нём герои.
А дальше идёт грустная и очень реалистичная в этом нерельном мире часть про мальчика, у которого папа — игроман. К сожалению, это реальность уже сейчас. С отпуском тоже круто — работают годами без отпуска ребята, да и отдыхают всё там же.
Изложение необычное, флешбэками, но все они хорошо увязаны друг с другом.
Единственное, что мне показалось лишним — агитки. Одной бы хватило, имхо.
А в остальном — здорово thumbsup
17:53
+1
Хороший, крепкий рассказ с сюжетом, грамотностью и отличной стилистикой. Легко читается. Молодец автор!
17:54
))))))))Вот и в отзывах мне так же писали)))Спасибо! Рада, что понравился текст)
10:57
Вся первая часть – сплошные непонятки. Что вообще происходит, что за точки, что за чудища, где происходят события, и так далее. Почему Нагайчик не мог нажать экстренную точку под столом? Откуда у него там точка, если он застрял в игре и не сознаёт этого? А если сознаёт и его не удивляет наличие точки за ухом,… И так далее.
Что-то проясняется только во второй, но вопросов в итоге становится только больше.
— У секьюрити слабая стата.

Вот тут вся эта спасательная операция разваливается напрочь.
В смысле, до этого момента логика шаталась, прихрамывая на все восемь ног, но держалась – можно выстроить такой вот мир, где люди погружаются в виртуальную реальность, их вытаскивают и тд, сделав мелкие несуразности допущениями, в результате чего получится вполне себе правдоподобный сеттинг. Её оживляет бюрократия, идиотские требования босса насчёт запрета сленга и тому подобные вещи, но здесь я натыкаюсь на абсолютную стену: какая, нахрен, стата у спасателя? В мире, где существуют такие вот виртуальные игры, в которых можно утонуть, всегда должен быть программный метод модификации данных. Консоль, грубо говоря, тем более что даже в современных играх она есть.
И ссылка на бухгалтерию ситуацию не исправляет.
Помнится, Лукьяненко в аналогичном случае обоснуй сделал очень простым – у него в «Лабиринте отражений» в игрушке отсутствовали служебные ходы и возможности, потому что за скоростное прохождение игры был назначен очень большой приз. Логика очевидна – при наличии такого куша любые служебные функции будут найдены и взломаны хакерами, соответственно, их просто нет. Это тоже шито белыми нитками, конечно, но обоснуй всё же есть. Тут, увы, нет.
И зачем было кричать монстрам, если это всего лишь виртуальность? Почему нельзя было сразу застрелить их со спины?
Вообще в итоге непонятно, то ли это юмор, то ли сатира, то ли всё серьёзно. Сначала вроде бы юмор — помидоры-убийцы, идиотский боевик и так далее. Потом история мальчика с папой-игроманом, уже далеко не смешная. В результате получился этакий гомункул и неясно, как относиться к рассказу. Более того, неясно, чем всё закончилось и что это вообще было. По сути, это не рассказ, а зарисовка – «будни спасателей игроманов». Что хотел сказать автор? Банальное о вреде компьютерных игр или всё-таки что-то посложнее? Чёрт его знает. Технически выполнено на приемлемом уровне, но вот с содержанием нелады.
11:35
Угу. Спасибо!
11:38
Надеюсь, помог)
11:43
Вообще-то, нет, но чертовски приятно!
11:46
+1
12:47
Это что?
13:04
«Синий экран смерти». Система сдохла.
13:08
laugh я знаю, у меня трудности со скрытым смыслом. Мне нечего делать на Синих занавесках)))
13:15
Отправляйте на Синие занавески скриншот комментариев от имени Эллекина
13:17
)) Я думаю, там и без меня будет над чем подумать)))
Загрузка...
Илона Левина №2