Ольга Силаева №1

День чудес

День чудес
Работа №138

Что такое чудо? Некоторые утверждают, что наша жизнь сама по себе маленькое чудо. Быть может. Раньше я думал по-другому…

Представьте себе мир. Он практически идентичен вашему. В нём огромные города-мегаполисы с тысячами машин, спешащих по своим делам людей и целый лес разномастных заводских труб, соседствуют с полями, покрытыми зелёной луговой травой. С подпирающих небо гор бегут вниз ручейки с кристально чистой ледяной водой. В этом мире океаны, моря и речушки заполнены рыбой, пусть в последние годы численность её несколько поубавилась. Полярные ночи, величественная тайга, километры железных дорог, согласитесь, очень похоже на ваш мир. Но есть и отличия.

Здесь есть чудеса. Более того, их могут творить люди. Маленькие чудеса на большой планете. Нет, люди не могут сбивать взглядом самолёты или мановением руки двигать горные массивы. Если бы это было так, то вся реальность давно рухнула бы в тартарары. Нет, эти чудеса несколько иного рода.

Представьте, что у юноши, которого отвергла его возлюбленная, стоят на окне цветы. Увядшие розы – как символ разрушенной любви. Жестокое, но необходимое напоминание не повторять ошибок. Парень переводит взгляд на пейзаж за окном. За серой пеленой дождя скрывается противоположная сторона улицы. Четвёртый день ни единого лучика света, из-за хмурых, низко нависших туч. Парень тоскует. Порой к горлу подкатывает слёзный комок, но мужчины не плачут! Глупые, отдающие дешёвой ванилью, мысли. Юноша снова переводит взгляд на цветы и вдруг видит, как увядшие ещё три недели назад, пепельно-черные розы внезапно оживают. Словно не веря в своё спасение, головки бутонов робко поднимаются вверх. Туда, где, по их мнению, находится солнце. Истертые временем цвета снова наполняют оживающие розы. Бутоны наливаются бархатным багрянцем. На одном из лепестков даже блестит капелька росы. Всё прямо как в тот день, когда юноша нёс этот букет своей возлюбленной, по которой в робком молчании сох ещё с пятого класса. Нес цветы с надеждой, с верой в счастье. «Это знак, второй шанс»- шепчет парень. Юноша смотрит на цветы и впервые за эти три пустые недели счастливо улыбается.

Или же ещё: вечно пересоленная еда в дешёвой забегаловке становится настолько вкусной, что могла бы быть достойна самого дорогого ресторана.

Старый бомж раздаёт детям на улице конфеты: большие, со сладкой тёмно-зелёной мармеладной начинкой. Он сегодня нашёл целую коробку этих довольно дорогих конфет возле теплотрассы, у которой обычно ночует. Бомж в прошлом – приличный человек, образованный, добрый,выставленный на улицу собственными внуками. Порой бывают и такие люди. Коробка из- под конфет была новая, только вчера изготовлена. Отчего же не порадовать детишек. Что удивительно, дети не боятся незнакомого человека, а их радостный смех слышен издали. Видя их счастливые улыбки, сам человек тоже чувствует себя счастливым.

Тысячи примеров: девушка, у которой никогда не было ни слуха, ни голоса, вдруг на один вечер обретает потрясающий, мелодичный голос. Она наконец-то может исполнить свою мечту: поёт любимые песни в центральном парке города. У вечно нетрезвого алкоголика сегодня нет похмелья. Водитель сегодня не попал ни в одну пробку.

Иногда люди замечают эти чудеса, иногда принимают как само собой разумеющееся. Однако есть одно «но». Это время в жизни каждого человека наступает всего один раз. Один день. День чудес.

Но не так страшно упустить это время. Намного страшнее понять, что сегодня ТВОЙ день чудес. Тот парень, у которого зацвели розы, будет сбит машиной насмерть, когда на красный свет будет перебегать дорогу, спеша к своей любимой за вторым шансом. У бомжа вечером будет инсульт; некому будет даже вызвать скорую. Безголосая девушка была неизлечимо больна. И такие люди тоже бывают. Алкоголик сегодня переборщит со спиртным. А водитель….. Ну, думаю, вы сами понимаете…..

Чудеса за двадцать четыре часа до смерти. Каково это знать, что ты сегодня умрёшь. Закон нерушим. День чудес — день смерти. Это аксиома. Она никогда не нарушается.

***

Я проснулся под бодрый возглас будильника, разносящего по комнате мотивы песни Kidnapmy Heart. Хорошая песня. Она мне нравилась, пока я не поставил её на будильник. Со вздохом провел пальцем по телефону, отключая звонок. Эх, упасть бы обратно в мягкую, манящую постель. Всё равно этот телефонный зараза зазвонит через пять минут. Просто для контроля. Я громко зевнул, оповещая комнату, что уже проснулся. Шесть утра. Штаны и домашняя майка лежат рядом, на небольшом табурете. В отличие от большинства холостяков я вещи всегда складывал аккуратно, что бы с утра не искать. Армейская привычка. Кроме того я не совсем холостяк.

Телевизор погромче – и на кухню. Пусть ведущий новостей тараторит на здоровье. Раз кто-то в комнате разговаривает, значит уже не чувствуешь себя так одиноко. Позавтракать яичницей, которую я готовлю без ложной скромности мастерски, привести себя в приличный вид – и можно ехать на работу.

«Грёбаный февраль», - через несколько минут стучал я зубами на остановке. Прослушал прогноз погоды, а за ночь похолодало. На улице минус тридцать. Того и гляди к асфальту примёрзнешь, впрочем, ждать пришлось недолго. Через минуту из-за поворота вынырнул новенький «Икарус». Зеленовато-белый со слегка заиндевевшими стёклами, немного пробуксовывая по заледеневшей за ночь дороге, он направился к остановке.

Ну а что вы хотели, я тоже человек. После института и армии не так-то просто разжиться сразу и квартирой и машиной. Хотя бы одно, пусть и в кредит.

А, ещё я не рассказал о себе. Представлюсь. Меня зовут Кирилл. Окончил медицинский университет. Работаю, как и всякий честный человек. И как обычный невезучий, живу далеко от работы. Ехать около часа. И это если без пробок. Поэтому я и встаю в шесть утра. Впрочем, автобус сегодня пришел на редкость вовремя, так что на работе я буду на двадцать минут раньше обычного.

Практически час езды по заснеженному, но, тем не менее, серому, грязному городу. Народу как обычно битком, но сегодня это даже в радость. Хотя бы не окочурюсь от холода. А мой друг Александр уверяет, что в особенно сильной давке он стоя успевает вздремнуть. Я, конечно же, не верю. В Сашке, моём бывшем однокурснике, добрых сто пятьдесят килограммов. В давке особо не поспишь.

А вот и моя остановка. Очередная волна холодного воздуха врывается в только-только начавший прогреваться салон. Протискиваюсь к выходу и вместе с толпой вываливаюсь на тротуар. Вот она: больница, клиника, медицинский центр, называйте, как хотите. Для меня это немного другое. Сейчас сами всё поймёте.

Я работаю в левом крыле медцентра в отделении раковых заболеваний: палаты номер четырнадцать и шестнадцать. Я лечу практически безнадёжно больных людей, а чаще просто облегчаю их страдания. Тяжёлое место, не каждый выдержит такое. Нет, я не чёрств характером, просто кто-то же должен этим заниматься.

Еще десять минут и уже в белом халате, открываю слегка обшарпанную дверь палаты номер шестнадцать. Сегодня я решил начать обход с неё. Из-за закрытой двери мне послышался весёлый смех.Так что в палату я входил, ожидая чего угодно.

«Глянь! Глянь! полетел!», «Вот! вот она на шкафу!»- этот возглас сопровождался звоном какой-то стеклянной посуды. – Вот, вот она!

-Так, что тут у нас? – произнёс я, заглядывая в палату. Впрочем, вопрос был риторический. Я сразу же увидел причину веселья. Железная клетка для попугая Бориса Тимофеевича была открыта. Разноцветная птица выбралась из своей опостылевшей тюрьмы, и сейчас, оглашая палату восторженными воплями, носилась из угла в угол, оглушительно хлопая крыльями и разбивая всё, что попадалась ей под крыло.

-Кто открыл? – наигранно строго спросил я, хотя ответ был мне известен. Клетка была заперта на небольшой навесной замок. Ключ один, и лежит он в кабинете старшей сестры, а эта строгая пышнотелая женщина третий день в отпуске. Только на условии, что попугай всегда будет под замком, Борису Тимофеевичу разрешили оставить любимца в палате. Замок - вот он, лежит возле клетки, открытый без всякого ключа, а значит у кого-то сегодня «Чудесный день».

-Кирилл Николаевич, не прячьте его обратно в клетку, - попросили меня с третьей койки от окна.

- Серёжа…. Я бы с радостью, но главврач будет ругаться, - словно услышав меня, в коем-то веке успокоившийся, балансирующий на штативе для капельницы попугай громко крикнул: «Валера Дуррракк!»

- Смотри ему так не скажи, – пожурил я глупую птицу.

- Кирилл Николаевич, ну пожалуйстаааа! Оставьте,- на глаза мальчика навернулись слёзы. Серёжа едва смог поднять голову с подушки. Как и у всех, на голове мальчика не было волос, фигура – кожа да кости. «Рак крови» — страшный диагноз для девятилетнего мальчика.

У парнишки всё ещё была надежда. Дорогостоящая операция. Родители носятся по городу, занимают деньги у кого только могут. У них есть ещё около недели, прежде чем станет слишком поздно. Так хочется помочь, но у меня в отделении около сотни человек; за год – около четырехсот. А моей зарплаты не хватит покрыть хотя бы двадцатой доли операции. Увы, бесплатная медицина не для этого мира.

- Начальник, пусть летает себе – попросил меня Пётр. Безнадёжный курильщик, сам заработавший себе смертный приговор, человек с тёмным уголовным прошлым, но сейчас лечащейся у нас легально. Человек-то может и исправился, а вот привычки остались. Отсюда и «Начальник». Мужчина лежал и смотрел на меня с ожиданием, да и остальные пациенты тоже. «Оставь его, видишь, пацан радуется».

- Вижу, - вздохнул я. - Ладно, пусть летает.

-Ураа!! — негромко завопили с третьей койки. Птица, словно понимая, что на сегодня она неприкасаема, сразу же нагадила на штатив от капельницы и перелетела к железному изголовью Серёжиной койки.

Каждый раз так сложно произносить эти слова.

- У кого сегодня «Чудесный день»? – как можно осторожнее спросил я. Сейчас кто-то из больных поднимет руку и скажет, что он мертвец.

Лица лежащих людей сразу же стали серьёзными, даже попугай на какое-то время притих.

- У меня день…. – наконец произнёс слегка хрипловатый голос.

-Иван Григорьевич? – я удивленно приподнял бровь. У него были самые лучшие анализы из шестнадцатой палаты, и главврач уже поговаривал о скором выздоровлении. Иногда и в нашем отделении побеждают болезнь, но….. не сегодня.

-Я соболезную… - глухо произнёс я.

-Ничего, всё к лучшему…. спасибо…- последовал такой же скомканный ответ.

Все формальности были соблюдены, теперь положено совершить обход больных. Таблетки, «Как самочувствие?» назначение процедур, и всё это стараясь не обращать внимание на развопившегося попугая. Напротив графы с именем Ивана Григорьевича я проставил крест красной ручкой. Вот так - одним росчерком вычеркнул человека из жизни…. Я знал, что это судьба, что я не виноват. Закон нерушим… День чудес — день смерти... Но мне всё равно было противно.

-А у вас, дядя Боря, всё по старому, – спросил я у Бориса Тимофеевича.

-Ну, слава Богу. Ещё денёчек полежу,- стандартно ответил мне пациент. Борис Тимофеевич лежит в этой палате уже очень долго. Болезнь в восьмидесятилетнем старческом теле словно становилась: ни ухудшения, ни выздоровления. Редкий случай, но такие тоже встречаются.

Дальше койка Ивана Григорьевича. Но ведь напротив него уже поставлен крест? Я виновато улыбнулся ему и уже хотел пройти мимо койки, как вдруг он поманил меня к себе.

-Кирилл Николаевич, у меня к вам просьба, - хрипло произнёс он.

-Да, я Вас слушаю.

- Наклонитесь поближе, попросил пациент. И лишь когда я согнулся над самой его кроватью, пациент тихо, но горячо зашептал мне на ухо.

- Мы не хотели его расстраивать…. Чудесный день у Серёжи,…. мы проверили…. ни у кого больше нет….а он… он так боится умирать…. начал скомкано объяснять Иван Григорьевич.

- Хорошо, я сделаю….. произнёс я механически, чтобы пациент с третьей койки ничего не заподозрил. Я был просто ошарашен. У него было ещё время.Никаких предпосылок… Последние анализы показывали, что у него ещё есть неделя… Стараясь ничем себя не выдать, я бросил взгляд на Серёжу… Он смеялся над птицей, которая в данный момент словно в такт музыке кивала головой из стороны в сторону.

Я обречённо покачал головой. Жалко. Просто до слёз. Закон нерушим…. День чудес — день смерти.Крестик в картотеке был аккуратно зачеркнут, а затем перенесён на другого человека. До конца обхода меня не покидало ощущение, что мальчик смотрит на меня, но каждый раз, когда я оборачивался, оказывалось, что это не так. Я уходил из палаты слегка ссутулив спину, провожаемый несуществующим, но очень тяжелым взглядом в спину.

Прежде чем идтив четырнадцатую палату, я дошел до стационарного больничного телефона и, покопавшись в телефонной книге, набрал номер матери Серёжи.

- Мария Александровна? - спросил я, дождавшись вымученного «Алло». Вымученного, потому что уже по голосу стало ясно, что женщина не спала несколько ночей.

-Да, это я.

Марья Александровна, это Кирилл – лечащий врач Серёжи.

-Всё? - спросила она с болью в голосе.

«Материнское сердце» - подумал я. – «Похоже, оно всё чувствует».

-Да.

-Он ещё?.... послышался всхлип…- Он ещё жив?

- Да, выдавил я из себя. Даже эти слова давались мне с большим трудом. Полгода уже работаю здесь, а всё никак не могу привыкнуть.

-Лечу!!! Еду!!- Послышались торопливые фразы на том конце провода. Спасибо вам…. Я так боялась не успеть…. попрощаться…

Не за что… - ответил я, но на том конце провода уже никого не было. Я опустошённо присел на лавку, поставленную возле телефона. «Нужно посидеть пару минут. Прийти в себя» - крутились спутанные мысли в моей голове, пока я бессмысленным взглядом таращился на зелёную с потрескавшейся краской, стену перед собой.

К автомату подошла какая-то старушка, обутая в розовые домашние тапочки-зайчики. Она настороженно посмотрела на меня и, сердито буркнув что-то невразумительное, принялась громко разговаривать с какой-то Тамарой.

- Кирилл Николаевич, что-то случилось? – спросила меня проходящая мимо сорокалетняя, строгого вида сестра из соседнего отделения.

-Неважно… – отмахнулся я. – у Серёжи из шестнадцатой сегодня «Чудесный день».

-Никак не привыкнете? - участливо произнесла она, механически поправляя прядь волос, выехавшую из под медицинской шапочки.

- Бесит всё!!! – внезапно взорвался я, заработав очередной косой взгляд от звонящей по телефону старушки. – Он умирает, а я ничем не могу ему помочь!

- Доброе у вас сердце, Кирилл Николаевич. С вашей профессией от него только вред, – и, не говоря больше ни слова, сестра ушла. Через минуту, успокоившись, ушёл и я. И только старушка осталась всё там же. «Тамара! Тамара!» - слышалось у меня за спиной.

***

Обход четырнадцатой палаты прошел более спокойно, однако настроение было подорвано, казалось, окончательно. У койки последнего пациента у меня внезапно зазвонил мобильник.

«Анна». Да, так скупо и официально обозначена у меня в телефонной книге моя девушка. Просто я не из тех, кто сюсюкается по телефону или ставит сердечки в соцсетях. Такое название я считаю вполне нормальным. Я не черствый, ведь ласково можно и в живом разговоре назвать. Однако я отвлёкся….

-Извините, я отойду? - и с молчаливого согласия пациента я взял трубку.

-Кирилл. Кир, приезжай! – отчаянно, едва ли не закричала в трубку Аня.

-Стой, стой! Аннушка, что случилось? - в моей душе, что-то сразу ёкнуло. Сам того не замечая, я начал встревоженно покусывать нижнюю губу.

-Я?.. Кирилл, мне страшно…. приезжай,…пожалуйста…. Девушка отключилась, а я ошеломлённо смотрел на телефон. «Журнал. Перезвонить». Две простых команды. Гудки. Обрыв связи. Аня не берёт трубку.В душе поселился неприятный холодок. Кое-как закончив осмотр, я отправился в ординаторскую.

-Наташ, мне срочно уйти надо, - мой голос сразу же выдал волнение, кипящее у меня в душе.

-Кирилл, что-то случилось? – спросила моя коллега, тридцатидвухлетняя женщина с темно-каштановыми волосами и навечно поселившимися на лице веснушками.

- Не знаю… Мне Аня позвонила, попросила срочно приехать.

-Я-то тебя подменю, а вот у «тирана» сам отпрашивайся,- с легкой улыбкой, обнажающей небольшие ямочки на щеках, произнесла Наташа.

-Да знаю я. Что-нибудь придумаю. – И я отправился к «тирану».

Валерий Львович – наш главврач имел необычайно скверный характер. Иван Геннадьевич всё время сравнивал его с персонажем из популярной у молодёжи комедии про больницу. Во всяком случае, ругался на подчинённых он так же злобно и изобретательно.

Нерешительно помявшись перед дверью, я, собравшись с духом, постучал.

-Валерий Львович, можно войти? - словно в учительскую захожу.

-Я Вас слушаю, - не оборачиваясь, произнёс «тиран». Он как обычно занимался своим любимым делом, поливал многочисленные фикусы.

- Валерий Львович, мне нужно уйти с работы…

- Причина? - оборвал меня начальник.

-Девушка позвонила, что то случилось….

- А, дела сердечные,- Валерий Львович повернулся ко мне лицом. На губах начальника застыла довольная улыбка. Это не поверите…. невероятная редкость. – Знаю, знаю, сами такие были…. Идите.

-Спасибо, Валерий Львович, - я был просто ошарашен,- Я, честное слово, отработаю…

-Иди уж, - махнул на меня рукой «тиран» и замурлыкал под нос какую-то песню своей молодости.

Едва ли не вприпрыжку я несся обратно по коридору. К сожалению, во время обхода настроение Валерия Львовича скорее всего испортится. Встречу с попугаем ещё никто не отменял.

-Отпустил??? - отвисла челюсть у Наташи.

-Ещё бы, - самодовольно улыбнулся я, но затем сразу погрустнел, - Наташ, там у Серёжи из шестнадцатой «Чудесный день», приготовь… сама знаешь, что делать…. – у меня просто язык не повернулся произнести: «Подготовь койку для нового пациента». Это слова для Валерия Львовича, а не для меня.

На выходе из больницы меня плечом задела уже не молодая, но всё же слишком рано для своего возраста начавшая седеть женщина.

-Извините, - торопливо буркнула она и поспешила дальше. Я не стал окликать её. По застывшим на её глазах слезам я понял, что ей не до меня. Это была мама Серёжи.

***

Дверь Аннушка открыла сразу. Светло-золотистые волосы, миловидное личико, делающее её похожей на хитрую лисичку, глаза цвета ясного неба, - что ещё нужно для счастья. Пусть даже эти глаза сегодня очень заплаканы.

-Золотце, что случилось? - произнёс я, заключая девушку в объятья и прижимая её к себе покрепче. Аня была на четыре года младше меня. Познакомились ещё в университете. Общались, влюбились. Она дождалась меня из армии. Сейчас она на последнем курсе. Снимает вместе с тремя подругами небольшую квартирку. Как только окончит университет, обещала переехать ко мне.

-Кир…Я… - девушка зарыдала, уткнувшись мне в плечо.

А где твои соседки? – спросил я, чтобы хоть как то отвлечь её.

-Они в университете ещё, я с пар ушла. Да и пятница сегодня, они, наверное, сразу по домам после пар разъедутся.

-Почему это ты с пар уехала? - шутливо строгим тоном спросил я. - Закалываем?

-Нет, - всхлипнула девушка, - пойдём, я покажу. Она подозвала меня к письменному столу, на котором одиноко белела её лекционная тетрадь.

-Смотри… - сказала она и показала мне на тетрадь.

- Ну, - немного не понял я. Обычная тетрадь исписанная мелким, жутко корявым врачебным подчерком.

-Ты не понял?! - Аня едва не закричала на меня.- Смотри! - Она вытащила из пенала здоровый черный маркер и грубым резким движением перечеркнула исписанные страницы.

-Это месть тетради …. –пошутил было я, но сразу же осёкся. На моих глазах след от маркера выцветал, медленно исчезая со страниц. Ещё пара секунд, и я вновь вижу белые, исписанные мелким подчерком страницы.

-Кир, у меня сегодня «Проклятый день»!!! - отчаянно закричала Аня.

***

Я не могу описать ту бурю эмоций, что всплеснулись у меня в душе. В первую очередь это был страх. Я очень боялся потерять Аню. Нервы сразу же взвинтились до предела.

-Так, спокойно, - успокаивал я больше себя, чем её, - Ты здорова, далеко от машин, с тобой ничего не случится….

«Газ» - внезапно осенило меня. Я бросился на кухню и начал остервенело принюхиваться к запахам. Но пахло толькоароматным чаем.

Я вернулся в комнату и увидел, как Аня сидит на диване, обхватив руками хрупкие колени, и без пульта взглядом переключает каналы.

- Знаешь, в этом есть даже что то полезное, - грустно произнесла она. Я лишь обречённо покачал головой.

-Побудь со мной,- попросила она.

-Я тебя никогда не брошу. – Ответил я.

***

На часах одиннадцать вечера, мы сидим на кухне и ужинаем под методичное тиканье часов. Разговор не клеится, молчание невыносимо. Ане кусок в горло не лезет. Я, чуть ли не силой, заставляю её съесть ещё немного. Макароны с сосиской – не густо, но больше никаких продуктов я не нашёл, а отправиться в магазин не мог. Я просто не имел права оставить Аню одну. Готовил тоже я, не пустив девушку на кухню. Тем не менее, та с каждым часом выглядела всё более обречённой. Она отчаялась уже до того, что перестала даже бояться. Девушка очень спокойно отнеслась к тому, что я буду присутствовать в то время, когда она будет мыться в ванне.

«А вдруг она поскользнётся, ударится, потеряет сознание, захлебнётся, я не успею помочь, – роились в моей голове пугающие мысли. У девушки было очень красивое тело, но я давил в себе все неуместные непристойные мысли, таращась на кафельную плитку так, чтобы Аня попадала в самый краешек моего поля зрения.

Сейчас за окнами настоящий буран. Ветер и холод – погода просто подстать настроению. В комнате музыкальный канал воспроизводит клип какой-то поп-певицы современности.

-Ань, всё хорошо, - робко начинаю я, - может быть, всё обойдётся. Бывают ведь исключения…

-Исключения…, — глухо повторила она. – Да какое я мать твою исключение!!! – внезапно взорвалась девушка. Я умру, Кир, понимаешь?! Умру!!!

- Брось меня! Уходи!, — девушка отшвырнула тарелку в сторону, и та тут же разбилась. Что, духу не хватает??! Тюфяк! Гнида!!

-Аня, Аня, подожди….

-Мразь! Скотина! – в меня полетела вилка, но я проворно увернулся.- Что?? Что ты так смотришь?! Жалеешь меня. Не нужна мне твоя жалость!!! Сказать нечего?Я умру, а ты все так же будешь просто смотреть?!!! - Аня в истерике набросилась на меня, - Или может, поставишь крестик в своей картотеке?!!

Меня по голове, словно кувалдой огрели. Девушка залепила мне пощёчину и кричала, без конца, что то кричала….. «Крестик в картотеке….».

-Хватит! - я наотмашь ударил её по щеке. На краткий миг мне показалось, что это отрезвит её.С внезапным криком девушка упала, ударившись головой о край стола.

Я никогда не бил девушек, считал этот поступок низким, недопустимым и вот…

-Я не хотел…- прошептал я, видя, как из-под виска девушки вытекает струйка темной крови.

«Нет…нет…» - обречённо шептал я.

Я бросился к Ане. Пульс….пульса нет….. исскуственное дыхание….непрямой массаж сердца… лихорадочно перебирал варианты мой разум, но я ужепонимал, чтоэто конец… Аня мертва.

«Чудесный день кончился». Я защитил её от всего, кроме самого себя.

Свой телефон я оставил в комнате на диване.

-Вы позвонили ноль-два, - проворковал женский голос в трубке.

-Трудовая, дом десять, квартира пятьдесят четыре, - только и смог произнести я.- убита девушка. Приезжайте, и, не слушая ничего более, отключился.

Минут через двадцать приедет полиция. За окном свирепствует ветер. По телевизору надрывается король поп-музыки.

Никогда не любил этого певца,…… Где же пульт.... простые мысли…. о чем ещё думать, ….. жизнь уже потеряна….пульта нет.

-Да переключись ты! – сорвался я на черный ящик.

-В эфире новости! Сегодня совет стран…..

Я ошалело посмотрел на ящик. Щёлк и экран уже показывает старую черно-белую комедию.

***

У меня сегодня тоже чудесный день… как я не заметил….. Но, что со мной может случится?…. Я в безопасности…. Я защитил её от всех… кроме себя…. себя…

***

Есть закон…… Чудесный день — день смерти. Это аксиома. Закон нерушим. Человек обречён. Дверь на крышу высотки оказалась не заперта. Ещё одно маленькое чудо….. чудо…. а приносит ли оно счастье?.... Ветер швырнул горсть снега мне в лицо.. Есть закон… Мои ботинки оставляют неглубокие следы на снегу…. Это аксиома.Чудесный день — проклятый день.Край крыши всего в нескольких метрах.Я защитил её от всего, кроме самого себя… Вот и край крыши…. Снежинки больно бьют по лицу…. Судьбу не изменить. … Внизу к дому подъехала полицейская машина. …..А если изменить, - закралась предательская мысль… Если я сейчас останусь, сдамся полиции и не умру…. Закон нерушим….. А если я пойду против него?.... что будет если я выживу…. Чудесный день — день смерти…. А что, если аксиома — ложь? Что, если никто не пытался? Величайшая шутка этого мира — «Чудесный день».

Я смотрел в черное ночное небо. Буран внезапно стих, превратившись в снегопад. Крупные белые хлопья падали мне на лицо.

- Об одном тебя прошу, - произнёс я, - моё последнее желание в Чудесный день. Пусть Серёжа будет жить.

Будет жить! – крикнул я в темноту.

Жить!!! Жить!!! Жить!!! разнеслось над спящим городом.

***

Снег всё так же медленно валил с неба. Освещаемое то красным, то синим светом проблескового маячка, на асфальте лежало тело.

-Двадцатый этаж, - хмыкнув, произнёс участковый полицейский.

Тринь, дон… зазвонил мобильник.

-Вот чудеса то, удивился человек в форме, - мобила-то цела.Кто это ему звонит?

На дисплее мигало: «Мама Серёжи шестнадцать П». Что за «шестнадцать П?»- милиционер не знал, но трубку взял из чистого любопытства.

- Кирилл Николаевич!!! Чудо!!! Чудо!!!- кричал женский голос в трубке…. Серёженька…..

+3
859
07:15
+1
с тысячами машин, спешащих по своим делам людей eyes
Туда, где, по их мнению, находится солнце. у засохших роз есть мнение? надеюсь, оно совпадает с мнением товарища Сталина?
вечно пересоленная еда в дешёвой забегаловке становится настолько вкусной, что могла бы быть достойна самого дорогого ресторана. в чем чудо? соль просто кончилась
Старый бомж раздаёт детям на улице конфеты: большие, со сладкой тёмно-зелёной мармеладной начинкой. Он сегодня нашёл целую коробку этих довольно дорогих конфет возле теплотрассы, у которой обычно ночует. широкий жест — раздать детям отравленные конфеты, которыми его хотели загасить в теплотрассе
спеша к своей любимой за вторым шансом
Сашке, моём бывшем однокурснике, добрых сто пятьдесят килограммов. добрых 150, а злых сколько?
но сейчас лечащеИйся
но….. 2 лишних точки
,… зпт не нужна
пожалуйста…. лишняя точка
толькоароматным пробел
певца,…… Где же пульт… простые мысли…. о чем ещё думать, …… жизнь уже потеряна…. переточил автор знатно Есть закон……
вообще, половина точек в тексте лишние. ну ладно, треть
рассказ хороший
реально лучший рассказ из прочитанных на конкурсе
автору удачи drink
только не забудьте почистить потом
08:29 (отредактировано)
Влад, большое спасибо Вам за разбор. Текст обязательно почищу. :)
Александр, жалко, что Ваш рассказ не прошел
но это еще раз показывает средний уровень большинства
13:22 (отредактировано)
+2
В нём огромные города-мегаполисы с тысячами машин, спешащих по своим делам людей и целый лес разномастных заводских труб, соседствуют с полями, покрытыми зелёной луговой травой.
С трудом читается. Потому что я попытался прочитать «целый лес труб» как продолжение «с тысячами машин, спешащих». И не понимал, почему не получается.

Четвёртый день ни единого лучика света, из-за хмурых, низко нависших туч.
Из-за наличия запятой я увидел тут игру слов. Ни единого лучика — откуда? Из-за хмурых, низко нависающих туч. Ни единого лучика — из-за кого? (кто виноват?) Из-за хмурых туч.

Глупые, отдающие дешёвой ванилью, мысли.
Глупые, отдающие дешёвой ванилью, мысли (глупые, отдающие мыслями). Глупые, отдающие дешёвой ванилью, размышляй.

Поэтому лучше так: глупые мысли, отдающие дешёвой ванилью.

Истертые временем цвета снова наполняют оживающие розы.
Почему оживающие розы наполняются не новыми, яркими цветами, а какими-то истёртыми? Истёртые цвета — блеклые, тусклые. Такие цвета и без того были у увядших роз.

В отличие от большинства холостяков я вещи всегда складывал аккуратно, что бы с утра не искать.
Опечатка, тут надо слитно.

Зеленовато-белый со слегка заиндевевшими стёклами, немного пробуксовывая по заледеневшей за ночь дороге, он направился к остановке.
Опять трудно читать. Потому что «немного пробуксовывая по заледеневшей за ночь дороге» я пытался читать как продолжение описания автобуса, а не как его действия.

То есть, может быть лучше — пробуксовывающий.

А мой друг Александр уверяет, что в особенно сильной давке он стоя успевает вздремнуть.
Тут можно было, наверное, и без онизма.

А мой друг Александр уверяет, что успевает вздремнуть стоя в особенно сильной давке.

Вот она: больница, клиника, медицинский центр, называйте, как хотите.
Выбивается из описательного ряда слово «называйте».
14:00
+2
как минимум, я не одинока в спотыкалках: )
Наличие после труб препинаки также не добавило лёгкости прочтению.
А сельхозница унутре меня взвыла на покрытые травой поля. Луговой, Карл! Поля, блин, — не равно луга! эта, йолкин пень, разные виды сельхозугодий!

Практическая идентичность миров, равно как и численность в последние годы рыбов — очень смахивает на канцеляриты, не?

Слёзный комок. подкатывающий к горлу… Чота он малесь кагбэ не тем местом плакает…

"… пепельно-черные розы..." — мбэ… двухцветные штоль? Пепельный он и есть пепельный, сиречь серый/седой/белёсый. Пыльный. Вовсе не чёрный.

«Истертые временем цвета...» — эт я воще нипанимать. Каким образом их время истирало, обо что? чем? скока цыклов истирания было произведено? за скока лет-веков? а, три недели как повяли. Ну лан.

На самом деле эт фсе мелочня.
Но я вот так и не уяснила алгоритм распознавания этого невнятного дня — не то чудесного, не то распроклятого, — показания разнятся. Откуда дровишки, из какого источника черпаются сведения окружающими об его наступлении для кого-то — осталось для меня, бестолковки, покрытым неизвесным мраком. «Об одном тебя прошу...» — это кого?

А такта блох хватает. ну и, как справедливо отметил Влад, многоточие — это строго троеточие. Три тэчека ровно, не больше и не меньше.
Большое спасибо… Комментарии я учту, вычитывать… вычитывать… исправляться.
08:27 (отредактировано)
+1
Спасибо за подробный разбор… правда… Мне ваши комментарии помогают. Надеюсь в следующем году получится лучше.
16:19
+1
Рад, что вы так хорошо восприняли. Не хотелось бы, чтобы мои правки выглядели попыткой похвастаться своими редакторскими талантами. Или, тем более, попыткой унасекомить.
А алгоритма нет, кто то распознаёт эти маленькие «чудеса», больше похожие на удачу, чем на проявление магии или подобного ей. Кто-то понимает сразу, кто умеет сопоставлять факты или часто видит смерть «как бы на живом примере видит эти чудеса», такие люди замечают всё необычное вокруг себя. Механизма нет, в привычном понимании. Есть аксиома — факт, что «никогда не нарушается».

«Об одном тебя прошу»- это мольба к самому миру, к этому странному закону, ко всему доброму и милосердному что в нем есть.
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
13:57
+2
В тексте часто используется множество знаков препинания подряд, точек или восклицательных знаков. Раньше я тоже так делал, но позже пришёл к выводу, что это портит стиль.

К тому же, таким образом, с множеством восклицательных знаков, пишут не особо интеллектуальные (даже дремучие, я бы сказал) люди, которые чаще всего обитают в печально известной социальной сети, начинающейся на «О». Хотя это имхо.

В рассказе есть интересный художественный образ. Он мне понравился. Если умрёшь завтра, то перед этим будет счастливый день, когда появится что-то хорошее. Сильно.

Но у этой концепции есть слабое место.

Если человек увидит подозрительные признаки (везение и прочее), то станет осторожнее. И может быть, не умрёт от того, что был невнимателен и расслаблен. Сейчас будет напряжён и не попадёт под автобус, грубо говоря. Что в таком случае будет? Как в фильме «Пункт назначения», когда смерть всё равно возьмёт своё, начав поступать как целенаправленно действующий маньяк?
Ну, об уровне своего интеллекта ничего сказать не могу, увы… Но посыл вы поняли правильно, скорее всего смерть всё равно возьмёт своё. Та же главная героиня скорее всего погибла бы по другой причине, если бы Кирилл не начал пытаться её спасти…
16:16 (отредактировано)
+1
Я не намекал на ваш интеллект. Просто сообщил об опасности выглядеть похожим на подобных людей, даже в такой малости. И опять таки, я же сам так делал, ставил миллион восклицательных подряд. Я что, буду себя дураком называть? (Хотя иногда всё же называю, но в последнее время реже. Самобичевание — это такое себе).
17:06 (отредактировано)
Кажется, я уже читал этот рассказ на Грелке. Или не этот. Или не читал.

И лучше бы не читал. Синтаксис. Он чудовищен. Многоточия. Они многоточны. Сюжет. Он нокаутирует — в плохом смысле.

Нет, серьезно? Не свою девушку? Чужого мальчишку? Взял и потратил чудо не на близкого человека, а на пациента? Вот не верю. Извините, но не верю.

Потому что homo sum, humani nihil a me alienum puto. И в людях я таки да немножко без малого почти слегка разбираюсь.

И уж точно это не «лучший рассказ конкурса», как утверждает Толстый Киса.
17:21 (отредактировано)
+1
Ну на грелке вы его точно не читали… На счёт остального.
Да синтаксис чудовищен, я пока сидел на сайте, чуть-чуть поднаторел в плане начального уровня грамотности. Да у самого глаза кровью плачут. Каюсь think
А на счёт потратил чудо… Как сказать, наверное я мысль всё же не донёс. Чудеса не такие масштабные, что бы сбивать взглядом самолёты, двигать материки, или воскрешать мёртвых.
Анна была мертва это ГГ знал точно. А вот на счёт мальчика уверен не был. И желание его -спасти ребёнка от его судьбы, а не воскресить мёртвого мальчика…
Вот как то так. Но за честный коментарий спасибо. Я знаю, что совсем не идеально написал, но буду стремиться к лучшему.
17:25
Вы в курсе за четыре стадии принятия стресса? Отрицание, гнев, торг, депрессия. У вас герой еще первую не прошел — да и не успел бы, если объективно. А значит, в смерть девушки он не верит. Знает, но не верит.

КМК, для чуда достаточно.

А стремиться к лучшему — цель достойная. Тут осудить не могу.
14:05
Не свою девушку? Чужого мальчишку? Взял и потратил чудо не на близкого человека, а на пациента? Вот не верю.


— Не, тут всё логично. Бабу свою он спасать от всего чистого сердца приехал, а она вон как на него попёрла в конце. Я бы такую тоже в утиль списал… Ну, максимум — исцелил бы чудесным образом, потом попрощался особенным образом и после этого списал. Не благонадёжная ибо!
14:09
Ну поперла. Ну бывает. Но он же сам ее и хлопнул. Чувство вины как мотиватор — мощная штука.
14:11
+1
Вообще в таком мире должно было выработаться правило: знаешь, что сегодня рядом с тобой каким-то чудесным образом склеет ласты здоровый доселе человек — пиши всё на видео. Иначе потом заколебёшься доказывать ментам, что ты не жираф!
14:14
+1
Кстати, как вариант. Институт чудологии; эксперт-чудист в каждом отделении полиции; министерство спонтанных чудес при правительстве…
14:16
+1
Вообще, люди дохнут ни с того ни с сего, а называется это «Чудом».
— Хм, я раньше как-то по другому понимал это слово…
14:19
+1
В некоторых произведениях это было бы deus ex machina. В некоторых — роялем из кустов…

В паре-тройке вполне реальных историй — реальным чудом. Потому что пару-тройку сволочей подобные чудеса обходят стороной ну прям демонстративно.
14:26
пару-тройку сволочей подобные чудеса обходят стороной ну прям демонстративно.
а патамушта желать им волшебной чудесатости нада — вслух! и громко.

Чисто производственное к случаю, извините за многоточия.
– Бог-то, он есть на свете, хоть я в него не верю, поскольку я ж коммунист! Но ему, глухарю старому, надо в ухи дудеть, чтоб дошло! Я сколько раз удостоверялся – когда какой ё***чей твари от души плохого пожелаешь, да вслух, оно, глядишь, да и исполнится! Меня вон в своё время гад один пи***рваный загнобил в корень, всю печёнку изжевал, паскуда, Ну, я не выдержал, принародно ему от всей измученной затраханной души да посулил… И следом же бегут – Виктрыч, он в мастерской в ремонтную яму манданулся! да неслабо так, аж искрошился на**й весь! Потому что – бог-то есть, и он на нашей стороне! вот те ё***ный крест!
14:29
+1
Было бы круче, если бы начиналось так:
— Бог-то, он есть на свете. Я в него верю: я ж коммунист!
15:02
не, эт уже «комуняки» поверили-то, а то ж первородный ешо коммунист, кой атеизму исповедует. Хоть ни уха в ней ни рыла, акромя «опиума для народа».

Но чудеса и правда каждый понимает по-своему.
Когда нашего зама, известного половине города своей подлотой, нуднотой и борзотой одновременно, перевели в другую транспортную контору (откуда в первый день двенадцать водил уволились от греха дружною толпой), то у нас часть избавленцев от восторга затеяло гулянку с плясками, yahooа кой-кто остался сильно недоволен — лучше б ему на бОшку чонить сверзилось потяжельше… no
15:12 (отредактировано)
+1
Прошу пардону, конечно, но именно религиозный коммунизм, как форма коммунизма, «прямо проистекающая из исходных принципов религии», религиозное движение, поддерживающее «совместную собственность на товары и сопутствующую этому отмену частной собственности», сформировался еще в общине ранних христиан в Иерусалиме. А средневековый зороастрийский реформатор Маздак считался одним из первых социалистов в истории человечества — и параллельно религиозным пророком.
15:51
ва-а…
Ну не-е, в такую глыбь эт уж я мозгОм не вышла…
Я разве только замечания на предмет несостыковывания формы в «форма коммунизма, «прямо проистекающаю из исходных принципов религии» — проистекающая можеть?
15:58
Люблю в матчасть.
08:26 (отредактировано)
Ну кстати… Естественно я это не задумывал, но в целом ложится неплохо. Так как день смерти — это аксиома, то за отрицание можно принять то время, когда главный герой пытался убедить Анну, что она не умрет(отрицание — по логике мира факт свершится) Гнев — момент ссоры, (гнев бессилия), торг — попытка спасти девушку когда уже поздно, ну и после — депрессия.
Ну и как бы я уже высказал, что буду работать больше над текстами, (мысль эту выписал больше для себя на будущее)
10:37
Вообще это не так работает. Триггер стресса — не ожидание смерти, а сама смерть. Но пусть.

А мысль хорошая. Порой пишется больше, чем подразумевается: такие штуки стоит отслеживать и использовать на благо глубины текста.
23:30 (отредактировано)
+1
Я придумал действенную технологию: в день чудес, когда все желания сбываются, два человека должны объединиться и каждый должен загадать, чтобы другой выжил! Profit!
Так чего же они так до этого и не додумались? — Ну тупыыые!

Но вопрос номер один — как у парня в вазе оказалиь цветы, которые он дарил отвергнувшей его девушке? Тому, кто предложит работоспособную схему — конфетка! smile
Ну, она их выбросила в урну при нём?
С тебя конфетка…
10:16
+1
Она их выбросила в урну при нём
— так, а он, значит, полез в урну, достал их и поставил у себя дома в вазочке? И стал любоваться как они увядают и чернеют?
И при этом ассоциировал цветы с девушкой, которая их выбросила?
Э, и правда с ним что-то не так. Девушка в чём-то была права.
Ну все не без странностей наверное laughcrazy
Потому что это описан первый такой случай, чудеса не магия, не всё что хочет человек сбывается.
Скорее даже наоборот, большая часть как раз и не сбывается, иначе каждый просто загадывал бы не умирать
13:57
+2
как у парня в вазе оказались цветы, которые он дарил отвергнувшей его девушке?
да оч просто, как, — раз она его отвергнУла, так чего ж он цветочки-то станет отдавать? а коли успел уже непредусмотрительно вручить до отвергнУтия — дак нехай вертает взад, чай денги плочены! на предмет символа пригодятса самому. А то ишь, сама веру в счастье разрушать, а сама с подарочком! А и за вторым-то шансом ему с чем иттить? нетуш, дудки.

Такшта гони, Славян, абещяное. tongueСхему я те выдала самую что ни на есть стопроцентную. wink
14:01
+1
раз она его отвергнУла, так чего ж он цветочки-то станет отдавать?
— ага,

И сам себе цветы вручил
И сам любовью занимался!
rose
14:02
дык самодостаточность, ну wink
14:07
+2
Рыдал над вазой с чёрными цветами
Хоть не дурак и не пацан летами
14:16 (отредактировано)
Рыдал над вазой
нифига, он сглатывал. Сказано, моряк не плачет! и не теряет бодрость никогда, такшта пущяй комок даж и не подкатывает.
Ну, нащёт не дурака кагбэ небесспорно…
чай денги плочены!

Как в старом анекдоте:
Девушка:
— Ты такой жмот! Я ухожу, забирай свое кольцо!
Парень:
— А где коробочка?
14:06
+1
ватыманна. А мог бы и цветочки назад запросить.
Если дарил.
А коли повяли и выкинула — вертай деньгами.
А радуется, небось, потому что новые покупать не надо для очередной крали.
Какой яркий эпизодический персонаж. Вот прямо люблю такое.
14:14
+1
А коли повяли и выкинула — вертай деньгами.

— или не деньгами…
14:29
не суть важно, лишь бы пользу извлечи в компенсацыю произведённых расходов.
Как говорит наш зам, а какая с того буит маржынальная прибыль?
Очень ему слово ндраветса.
18:58
+1
Хороший рассказ. Идеи такой не встречал. Своя подача есть. И видно, что человек хороший писал.) Ну собственно все уже всеми сказано. Пощады не будет, конечно, пережестил, но что поделаешь — панки-радикалы они такие, непредсказуемые. Думаю во многих других группах Вы бы прошли.
Со знаками препинания как я Вас понимаю — такая же проблема! Удачи во всех последующих конкурсах!
Большое спасибо )
Загрузка...
Светлана Ледовская №1