Эрато Нуар №1

Слуга колдуна

Слуга колдуна
Работа № 653

Ночь обещала быть тёмной и дождливой. Тяжёлые тучи постепенно затягивали лиловое сумеречное небо, ветер гулял в кривых ветвях деревьев, терявших свою листву, а в воздухе стоял запах холодной земли. Уродливые лесные твари понемногу выходили на охоту, скрываясь в надвигавшейся темноте; то тут, то там можно было услышать их зловещий рык, визгливое лаянье или хриплый грай. Бродить по дикой местности в такое время – затея не самая здравая. Гораздо приятнее сидеть в теплом жилище среди родни и поглощать горячий ужин, наслаждаясь домашним уютом. Впрочем, так могут сказать далеко не все.

По пыльной дороге, пиная ногами упавшие листья, шёл парень в потрёпанной хламиде и с унылой гримасой на лице. Выглядел он неказисто: малый рост, короткие ноги, большая голова с растрёпанными волосами и клочья жёсткой щетины на длинной шее. Здесь, в мрачном осеннем лесу, он чувствовал себя на своём месте, будто его дом здесь, а не на дальнем хуторе. По крайней мере, со здешними дикими зверями можно справиться с помощью лука и стрел. С деспотичным дедом и остальным противным семейством разбираться, к сожалению, приходилось по-другому. Леса и овраги были единственным спасением от них. И сейчас прогулка была как нельзя кстати. Холодная природа остудила парню пыл, но ещё пару часов назад он чувствовал, что его злость могла сжечь весь хутор дотла.

Тьма, тем временем, всё плотнее окутывала окружающий лес. Луна ещё светила сквозь разрывы в тучах, но природные краски уже сменились серыми контурами на чёрном фоне. Пора было повернуть обратно, но что-то необъяснимое, таинственное тянуло парня вперёд. Пугающая неизвестность вдруг обратилась манящим соблазном. Будто он был голодным и измождённым хищником, учуявшим запах крови умирающего кабана. Раненый зверь мог проткнуть его своими клыками, но мог и стать лёгкой добычей. И зов из глубин леса обещал ему именно это.

За поворотом дороги перед парнем предстал деревянный дом с резным крыльцом, окружённый густыми деревьями с ярко-зелёной листвой. Он был хорошо знаком ему, как и его бывший жилец – старый алхимик, у которого парень когда-то был подмастерьем. Алхимик снабжал зельями все здешние земли, но несколько недель назад пропал без вести, породив, как это водится, множество слухов. Поговаривали, что он был убит, и его убийца теперь живёт в его же доме. По слухам, это был пришедший из других земель колдун. Про него парень ничего не знал – на его хуторе не интересовались слухами – но ему любопытно было бы узнать, откуда он пришёл и как ему удалось одолеть алхимика с его смертоносными «коктейлями».

Медленно шагая по дороге, парень размышлял о том, какой силой, должно быть, обладает колдун, если ему удалось победить такого сильного противника. Мало кто знал, на что на самом деле способны колдуны, кроме их самих. Кто-то говорил, что они могут мановением руки искривлять законы природы, кто-то – что они умеют оживлять мертвецов и даровать людям различные способности, а кто-то – что они только и знают, как бросаться камнями. Доподлинно было известно лишь то, что колдуны способны выполнять различные манипуляции, используя загадочную энергию эфира. Управлять этой энергией им позволяют некие артефакты неизвестной природы. Как они ими пользовались, и главное – что могли с ними делать, оставалось загадкой. А за знания об этом парень без колебаний отдал бы многое. Ведь энергия эфира дарует силу, а сила – самая большая ценность, которую только можно обрести.

Парень окинул взглядом на дом и с сожалением вздохнул. Конечно, было бы роскошно, если бы ему удалось разузнать эти секреты, обуздать эфир и самому стать колдуном. Но в прошлый раз, когда он пытался обучиться тайному мастерству, всё обернулось не так, как он того хотел. А сейчас глупо мечтать о том, чтобы кто-то взял его в ученики. Ему нечем отплатить за это, а за спасибо теперь никто ничего не делает.

Дом был уже совсем близко, когда парень вдруг остановился. Так ли нужны ему эти знания? Разве они – настоящий источник силы колдуна? Глупости. Никакие знания не помогут, если у тебя нет артефакта. А вот если артефакт у тебя есть, то научиться им пользоваться можно и самому. Ведь первые колдуны это смогли. Для этого нужно только одно – желание. Желание обрести могущество и направить его в нужное русло. Желание сделать жизнь лучше. А этого у парня было с лихвой.

Он бросил быстрый взгляд на обитель колдуна. Она выглядела безжизненной, вокруг царила тишина и темнота. Ничего не мешало сейчас пробраться внутрь и пошариться в его закромах. Возможно, ему удастся найти там артефакт, а может даже и какие-нибудь полезные записи. Шансы на успех не имели значения. Парень вдруг понял, что тот зов, который он чувствует – это зов силы, зов артефакта, который хочет, чтобы его забрали. Сомнений не оставалось. Он отошёл к краю дороги, оставил в кустах лук с колчаном, и решительно двинулся к дому.

Расположение комнат парень всё ещё помнил. Входная дверь вела в небольшую, уютную гостиную, самую старую часть дома, к которой были пристроены второй этаж со спальней, оранжерея и небольшая башенка с библиотекой и лабораторией. Кухни тут не было – еду алхимику заменяли особые травяные зелья. Дом был небольшим, не спрятаться и не развернуться, но и обыскивать долго не придётся. Кроме того, спальня была хорошо изолирована от остального дома – алхимик спал очень чутко и просыпался от малейшего шороха. И хотя парень не знал, где может храниться искомый артефакт и даже как он может выглядеть, он был уверен, что сможет найти его и скрыться незамеченным.

В дом парень проник через оранжерею, бесшумно скользнув в приоткрытую створку. Его глаза быстро привыкли к темноте, и он смог вполне чётко различать обстановку и окружающие предметы. Внутри, насколько он мог судить, почти ничего не изменилось, вечно цветущие растения всё так же росли в своих горшках, невзирая на видимое отсутствие ухода. Обыскивать оранжерею было бессмысленно, поэтому парень осторожно приоткрыл дверь и, убедившись, что всё чисто, на цыпочках прошёл в гостиную.

Уголёк из очага помог ему зажечь свечку и осветить комнату. Здесь был форменный бардак – повсюду валялась глиняная посуда, какие-то кости, гири, и писчие принадлежности. Исписанные листы со знакомым почерком лежали почти на каждой поверхности. В шкафу обнаружились песочные часы, разные детали, клещи и даже кронциркуль. Ничего загадочного, сделанного из какого-нибудь необычного на ощупь металла, светящегося неестественным цветом или издающего странный звук – а именно так парень представлял себе артефакт – тут не было. Его энтузиазм несколько поугас, а мысль о том, что это всё-таки не самая хорошая идея, наконец всплыла на поверхность. Но этого было мало, чтобы остановить его. Убедившись, что он ничего не пропустил в гостиной, парень взял свечу и медленно двинулся к закрытой двери в башню.

Внутри башня была разделена на три этажа с библиотекой на первом и лабораторией на втором этаже. Подниматься наверх парень не хотел, хотя и понимал, что колдун вполне мог хранить свой артефакт в лаборатории, поближе к себе. Но забраться туда ему не хватило бы духа. Его душа и так ушла в пятки, когда дверь в библиотеку, открываясь, тихо, но различимо заскрипела. К счастью, внутри на полу была постелена шкура, и можно было ступать, не боясь. Прикрыв за собой дверь, парень окинул глазами комнату. Свеча осветила целых три стеллажа с книгами – настоящее богатство. Между ними располагалась пара столов и кресел, а вдоль стены шла винтовая лестница. Предметов обстановки было немного, поэтому парень сразу заметил один, который выглядел очень необычно.

Издали он походил на графин, но нижняя его половина была будто сделана из чистого, отполированного до блеска белого камня. Стекло верхней половины наоборот было мутным. Под ним светло-синим неземным цветом горели три окружности со странными символами внутри. Не нужно быть специалистом, чтобы понять – это тот самый таинственный артефакт, дающий своему хозяину контроль над эфиром.

Парень медленно подошёл к артефакту и протянул к нему руки. Камень оказался мягким и тёплым на ощупь. Внутри светящихся окружностей были небольшие выпуклости, при нажатии на которые артефакт издал тихий писк. По воздуху пронесся хорошо ощутимый поток чего-то странного, в груди у парня защипало. Он уже хотел взять артефакт и делать ноги, как вдруг из гостиной донёсся непонятный звук, похожий на клёкот. По спине парня побежали мурашки. Его смелость практически испарилась, но одна спасительная мысль задержала её. Ему пришло в голову, что это, наверное, всего лишь животное, охраняющее жилище колдуна – и, судя по всему, не очень хорошо, раз он тут. Это немного успокоило парня, но всё же путь нужно было расчистить прежде, чем уходить с добычей. Поэтому он затушил свечу, приоткрыл дверь и уставился в темноту.

На другом конце комнаты, вдруг появился человеческий силуэт. Яркий огненный шар зажегся у него в руке, осветив вытянутое, обрамлённое серыми волосами лицо с блестящей серебряной кожей, с круглыми тёмными очками, которые можно было принять за огромные чёрные глаза и совершенно жутким оскалом. Длинный кожаный плащ обнажал его голую грудь, на которой висел стальной амулет с коронованным черепом. На среднем пальце правой руки, в которой горело пламя, пульсировал большой кроваво-красный рубин в массивном перстне. Таким предстал перед парнем колдун, хозяин этого дома.

Словно волна ужаса пронеслась по дому, когда он произнёс гулким, леденящим душу голосом:

- Стой, где стоишь, мерзкий сукин сын!

Волосы парня встали дыбом, он пошатнулся и шлёпнулся на пол, помертвев от страха. Внутри у него всё ослабло, а сердце едва не выскочило из груди. Он забыл обо всём на свете – об артефакте, о силе, о том, где сейчас находится и о том, кто он такой. Всё, что он сейчас видел и осознавал – то, как жуткий демон, отродье хаоса, медленно приближается к нему, поигрывая огнём в ладони.

Колдун вдруг остановился. Его оскал превратился в зловещую ухмылку, и он поднял правую руку. Языки пламени плясали в ней в разные стороны, словно конечности кракена.

- Боишься? – произнёс он хриплым голосом и усмехнулся. – Мне это нравится.

Парень сделал попытку сглотнуть, но не смог пошевелить ни единым мускулом. Всё тело задеревенело и категорически отказывалось слушаться своего хозяина.

- Глупец, - рот колдуна растянулся ещё шире. – Ты знал, чем грозит вторжение на мою территорию. Ты знал, и всё же, ты здесь. И никуда теперь отсюда не денешься.

Огонь в его руке заиграл ещё яростнее и протянул свои щупальца в сторону парня. Их жар словно проник в его тело и растопил холодный ужас внутри него. Боязнь неизвестности переродилась в панику, а бешено бьющееся сердце стало призывать спасаться, бежать со всех сил, во что бы то ни стало. Но прежде, чем парень успел что-либо сделать, колдун расхохотался и драматическим жестом затушил пламя в руке.

- Ладно, хватит уже жаться, как кролик. Настал твой звёздный час, хлопец. Встань, страх преодолей!

Парень растерянно вскинул брови и поднял взгляд на колдуна. Услышанное с грохотом врезалось в клубок обуявших его мыслей и чувств, что по ощущениям было похоже на удар дубиной по голове. Эта контузия полностью обездвижила его – он только и мог, что рассеянно моргать с глупым выражением на лице. Колдун, видя это, разочарованно взмахнул руками и воскликнул:

- Проклятье, да не собираюсь я тебя поджаривать! В конце концов… - он усмехнулся, - ты же здесь по моей воле.

Дубина ударила парня ещё раз, на этот раз сильнее. Это всё было сильно похоже на сон, особенно тем, что не имело совершенно никакого смысла. Он нерешительно посмотрел по сторонам, тщетно пытаясь определить, реален ли этот мир, и, не придя ни к какому определённому выводу, решил, что лучше всего сейчас будет ничего не делать. Дать событиям развиваться своим чередом, и будь что будет. Колдун же, видя, что парень совершенно его игнорирует, окончательно потерял терпение.

- Ну тебе что, выпить предложить? – возмущённо сказал он и махнул рукой. – Короче, надоест лежать – я буду у очага. Только учти – выйдешь за порог, и я тебя в бараний рог скручу.

С этими словами колдун оставил окончательно сбитого с толку парня наедине с собой и ушёл разжигать огонь в очаге.

Прошло довольно много времени, прежде чем парень, наконец, решился и вышел из башни. Ночь полностью поглотила лес, а луна скрылась за непроницаемой пеленой туч. Огонь в доме колдуна был единственным источником тепла и света во всей покрытой холодной тьмой округе. И, несмотря на всю мрачную обстановку и не самые лучшие обстоятельства, он придавал комнате уют, который смягчил даже грозный облик хозяина. Тот сидел в кресле перед очагом и, щёлкая орехи, глядел на танец пламени в нём. Увидев парня, он кивнул ему на стоящий рядом табурет, и, дождавшись, пока тот сядет, сказал:

- Вот, что я тебе скажу, хлопец. Ты можешь быть умным, но пугливым, как мои коллеги по ремеслу, можешь быть смелым, но пустолобым, как эти рыцари из ордена. Но если ты и глупый, и трусливый, то тебе не выжить. И мне от бестолкового трусишки никакой пользы нет. Так что делай с этим что-нибудь. Ну ладно, - он потянулся так, что хрустнули кости, - надоело мне, что ты молчишь, как рыба. Задавай мне вопросы – их у тебя наверняка много, - а я буду отвечать. Не люблю говорить в пустоту.

Парень робко бросил взгляд на колдуна и сразу отвернулся в сторону. Он совершенно не понимал, в какую ситуацию попал, но, тем не менее, не мог додуматься ни до одного вопроса, который смог бы хоть как-то разъяснить её. Растерянность всё не отходила. Впрочем, один вопрос, относившийся к делу лишь косвенно, очень давно крутился у него на уме. И ничто другое, кроме него, в голову не лезло. Собрав волю в кулак, парень произнёс:

- А это правда, что вы убили алхимика? Ну, который здесь жил.

На лице колдуна вновь появился насмешливый оскал.

- А то. Этот шельмец неплохо кидался своими бутылками. Одна даже чуть в меня не прилетела. Ну, я большую часть раскидал да сжёг, а последнюю поймал и кинул обратно в него. Хороший там коктейль был, с его головы всё мясо до кости слезло. А что, жалко тебе его?

- Да нет, - быстро ответил парень. – Просто интересно.

- Ну ты в пустую-то не болтай, - сказал колдун с лёгким раздражением. – Интересно ему. Я не собираюсь тебе всю свою биографию рассказывать. Ближе к телу.

- Ладно. Э-э-э… - парень замялся и стал быстро соображать. - То, что вы сказали… что я здесь по вашей воле… Что это значит?

- То и значит. Ты ведь не просто так пришёл сюда, - на лице колдуна появилась хитрая ухмылка. – Ты чувствовал зов, и не смог ему воспротивиться. Точно? Это я призвал тебя. Правда, - он нахмурился, - я думал, тебе хватит мозгов постучаться, а не ломиться ко мне в окно.

Парень покраснел и отвёл взгляд.

- Я думал… меня зовёт к себе артефакт.

Колдун вновь ухмыльнулся и пристально посмотрел на него.

- Вот, значит, чего ты хочешь. Ясно. Ну, ничего удивительного – не встречал никого, кто теперь не хотел бы быть сильнее других. Как говорится, в силе правда. Только вот один вопрос – зачем? Чего ты хочешь, конкретно?

Он пронзил парня взглядом, от которого у него побежали мурашки по коже. Ему показалось, что колдун сумел проникнуть к нему в голову и теперь копается в его мыслях, будто в куче белья.

- Конкуренты мне не нужны, приятель. Не хочу, чтобы ты увёл у меня какую-нибудь годную цацку или подрезал добычу после налёта. Хотя нет, - он почесал подбородок. – Люди твоего сорта редко выбираются из родных краёв, а я здесь надолго не задержусь. Да и вряд ли у тебя хватит духу сделать меня своим врагом. Тогда… Нет, только не говори мне, что это из-за девки. Это слишком глупо, даже для тебя. Тут тебе никакое мастерство не поможет, разве что ты глаза ей сожжёшь. Впрочем… - он вдруг щёлкнул пальцами, - Ну точно! Очевидно и очень типично. Жаль, хлопец, жаль, я уж надеялся...

С каждым словом колдуна парень хмурился всё больше и больше. Тот видел его насквозь без каких-либо усилий, но воспринимал всё это с совершенно невыносимым цинизмом, видя, как и остальные, всё в мрачных тонах. Парень совсем не хотел, чтобы его благие в сущности намерения были искривлены сознанием прозорливого колдуна. Поэтому, не дожидаясь, пока тот выскажется вслух, парень выпрямился и, собрав всю волю в кулак, произнёс:

- Знаете, чего я хочу? Я хочу навести порядок на этой земле! Для этого мне и нужна сила, чтобы избавить народ от мерзавцев, которые сосут из него кровь, чтобы защитить людей от лесных тварей, держащих в страхе всю округу! Я объединю вечно грызущиеся между собой селения, и люди наконец смогут жить хорошо, как жили когда-то. Вот чего я хочу! И я этого добьюсь!

Колдун расхохотался так, что у парня зазвенело в ушах.

- Вот как? Что же, ты, выходит, тот самый человек, который приведёт людей к светлому будущему? – насмешка на его лице приобрела зловещий оттенок. – Ну да. Настоящий альтруист, которому счастье других важнее, чем своё собственное. И всё, что тебе нужно взамен – это чтобы тебя слушались. Чтобы ты принимал все решения, чтобы твоё слово имело наибольший вес, чтобы все уважали тебя и восхищались. Да, без силы этого достичь невозможно.

Слова возражения застряли у парня в горле. Образы светлого будущего предстали перед ним, совершенно отгородив его от реальности. Он видел, как семья склоняет перед ним голову, как он изгоняет деда под одобрение братьев, как люди с криками забивают дядю камнями, и как рыжеволосая красавица с соседнего хутора смотрит на него с любовью и восхищением. Взгляд парня застыл, а на лице появилась блаженная улыбка.

Колдун смотрел на него, тихо посмеиваясь. Когда, наконец, парень вынырнул из своих грёз, он произнёс:

- Тебе повезло, хлопец. Я могу дать тебе то, чего ты хочешь. Могу обучить тебя управлять эфиром. Но не за «спасибо», разумеется. Взамен ты станешь моим слугой. Будешь почитать меня и исполнять все мои прихоти. Тебе это будет полезно, - он усмехнулся. – Прежде, чем повелевать, нужно научиться подчиняться. Ну как, согласен?

- Да! – мгновенно ответил парень. Колдун усмехнулся такой скорости.

- Ну и отлично. Тогда можешь звать меня просто «господин». Как звать тебя, мне без разницы. Спать можешь где угодно, есть что угодно, главное, чтобы это не мешало мне. Если я зову – бросаешь всё и бежишь. Опростоволосишься – поджарю тебе задницу, или испытаю на тебе парочку приёмов. Всё ясно?

Парень кивнул. Он ожидал худшего, хотя и понимал, что ему ещё придётся натерпеться.

- Ну что ж, тогда начнём. Раз уж в этом доме есть библиотека, первым делом ты должен обучиться алхимии. Мне она никогда не давалась, больно скучная и нудная, но есть там парочка зелий, которые меня сильно интересуют. Начни с основ, книга лежит на столике, в башне, а там посмотрим. Только смотри не тяни – сроку тебе неделя. Понятно?

- Ну, на самом деле, основы алхимии мне известны, - с достоинством ответил парень.

- Да ну? – удивился колдун.

- Я обучался у алхимика, который здесь жил. Недолго, правда... но несколько эликсиров знаю, сварить смогу.

- Вот как? Ну и славно. Тогда к утру сваришь мне кое-что. Для начала – мясной суп. Вся эта травяная байда мне осточертела. Ну и вдобавок парочку зелий. Посмотрю, на что ты способен.

Парень с готовностью кивнул.

- Ну, а теперь, - колдун широко зевнул, - пойду спать. И так полночи с тобой, дуралеем, пропустил. Раньше полудня не будить, понял?

С этими словами он поднялся на ноги и, махнув парню рукой, направился к лестнице в спальню.

Дождавшись, пока он уйдёт, парень потёр руки и принялся за дело. В первую очередь он направился в библиотеку, где раскопал книгу с рецептами алхимика и ещё несколько полезных томов. Прихватив свечу, он поднялся в лабораторию и зажёг там свет. Все колбы, реторты, перегонные кубы и прочие приборы были целыми, а в закромах всё ещё было достаточно ингредиентов. Убедившись, что здесь есть всё, что нужно, парень запер дверь в спальню и, стараясь шуметь как можно меньше, принялся за работу.

Вскоре на столике в башне настаивалось два пузырька с зельями. Один содержал лечебное снадобье бронзового цвета, другой – голубой эликсир, который давал необыкновенную ясность мысли. Вскоре к ним присоединились ещё два флакона – с кристально-чистой дух-водой. Когда-то именно ради неё парень напросился к алхимику в ученики. Дух-вода обладала отличным дурманящим воздействием, но вызывала сильное привыкание. Алхимик, разумеется, был единственным в округе, кто умел её делать, и он знал этому цену. Те, кто не зависел от его лекарств и прочих зелий, очень часто попадали под влияние его дух-воды и, наряду с другими, становились должниками, вынужденными исполнять его волю. В руках алхимика была реальная власть над людьми, и парень хотел того же. Став его учеником, он первым делом разузнал рецепт дух-воды и стал делать свою версию. Она была заметно хуже, но и дешевле. Парень толкал её в небольших количествах и уже начал получать неплохой навар, когда алхимик таки пронюхал о его делишках. Тогда парень на себе испытал силу его «коктейлей». Старик отыгрался на нём за все потерянные деньги, влияние и репутацию. Вдобавок пришлось отдать ему нехилые отступные, а после молиться, чтобы он не запросил ещё больше. До сегодняшнего дня делать новые зелья парень не рисковал, но теперь в его голове уже роились мысли о новых возможностях.

Когда парень закончил, за окном уже посветлело. Небо всё ещё было затянуто серыми тучами, которые усиливали набежавшую за ночь работы сонливость. Тем не менее, парень не ложился, боясь разозлить колдуна. В буфете он нашёл запас провианта, где, кроме мяса и овощей, нашлись даже фрукты и яйца, и сварил простую похлёбку, жидкую, но съедобную. Когда всё было готово, парень, с трудом борясь со сном, устроился в кресле у очага с книгой по алхимии и стал ждать, пока колдун не проснётся.

Прошло немало времени, прежде чем он услышал на лестнице шаги. Колдун спустился вниз, зевая; плащ он скинул, обнажив свой серебристый торс, но очки не снимал. Настроение его было мрачное, и парню это сильно не понравилось. От вчерашнего колдуна практически ничего не осталось. Парень моментально подал ему еду, которую колдун съел медленно и не произнеся ни единого звука. Когда же парень убрал посуду и заикнулся о том, что готов принести зелья на пробу, колдун только отмахнулся и устроился в кресле. Парень растерянно застыл. Простояв так несколько минут и не дождавшись от колдуна никакой реакции, он осторожно спросил:

- Какие будут указания, господин?

Колдун ответил не сразу. Его дыхание было тяжёлым, а тон – безразличным, когда он махнул рукой и произнёс:

- Иди, учись.

***

Время тянулось ужасно медленно. Неделя проходила за неделей, лес за окном полностью оголился, только деревья возле дома и не думали сбрасывать летнее убранство. В самом же доме царили тоска и уныние. Колдун с каждым днём хандрил всё больше, причём по совершенно непонятной причине. Постепенно этим заразился и парень. Впрочем, ему отдаваться унынию было некогда – изо дня в день он собирал ингредиенты, варил зелья и испытывал их. Дело шло медленно, ведь приходилось опираться только на сухие слова из книжки. Эффекты от варева были очень слабыми. Лечебное снадобье, к примеру, едва могло остановить кровь и почти не ускоряло заживление. Это парню не раз пришлось проверить на себе.

Той же проблемой страдала и его дух-вода. Узнав о том, что парень делает её, колдун оживился и сразу же употребил три флакона. Но вместо блаженного путешествия в глубины разума он получил лишь слабое щекотание в низу живота. Спустя пару часов бессмысленного ожидания, колдун молча сгрёб все оставшиеся бутылки и кидался ими в парня до тех пор, пока они не кончились. После этого он требовал по несколько флаконов дух-воды каждый вечер и, если она не удовлетворяла его, парню доставалось по полной. Тот был вынужден носиться по всему лесу в поисках ингредиентов и делать большие партии, чтобы отобрать из них лучшее. Излишки он выменивал в соседних хуторах на еду и более качественные ингредиенты. Интенсивная практика пошла ему на пользу; во всяком случае, как ему казалось, после дух-воды колдун становился менее мрачным. Но и этого было недостаточно, чтобы выдрать его из лап хандры.

Парень не раз жалел о том, что ввязался во всё это. Да, он мог изучать алхимию днями напролёт, но его не покидало ощущение, что всё это бессмысленно. Без эфира все созданные им зелья были бесполезны. Он учился ходить вместо того, чтобы наслаждаться полётом. И, самое плохое, что ему, как и раньше, приходилось помалкивать и довольствоваться тем, что есть. Злить колдуна своей настойчивостью он хотел ещё меньше, чем вернуться обратно на хутор. Впрочем, он убеждал себя, что здесь всё же вполне неплохо. Постоянная апатия колдуна давала ему возможность выкроить немного времени для себя, а одно это дорогого стоило.

В тот день стояла особо мерзкая погода. Небо было затянуто тучами, шёл мелкий, но постоянный дождь, а холод пробирал до костей. Поначалу всё шло как обычно. Парень занимался зельями, колдун бездельничал, то шатаясь по дому, то сидя на одном месте. Пообедали они, как обычно, похлёбкой, от вкуса которой уже воротило даже парня. Съев свою порцию, колдун вдруг поднялся с места и с хрустом потянулся. Выйдя на середину комнаты, он принял странную позу, встав на одно колено и причудливо изогнув руки так, что палец с перстнем касался лба, а кулак левой руки упирался в спину. Набрав воздуха, колдун закрыл глаза и застыл. Спустя пару мгновений камень в перстне вспыхнул, а по телу побежали голубые потоки энергии, собиравшиеся в яркую светящуюся сферу, чуть ниже груди. Так колдун простоял четверть часа, ни разу не пошевелившись. Лишь когда свечение внутри него потухло, он оторвал палец с перстнем ото лба и с трудом выпрямился. Лицо его посветлело, он с шумом выдохнул и произнёс:

- Так! Ну что, пора за дело.

Поймав на себе изумлённый взгляд парня, он усмехнулся, словно разбив этим лёд с окоченевших лицевых мышц.

- Давай, доедай быстрее. Прошвырнёмся до села. И варево захвати.

Не задавая лишних вопросов, парень моментально употребил остатки своего обеда и с готовностью вскочил на ноги. Через пару минут он уже стоял на крыльце с сумкой, набитой низкосортными зельями, и предвкушал своё первое появление в селе вместе с колдуном. Люди будут смотреть на него с уважением, с завистью. А ему больше не придётся заискивать перед ними, опасаясь навредить репутации семьи. Теперь остерегаться придётся им самим, ведь никто не посмеет связываться с колдуном и его слугой.

Тут мысли его прервал возглас из дома:

- Слышь! А сапоги мне кто чистить будет?

Когда, наконец, всё было готово, колдун направился к сараю и выкатил оттуда свой трайк – этакую трёхколёсную железную повозку, которую приводил в движение небольшой артефакт. От её брутального вида парень разинул рот – ничего даже отдалённо похожего он никогда не видел. Колдун тем временем прикоснулся к углублению под сиденьем и снова закрыл глаза. Перстень на пальце загорелся, по руке вновь побежали потоки энергии, но уже в обратном направлении. Заправка длилась пару минут, после чего колдун сел за руль и указал парню на заднее сиденье, которое вернее было бы назвать насестом. Трайк двинулся с места резво и бесшумно, и через мгновение они катили по узкой и разбитой дороге по направлению к селу.

Село раскинулось у подножья горы, на равнине между рекой и тёмным лесом. Грязные улочки извивались меж маленьких дворов со скромными хатами, чахлыми огородами и птичниками. Базарная площадь в центре села была окружена деревянными домами ремесленников; здесь же стоял небольшой каменный храм, а напротив возвышался громадный терем, украшенный резными орнаментами и огороженный кондовым забором. Часть дома была недостроена, но с улицы этого было практически не видно. Здесь жил местный правитель – сельский староста.

Поездка вышла не самой приятной – даже колдуна болтало в сиденье, а уж парень несколько раз едва не слетел с трайка, - но зато добрались они всего за пару часов. Перед мостом на въезде в село их попытались остановить два стража, но, приглядевшись, молча убрались с дороги. Колдун усмехнулся и въехал в село, не сбавляя скорости. Проехав по совершенно пустым улицам, трайк оказался на базарной площади и, не останавливаясь, въехал во двор резиденции старосты.

- Эй! – к затормозившему трайку приблизился огромных размеров бугай в кожаном камзоле. – Какого рожна вы тут забыли? А ну прочь отсюда!

- Выбирайте выражения, молодой человек, - наигранно произнёс колдун, подняв на него взгляд.

Амбал отпрянул и схватился за дубину на поясе.

- Лучше вернись туда, откуда выполз, бес, - произнёс он.

- Обязательно. Мне этот гадюшник не по вкусу, - колдун сплюнул на землю. - Староста где?

- Делами занят. У него нет времени на всяких бездельников.

Колдун сузил взгляд и усмехнулся.

- Легче на поворотах, здоровяк. Один раз я тебя уже убил. Могу повторить.

Лицо амбала налилось кровью. Он бросил на колдуна убийственный взгляд и произнёс:

- Ты своё получишь, подлюга. Рано или поздно...

- Лучше рано, я за этим и приехал, - перебил его колдун и согнул пальцы правой руки. – Так ты долго ещё будешь болтать? Или мне подогреть твой интерес?

Метнув взгляд на его искрящуюся ладонь, бугай, наконец, совладал с собой.

- Староста сейчас на шахте, и пробудет там до вечера, - сказал он, убирая ладонь с дубины.

- Вот сразу бы так. Пригляди за моей тележкой, пока я прогуляюсь.

Колдун подал знак парню и направился на выход.

Путь по каменистой тропе они преодолели быстро. Стекольная шахта располагалась прямо над селом, на широком уступе, с которого было отлично видно окрестности. Здесь всё разительно отличалось от безжизненных улиц внизу: повсюду сновали люди, грязные, в ободранной одежде и с унылыми лицами; бригадиры выкрикивали приказы, грузчики таскали тележки с рудой из шахты в склады на уступе, в общем, кипела бурная деятельность. В центре всего этого парень увидел сельского старосту – лысого коротышку с широким лицом, – который ходил вокруг, скрестив руки за спиной, одобрительно кивал и при случае подгонял работников. Подойдя поближе, колдун усмехнулся и залихватски свистнул в его сторону.

На лице старосты отразилось раздражение, которое быстро сменилось интересом. Увидев колдуна, он вытаращил глаза, а когда осознание дошло до него, в них отразился испуг.

- Салют, господинчик, - колдун приветственно махнул рукой, от чего староста инстинктивно отпрянул. – Не ожидал меня увидеть?

- Не ожидал, - плоским голосом ответил тот. – Ты по делу пришёл?

- Конечно, по делу, что мне ещё тут делать. Я так понимаю, ты ничего мне не приготовил?

Староста огляделся по сторонам, задержав взгляд на селе внизу, и ответил:

- Дай мне два часа, и всё будет готово. Съестное, выпивка... Без проблем.

- Хорошо. Удвой число овощей и хлеба. В общем-то, можешь и пару бутылок надбавить. А я найду, чем себя занять, - колдун ухмыльнулся. – Кого мне выделишь сегодня?

- Жена мясника согласилась в этот раз, - взгляд старосты вновь заметался. – Я прямо сейчас пошлю за ней.

- Ух, отлично, - на лице колдуна появилась довольная улыбка. – Радуешь, приятель. Она баба что надо.

Староста подозвал к себе одного из бригадиров и пробормотал ему инструкции. Когда тот ушёл, он повернулся к колдуну и сказал:

- Я пойду собирать припасы.

- Постой, не торопись так, - колдун скрестил руки на груди. – Ты сделал то, что я просил?

Староста заметно замялся, промычал что-то невразумительное и, прокашлявшись, произнёс:

- Да, но возникли сложности. Большие сложности.

Не дождавшись реакции, он заговорил:

- В общем, мы делали всё, как ты сказал, всё по уму. Прибыли с двумя парнями в город, остановились в таверне и обратились к хозяину, не называя имён. Вообще, он сразу показался мне человеком ненадёжным, но, всё равно, договорились с ним о встрече, сказал, что найдёт покупателя быстро. А город этот, ну, самый настоящий гадюшник, везде попрошайки, ворюги, бандиты с оружием ходят, благо мы тоже были с топорами. Как там можно вести дела, я не представляю, но уговор есть уговор, и сделка уже назначена. Встретились мы на следующий день. А я, ещё когда мы туда подошли, почуял что-то неладное. Я хоть и не горожанин, но котелок варит, а они тут какие-то странные схемы проворачивают. Ну, в общем, слово за слово, и тут выскакивает целая толпа этих оборванцев. Ну, натурально, завязалась драка, полный бардак, одного моего положили, второго ранили, я сам еле ноги унёс. Смылся по-быстрому из города и домой. Тут уже думаю – надо с ними свести счёты и забрать то, что причитается. Надо же расплачиваться, а средствов в обрез. Ну, собрал отряд бойцов и отправил их туда. Недавно вышли на связь: до города добрались, обосновались, теперь копают под этих жуликов. Ещё примерно неделя и они выведут их на чистую воду, тогда и дело будет сделано. Да, задержка, но ничего не поделать, такие люди, с которым приходится дело иметь.

Колдун выслушал эту тираду с задумчивым лицом, периодически с пониманием кивая. Когда староста наконец умолк, он почесал подбородок и бросил на него бесцветный взгляд. Парень внимательно смотрел на него, ожидая реакции – сам он не понял ровным счётом ничего и был изрядно сбит с толку. На несколько мгновений колдун будто бы окаменел, но затем вдруг резко выбросил правую руку вперёд и двинул раскрытой ладонью вверх.

Старосту подбросило в воздух на несколько метров. От неожиданности он не успел даже вскрикнуть, а потом было уже поздно – зависнув на мгновение, его тело рухнуло вниз и шлёпнулось о землю с хрустом костей. Раздался громкий визг боли, и все вокруг, включая парня, отпрянули назад. Колдун же зажёг в своей ладони огонь и, медленно подойдя к извивающемуся старосте, поставил ногу ему на грудь.

- Складно плетёшь приятель, - произнёс он, глядя на пламя. – Я бы даже мог тебе поверить. Если бы не видел твоего терема. Черепица с птеновым покрытием, ректорная башня, да ещё и эбеновые статуи на крыльце, это ты называешь «средствов в обрез»? Готов свой перстень поставить на то, что все они куплены на мои деньги. Правильно я говорю?

Колдун переместил ногу пониже и надавил сильнее. Звуки, издаваемые старостой, стали тоньше, и он закивал.

- Знаешь, что я с тобой сделаю, подонок? – колдун оскалился и наклонился к его лицу. – Говори быстро, сколько денег у тебя в казне?

- М-мало! – выдавил староста. – Всё ушло на запасы на зиму! Урожаи плохие, будет голод!

- Надо же. Что ж, это плохо, дружок. Для тебя.

Пламя в руке колдуна разгорелось – теперь это был настоящий огненный шар. Его тепло чувствовал даже стоящий поодаль парень. Староста в страхе вытаращил глаза и заговорил:

- Погоди! Я, я смогу расплатиться! Не деньгами, нет, у меня есть ценные для тебя сведения!

Оскал колдуна превратился в насмешку.

- Сведения на девять тысяч? С чего это им быть такими дорогими?

- Это вопрос жизни и смерти! Тебе грозит смертельная опасность!

- Серьёзно? И ты говоришь мне это только сейчас? – колдун сильнее надавил на него ногой. – Почему бы мне в таком случае не выбить эти сведения из тебя силой?

Тяжёлое дыхание старосты переросло в хрип.

- Я… тебе нужна будет… моя помощь! Мало… одних слов!

Колдун хмыкнул и выпрямился, убрав ногу с его груди.

- Ладно, так и быть. Выслушать тебя я могу.

С шумом отдышавшись, староста попытался встать, но не смог даже подняться на локтях. Скривившись от боли, он застыл на земле и произнёс:

- Сначала… я должен быть уверен, что ты… что мы будем в расчёте.

Колдун нахмурился и, стиснув зубы, снова взмахнул рукой. Староста с криком поднялся в воздух и повис вниз головой.

- Можешь быть уверен только в том, что я шею тебе сверну, если будешь молчать, понял? – рявкнул он и процедил: - Оборзел совсем.

Из последних сил староста попытался сопротивляться и вырваться из невидимой длани, удерживающей его. Но кровь быстро прилила к его голове, и он почти перестал что-либо соображать. Едва держась за сознание, он выкрикнул:

- Рыцарь! В селе рыцарь!

Словно гром поразил колдуна в самое его сердце. Он выпучил глаза и, опустив руку, стал испуганно озираться по сторонам. Тело старосты, оставшееся без его внимания, рухнуло на землю, и на этот раз хруст сломанных костей был слышен гораздо отчётливее. Колдун не обратил на это внимание; он, словно загнанный зверь, шарил глазами по стоящим вокруг людям, вглядывался в их лица и нервно шевелил пальцами правой руки, меж которыми горел огонь. Парень наблюдал за ним с недоумением. Впрочем, колдун довольно быстро пришёл в себя. Сжав правую руку в кулак, он подбежал к телу старосты и, схватив его за воротник, выкрикнул:

- Кто он? Где он? Как долго он тут? Отвечай, чтоб тебя!

Но староста молчал. Его голова съехала на бок, а, когда колдун с силой тряханул тело, вывернулась под неестественным углом. Осознав, что от него уже ничего нельзя было добиться, колдун оттолкнул его от себя и выпрямился. В последний раз окинув злобным взглядом собравшуюся вокруг толпу, он махнул парню и быстро зашагал к тропинке в село.

Обратный путь до терема колдун с парнем преодолели бегом. Влетев во двор, колдун рванул прямиком к давешнему амбалу, который стоял на крыльце и следил за общей суетой. Тот оставался в полном недоумении, пока колдун не схватил его за воротник и, невзирая на крики, удары и попытки освободиться, потащил его в дом. Парень было дёрнулся следом, но колдун захлопнул дверь прямо у него перед носом. Вслед за этим изнутри раздались возгласы, крики, а потом и вопли, и парень сам потерял всякое желание войти. Дабы лишний раз не отсвечивать, он устроился в углу рядом с дверью и принял наблюдательную позу.

Во дворе царила прежняя суматоха обычного дня, весть о произошедшем на шахте дойдёт сюда позже. Парень надеялся, что к тому времени они с колдуном уже смоются из села. Никто ведь не будет разбираться, какова была его роль в том, что произошло со старостой, одного знакомства с колдуном им будет достаточно для того, чтобы повесить его на той же ветке. Какова бы ни была сильна мощь эфира, вряд ли им удастся отбиться от разъярённой толпы, которая, как считал парень, неминуемо придёт за ними. Он уже был готов смыться сам, воспользовавшись случаем, но не решился. Навлечь на себя ещё и гнев колдуна ему совсем не хотелось.

Вернулся колдун довольно скоро. Он сразу же оправдал надежды парня, бросив ему: «Валим отсюда», - и направился прямиком к трайку. Спустя несколько мгновений они выехали со двора и затерялись среди домов. Улицы оживали под влиянием лучей закатного солнца, долгий и изнурительный рабочий день подходил к концу. Работники возвращались с шахты, полей и строительства терема, нигде не задерживаясь и совершенно не обращая внимания на то, что творится вокруг. Колдун провёл трайк по улицам села подальше от базарной площади. Достигнув окраины у леса, он въехал во двор какой-то хаты, проломив ворота, и, остановившись рядом с крыльцом, без церемоний зашёл в дом. Там он, не произнеся ни слова, выгнал несчастных и недоумевающих хозяев в подвал и, забрав у парня сумку с дух-водой, уселся на пол в глубине хаты.

- Этот ушлёпок пытался продать меня рыцарю! - воскликнул колдун, залпом осушая флакон. – Пообещал ему рассказать о местном «нечестивце» и помочь с поимкой. Причём сам считал, что я уже отбросил копыта, и слить хотел только то место, где я живу, мол дальше не его проблемы. Да только в цене они не сошлись, ну и, как говорится, переговоры затянулись. А вот когда я объявился, он наверняка хотел поскорее рвануть к рыцарю и сдать меня, чтоб спасти свою задницу. Вот ведь паскуда!

Он снова выпил флакон одним глотком и с размаху запустил его в противоположный угол.

- Надо разобраться с этим рыцарем, - сказал он. – Иначе он мне житья не даст.

Парень почувствовал на себе взгляд колдуна, вынуждающий сказать что-то в ответ. Стараясь не поднимать глаз, он спросил:

- Вы… вы будете с ним биться, господин?

- Ты идиот что ли? – грубо произнёс колдун. – Чтоб я рисковал своей шкурой? Ну уж нет. Сделаем всё по-умному. Здоровяк сказал мне, что устроился рыцарь в старом доме на берегу реки. Как стемнеет, мы с тобой проникнем туда, застанем его врасплох, пока он спит, и ты перережешь ему горло.

От этих слов парня передёрнуло, а по коже побежали мурашки.

- Почему я? – машинально возмутился он.

- Потому что я так сказал, твою мать! – рявкнул колдун. – Задашь ещё один тупой вопрос, и я тебе глаза выдавлю, понял?

Парень испуганно отпрянул назад и прижался к стене. Колдун отвёл от него злобный взгляд и, осушив очередной флакон дух-воды, произнёс:

- Тебе нужно будет оружие. У кузнеца его уже не раздобудешь, там сейчас такая свистопляска творится, что мало не покажется. Придётся найти что-нибудь на месте. На всякий случай, поройся здесь, может сумеешь найти хоть какой-нибудь ножик. Хотя против рыцаря с ним придётся постараться… Всё, скройся с глаз моих, и пока я не позову, чтоб не появлялся.

Сказав это, он замахнулся пустым флаконом в сторону парня, но тот моментально юркнул в соседнюю комнату. Усмехнувшись, колдун кинул тару в угол и принялся за следующую порцию.

Вскоре село погрузилось во тьму. Тучи быстро затянули небо, оградив лунный свет от земли. Впрочем, улицы села и в особенности базарная площадь были хорошо освещены. Выглянув в окно, парень увидел, что высокий и красивый терем объят огнём до самой крыши. Слышались крики, вопли и лязг оружия. Однако соседние улицы были всё так же пусты. В домах горели окна, виднелись силуэты, изредка кто-то выходил во двор, но быстро возвращался обратно. Никто не желал попасть под раздачу, и парень полностью разделял их чувства. Он мысленно ругал колдуна за то, что они не скрылись в лесу, ему казалось, что в любой момент сюда может ворваться отряд бойцов и убить всех, кто им попадётся. Нечего надеяться, что его спасёт колдун или тот короткий ножик, который он раздобыл тут, в доме. Но никто так и не появился. Во дворе, на улицах и в соседних домах всё было так же тихо, лишь звуки сражения на площади нарушали ночную тишину. Незаметно для себя, парень задремал, пригретый теплом печки. Проснулся он от беспардонного пинка в бок и возгласа: «Пошли!» Не дожидаясь добавки, парень вскочил на ноги и, сунув нож за пояс, проследовал за колдуном во двор.

Путь был трудным, но недолгим. Они шли напрямик через тёмный лес, дорогу им освещало пламя в руке колдуна. Парень осторожно лавировал между деревьев, уклоняясь от толстых веток и перешагивая раскидистые корни, которые даже при свете огня было плохо видно. А вот колдун постоянно оступался, запутывался в кустах и ударялся о ветви головой. Несколько раз его пламя перекидывалось на деревья и листву на земле, но он тут же задувал его одним движением руки. Приблизившись к реке, колдун погасил свет; остаток пути пришлось преодолеть в полной темноте. Вскоре парень различил впереди силуэт небольшого дома с крепким частоколом вокруг. Он выглядел безжизненным, вокруг царила тишина и темнота. Ничего не мешало сейчас пробраться внутрь и покончить с рыцарем навсегда. Только на этот раз парень не был так уверен.

Одним прыжком перемахнув через забор, колдун подбежал к хате и прижался к стене. Вскрыть закрытые ставни и окно за ними оказалось просто. Но прежде, чем лезть внутрь, он замер на месте, прислушиваясь к своим ощущениям. Лишь убедившись, что всё чисто, колдун подтолкнул парня к окну и приказал полезать первым. Тому колебаться не пришлось – колдун был страшнее. Забравшись внутрь, парень оказался в большой комнате; в углу её догорал очаг, а на столе курился дым от каких-то тонких палочек в деревянном стакане. Храп доносился из-за приоткрытой двери напротив. Опасности всё ещё не было, поэтому парень развернулся и подал сигнал.

Колдун залез в окно без промедлений и, оглядев комнату, едва удержался от радостного возгласа. Здесь было по крайней мере три артефакта, причём достаточно ценных. Рядом с очагом стоял небольшой, но крепкий сундучок с приоткрытой крышкой. На вешалке у двери висел камзол рыцаря, скромно выглядящий, но с особо прочной подкладкой и каймой из декарита. Но самое главное – рядом с ним лежал жезл из чистой гельмовой стали, украшенный проводящими и концентрирующими узорами. Пусть он и не был таким мощным, как посох, но всё же гораздо более эффективным, чем один только перстень. От вида такой богатой добычи, колдун едва не забыл о цели своего «визита». Подойдя поближе, он взял жезл в руки и, сняв перстень с пальца, надел его на наконечник. Рубин вспыхнул ещё ярче, и колдун тихо рассмеялся.

Обернувшись, он увидел, что парень застыл возле окна и не сводит алчущего взгляда со светящегося жезла. Лишь когда колдун злобно зашипел на него и ткнул пальцем в дверь, за которой спал рыцарь, тот опомнился и двинулся с места. Вытащив нож, парень приоткрыл дверь и осторожно заглянул внутрь. При виде рыцаря внутри него всё похолодело. Своим огромным и мускулистым телом он почти целиком занимал двуспальную кровать. Такому, как он, не нужен был никакой эфир, чтобы превратить любого противника в бесформенную груду мяса, а уж чтобы одолеть его, нужен был целый отряд.

Парень подошёл поближе и, сглотнув, посмотрел на нож в своей руке. Сомнения обуяли его. Слова колдуна о том, что с ним придётся постараться, стали ясны. Такую тушу не свалить и десятком таких ножиков. Он должен умереть мгновенно, иначе его ярость сметёт любого. Парень понимал это, но на уме у него было другое – что если у него не получится? Вдруг он промахнётся и лишь легко ранит его? Что если вместо того, чтобы ударить его в шею, он попадёт в плечо? Всё просто – это будет стоить ему жизни. Руки парня тряслись от этих мыслей, а это всё лишь усугубило. Страх неудачи, вполне реальный в этом случае, не давал ему поднять нож. Трудно попасть в ситуацию более ироничную. Рыцарь был полностью во власти парня, и, тем не менее, он был сильнее.

Мощный удар в живот вывел его из равновесия. Парень сложился пополам и со стоном рухнул на пол. Огромная фигура рыцаря за одно мгновение выросла над ним. Не успел парень сообразить, что происходит, как тяжёлая туша осела на него, намертво придавив к полу. Хрип вырвался из его сдавленных внутренностей. Рыцарь нашарил в темноте нож и вырвал его из ослабленной руки. Раздался могучий рёв, и острое лезвие пробило грудь парня, войдя в неё по самую рукоятку. Глаза парня вылезли из орбит, во все стороны брызнула кровь. А рыцарь, издав звериный рык, выдернул нож из его тела и ударил им снова. И снова. И снова. Он бил быстро, сильно и яростно, пока лезвие не переломилось напополам. Тогда, отбросив бесполезную железку в сторону, он обрушил удары железных кулаков на его лицо. Он бил, упиваясь кровью и наслаждаясь ненавистью, бил до тех пор, пока не понял, что вбивает в пол бесформенные куски мяса и костей. Лишь тогда кровавый туман сошёл с его глаз, и он, тяжело отдуваясь, откинулся назад.

Колдун к этому времени был уже далеко. Едва услышав за стеной нечеловеческий рёв, он понял, что всё пропало. Схватив первый попавшийся артефакт, он махнул жезлом и вылетел из окна хаты, как пущенный из пращи камень. Приземлившись за забором, колдун рванул через лес со всех ног, подгоняемый страшными звуками из-за спины. Он бежал в полной темноте, повинуясь лишь своим инстинктам и не думая ни о чём другом. Даже выбежав на улицу села, он не сбавил темпа. Влетев во двор давешней хаты, он вскочил на трайк, завёл мотор и рванул прочь. Сельские дома, горящий терем и мост через реку пронеслись мимо него за одно мгновение. Только оставив их далеко позади, он позволил себе вздохнуть спокойно.

Всё рухнуло в бездну. Нечего теперь было и думать о том, чтобы остаться в доме алхимика. Только валить, валить как можно быстрее. Ему к такому не привыкать, к счастью или же к сожалению. Собрать необходимые вещички, запас провизии, воды, и спалить свою теперь уже бывшую обитель до основания. А дальше лишь дорога. Неважно, куда она выведет – в другое село, безлюдную местность или же в город. Главное, чтобы там было кого взять под крышу. А это уже обеспечит несколько месяцев спокойной жизни. Так было раньше, так будет и сейчас. Впрочем, на этот раз у него есть дело. Нужно найти нового слугу. Кто-то ведь должен варить ему дух-воду.

-1
806
07:16
или хриплый грай грай? от животных?
По пыльной дороге, пиная ногами упавшие листья вы часто видите пыльную дорогу осенью?
С деспотичным дедом, «коктейлями» это ГГ такими терминами мыслит? хуторской парень? дальше так же
окружённый густыми деревьями с ярко-зелёной листвой осенью?
канцеляризмов куча, много лишних слов
второй этаж со спальней, оранжерея и небольшая башенка с библиотекой и лабораторией угу, в лесной глуши
гири двухпудовые?
штамп на штампе, в худших традициях дешовенького фэнтези
12:51
+1
Как будто в Skyrim поиграл laugh
Я прочитал это! Требую награду дух-воды, слышите, автор?
Сначала мне показалось, что рассказ подойдёт сюжетом под песню Сектора Газа или Киша: парень из села идёт грабить дом колдуна. Потом опять появился этот, мать его, артефакт! Ну кто-нибудь объясните мне, не игравшему в стратегии и прочие игры с магическим уклоном, ну нах.фига вы пишете про артефакты эти? Что это вообще за хрень? Будь она проклята.
Потом начался, грёбаный Брейкин Бэд.
Вскоре к ним присоединились ещё два флакона – с кристально-чистой дух-водой. Когда-то именно ради неё парень напросился к алхимику в ученики. Дух-вода обладала отличным дурманящим воздействием, но вызывала сильное привыкание. Алхимик, разумеется, был единственным в округе, кто умел её делать, и он знал этому цену. Те, кто не зависел от его лекарств и прочих зелий, очень часто попадали под влияние его дух-воды и, наряду с другими, становились должниками, вынужденными исполнять его волю.

Потом, Аааап, мне захотелось закончить чтение. Мотивация и поступки героев мне вообще оказались не понятны.

Автор, не надо так. Пишите покороче.
Спасибо.
18:22
Я начинал читать рассказ, неистово позёвывая, поскольку хитросплетения описательных наворотов и утомительно-долгих, корявых размышлений не предвещали ничего хуже очередного текста по мотивам очередной пройденной фэнтази-игрушки.

Внезапно… вечер перестал быть томным, и текст начал съезжать куда-то в сторону простой истории про обыкновенного магического барыгу – «Парень толкал её <некую дух-воду> в небольших количествах и уже начал получать неплохой навар, когда алхимик таки пронюхал о его делишках».

Чуть далее – «Узнав о том, что парень делает её, колдун оживился и сразу же употребил три флакона. Но вместо блаженного путешествия в глубины разума он получил лишь слабое щекотание в низу живота. Спустя пару часов бессмысленного ожидания, колдун молча сгрёб все оставшиеся бутылки и кидался ими в парня до тех пор, пока они не кончились. После этого он требовал по несколько флаконов дух-воды каждый вечер и, если она не удовлетворяла его, парню доставалось по полной.» – натурально же ломка какая-то описывается, автор, это пять.

«Тот был вынужден носиться по всему лесу в поисках ингредиентов и делать большие партии, чтобы отобрать из них лучшее. Излишки он выменивал в соседних хуторах на еду и более качественные ингредиенты» – нелегка жизнь незадачливого мэгик-дилера.

Далее:

«- Давай, доедай быстрее. Прошвырнёмся до села. И варево захвати.

***
«Когда, наконец, всё было готово, колдун направился к сараю и выкатил оттуда свой трайк – этакую трёхколёсную железную повозку, которую приводил в движение небольшой артефакт» – это что-то вроде классики стандартного разноцветного хиппи-фургончика? Или даже круче – прямая отсылка на транспортные средства крутых ребят из «Сынов анархии»?

Затем начинается вполне зачётная сцена встречи двух главарей бандформирований (один – вор в авторитет с кликухой Колдун, другой – староста поселения, здесь налицо сращивание преступного элемента с органами власти). Мы видим даже какие-то намёки на организацию притона с «ночными бабочками»:

«Колдун ухмыльнулся. – Кого мне выделишь сегодня?
— Жена мясника согласилась в этот раз, — взгляд старосты вновь заметался. – Я прямо сейчас пошлю за ней.
— Ух, отлично, — на лице колдуна появилась довольная улыбка. – Радуешь, приятель. Она баба что надо».

И сходка совершенно логичным образом превращается в кровавую разборку, когда авторитетный колдун адски чмырит терпилу-старосту (затем просто-напросто завалив чепушилу).

Дальше возникает образ некоего рыцаря (этакого «мента поганого», легавого), который охотиться на авторитетного Колдуна. Разговор в воровской «малине» явно разворачивает конфликтную ситуацию острым углом:

«– Этот ушлёпок пытался продать меня рыцарю! — воскликнул колдун, залпом осушая флакон. – Пообещал ему рассказать о местном «нечестивце» и помочь с поимкой. Причём сам считал, что я уже отбросил копыта, и слить хотел только то место, где я живу, мол дальше не его проблемы. Да только в цене они не сошлись, ну и, как говорится, переговоры затянулись. А вот когда я объявился, он наверняка хотел поскорее рвануть к рыцарю и сдать меня, чтоб спасти свою задницу. Вот ведь паскуда!
Он снова выпил флакон одним глотком и с размаху запустил его в противоположный угол.
— Надо разобраться с этим рыцарем, — сказал он. – Иначе он мне житья не даст».

Теперь всё решено, валить гада в рыцарских погонах будет слуга Колдуна:

«Сделаем всё по-умному. Здоровяк сказал мне, что устроился рыцарь в старом доме на берегу реки. Как стемнеет, мы с тобой проникнем туда, застанем его врасплох, пока он спит, и ты перережешь ему горло.
От этих слов парня передёрнуло, а по коже побежали мурашки.
— Почему я? – машинально возмутился он.
— Потому что я так сказал, твою мать! – рявкнул колдун <голосом Леонида Володарского>. – Задашь ещё один тупой вопрос, и я тебе глаза выдавлю, понял?».

Ну и далее со всеми остановками в стилистике балабановского «Брата» или «Бригады» какой-нибудь. Вплоть до жестокой, кровавой сцены убийства с весьма сомнительными подробностями (привет правилам конкурса, вроде бы запрещающим в рассказ чрезмерное смакование насилия):

«Не успел парень сообразить, что происходит, как тяжёлая туша осела на него, намертво придавив к полу. Хрип вырвался из его сдавленных внутренностей. Рыцарь нашарил в темноте нож и вырвал его из ослабленной руки. Раздался могучий рёв, и острое лезвие пробило грудь парня, войдя в неё по самую рукоятку. Глаза парня вылезли из орбит, во все стороны брызнула кровь. А рыцарь, издав звериный рык, выдернул нож из его тела и ударил им снова. И снова. И снова. Он бил быстро, сильно и яростно, пока лезвие не переломилось напополам. Тогда, отбросив бесполезную железку в сторону, он обрушил удары железных кулаков на его лицо. Он бил, упиваясь кровью и наслаждаясь ненавистью, бил до тех пор, пока не понял, что вбивает в пол бесформенные куски мяса и костей. Лишь тогда кровавый туман сошёл с его глаз, и он, тяжело отдуваясь, откинулся назад».

Уфффф, кажется схематично ничего не забыл я…

Дорогой автор! Если говорить серьёзно, то у вас получилась довольно ироничная пародия на жанр фэнтази в стиле «Криминальной России». Но из-за весьма плохого языка, напрочь графоманских оборотов даже этот эффект дуболомного треш камеди-клаба был сведён к нулю.

Поставлю один балл из 10-ти только потому что мне вас немного жалко — ну столько трудились, столько времени и сил тратили на постукивание по клавиатуре…
23:41
Сегодня кто-то просил прокомментировать эту работу. Прочитала.
Сюжет. Я тут не поняла про кого рассказ, про колдуна и слугу или про притон бандитов?
Завязка: молодой человек, у которого неприятности в семье, по зову колдуна (кстати, почему колдун выбрал именно его?), приходит в его дом, чтоб завладеть артефактом и получить силу. Там встречает колдуна, который берет его в услужение. Молодой человек прислуживает колдуну параллельно делает зелья и наркотики – дух-вода («Те, кто не зависел от его лекарств и прочих зелий, очень часто попадали под влияние его дух-воды и, наряду с другими, становились должниками, вынужденными исполнять его волю»), которые старается сбыть, и к которым пристрастился колдун.
Кульминация. Колдун и его слуга идут в село к старосте. Колдун пытается получить свою долю за «крышевание» старосты. Староста его обманул, и колдун его убивает. Перед смертью староста рассказывает, что колдуна разыскивает рыцарь. Колдун решает, что слуга должен убить рыцаря.
Развязка: в доме рыцаря, куда пришли колдун и его слуга, рыцарь, проснувшись, убивает слугу. Колдун сбегает в надежде кого-то взять под свою «крышу» и нанять нового слугу, чтоб варил ему наркотики (дух-воду): «Главное, чтобы там было кого взять под крышу. А это уже обеспечит несколько месяцев спокойной жизни. Так было раньше, так будет и сейчас. Впрочем, на этот раз у него есть дело. Нужно найти нового слугу. Кто-то ведь должен варить ему дух-воду.»
Все.
Конфликт. А в чем тут конфликт? Между слугой и колдуном? Между колдуном и старостой? Между крышей и крышуемым?
Идея. Уважаемый автор, какой фантастической идеей вы хотели поделиться с читателем? В чем мораль этой «сказки»? Кому тут надо было сопереживать? Убиенному слуге, который изобретает наркотики и мечтает на них разбогатеть? Колдуну, которого обманул тот, кого он крышует?
Простите, сопереживание бандитам не получилось. Никакой идеи, ради которой можно было жизнь положить, тоже.
Очень странное впечатление осталось от прочтения этого рассказа. С одной стороны, повествование автора интересное, читается легко. Автор хорошо описывает образы персонажей, природу, психологическое состояние героев. С другой стороны, допускает досадные ляпы и уклоняется в уголовный жаргон. Например,
1. «По пыльной дороге, пиная ногами упавшие листья, шёл парень в потрёпанной хламиде и с унылой гримасой на лице.» — с гримасой на лице — не очень хорошее словосечетание, описывающее как будто не выражение лица, а маску.
2. «Кто-то говорил, что они могут мановением руки искривлять законы природы, кто-то – что они умеют оживлять мертвецов и даровать людям различные способности, а кто-то – что они только и знают, как бросаться камнями». Словосочетание «искривлять законы природы» тут не подходит, т.к. искривить можно что-то прямое. Тут скорее подойдет слово «нарушать».
3. «убедившись, что всё чисто, на цыпочках прошёл в гостиную» — «все чисто» — жаргонное выражение.
4. «Внутри башня была разделена на три этажа с библиотекой на первом и лабораторией на втором этаже.» А на третьем этаже что?
5. «Прикрыв за собой дверь, парень окинул глазами комнату.» Должно быть не глазами, а взглядом.
6. «Ближе к телу.» — жаргонное выражение.
7. «Чего ты хочешь, конкретно?» — конкретно – лишнее слово.
8. «Не хочу, чтобы ты увёл у меня какую-нибудь годную цацку или подрезал добычу после налёта.» — жаргонное выражение.
9. «Опростоволосишься – поджарю тебе задницу, или испытаю на тебе парочку приёмов.» — аналогично.
10. «Прихватив свечу, он поднялся в лабораторию и зажёг там свет.» — в домике было электричество?
11. И забудьте вы про мурашки, у вас они в трех местах бегают. Постарайтесь подобрать новые слова для описания состояния героя, мурашки – это уже неудачный шаблон.
Уважаемый автор, Вы пишите фантастический рассказ про колдуна и про его слугу, так почему же они у вас разговаривают как бандиты? Это же уже из другой оперы. Смешение стилей очень некрасиво смотрится.
На сколько соответствует жанру конкурса.
Фантастике я тут не увидела, четко описаны бандитские персонажи.
01:34
Трэш, как он есть. Автор абсолютно не следит за своим языком. То канцелярские обороты, то современные словечки бандитские, то просто ужасные ляпы. Самое главное, что смысла в рассказе просто нет. Это можно рассматривать как кусок романа про колдуна, и нам дали почитать одну главу. Все очень просто и прямолинейно. Колдун убил старосту, а слугу колдуна убил рыцарь. Колдун убежал. Все. Читать было, конечно, интересно. Но этот текст нужно приводить в порядок жесткой редактурой.
Самые крупные ляпы.

Выглядел он неказисто: малый рост, короткие ноги, большая голова с растрёпанными волосами и клочья жёсткой щетины на длинной шее.


Шетина не растет на шее. На шеках растет и на подбородке. Иначе — это не человек, а монстр.

что они могут мановением руки искривлять законы природы.


А законы, вообще, прямые? Если нет, то и невозможно их «искривить».

Парень окинул взглядом на дом и с сожалением вздохнул.


И я тоже вздохнул с сожалением, ибо так неграмотно. Грамотно — «окинул дом взглядом» или «посмотрел на дом». Но мешать все вместе — не получится вкусно, а получится то, что хорошая хозяйка и собаке не даст.

Шансы на успех не имели значения


Хм…

Это немного успокоило парня, но всё же путь нужно было расчистить прежде, чем уходить с добычей. Поэтому он затушил свечу, приоткрыл дверь и уставился в темноту.


Волшебный взгляд, конечно, «расчистит» путь, ага.

Встань, страх преодолей!


«Встань в полный рост» такой вот получился плагиат с песни «Воля и Разум». гр. «Ария».

Его голова съехала на бок, а, когда колдун с силой тряханул тело, вывернулась под неестественным углом


Во-первых — набок, а во-вторых, это какой такой угол неестественнен для головы? Голова может вертеться во все стороны, а вот лицо может быть вывернуто неестественно, то есть, свернуто за спину.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1