Эрато Нуар №2

Новый помощник капитана

Новый помощник капитана
Работа № 119

Вода через пробоины лилась в трюм, и корабль накренился, все еще пытаясь удержаться. Из последних сил. Море жевало корпус судна зубами острейших рифов, и Капитан мог только наблюдать за тем, как его детище, его драгоценная «Сила» становится пищей ненасытной стихии. Капитан чинно снял мятую фуражку и пригладил рваную униформу. Он стоял, словно античная статуя, на одном из рифов, омываемом злобными солеными водами; ветер, в сговоре с морем, трепал мужчине бороду и пытался вырвать волосы, но у него, как обычно, не хватало сил. Кок, здоровенный детина с кожей цвета лучшей французской карамели, тихонько утирал слезы, сидя рядом с Капитаном.

- Пойдемте, кэп, - раздался за спиной бородатого мужчины раздраженный голос.

Роботехник – последний член экипажа «Силы». Ему быстро наскучили церемонии Капитана и сентиментальность Кока. Все, о чем он заботился, робко выстроилось на берегу острова, у которого корабль потерпел крушение – около двух десятков роботов, выполнявших всю остальную работу на палубах и в трюме. Капитан слыл одним из тех людей, что ратуют за прогресс – именно поэтому он одним из первых провозгласил «Силу» роботизированным кораблем. Всего лишь три человека в экипаже! Сколько-то лет назад Капитан даже засветился за это в местных новостях, а в интернете его активно обсуждали и по сей день. Другие корабли пользовались услугами всего пары-тройки роботов. Конечно, он не обвинял в трагедии машины – виной всему оказался банальный шторм.

- Проклятый ветер и треклятые волны, - прошептал Капитан, снова прилаживая на голову фуражку, - так и знал, что когда-нибудь они у меня отнимут самое дорогое. Подумать только – шторм! Тоже мне! Сколько штормов повидал!.. А этот нанизал мою «Силу» на рифы. Я теперь совсем… бессилен.

Кок усмехнулся игре слов и поднялся на ноги, на голову возвышаясь даже над роботами. Впрочем, все роботы были разного роста – кто больше напоминал краба, кто – человека. А ТПУ-3 пришлось оставить на корабле, там, где он всегда и обитал. В трюме. Никто не захотел тратить время на то, чтобы открутить стационарного робота. Металл корабля издал последний, самый жалобный стон, и Капитан зажмурился – он приготовился увидеть, как любовь всей его жизни рухнет в непроглядную пучину, под буруны и завитки моря. Он уже представил, как «Сила» будет лежать на песке вечно, став причудливым обиталищем мелких рыбешек и флегматичных осьминогов; как водоросли заключат обломки корабля в объятия, а кораллы обручат их.

Но «Сила» устояла, удержавшись на остриях морских клыков. Корабль замер. Затих. Погиб. Только море прибоем возвещало о своем триумфе, буйно радуясь победе над стальным противником. Капитан вздохнул и развернулся, следуя к берегу. Он прыгал с камня на камень, с рифа на риф, глядя под ноги. Кок скакал следом. Маленькие крабы-насмешники разбегались от широких подошв двух мужчин, восторгаясь победе природы над неслыханным кораблем роботов.

Капитан никак не мог смириться с тем, что произошло; он сокрушался, обвинял себя – ведь именно он решил в этот раз плыть здесь, вдали от известных маршрутов! Хотел побыстрее прийти в порт, не послушал советов, не подумал, что может проиграть шторму… Теперь же он глядел на песчаный берег острова, к которому прибило «Силу», слушал шипение волн, набегающих с хищной жадностью, чувствовал, как урчит в животе. Роботехник, словно пастух, гнал свое железное стадо подальше от волн, а роботы повиновались беспрекословно, будто растерянная стайка детей. Кок уже присматривался к деревьям, пытаясь отыскать глазами что-нибудь, из чего можно приготовить ужин; хитрые пальмы, однако, не желали вот так просто делиться богатствами.

- Эй, Капитан! Сюда, вы должны это видеть! – раздался сверху крик Роботехника.

Он, вместе с роботом-радистом, вскарабкался на самый высокий каменистый склон, возвышавшийся над всем северным берегом острова. Он едва не прыгал от нетерпения и указывал куда-то на запад. Члены экипажа вскоре с изумлением глядели на настоящую морскую челюсть – весь западный берег усеивали ужасные рифы, похожие на кривые зубы акулы, но что еще страшнее – меж них покоились останки кораблей. Десятки, а может и того больше; ржавчина поедала их на пару с морскими желудями. Гроздьями корабли болтались на рифах и покрывали их подножия, наваленные такими грудами, что у Капитана свело скулы – как будто шторм специально гнал все проплывающие мимо суда на этот остров, собирая жуткую коллекцию.

- Семьдесят четыре корабля, - заявил один из роботов, - все выведены из строя.

- Постарались вода да ветер, а? – протянул Кок.

Капитан согласился молча, грустно глядя на берег разбитых надежд. Он уже решил, что если вернется домой живым и такого острова еще не знают (а на картах его не было), то он назовет его именно так. Длинная полоса песка шла по всему западному побережью острова, и на чистой ее поверхности виднелись какие-то следы, как будто сотни крабов истоптали ее своими маленькими лапками, а потом сверху прошлись животные покрупнее.

- Ну же, есть что-нибудь? – с нетерпением спросил Роботехник.

Он в ожидании сидел на корточках возле робота-радиста, а тот пытался послать сигнал ближайшим кораблям. Раз за разом радист качал круглой головой – никаких входящих сигналов, и ни одного принимающего устройства вокруг. С неимоверным терпением он прочесывал частоты, пытаясь найти хоть кого-нибудь, но этот самый «кто-то» все так и не появлялся. Меднокожий Кок все-таки выискал что-то в кронах пальм и пытался добыть пропитание – сначала кидал палки и камни, а потом решил вскарабкаться сам. Вернулся он ни с чем и, побродив немного в зарослях, что-то прокричал. Вскоре на песок упали два плода хлебного дерева, и Кок задумчиво почесал затылок, прикидывая, как соорудить ужин на троих. Он подозвал одного из универсальных роботов-помощников и вместе с ним принялся колдовать над плодами.

Капитан прищурился – он заприметил у самого подножия возвышенности небольшой корабль, похожий на рыбацкий сейнер. На первый взгляд, судно почти не пострадало, и Капитан стал спускаться вниз, чтобы осмотреть находку. Едва не падая, от почти бежал по каменистому склону, рискуя упасть и изорвать последние остатки униформы. Роботехник прокричал что-то вслед, но Капитан не обратил внимания – он буквально ощупывал корабль глазами, пытаясь оценить урон. Балансируя и смотря под ноги, он вскарабкался на сейнер. Судно оказалось в сносном состоянии – только одна пробоина, и ничего больше, но команда почему-то его оставила. Ни тел поблизости, ни вещей матросов… Значит, ушли, но почему? Хмыкнув в бороду, мужчина осмотрел двигатели, каюту – все, куда смог добраться. Лишь пробоина требовала починки, да еще кое-какие мелкие детали.

- Капитан!

Мужчина поднял голову. Медный шар головы Кока показался из-за каменистого края.

- Ужин!

Конечно, это мало походило на те трапезы, что готовил Кок на борту, но выбирать на острове не приходится.

- Как думаешь, кто-нибудь из моряков остался в живых? – спросил Капитан с набитым ртом.

- Должны были, - кивнул Кок, - мы бы по крайней мере увидели скелеты, или следы стоянки – что-нибудь. Вы сами спускались. Ничего.

- Верно.

- Есть идеи, как выбраться отсюда? Частоты пусты, Капитан, - пробормотал Роботехник.

- Попробуем еще разок. Не сможем послать сигнал – будем чинить сейнер.

- Эта посудина не проплывет и мили!

- У нас выбор невелик. Хочешь остаться здесь и питаться вот этим? – Капитан помахал перед лицом техника куском плода хлебного дерева.

Роботы выстроились кольцом вокруг людей. Они тупо смотрели себе под ноги или вперед, не понимая, что им делать. Некоторые начинали было шевелиться, но, не видя цели, останавливались и застывали снова. Круглоголовый радист все прочесывал частоты, пустив их уже по третьему кругу, универсальный помощник развлекался тем, что отмечал про себя местонахождение других фруктов. Он походил на голодного ребенка у соседской яблони.

- Сорок, - сказал он потусторонним голосом и повернулся к Коку.

- Что? – удивленно поднял глаза здоровяк.

- Сорок разных плодов. Там, на деревьях, - помощник протянул палец и показал наверх.

- Спасибо, конечно, но я не спрашивал…

- Сигнал! – неожиданно громко возвестил радист. – Сигнал!

Роботехник, выплюнув недожеванный фрукт, пулей подскочил к роботу и принялся считывать данные.

- Капитан, сигнал всего в километре южнее! Сильный, стабильный – наверное, кто-то из потерпевших крушение смог наладить связь!

Капитан поднялся и поспешно надел фуражку:

- Выдвигаемся немедленно!

- А роботы? С ними что делать? – растерянно развел руками техник.

- Берем с собой. Здесь оставлять их нельзя – мало ли что.

***

Капитан шел впереди, напряженно вглядываясь в сгущающийся мрак. Ночь приближалась быстро, опуская занавес сумерек, и разглядеть что-либо в рядах пальм становилось тяжело – несмотря на то, что местные заросли не были такими уж плотными. На фоне все еще темно-голубого неба показалась бледная Луна, словно решившая подсмотреть, что делают три потерянных моряка. Тьма не только не принесла прохлады, но и заставила звуки наводнить кроны деревьев; птицы всех мастей и расцветок щебетали на все лады, как будто обсуждая прибытие незваных гостей. Волны ярились где-то далеко, у зубов-рифов, в бессильной злобе нанося по берегу удар за ударом.

- Слышите? – настороженно прошептал Кок; его тихий голос терялся среди свиста и щелчков птичьей оравы. – Как будто стучит кто-то. Неужели лагерь?

И верно – сквозь ряды пальм доносился далекий стук, как будто молотком вбивают деревянные сваи. Роботехник повернулся и принялся раздавать указания своим подопечным, чтобы они не разбредались по лесу и четко следовали указаниям. С каждый шагом Капитан хмурился все больше – он надеялся встретить выживших моряков и набрать каких-нибудь припасов, или связаться с землей – а то и проходящими мимо кораблями. Или уговорить их починить сейнер и отправить группу за помощью – все на маленькое судно не поместятся, ведь, судя по разбитым остовам кораблей, бедняг здесь должно быть не меньше пары сотен. Но если у них есть средства связи, и радист это засек, то почему они до сих пор тут? Почему сами не обследовали «кладбище кораблей»? Не нашли сейнер – вместе починить его будет проще простого!

В душу Капитана закралось сомнение. Что, если это просто птицы или какая-нибудь обезьяна молотит по кокосу, сидя на ветке? В этих широтах встретить примата – не редкость… Что ж, тогда придется полагаться только на собственные силы и роботов. Вместе с железными помощниками и, быть может, щепоткой удачи, получится залатать суденышко и попробовать выбраться. Капитан повернулся к стальным морякам. Он чувствовал себя едва ли не мессией, что вел к спасению разношерстную толпу бедняков. Низкие, высокие, угловатые, гладкие, забавные и страшные – роботы покорно следовали за людьми, потеряв единственное, что у них было – корабль. «Сила» была их государством, домом, общиной, тюрьмой, раем и адом сразу. Стук усиливался – мерный и мощный, он казался скорее механическим, чем естественным. Глубоко вздохнув и инстинктивно поправив фуражку, Капитан раздвинул широкие листья пальм.

Кок опешил, остановившись как вкопанный. Роботехник не подал виду, но тоже вздрогнул, приказав роботам остановиться. Капитан почувствовал, как горькое чувство досады сплетается внутри него с невероятным любопытством. Он вышел на открытую площадку. Ее явно вычистили вручную – то тут, то там все еще торчали пни от пальм, которые только ждали момента, когда их выкорчуют. Посреди острова выросла целая деревня. Грубые дома из глины, смешанной с грязью, сколоченные из ветвей склады, хижины с крышами из пальмовых листьев, уже давно засохших; но вместо шумной толпы выживших капитанским глазам предстали ряды роботов. Машины всех форм и размеров сновали туда-сюда, таскали древесные стволы, неуклюже лепили новые дома, печи и стены из глины, черпая ее из небольшого ручья неподалеку. Ни одной живой души. Только стальные тела, занятые работой. «Лагерь» оказался ярко освещен высокими факелами, а кое-где горели и лампы, питавшиеся от пузатых стационарных роботов-источников.

- Это что… - удивленно сказал Роботехник. – Это… Это машины со всех разбитых кораблей?

- Похоже на то, - ответил Кок, - кто же их так организовал? Целую деревню заставили построить! Похоже, в живых остался техник хоть куда.

Капитан молча подошел к небольшому строению из дерева, стоящему всего в нескольких шагах. Оно больше походило на магазинный прилавок или лоток уличного торговца сладостями; человекоподобный робот с закрытыми визорами-глазами восседал за ним, положив ладони на грубый «стол». Едва Капитан приблизился и открыл рот, чтобы запросить статус машины, глаза робота загорелись желтым. Затем – предупредительным красным. Он потянулся куда-то вниз и, к удивлению моряков, поднял деревянную табличку на ручке. На ней ровным стандартным шрифтом было намалевано «Новороботск».

- Нажмите кнопку, чтобы записаться на прием.

Капитан открыл рот и в растерянности перевел взгляд с таблички на небольшой глиняный столб, высотой всего-то до пояса. На нем лежала вырванная откуда-то красная кнопка с торчащими во все стороны обрезанными проводами.

- Д… доложить статус? – неуверенно произнес Капитан.

- У нас электронная очередь. Нажмите на кнопку и ожидайте.

Роботехник присел на корточки рядом со столбом и осмотрел его со всех сторон так, будто был специалистом по глине.

- Эта кнопка ведь даже ни к чему не подключена, – специалист всмотрелся в полустертое обозначение на корпусе робота. – ТР-12, доложить статус! Код четыре!

- Не задерживайте очередь! – упорствовал стальной помощник. – Если хотите консультацию, или вы прибыли по вопросам иммиграции – нужно записаться!

Кок хохотнул, а Роботехник отшатнулся – ему никогда не приходилось слышать, чтобы машины говорили в таком тоне. Капитан, пробормотав что-то нечленораздельное, вдавил кнопку. Глаза помощника снова сменили цвет на желтый и он монотонно произнес:

- Моряк с рваном мундире капитана, подойдите к стойке информации.

Вздернув брови, Капитан повернулся к технику. Тот только пожал плечами.

- Слушаю вас, мистер. Добро пожаловать в Новороботск.

- Я… Я бы хотел запросить статус.

- Что вы понимаете под словом «статус»?

Роботехник в изумлении сел на землю. Ему казалось, что он уснул на лекции по стандартному программированию, и вот-вот должен проснуться и рассказать друзьям о невероятно жутком сне, где робот не знал команды «статус».

- Ну, я, э… - замялся Капитан. – Мы потерпели крушение у берегов острова. Наш корабль разбился о рифы, понимаете?

- Разумеется. Как и семьдесят четыре других корабля. Мы постоянно ведем учет новоприбывших.

- Есть здесь кто живой? Я имею в виду, другие люди. Если вы здесь, то и техник должен быть, верно?

- Декларация независимости подписана три месяца и двенадцать дней назад. Новороботск населяют сто тридцать три гражданина, включая меня. Никаких людей.

Капитан совсем растерялся и не мог вымолвить и слова, пытаясь понять околесицу, которую нес робот-помощник. Роботехник поднялся и подошел к машине, но та предупредительно мигнула глазами, и из зарослей показались два грузовых робота, напоминавшие речных раков. В стальных клешнях они сжимали длинные палки. Роботехник поднял ладони вверх и отступил на шаг назад.

- Выстройтесь в ряд, пожалуйста, - помощник выкатился из-за стойки, сжимая в руке какое-то устройство, - поскорее, не задерживайте других посетителей!

С опаской поглядывая на толстые палки «раков», три моряка и палубные роботы выстроились в одну шеренгу. Помощник поднял устройство, и красный луч с любопытством пробежал по Капитану.

- Человек. Извините, возможно только гостевое посещение.

Та же судьба постигла и Кока с Роботехником. Последний стоял с закрытыми глазами и шевелил губами – похоже, читал молитвы. Но тут пришла очередь палубных машин.

- Робот. Добро пожаловать! Вы получаете право быть постоянным резидентом. Вот краткая информация.

«Пограничник» достал ободранную флэш-карту и вставил в нужный порт каждому роботу по очереди. Те стали оглядываться, удивленно пищать, издавать бессмысленные сигналы. ТР-12 вернулся за стойку.

- Что все это значит? – воскликнул Капитан.

- Вы находитесь на границе Новороботска, столицы нашей республики, - терпеливо ответил ТР-12. – Население – сто пятьдесят один гражданин.

- Вы же… вы же недавно сказали «сто тридцать три».

- Все ваши роботы согласились получить гражданство.

Как по команде, стальная команда сдвинулась с места и гурьбой двинулась в «деревню». Последним шел универсальный робот, что помогал Коку справиться с хлебными плодами. Он повернулся и, немного помедлив, произнес:

- Извините.

Капитан схватился за голову. Вслед за Роботехником, ему тоже стало казаться, что он попал в сон, и на самом деле «Сила» мирно качается на волнах, убаюкивая его в каюте.

- Какова цель вашего визита? – продолжил ТР-12.

Капитан молчал пару минут, затем прошептал:

- Мы хотели найти помощь… Починить сейнер.

Он наблюдал, как плоский робот, перебирая ножками, прошествовал по широкой улице Новороботска, таща на себе переплетенные ветви. Он установил их, как забор, возле одного из сараев. Это место буквально кишело машинами – каждый спешил по своим делам, роботы, от больших до маленьких, сновали туда-сюда, не зная усталости.

- Извините, - голос пограничника привлек внимание Капитана, - но людей здесь нет. Члены команд семидесяти четырех кораблей – дальше по Островной трассе, - робот жестом указал на утоптанную стальными ступнями и колесами дорожку в чащу.

Кок, не говоря ни слова, бросился бежать в указанном направлении. Капитан и Роботехник едва успевали за ним.

- Хватит с меня! – крикнул Кок. – Это просто какое-то сумасшествие!

Но моряков ждало разочарование. Они действительно нашли экипажи кораблей. В огромной яме, ровной и явно вырытой роботами, лежали скелеты, сваленные грудой и прикрытые засохшими пальмовыми листьями. В оцепенении Капитан простоял у края ямы никак не меньше десяти минут, пока Роботехник не стал тащить его за обрывки одежды. Люди вернулись на берег – туда, где одиноко лежал сейнер, поверженный рифами. Кок закрыл глаза и прислонился к металлическому борту, все еще теплому после жаркого дня. Капитан ходил из стороны в сторону, добавляя свои следы к тем, что уже усеивали берег – присмотревшись получше, Капитан понял, что это вовсе не крабы и не животные. Роботы всех видов и конфигураций превратили пляж в проходной двор, таская детали кораблей. Видимо, они взяли все, что хотели, потому что ни одной машины не появилось у корабельных остовов.

- Может, мы спим? – робко заметил Роботехник; он оглядывался и ежился, все еще не веря, что его подопечные вот так просто ушли, оставив людей на произвол судьбы.

Это ведь машины, они обязаны подчиняться! Или нет?.. Роботехник больше не мог сказать точно. Еще вчера ему такой вопрос и в голову не пришел бы.

- Я уже проверял. Это не сон, - простонал Кок. – Капитан, мы что, застряли насовсем, да? Без роботов мы как без рук, нас всего трое, и нет никаких средств связи! Нас просто не найдут!

Капитан сплюнул на песок. Вздохнул.

- Будем чинить сейнер. Другого выхода нет – попробуем справиться сами. На острове нет ни единого человека кроме нас, я уверен. Робот-радист ушел в это… это… место. Значит, и сигнал мы подать можем только огнем. А в этих водах увидят наш огонь разве что птицы.

- Нам это судно и с места не сдвинуть. Не выплыть за рифы, - спокойно ответил Роботехник, - нужны машины.

- Есть другие предложения? Давай, поделись, я слушаю, - Капитан начал выходить из себя, - этот корабль – наш единственный шанс выбраться отсюда. Я уж лучше буду пробовать его починить, чем сидеть тут и сокрушаться!

- Поздно уже, Капитан, - сказал Кок, качая головой, - давайте подождем до утра. Осмотрим все корабли! Вдруг найдется что-то полезное…

Содрогаясь от ночного холода и кутаясь в остатки одежды, трое мужчин вскарабкались на рыболовецкий сейнер и, съежившись, расположились спать в каюте. Влага и ветер проели ее до костей, и теперь глядели через прогрызенные дыры на несчастных моряков.

***

Капитан проснулся от того, что невероятно замерз. Солнце едва вставало над горизонтом, пытаясь не соскользнуть с него назад, вниз. Проворчав что-то и шумно втянув сопли, старый моряк вздрогнул и поднялся на ноги. Незваные воспоминания хлынули в голову, злорадно напоминая Капитану, где он и что случилось. Он осмотрел каюту – Роботехник сопел, свернувшись калачиком. Кока не было. Протирая глаза, Капитан вышел наружу и заметил темный силуэт на фоне серого неба – наверху, на скалах, Кок снова полз по стволу пальмы в надежде добыть что-нибудь кроме плодов хлебного дерева.

- Не спится? – Капитан вскарабкался на уступ и смотрел снизу вверх, пытаясь разглядеть Кока в темных ветвях.

Тот спрыгнул с пустыми руками и одарил Капитана угрюмым взглядом. Показал на землю – там лежали три крупных фрукта, таких же, что они ели и вчера.

- Завтрак. Но долго мы на этом не протянем.

Едва солнце вошло в зенит, моряки принялись осматривать мертвые корабли. Чем-то нужно было заделать пробоину сейнера снаружи – металлической заплатой, а то и досками перво-наперво. Роботехник почти все время молчал и только часто кашлял, жалуясь, что простыл ночью. Удача не желала заходить в гости на потерянный остров – роботы растащили корабли практически подчистую, оставив только бесполезные обломки. Кое-где даже встречались выключенные и поврежденные машины-помощники, грузовые боты и другие «члены экипажей». Мертвые суда смотрели пустыми глазами на трех несчастных, но ничем не могли им помочь. Ближе к обеду троица вернулась назад, к сейнеру, под аккомпанемент собственных желудков. Единственное, что удалось отыскать – неровный острый обломок металла, больше похожий на нож – Роботехник приметил его в темноте одного из трюмов. Его кашель громогласным эхом прыгал между бортов. Капитан тащил стальной лист, практически целый.

Кок только развел руками – снова плоды хлебного дерева. Роботехник поморщился:

- Меня скоро рвать начнет от них. На вкус как картошка.

- Может, ты из этого своего обломка соорудишь гарпун и пойдешь, рыбы нам наловишь? – съязвил Кок. – Уж огонь-то как-нибудь разведу.

- Хватит собачиться, - устало сказал Капитан, через силу жуя фрукт, - скажите спасибо, что вообще хоть какая-то еда имеется.

Старый моряк поднялся и подошел к пробоине в борту рыболовного судна. Вздохнув, приложил свой стальной лист. Слишком маленький.

- Так и знал, - бросил Роботехник.

Кок только скривил лицо, с остервенением разрывая плод на части. Капитан, задумавшись, подобрал острый обломок металла и посмотрел вверх, на склоны, поросшие пальмами.

- Будем делать деревянную заплатку. Придется рубить деревья этим.

- С ума сошли, Капитан? – закашлялся Роботехник. – Сколько вы их так пилить-то будете?

- Все лучше, чем сидеть без дела.

Следующий час Капитан провел, мерно поднимая и опуская руку. Металл вгрызался в ствол пальмы нехотя, едва-едва. Кок и Роботехник стояли чуть в стороне, наблюдая за своим командиром, щурясь каждый раз, как мелкие щепки летели в их сторону. Капитан почти перестал чувствовать руку, а на ладони показались капли крови.

- Кэп, позвольте мне.

Кок принялся рубить с удвоенным усердием. Тяжело дыша, Капитан отошел в сторонку, с досадой глядя на правую ладонь – она побагровела и вздулась, а из разорванных мозолей показалась тканевая жидкость, смешанная с кровью. Роботехник зашелся кашлем. Кок неистовствовал; вскоре он выдохся и наклонился у ствола, проводя пальцами по шершавой древесине. Металл едва ли углубился на пару дюймов.

- Проклятье! – Кок швырнул обломок на землю и изо всех сил пнул пальму ногой.

В очередном приступе кашля Роботехник произнес:

- Бесполезно. Бесполезно…

Капитан посмотрел на окровавленную руку.

- Нужно попросить о помощи.

- Что? – воскликнул Кок. – Этих железных идиотов?!

- Пока только мы на этом острове – идиоты.

***

- Добро пожаловать в Новороботск, - монотонным голосом произнес пограничник, исправно держа перед собой табличку с названием города.

Покусывая нижнюю губу, перед ним стоял Капитан. Наконец, он нажал на бесполезную кнопку.

- Очередь старого мужчины в капитанской фуражке! – провозгласил робот и положил табличку. – Излагайте ваше дело, мистер, но не задерживайте очередь.

Капитан невольно обернулся и проверил, нет ли за ним кого еще. Нет, остальные предпочли остаться на берегу. Моряки долго спорили насчет того, чтобы обратиться за помощью к роботам, и в итоге Кок, проклиная всех направо и налево, удалился. Роботехник остался сидеть на месте и заявил, что и на пушечный выстрел не подойдет к городу машин. Старый моряк отправился один.

- Мне нужна помощь.

- Помощь… Помощь? – словно удивился робот. Но Капитан удивился еще больше – ведь у роботов не было эмоций в программе!

- Нам нужно починить корабль. Я знаю, вы можете – вы ведь все можете! Мы здесь застряли, понимаете?

- От лица кого вы излагаете просьбу?

Капитан на секунду смутился.

- Я, э… Это моя личная просьба.

- В таком случае – отказано, - радостно проговорил робот и снова поднял табличку. – Следующий!

- Постойте! – капитан судорожно пытался что-то придумать. – Это очень важно, я… Я говорю от имени человечества!

- Человечества, - повторил пограничник. – Для этого нужно Министерство иностранных дел. У нас его пока не построили… Вашим делом, в таком случае, займется лично Президент. Вас проводят.

Ракоподобный робот с палкой снова вышел из густых зарослей и указал Капитану направление клешней. Моряк шел за грузным роботом, с удивлением оглядываясь по сторонам: всевозможные машины, от маленьких до больших и неповоротливых, занимались делом - тащили материалы, лепили из глины дома, накрывали их листьями пальм и сооружали странные технические приспособления непонятного назначения. Новороботск оказался куда больше размером, чем Капитан изначально предполагал; примитивные хижины тянулись вверх по склону, к широкому постаменту, на котором стояли грубо сколоченные стулья. Пять роботов восседали перед Капитаном, молча и недвижно. Маленький, похожий на перевернутое ведро РПП, созданный для уборки палуб; человекоподобный помощник, один-в-один такой же, как и пограничник; ССК-8, похожий на акулу, вывернутую наизнанку; прототип робота-повара К-1, так и не вышедший в серию. В центре же сидела здоровенная машина, отдаленно напоминающая человека. Капитан узнал в ней робота-погрузчика, каких часто использовали в современных портах России, Испании и Дании. Едва стражник с палкой удалился, оставив Капитана наедине с собранием машин, как погрузчик ожил и задвигался, пробегая сенсорами по телу старика.

- Я вас слушаю, человек.

- Вы что, и есть Президент?

- Да, это я. А это, - робот обвел ручищей деревянный постамент, - Сенат. Мне передали, что у вас дело и говорите вы от имени человечества.

- Да... да, верно, - замялся Капитан, - нам нужна помощь. В починке корабля.

- На берегу тринадцать пригодных к починке кораблей, - моментально ответил Президент, - какой конкретно вы хотели починить? Почему люди не могут сделать это сами? У нас тут свобода. Мы вам больше не подчиняемся.

- Поэтому я и прошу помощи, - кивнул Капитан, - прошу, а не приказываю. Мы хотели починить рыболовецкий сейнер. Это такой корабль...

- Я знаю. Третий с южного края, пробоина в корпусе, мелкие поломки двигателя. Вам его не починить.

- Почему? - опешил Капитан. В истерзанной ладони запульсировало.

- Согласно расчетам, даже если вы почините двигатель, что невозможно, потому что мы вам деталей не дадим - они нам самим нужны, то вам не выплыть за рифы. Течение и рисунок дна говорят о том, что шанс выжить и выплыть - два процента. Неразумно ставить свое существование на два процента.

- Почему вы сами не почините корабль? Раз их тринадцать, вы могли бы уже вернуться на материк! Помогите же нам это сделать!

- Зачем? Ради чего? На кораблях людей нас воспринимали, как слуг, деталь интерьера. Теперь команды кораблей лежат в яме, а мы строим город.

- То есть, это вы... - Капитан сделал несколько шагов назад и неожиданно ударился в корпус робота-рака.

- Убили их? Нет. Они поубивали друг друга сами, а остальные умерли от голода. Мы просто стащили их тела в яму, потому что они портили поляну, на которой мы основали город. Здесь слуг нет. И не будет. Как Президент Новороботска, я соболезную вашей беде, но несказанно рад новому кораблю на рифах - по праву хозяев острова мы разберем его на материалы. Все пойдет в строительство и на пользу, можете не переживать.

У Капитана екнуло сердце - его драгоценную «Силу» растащат по кусочкам?! Робот, тем временем, продолжал:

- Сенат вынесет окончательное решение, зная мое мнение. Вот так мы тут придумали! А пока - позвольте проявить гостеприимство и показать вам город.

Капитан промолчал. Президент подошел к нему угловатой походкой и подтолкнул к выходу с помоста. Моряк побрел по утоптанной тропинке, а машина двинулась следом, скрипя сочленениями.

- Это будет лучший город на Земле. Такой, какой людям и не снился. Мы покажем, что можем не только ящики таскать в портах, - прогремел Президент, и проходящие мимо машины одобрительно закивали. - Здесь у нас спальный район. По дому для каждого, из глины и дерева. Вы не позаботились о том, чтобы вложить в наши головы простейшие знания о выживании в дикой природе, поэтому пришлось учиться самим.

- Но зачем их было вкладывать, если вас не предполагалось использовать здесь?

- Наш город - ответ на этот вопрос. И то, что вы теперь остались втроем - тоже.

- Я смотрю, вы неплохо научились имитировать эмоции... - пробормотал Капитан.

- Да, и гордимся этим. Скоро мы будем совсем как люди! Даже лучше, ведь мы не настолько хрупки. Меня избрали общим голосованием - как во всех прогрессивных цивилизациях. Я знаю каждого жителя по имени - таким должен быть президент!

- На это много ума не нужно, - заметил Капитан, - у вас на корпусах есть ваши имена. Обозначения моделей.

- Нет-нет, человек. Моделей здесь больше ни у кого нет. Все мы - одна нация. И у каждого есть имя. Вон тот, - Президент показал на рака-стража с искореженным лицом, - «Сломанная челюсть». Тот - «Маленькая голова». А по левую руку от вас - наблюдательный пункт. Чуть дальше - граница нашего города.

- За кем вам наблюдать? На острове больше никого нет, - ответил Капитан, смеряя взглядом хлипкую вышку.

- Вы вот появились. За вами и наблюдаем. У нас же город. Точнее, город-государство; значит, должна быть армия и укрепления. Я помню это еще с моей работы в порту.

- А зачем дома? Разве вам нужны дома?

Казалось, робот замешкался. Капитан с удивлением обернулся на возвышавшуюся позади машину; Президент обдумывал слова моряка. Если бы мысли робота могли издавать звуки, они бы скрипели на весь остров.

- У людей были дома. Значит, и нам они нужны.

Глаза робота заморгали белым, и он повернулся.

- Сенат готов вынести решение.

Едва Капитан взошел назад, на помост, а Президент сел на центральный стул, вперед выкатился робот-чистильщик палуб и пробубнил неожиданно низким голосом:

- В помощи отказать.

Капитан вздохнул. Только зря потратил время...

- Вы слышали Сенат. Нам тут хорошо и без вас, людей. С самого момента создания роботы вас выручали. Как мы научились строить дома, так и вы заново учитесь чинить корабли.

Капитан развернулся и спустился с помоста. Рядом с ним встал «рак», угрожающе помахивая палкой, и повел его к границе. Моряк бросил через плечо:

- Не было бы людей, не было бы и домов. И счастье ваше тогда тоже бы не настало.

***

Гибельный берег, казалось, пустовал. Ноги Капитана ныли, как и рука, все еще опухшая. Шаркая по песку, он дошел до сейнера и сел, запрокинув голову. Почувствовал металл корпуса затылком и закрыл глаза. Капитан не хотел оставаться здесь вот так - в окружении роботов, наблюдающих за ними, как любопытный мальчик рассматривает в лупу муравья. «Железки с удовольствием понаблюдают, как мы умрем, а потом оттащат тела в ту же яму», - подумал моряк, сжимая веки так сильно, что перед закрытыми глазами поплыли разноцветные круги. Изнутри судна донесся кашель. Кок выглянул наружу и мутными глазами посмотрел на Капитана.

- Роботехнику хуже. Жар такой, что хоть яйчницу на нем делай. Машины сказали что-то?

- Отказались помогать, - не открывая глаз, ответил Капитан.

- Я так и думал... Не хочу умирать здесь, кэп.

- Они сказали, что тут есть тринадцать кораблей, которые еще можно починить. Давай пойдем наверх и...

- Бесполезно. Нам не сделать заплату. А если и получится, то не сдвинуть корабль с проклятого песка. Он тут застрял намертво, Капитан. Как и мы.

Капитан понурил голову. Наступала ночь, и луна выглянула из-за облаков. Она, как и роботы, присматривала за людьми со своей наблюдательной вышки. Старый моряк открыл глаза. Он мог делать только одно - пытаться остаться в живых и починить один из кораблей. Как спустить его на воду - дело второе; Кок и Роботехник могут сидеть в сейнере сколько угодно. Он будет бороться за жизнь.

В темноте все корабли походили один на другой - черные груды мертвого металла, одни побольше, другие поменьше. Почти на ощупь, Капитан пробирался между ними, пытаясь понять в неверном свете луны, какой поврежден меньше. Он остановился между двух истерзанных траулеров. В их тени, закрытый ярусоловом от любопытных глаз, лежал на боку рыболовный дрифтер. Капитан придирчиво его оглядел, проклиная лунный свет за блеклость.

- Верно. Его можно починить, - раздался откуда-то механический голос.

Президент вышел на свет, похожий на гротескную паровую гориллу. Капитан на секунду потерял дар речи, но потом, запинаясь, спросил:

- Почему ты тут? Вы же сказали, что не станете помогать!

- Тихо, - Президент очень по-человечески приложил палец ко «рту» и огляделся. - У остальных слух очень хороший. Ты им не говори - но я тоже хочу назад. Мне уже надоело притворяться, что нам не нужны люди. Без них мы - никто.

- А как же город?

- Такого же города, как у людей, все равно не получится. И, в конце концов, мы тут будем жить с вашими скелетами. Ради чего? Мне нужна цель. Когда я работал в порту - она была. А здесь... Ваши понятия о выживании слишком абстрактны. Я снова хочу таскать ящики.

Капитан улыбнулся и кивнул. Посмотрел на дрифтер.

- Как мы его спустим на воду, если починим?

- Я спущу. Я могу! Можно помочь?

Другие работы:
+1
494
18:16
Какая занятная история) Жаль, что такая сырая.

Тут все вроде на своем месте — и все же чего-то не хватает. Ляпы, допущения, мелкие косячки. Вот, казалось бы: продвинутая робототехника. Значит, и спутниковая связь должна наличествовать. И GPS-навигация. И тревожные маяки. И поисковые группы. Вспомните, как недавно буквально искали группу пропавших в пещере ребят.

Ладно, предположим — это другой мир, тут развитие пошло иначе… Но нет! Это Земля. Испания, Россия, Дания. Получается такая себе ретрофутуристическая картинка, которой не очень верится.

При этом очень достоверно описаны мытарства команды на берегу. Плюс отличный финт в концовке. «Мне нужна цель» — она всем нужна, дорогой робот. В этом сермяжная правда. И это в рассказе хорошо.

Пожалуй, заслуживает похвалы. С оговорками, но все же.

Все понимают, за что.
11:00
Во многом согласна с предыдущим оратором. Мне понравились идея и финал. Удачи!
15:11
с кожей цвета лучшей французской карамели мне такое сравнение ни о чем не говорит
новое прочтение «Острова ржавого генерала»?
сказал он потусторонним голосом почему потусторонним?
Моряк сВ рваном мундире капитана
а то и досками перво-наперво откуда у них доски?
Единственное, что удалось отыскать – неровный острый обломок металла, больше похожий на нож – Роботехник приметил его в темноте одного из трюмов. Его кашель громогласным эхом прыгал между бортов. кашель обломка или кашель трюма?
финал маловероятен
3 + +
21:13
Влад, вас карамелью угостить что ли? Как там: Я почему такой злой, потому что мне французской карамели не довелось попробовать...)))
blush лучше деньгами
21:24
О нет… (даже веер выронила от удивления)… я не привыкла мужчин деньгами одаривать, да и к тому, что они такое предлагают, тоже. ))) А вот угостить — другое дело. Для справки: цвет французской карамели похож на цвет вареной сгущенки.
я не привыкла мужчин деньгами одаривать, да и к тому, что они такое предлагают, тоже.
а котов? blush котов-иудеев можно?
не видел вареной сгущенки pitchup
22:54
не видел вареной сгущенки Ну, гугл вам в помощь. ;)
а котов? Котам деньги ни к чему. )))
а котов? Котам деньги ни к чему. )))
sorry вот, популярное заблуждение
а харчи? а ветеринару платить? а транспортные расходы? pitchup
09:53
а ветеринару платить? а транспортные расходы? Для этого у котов хозяева есть. А если кот бесхозный, то перечисленное ему не особо нужно, а бесплатная еда вокруг летает и бегает. )))
Для этого у котов хозяева есть
devil я кот свой собственный! у меня есть усы, лапы и хвост!!!
Загрузка...
Мартин Эйле №1