Светлана Ледовская №1

Дьявол курит BOLIVAR

Дьявол курит BOLIVAR
Работа №200

Дьявол курит BOLIVAR

Денис зашел во двор. Так и есть, как он и надеялся, дождь разогнал всех старушек, которые бессменными часовыми сидели на лавочках возле подъездов, а также многочисленных мамаш с колясками. Он рванул к вентиляционной шахте, что непонятным монументом возвышалась посреди двора, и являлась головной болью жителей. Квадратное приземистое сооружение из красного кирпича, покатая кровля да проемы, на каждую сторону, забранные решетками в мелкую клетку. И детишки на него лазили, изредка непонятные люди крутились вокруг да около. Знатоки из местных говорили, здесь находится вход в одну из секретных веток метро. А кто-то вообще утверждал, что этот вентиляционный канал из того самого бункера правительства. На деле здесь находилась обыкновенная шахта вентиляции метро.

Правда, в этом месте еще существовал залаз для диггеров. Только пользовались им нечасто по причине многолюдного, в любое время года, двора, да и теснота оголовка, и спуск в рабочие туннели лишь добавляли риск и поэтому лаз не получил такой широкой известности как, к примеру, Лисий лаз, и знал о нем очень ограниченный круг лиц. И вроде на слуху Измайловская дырка, но где конкретно, и как выглядит, мало кто ведал.

И вот к этому лазу и стремился Денис. Он понимал, что сильно рисковал, пользуясь ходом днем. Но у него уже не хватало сил терпеть до темноты, чтобы спуститься в подземку и проверить, правда ли он нашел нечто.

***

– Ну что готовы? – Леха осмотрел ребят.

– Не умничай, пошли уже, – Витольд поправил небольшой рюкзак, что висел у него за спиной. – И так еще топать и топать.

Денис, прислонившись плечом к бетонной опоре, молча грыз сухую травинку. Парни стояли у старой трансформаторной будки, что когда-то обеспечивала электричеством насосную. Но потом, со строительством нового микрорайона, эту подстанцию сначала отключили, а после перепланировки сетей и вовсе забросили. И стояла она забытая, зарастающая травой, никому не нужная. До тех пор пока кто-то из ушлых диггеров не узнал, что из этой самой будки шел прекрасный, правда, очень узкий, ход, к коллектору, на первый уровнь.

Сейчас ребята собирались в очередной проход по Тринадцатой ветке. Тринадцатую ветку обнаружил Лешка, когда гулял по Измайловской линии.Она располагалась между Измайловской и Кольцевой.Где начиналась, ребята еще точно не узнали, но успели выяснить, за те несколько спусков, которые уже совершили, что Тринадцатая тянется через Измайловскую в сторону Красносельской. И в них закралось стойкое подозрение, имеющее основание, что ветка идет в район ВДНХ, а вот куда дальше, пока неизвестно, и не предположить,где она, и чем заканчивается. Странное название и странная ветка. Поезда не ходили, а рельсы сверкали, так как будто без перерыва катали вагоны. И чистота нереальная. Ни окурка, ни тряпки, ни забытого возле стены разряженного аккумулятора. Здесь даже пыли на порядок меньше, чем в других местах. И ни одного огонька. Такого в подземке практически не наблюдалось. В самом заброшенном тоннеле через каждые несколько десятков метров горят дежурные фонари. Пусть тусклые, пыльные, но светят. Здесь же ни одного огонька. И это название «Тринадцатая ветка». Они его прочитали на небольшой эмалированной табличке, размером не более чем указатель в вагоне, на двери туалета. Такую табличку ребята случайно обнаружили, когда обследовали переход на Кольцевую.

За все время, что парни следили за веткой, здесь не прошел ни один человек. И рабочие обходили это место. Хотя если использовать проход с Измайловской ветки на Тринадцатую, что находится в районе сто шестнадцатого пикета, и пройдя по Тринадцатой до четыреста сороковой отметки можно через аналогичный проход попасть в туннели кольцевой линии. А там и до места пара шагов. И этот путь во много раз короче, но рабочие используют длинный, обходной, с выходом на станцию, тратя больше часа на переход, но никогда не заходят на Тринадцатую.

***

Придя на Измайловскую, ребята расположились в укромном месте. Старая вентшахта, давно заброшенная, её забутовали за не надобностью. Но то ли бетон оказался не качественный, или еще что, но часть стенки упала, а может, кто и специально разобрал. Рабочие, не заморачиваясь, и, не докладывая начальству, просто забросали мусор и обломки бетона вовнутрь, а дырку забили досками. Вот именно в этой шахте парни и отдыхали. Хорошая нычка, особенно для тоннелей первого уровня. Тепло, и даже можно горелку разжечь, чтобы вскипятить чаю, или пообедать горячим. Перекусив, они выдвинулись к конечной цели своего путешествия.

Выйдя на Тринадцатую ветку парни пошли по знакомому маршруту. Но, еще только подходя к месту, где в прошлый заход оставили засечку, черту красного мела, на уступе, почти у самой земли, как сработала сигнализация. Сирена тугой волной ударила по ушам, вынудив оцепенеть. На стене бегущей строкой заметались фонари.

– Запал!!! – Дико заорал Витольд, и, срываясь на хрип, прошептал, – рвем!!!

«Зачем орать?» – этот вопрос засел гвоздем в голове Дениса, когда он побежал вслед за Лехой и Витом. «Зачем поднимать лишний шум?» – мысль глупая и не ко времени не давала войти в ритм бега, сбивала дыхание, и Денис, замешкавшись, отстал. Сходу, не глядя, едва не упав на повороте, он скользнул в переход на Измайловскую, и, не сбавляя скорости, понесся вперед. Пробегая узкий участок, рукой придержался за стенку, и почувствовал мелкую дрожь. «Поезд, с..а» – сознание обожгло, взгляд начал дико блуждать по бетонным плитам «где чертова ниша?» – пытался вспомнить Денис. И уже выбегая в рабочий тоннель, он на автомате, на подсознании, повернул направо и, перепрыгивая через рельсы, почитай упал в нишу. «Успел» – довольная улыбка озарила лицо Дениса, когда электричка уже незримо шумела сзади. Сдернув рюкзак, он вжался в стенку ниши, спиной к поезду, отворачиваясь от летящего метрошита.

Переведя дыхание, Денис вдруг осознал, что в этом тоннеле парней нет. «Они бегут на Кольцевую» – скрипнул зубами Денис. «Ну конечно, с Кольцевой уйти на землю как два пальца… нет смысла ныть» – сам себя оборвал Денис, «Здесь даже в кайф. Поезда едут, погоны сюда не сунутся. Сейчас еще один пройдет и можно рвать когти до нычки» – Денис успокоился. В той старой заброшенной шахте он может сидеть хоть сутки. Посмотрел на часы, засекая время, и устало вытянул ноги. «Должно быть три – четыре минуты» – Денис снова кинул взгляд на часы. И не поверил глазам, прошло уже шесть, а поезд все еще не проходил. И даже неслышно его приближения, нет привычной мелкой дрожи стен. Или он не правильно запомнил минуты?

Он встал, и аккуратно, придерживаясь рукой за угол, выглянул. И тут же отпрянул назад. Где-то там, в тоннеле, пока еще далеко, мелькало множество фонарей. В той стороне, откуда он только что прибежал, правда, почему-то гораздо дальше перехода, из которого он выскочил, роилось множество лучей ручных фонарей. Значить путь, в спасительную шахту отрезан. Что же делать? Еще несколько минут и его смогут взять в этой нише теплым. Денис оглядел тоннель.

***

Свет фонарей приближался медленно, но верно. В тоске Денис смотрел на мельтешащие блики. Рвануть назад в переход? Не вариант что в нём нет преследователей. Оставался только один выход. Бежать по тоннелю. Раз охрана, или кто они там, идет по рельсам, значить поездов больше не будет. «Быстро же они перекрыли движуху. Но почему они идут оттуда? Как они там оказались?» – эти мысли колотилось в голове в ритм бега, словно картофелины в пустом ведре.

Проскакивая очередной изгиб, он увидел, слева,освещенную широкую площадку.

Стрелка, от главного пути, в боковой рабочий тупик, куда загоняли на временный отстой поезда при пересменах, или при наличии каких-либо незначительных проблем. Не очень длинный, от силы метров триста пятьдесят. Он уходил от основной ветки, небольшой кривой, заканчиваясь обычной бетонной стенкой. Между рельсов смотровая канава чуть ли не на всю длину тупика. Ничего интересного. И путейцев тут много, и другого различного рабочего люда в этом месте тоже хватает.

***

Недалеко от железнодорожной стрелки, на каком-то ящике, лежала забытая кем-то монтерка и рабочая каска. Денис еще раз глянул в сторону блуждающих огней. Лучи беспорядочно мелькали по полу и стенам туннеля, и это говорило о том, что люди шли, осматривая буквально каждую шпалу. «Как ситом сеют» – подумалось Денису, когда он в тусклых отблесках дежурного света, рванул через тоннель к стрелке. Пробегая, схватил монтерку, каску и устремился дальше, в тупик, к освещенной монтажной нише. О том, что там могут быть рабочие, которые с удовольствием сдадут его охране, он не подумал.И только когда он вбегал в нишу запоздалый страх опалил мозг. На счастье монтерятник оказался пустой.

Встав в угол, Денис быстро сорвал налобник, балаклаву, скинув рюкзак, и не укладывая, затолкал все это вовнутрь. Натянул монтерку, одернул полы, стараясь придать себе маломальский рабочий вид. И уже нацепив каску на голову, чертыхнулся. В тоннеле без фонарей не ходят. Открыв рюкзак, достал налобник, но, подумав, затолкал его обратно. Слишком навороченный пецель для простого рабочего, усиленный рефлектор, сменные светофильтры, регулятор яркости. Порывшись, достал второй, запасной фонарь. Этот обычный налобник, со слабой лампой, и к тому же немного потертый, подходил к рабочей одежде как нельзя лучше. Пристроив его на каску, надел её на голову.

Денис выглянул из проема. Преследователи, как раз проходили мимо стрелки. Парень решил не ждать и не испытывать судьбу, подхватил рюкзак,вышел из ниши и двинулся вглубь тупика. В надежде, что его здесь никто искать не будет.

Достигнув задней стенки, Денис уселся на бетонный выступ и прислушался. Вроде тихо. Он выключил налобник, чтобы его одинокий луч света не привлекал внимания и закурил. «Откуда вся эта толпа появилась? Почему так быстро остановили движение? Ведь Измайловская в это время загруженная по самое не балуй….» – Денис прокручивал эти мысли в голове. Он не мог понять, что произошло. Что они сделали не так? И чем все это закончится? Он сидел, курил, пряча в ладонях огонек, и обдумывал своё положение, когда….

Тишину тоннеля сначала тихо, потом все яснее, нарушил звук шагов. Стук кованых сапог о рельс, металлическое шарканье по бетону. Денис затоптал сигарету, помахал рукой, разгоняя табачный дым. Оглянулся, понимая всю глупость своего положения, но со слабой надеждой обнаружить хоть какую-то щель.

Он скорее почувствовал, чем увидел, что в самом конце, там, где задняя и боковая стенки образуют угол, есть некая ниша. Парень подошел, достал из кармана зажигалку и, нажав кнопку, включил фонарик. В бледно-синем свете Денис разглядел углубление. Неширокое, совсем неглубокое, но вполне годное, для того чтоб спрятать человека. Денис снял куртку, быстро свернул её в скатку, дабы не бликовали светоотражающие нашивки, сунул в клапан. Встав в найденное убежище, и пристроив рюкзак между ног, он приготовился ждать.

***

Шум шагов и мерный гул неясных голосов наполнял тоннель, заставляя Дениса вжиматься в стенку все сильней и сильней. Он уже хотел снять каску и осторожно выглянуть, как резкий, яркий, свет ударил по глазам. Парень вздрогнул и едва не вывалился от неожиданности. При таком освещении можно рассмотреть аж самые мелкие трещинки и щербинки на бетонной стене, если бы глаза не резало от ослепительно яркого света.

«Откуда у них такой прожектор?» – Денис вжался спиной в нишу, а рукой упираясь в боковую стенку до боли в ладони. «Что, бл..ь, здесь творится? Куда мы вляпались? Откуда они все по набежали? Почему прожектор? Не на руках же они его несли, с..и» – Денис психовал. Он не мог понять, что происходит.

Глаза заливало потом, от нервного напряжения начали дрожать ноги, и чтобы не упасть он вдавил пятки в пол, одновременно упираясь головой в стену. Каска поползла на глаза, грозя вот-вот свалиться с головы, когда он вдруг почувствовал, как свет поплыл куда-то в сторону. По потным щекам протянуло прохладной струей воздуха, и он заметил, что ниша, в которой он стоял, поворачивается вокруг своей оси.

Отблески света мелькнули перед глазами, и его окутала темнота. Тишина звоном ударила по ушам. Он стоял, не шевелясь, пытаясь понять, что случилось? Мгла была абсолютной. Он не мог разглядеть даже пальцев своей руки.

В немом ступоре Денис стоял до тех пор, пока у него не затекло плечо, а ноги начали подкашиваться от усталости. Тогда он решился и, подняв руку к голове, включил налобник. Он ожидал увидеть все что угодно. Длинный тоннель, молчаливый оскал охранников, колодец шахты который уходит неизвестно куда. Но он увидел неяркий луч своего фонаря и темноту.

Денис не мог определить, куда он вообще попал. Свет не рассеивал тьму. Создавалось впечатление, что свет вязь во мгле как в трясине. Диггер пытался сориентироваться, водил лучом и вправо и влево, но странное дело, луч везде натыкался на кромешную тьму. Будто чернота поглощала свет, не отражая его. Или перед ним не существовало стен, или какой другой преграды, которая могла бы отразить луч.

Парень наклонился, подхватил рюкзак и, на ощупь, открыл его. Достал миллионик. Включил. Сняв каску с головы, бросил её на сидор. Для ориентира. А сам, переключив пецель с луча на светильник, и высоко подняв его над головой, начал обходить помещение. Слева направо. Оказалось что комната, в которую он попал таким удивительным образом, круглая, не более трех метров в диаметре. Но даже его супер мощного фонаря не хватало, чтобы осветить её всю, целиком. Стены каким-то образом поглощали свет, оставляя ощущение абсолютной темноты за пределами освещенной области.

Странная, идеально круглая, и совершенно пустая, комната, за исключением одинокого кресла стоящего посредине. Стены черные, на вид маслянистые и жирные, но на ощупь сухие и гладкие. Так выглядит кусок битума в разломе. Жирно, но сухо. Мягко, но твердо. Невозможно определить, из какого материала построена эта комната. Стены поглощали свет, не отражая его и не бликуя. Однако, глядя на стенку, когда в неё упирается луч, создавалось стойкое убеждение, что эта стена должна не только отражать свет, она обязана сиять. Денис посветил вверх. Но определить высоту помещения так и не смог. Он понимал, что луч светит в потолок. Но где конкретно начинается перекрытие сложно сказать.

И посреди этой странной комнаты стояло одинокое кресло. Прямая спинка, подголовник, подлокотники заканчиваются какими-то шарами. Денис попробовал его покрутить. Он был убеждён, что все кресла должны вращаться. Оно даже не шелохнулось. Он повесил петцль на подлокотник и пошел к брошенным вещам. Поднимая рюкзак и каску, обратил внимание на пол. Чистый, черный, только вот не блестящий, перечеркнутый беспорядочной цепью пыльных следов. Его следов.

Вернувшись к креслу, он погасил миллионик и кинул его на рюкзак. Каску, с включенным налобником, положил на пол, так, чтобы она освещала пространство перед креслом. Устало плюхнулся на сиденье. «Время!!!» – Денис чертыхнулся. Время являлось самым главным атрибутом подземных походов. Его надо знать всегда и везде. Сколько времени ты идешь, спишь, отдыхаешь, или находишься в каком-либо месте. Постоянная темнота и замкнутое пространство лишают человека внешних ориентиров. Поэтому под землей единственным ключевым моментом является время. И он забыл сделать отметку, когда попал сюда. Он поднял руку и посмотрел на часы.

Денис сидел в кресле и его мысли все время возвращались к тому, что с ними случилось. Он старался понять, что же произошло? Что такое страшное, тайное, секретное они потревожили? И главное, куда он попал? Что это за место? Это закономерность их поисков или случайность? Гоняя мысли в голове и не находя на них ответа парень в задумчивости оттолкнулся ногой, и кресло закрутилось. Денис вскочил. Он же пробовал, оно стояло как вкопанное. Парень протянул руку и толкнул его за спинку. Кресло даже не шевельнулось.

Денис опустился на колени и заглянул под низ. Подсветил фонарем. Вместо привычных ножек простая труба. Там где ножка должна крепиться к сиденью никакого сварного шва, ни клепок, ни каких-либо других способов крепления. Просто днище лежало на трубе. И все. Казалось даже, что в месте соединения имелась маленькая щель. Хотя это могло быть и простой игрой света. Где труба уходила в пол, также не наблюдалось никаких выбоин, наплывов, шероховатостей. Идеальный прямой угол. Мечта перфекциониста!

Денис, сидя на полу резко и сильно пнул трубу ногой. Один раз, другой. С таким же результатом можно пинать телеграфный столб. Он встал и, обхватив кресло руками, попытался его поднять. Никакого эффекта. Плюнув на кресло, подошел к нише, через которую попал сюда, и прислушался. Надеясь услышать, что делается снаружи. Ни одного звука. Не ощущается даже мелкой тряски стен, что случается всегда, когда проходит поезд. Или слишком хорошая звукоизоляция или с той стороны действительно уже все ушли. Но проверять так ли это Денис не испытывал ни малейшего желания.

Уже отходя, хлопнул рукой по стене. И удивился. Вместо бетона, который больно давил ладонь своей шероховатостью, стена покрылась ровной черной субстанцией, как и все в этой комнате. Денис оторопело смотрел на блестящий глянец. Он же четко помнил, что стены в нише были бетонные!

Парень попятился и, упав на сиденье, задумался. Не смотря на всю загадочность этого помещения кресло, оказалось очень удобным. Подголовник находился как раз на изгибе шеи, так что когда голова лежала на нем, мышцы не напрягались, и не уставали. Подлокотники лодочкой, с ямкой под локоть, ровно по длине рук, ладони удобно ложатся на шары. Еще бы мягкие пуховые подушки и креслице вполне могло бы сойти за бержер.

Вот только взгляду не за что зацепиться. И глаза сами, непринужденно закрываются. Нервы, напряженные, натянутые, начали успокаиваться. Мысли перестали скакать, прыгать в голове. Тишина уже не давила. Незаметно для себя Денис задремал.

***

Ему снился сон. Кавалерия на конях, какие-то солдаты в длинных шинелях. На железнодорожных путях стоит паровоз. Что-то загрохотало. Реально и громко, Денис дернулся и открыл глаза. Вокруг было сумрачно серо. Как ранним туманным утром. Где-то продолжало грохотать, ржали лошади, казалось прямо перед его лицом, крутились какие-то тени. Резкий свист паровоза заставил вздрогнуть.

Денис вскочил с кресла, серый свет померк, и опустилась темнота, разрезаемая одиноким лучом налобника, непонимающе закрутил головой. Он только что видел все в реальности. И звук. Ведь именно свист и разбудил его. Достав из рюкзака фляжку и, прихлебывая из горлышка холодный чай с лимоном, размышлял. Что он сейчас наблюдал? Обычный сон? Или странную галлюцинацию? Все указывало на сон. Ну не верил Денис, ни в какие чудеса.

– Только, с..а, он что-то слишком реальный. – Денис не заметил, как начал рассуждать вслух.

Он вдруг захотел курить. Остро, до оскомины на зубах. Достал из кармана сигареты. Прикуривая, покрутил головой – чтобы приспособить под пепельницу? Ничего, не обнаружив, полез в рюкзак и, порывшись в нём, вытащил страницу газеты. Скрутил кулек. Пока он курил, в душе росла уверенность, его сон, или что-то похожее на сон, было связано с креслом. Докурив, он пальцами затушил сигарету и, положив свою импровизированную пепельницу на выступ в нише, в раздумьях уселся прямо на пол. Посмотрел на часы. Он находился в комнате не более двадцати минут. Но если отталкиваться от внутреннего ощущения Денис был в полной уверенности, что с момента как он попал сюда, прошло уже минимум часа полтора.

Денис смотрел на кресло, на стены, подняв голову, вверх пытался рассмотреть потолок. По неизвестной причине ему вдруг стало легко и весело. Он даже заулыбался. Поднявшись с пола, и отряхивая штаны на заднице, пошел к креслу в непонятной уверенности обрести понимание того, что сейчас еще не понимал.

***

Сел в кресло, плотно прижался к спинке и, положив руки на подлокотник, пошаркал ступнями, поудобней расставляя ноги.Улыбаясь, он смотрел на стену, и старался ощутить какие-либо странности, которые ему принесет кресло в этот раз.

Занятый мыслями и сконцентрировавшись на ощущениях, он ни сразу заметил, как в комнате начало понемногу светлеть. Стены побелели, а после сделались матовыми, в воздухе возникли какие-то тени. Звук, глухой стук, и тонкий звон, вызвали оторопь, и ступор. Денис сильно зажмурился, и тряхнул головой, стараясь прогнать видение, но, открыв глаза, убедился что ни звук, ни изображение не пропало.

Перед ним словно в кинотеатре прокручивалась какая-то картинка, шел звук. Только изображение не плоское, как на экране, а объемное, натуральное, словно он видел это наяву. Денис смотрел широко открытыми глазами, силившийся понять, что же он видит? И вдруг перед ним появилась конская морда, практически касаясь его лица, и громко заржав, поскакала куда-то вбок. Денис в испуге отпрянул, и если бы не спинка кресла он наверняка бы упал. Он, видя перед собой большие желтые зубы, коричневые возле корней, слыша это ржание, вскрикнул от неожиданности, и прикрыл лицо рукой.

Звук затухал, медленно, растянутым эхом. Комната снова погрузилась в полутьму, освещаемая налобником. Денис оторвал руку от лица и осмотрелся. Вытер пот со лба и вздохнул. Ему стало и смешно и стыдно. За свои двадцать четыре года он забыл, когда так пугался. Здесь же реально было страшно. Он успел рассмотреть ресницы над большим фиолетовым глазом. Редкие, чуть подогнутые кверху, и кажется рыжие. Крупные желтые зубы, ближе к корням коричневые, они казались в тот момент такими реальными, вот только запаха из лошадиной пасти не хватало. И вдруг, враз, все пропало?

И здесь Денис сообразил. Картинка появляется, когда он кладет обе руки на шары, а голова покоится на подголовнике. Денис сжал зубы, сдвинул колени, и, стараясь, правда, непонятно зачем, придать себе суровый вид, медленно опусти руки на шары. Положил голову на подголовник и приготовился смотреть. Но минуты текли,и ничего не происходило.

Денис ждал. Тело от неловкой позы затекло, руки устали, а переносица чесалась, кажется, с того самого момента как Денис зашел в эту комнату. Он не выдержал, вскочил и, матерясь, начал неистово чесать нос. И здесь на него напал смех. Он хохотал, вспоминая лошадиную морду, испуг и реакцию на него, и смеялся еще пуще. Он, уже хватаясь за живот, согнулся пополам, ржал в голос, завалившись боком на пол. Смех перешел в истерику. Он почти кричал, валяясь на полу, затирая одеждой свои следы, брыкая ногами и разбрасывая по комнате рюкзак, каску, фонарь.

Истерика прекратилась так же внезапно, как и началась. «Это нервы. С..и, довели человека» – подумал Денис неизвестно о ком. Он сидел на полу, и лениво отряхивая одежду от пыли, уже раздумал что-либо выяснять, искать черт знает что. Он хотел просто увидеть солнце. Яркое и теплое. Слушать щебет птиц, смотреть на воробьев прыгающих по кромке тротуара в поисках чего-либо съедобного. Впервые за девять лет, как, став диггером, он очень остро испытал это желание — увидеть солнце. Денис не поднимаясь, сидя, переполз к нише, и, достав сигарету, закурил.

Надо рвать. Или прямо сейчас, пока не началась рабочая смена, и тупик еще, наверное, пустой. Но тогда разгадку тайны «Черной комнаты», как мысленно окрестил её Денис, придется отложить на неопределенное время. Или остаться, и ждать конца смены. Когда рабочие покинут тоннели и начнется движение поездов. И заодно попробовать разобраться со всем этим. Денис с небольшим сомнением выбрал вариант остаться до утренней пересменки. Электрички его не пугали. Он знал этот уровень метро довольно хорошо и мог пройти по тоннелю в любое время.

Парень поднялся с пола, потянулся, и, кряхтя, сделал несколько наклонов. Покрутил шеей, разминая затекшие мышцы, пару раз подпрыгнул. После короткой зарядки кровообращение улучшилось, настроение немного поднялось. Денис с улыбкой, весело, плюхнулся в кресло, и, не особо располагаясь, бросил ладони на шары. Машинально, даже не задумываясь, в запале настроения, он оттолкнулся ногами. Кресло закрутилось, Денис взвизгнул, уже ни чему не удивляясь. Кресло вертелось легко, без скрипа и, кажется без особых усилий. А мысли Дениса вдруг вернулись к первому сну. Ежели конечно это был сон.

Он догадался, даже почти знал наверняка, что он видел что-то о Гражданской войне. Денис не мог похвастаться большими знаниями истории, и все, что он знал о той войне, он познал из книг Аркадия Гайдара. Кресло тем временем остановилось. Денис, перебирая ногами, докрутил его в то положение, в котором оно стояло, ориентируясь на нишу, где едва заметно белела газетная пепельница. Он улыбнулся, непонятно зачем и кому, и приготовился ждать.

***

Ожидание не затянулось. Мрак в помещении начал редеть. Стены посветлели. Они сделались матовыми, как будто их подсвечивали откуда-то из-за стенки. Денис глянул вверх и впервые разглядел потолок. В этом белесом, словно туманным утром, свете было ясно видно, что комната имела шарообразную форму. Половина огромного шара, который кто-то очень большой разрезал ровно посредине.

Денис устал уже пугаться и удивляться, и теперь молча наблюдал, стараясь, на сей раз не делать никаких резких движений. Картинка зародилась где-то далеко, в той светло-серой глубине, какой в настоящий момент видел стену Денис. Она приближалось. Ему было интересно, и одновременно тревожно. Он вдруг поймал себя на ощущении что он вот так же, с таким же чувством, ожидал в детстве Новый год.

Из глубины наплывал высокий замок, вокруг которого рос лес. Уже было видно, что заросли густые, неухоженные, почти дикие. Невидимый оператор накатил изображение замка. Нырнул в открытые высокие ворота и Денис оказался в ограде. Он сидел и смотрел, задержав дыхание.

Раздался скрип, тягучий, режущий по ушам, и справа в длинном деревянном здании открылись широкие ворота. Из них выбежали несколько разномастных лошадей, а следом выскочил высокий парень. Он был странно одет. Шаровары зеленого цвета, рубаха с пышными рукавами. Безрукавка из такого же материала что и штаны. Шляпа с пером. Высокие, под колено, узкие сапоги.

Он со смехом гонял лошадей по двору, хлеща их длиной гибкой хворостиной. Пробегая через ограду, он взмахнул рукой и Денис, услышав свист хворостины, непроизвольно отшатнулся. Дернулся, и кресло крутнулось. Денис задергался, ловя ногами пол, останавливая вращение, боясь, что видение пропадет.

Картинка смялась, как накрахмаленная простыня. Потускнело, потеряло резкость, а откуда-то нарастал однотонный непонятный гул. Вокруг все опять стало серым, мутным, грязно-матовым. Звук усиливался. Однозвучный, монотонный. И тут он понял, что это за звук. Это стучали подошвы деревянных башмаков по бетону.

Стены уже не было видно, она раздвинулась, комната пропала, и Денис, глядя на импровизированный экран, оцепенел. Прямо на него шла масса людей одетых в полосатые робы. Изможденные, худые, с впалыми лицами, в потрепанной, грязной и рваной робе, в деревянных башмаках, эти люди наводили ужас. На них невозможно смотреть без содрогания. Колонна, человек десять-двенадцать в ряд, очень длинной змеей, окончание которой нельзя было увидеть из этого кресла, шла медленно, с покорной обреченностью, не поднимая глаз, не поворачивая головы.

Раздались гортанные команды на незнакомом языке и в поле зрения Дениса появились люди в черных мундирах. Парень вжался в кресло. Перед остановившейся колонной стояли солдаты и офицеры в немецкой военной форме времен Второй Мировой войны. Он прекрасно помнил и уроки истории, и фильмы, и книги. Он не мог определить званий, регалий, но что это были фашисты, он распознал сходу. Солдаты выстроились шеренгой на небольшом расстоянии друг от друга. Отдельной кучкой стояло несколько офицеров.

Колонна арестантов остановилась. Пугала безразличность, во взглядах, в мимике, с которой эти люди стояли под палящим солнцем и ждали, чем закончиться для них этот день. Вдалеке, и справа и слева от колонны, и еще дальше, за спинами арестантов, виднелись здания в один, изредка в два этажа. Отдельно от всех построек стояли две большие серые коробки с высокими дымовыми трубами, из которых валил густой черный дым.

Из группы офицеров вышел один, с тростью в руках, и начал что-то выкрикивать. Денис не понимал ни слова. В школе он учил французский. Левый ряд двинулся вперед и, поворачивая влево, начал спускаться по лестнице в глубокий ров.

Панорама картинки, которую видел Денис, немного изменилась. Сейчас он смотрел как бы чуть сверху, словно находился над плацем, где происходило действие, цели которого он не понимал. Он видел, как арестанты спускаются в глубокий ров. И вот первый дошел до дальнего края. Шеренга остановилась и по команде повернулась лицом в ров. Следующая команда и они легли на землю.

А сзади уже шел другой ряд. Проходя мимо какого-то корыта, каждый брал в руки мешочек. И вот они, пройдя по рву тот же путь, что и первая шеренга также остановились, и, высыпав из мешка, на того, кто уже лежал, что-то белое, ложились на них сверху. И так продолжалась довольно долго. Те, кто не мог уже просто лечь, карабкались наверх, цепляясь за головы, руки, робу, ноги, высыпали из мешка белый порошок, и ложились. И вот уже все дно этого рва было покрыто телами. Звучит новая команда и те, кто шел ко рву останавливаются, и чего-то ждут.А где-то, за высоким валом земли, что лежала на краю котлована, взревели моторы тракторов, невидимые Денису.

Денис дернулся, он больше не мог этого видеть. Он задыхался. Осознавая, что смотрит не кино, что видит реальный концлагерь и это живые люди. И он понимал, что сейчас последует. Ему стало плохо, в животе закрутило, он вскочил и, отбежал к стене. Где его вырвало. Проблевавшись Денис подскочил креслу, наспех, впопыхах, забросал раскиданные вещи в рюкзак. Кинулся к нише, подхватив на ходу каску.

Сунул рюкзак между ног, оперся правой рукой в стену, точно так же как он стоял в тоннеле, когда прятался от преследователей. Он почувствовал под ладонью углубление и, повернув голову, увидел отпечаток ладони. По наитию, не глядя, нащупав ногами два отпечатка для ног, сильно надавил рукой на стену.

Ничего не произошло. Денис в ярости стукнул затылком по стене и, почувствовал, как ниша вздрогнула, и начала медленно поворачиваться. И когда ниша повернулась наполовину, он увидел что забыл налобник, который валялся на полу, и продолжал освещать, теперь уже пустую комнату. Денис скрипнул зубами и, чертыхнувшись, решил не возвращаться. «В следующий раз заберу. Правда надо будет взять запасной аккумулятор. Этот сдохнет» – ниша полностью повернулась и теперь Денис стоял в том же тупике, в котором его едва не поймали.

«А кто, кстати, за нами гнался?» – эта мысль вытеснила недавние заботы и тревоги, возвращая его к действительности. И этот возврат имел неожиданные последствия. Денис почувствовал, что его так приперло в туалет, словно после бурной ночи в баре. Бросив рюкзак и каску, что держал в руках, на землю, он в два прыжка пробежал к смотровой яме и спрыгнул в неё. Уже срывая пуговицы на брюках подумал, что вонь может привлечь внимание рабочих.

Вылезая с довольной улыбкой из ямы, он оглядел тоннель. Странно, но никого вроде не видно. Денис покосился на запястье. До начала смены оставалось еще пара часов. Схватив рюкзак, каску, и особо не раздумывая, он побежал в тоннель. Перебегая, между электричками, из одной ниши в другую, он без проблем добрался до ствола, что вел наверх, к Измайловской дырке.

***

Придя домой, он первым делом приготовил себе ванну, и пока наливалась вода, сварганил несколько бутербродов. Захватив бутылку водки и рюмку, погрузился в горячую воду, смывая воспоминания, страх, и размышляя как поступить.

По понятиям надо было бы поделиться с ребятами информацией. Но с другой стороны, это равносильно тому, что самому дать объявление по всему метрополитену. Толпа обязательно запалит находку. В рабочем тупике это произойдет очень быстро. И когда гэбэшники перекроют кислород, и поставят овчарок с автоматами, тогда уж точно никто и никогда не узнает, а что же он все-таки нашел?

И Денис, выпивая очередную рюмку водки, и закусывая бутербродом с сыром и колбасой, со спокойной совестью решил ничего никому не сообщать. Да собственно и говорить пока не о чем. Что такого он нашел? Комнату с тайным входом? Небольшой секрет. Кино, которое он посмотрел? Еще не ясно, видел ли он что, или ему все это пригрезилось? Денис не сказал ни слова даже жене, что утром пришла со смены, и только как всегда лениво отбрехивался на её ворчание по поводу его увлечения подземельем.

Не смотря на принятое решение весь следующий день, Денис мучался в сомнениях. Говорить ребятам о находке или нет? Не отвечал на звонки, не подходил к компьютеру. Он пошел на работу, с определенной целью, взять все имеющиеся у него отгулы, и основательно подготовившись рвануть на штурм найденной комнаты использовав для этого несколько дней. И когда он сам все выяснит, что и как, он будет решать, кому первому рассказывать об этом открытии.

***

Дождь позволил Денису воспользоваться Измайловской дыркой, а не тащиться к трансформеру, как диггеры между собой называли трансформаторную будку. Благополучно добравшись до стрелки, и засев в нише, стал выжидать, чтобы выбрать момент пробежать тупик. Понаблюдав некоторое время, он выяснил, что рабочих там всего двое. И они сидят в монтерятнике. Их можно спокойно обойти по смотровой яме. И Денис не в силах больше ждать, решил рискнуть.

Он, используя найденную еще в прошлый раз куртку и каску, зашел в тупик, и, спустившись в смотровую яму, пригнувшись, почти на четвереньках, прополз мимо монтерятника.

Проскочив до конца ямы и чуть не «взорвавшись» на своих собственных «минах», он выбрался из траншеи и, прислонившись к стене, прислушался. Все было тихо. Денис с тревогой подошел к задней стенке, боясь обнаружить, что никакой ниши здесь нет. Однако углубление находилось там же где и прошлый раз. И сейчас стены ниши опять были бетонные, и естественно никаких отпечатков не наблюдалось.

Денис, помня, как надо сделать, чтобы механизм, открывающий эту странную дверь, сработал, встал в нишу и попробовал. С первого раза не получилось. Денис и так давил, и этак, ничего не помогало. Он присел на тот же уступ, и закурил. Вспоминая, что он делал в тогдашний раз, когда дверь открылась. !!! Голова! Он не упирался головой. Затушив сигарету, он встал в нишу, и, поставив рюкзак так, чтобы он не выпал, приступил к манипуляциям.

Дверь, если это можно назвать дверью, повернулась без скрипа. Денис улыбался в предвкушении чего-то интересного, ожидая чуда, и даже возможно праздника. Когда ниша полностью повернулась, первое что увидел Денис, оставленный им в прошлый раз фонарь продолжал светить.

– Странно, – Денис бросил рюкзак на пол и присев на корточки начал его открывать. – Почти четыре дня и аккумулятор не сел? Ни фига себе, – продолжая бормотать, Денис достал из рюкзака пакет, и вытряхнул из него тряпку.

Пройдя к тому месту, где его намедни вырвало, он остановился. Пол был идеально чистый. Денис в недоумении оглянулся. Когда он уходил, повсюду, как он успел заметить, были следы. Сейчас же пол был идеально чистым. Денис стоял с тряпкой в руках и озабочено чесал нос.

– Хорошо, что у тебя есть совесть, и ты решил навести после себя порядок.

Денис от неожиданности подпрыгнул и, развернувшись в воздухе, обернулся на голос. За креслом, там, куда не падал свет, прислонившись к стене, стоял какой-то человек.

– Это хорошо, что ты решил навести порядок. – Повторил человек, и, оттолкнувшись плечом от стены, сделал шаг в круг света. – Но плохо то, что ты решил вернуться. – Мужчина опустился в кресло, распахнув полы черного плаща.

Денис смотрел на него и не отвечал, пытаясь судорожно сглотнуть слюну, чтобы промочить ставшее вдруг сухим горло.

– Зачем тебя угораздило сюда влезть? – Мужчина достал из внутреннего кармана плаща сигару, и еще какую-то вещь, клацнул, отрезая кончик.Прикурил, щелкнув пальцами и высекая огонь.

– Вы кто? – Денис, наконец, протолкнул слюну в сухое горло и смог задать вопрос. И сам не узнал своего голоса. Хриплого и ломкого.

– Я? Странный вопрос, – мужчина выдохнул струю дыма, – вот кто ты? И зачем ты пришел сюда?

Денис, ощущая себя школьником который не выучил урок, молчал, лишь разводя руками показывая то на кресло, то на стену. Он хотел взорваться, возмущаться, кричать, но вместо этого продолжал молча разводить руками. Скорее всего, мужчина обладал каким-то даром воздействия, что если даже взрослый мужик, диггер, не может сказать, куда ему надо идти.

– Я случайно. Мы там… короче я бежал…. – Денис наконец-то прервал своё молчание и, опустив руки, пытался оправдаться. Ему захотелось провалиться сквозь пол. Набить незнакомцу морду. Сломать его кресло. Но вместо всего этого он стоял и мямлил, не находя нужных слов.

Мужчина, слушая его, открыл один из шаров и, используя его как пепельницу, стряхивал туда пепел:

– Продолжай, продолжай, – он поднял на него глаза, – я слушаю.

– Я курить хочу. – Денис не мог связать двух слов. Его это бесило, вымораживало, но он ничего не мог с собой поделать. Просто стоял, опустив взгляд.

– Кури. Да ты не стесняйся, расслабься. – Мужчина сделал неуловимое движение рукой, и Денис сразу почувствовал облегченье. Он закашлялся, освобождая грудь от воздуха, прочищая горло.

Денис несколько раз глубоко вздохнул, и, бросил, наконец, тряпку, которую продолжать держать в руке. Подойдя к рюкзаку, поднял его. Вернувшись на место, сел прямо на пол. Открыл клапан, достал сигареты.

– И что прикажешь с тобой делать?

Денис понимал, что мужчина не ждал от него ответа на этот риторический вопрос. Скорее всего, он уже все решил и теперь играл никому ненужную комедию. И все же он рискнул спросить:

– А что такого я сделал, что со мной обязательно надо что-то делать?

Ступор, в который он впал, услышав голос этого незнакомца, прошел, сигаретный дым и расслабленная поза помогли справиться с волнением, и Денис подумал, что не плохо бы все же выяснить имеет ли право этот наглец задавать вопросы?

– Ну, наглец в данной ситуации, скорее всего все же ты. – Мужчина смял сигару, чем показал своё раздражение, и закрыл шар. – Упадет, – ткнул он указательным пальцем, – не сори. Есть же пепельница.

Денис перевел взгляд на сигарету и действительно столбик пепла грозил упасть на пол. Чуть поведя головой, обомлел. Прямо перед ним, из ниоткуда, возникла пепельница. Он стряхнул в неё пепел и осторожно потрогал рукой. Холодный камень серого цвета.

– Мрамор. Настоящий мрамор. – Мужчина как будто бы предугадал его вопрос.

– Так вы хозяин всего этого? – Денис сопроводил свои слова жестом руки.

– Можно сказать и так. Но за ради справедливости надо заметить не только этого. – Он повторил жест Дениса и задумался. И помолчав некоторое время, продолжил – И все же, что мне с тобой делать? Зачем ты вернулся?

– Чтобы понять. – Денис вконец осмелел и освоился. Он понял, раз ничего смертельного не случилось сразу, значит, вряд ли уже произойдет. – Скажите, а что я видел вот здесь? – Он показал рукой на кресло. – Это такое кино? Или….

– Нет. Не кино. Это жизнь. Мне не интересно знать, что ты видел. – Мужчина непроизвольно дернул плечом, показывая, что он все же раздражен тем, что в его покои проник посторонний. –Возможно прошлая, которая давно закончилась, но еще продолжается. Возможно будущая, которая еще не началась, но уже существует. Я могу узнать, что ты видел, но не в этом суть.

Мужчина встал с кресла. Нельзя было определить его возраст, освещение не давало возможность полностью его рассмотреть. К тому же с той позы, в которой сидел Денис, это вообще не реально.

– Суть в том, – мужчина, дойдя до ниши, через которую проник в помещение Денис, развернулся, – суть в том, – повторил он, – что ты зашел туда, куда тебе заходить не следовало. И теперь у меня есть проблема. И я её вынужден решать. – Развел руками, показывая этим, что как бы он этого не хотел, но он обязан это совершить.

– Да что я сделал-то? – Денис от возмущения даже вскочил на ноги.

– Садись, – мужчина осадил его порыв, – садись. Ты не сделал ничего, и в тоже время ты сделал все.

– Я вынужден буду принять решение. – Мужчина вернулся в кресло. – Не знаю почему, но мне бы не хотелось прибегать к крайним мерам. Хотя это самое удобное для всех решение. – Мужчина распахнул плащ и, достав сигару, покрутил ею под носом, смачно вдыхая запах. Вынул маленькие ножницы в виде гильотины, Денис сейчас хорошо рассмотрел их, и над шаром пепельницей отрезал кончик.

Денис, явно догадываясь о каких мерах, и о каком удобстве идет разговор, с тоской вздохнул и тоже решил закурить, щелчком выбив из пачки сигарету. Мужчина вдруг протянул ему сигару, предлагая ему поменяться. Денис удивился и, отдавая сигарету, отрицательно покачал головой:

– Я не умею курить сигары.

– Никогда не поздно научиться. – Мужчина еще раз предложил ему сигару.

Денис махнул рукой «ладно, давай».

– Только не затягивайся. Это настоящие, кубинские. Жаль, заканчиваются. Еще из тех запасов. При Кастро таких уже никто не делал.

Мужчина покрутил сигарету в руках. Понюхал. Брезгливо поморщился:

– Попробуем, какое сейчас в России делают курево. – Прикурил. Затянулся. И тут же туша сигарету в пепельнице, выматерился. – Папиросы, не помню уж при каком царе, делали лучше. – И доставая новую сигару, продолжил, – не курил бы ты такую гадость?

– Привычка. – Денис набрал полный рот дыма и, выдыхая, носом уловил тонкий запах, который не шел ни в какое сравнение с тем как пахли его сигареты.

– Могу помочь. – Мужчина улыбнулся.– Хотя мне, кажется, мы несколько затянули время нашего рандэ-ву.

Денис пытался затушить в мраморной пепельнице сигару, но у него никак не получалось. Он не умел этого делать. Мучался, нервничал. И, психанув, не мудрствуя, положил её, дымящуюся, в пепельницу.

– А это обязательно? – Денис не чувствовал ни страха. Только усталость давила на плечи да в голосе слышалась безысходность.

– Не переживай. Ты просто ничего не будешь помнить. – Мужчина выдохнул дым, который медленно таял в воздухе.

– А можно все же спросить, кто вы?

Денис встал и зачем-то начал укладывать рюкзак. Засунул пакет с принесенной тряпкой, и машинально протянув руку за налобником, замер в замешательстве.

– Бери, он же твой.

– Но здесь же….

– Нет проблем, – незнакомец поднял руки вверх. С потолка заструился неяркий, но в тоже время приятный свет.

– А он мне будет нужен? – беря налобник, спросил Денис. Таким образом, ставя незнакомца в необходимость прояснить дальнейшую судьбу Дениса.

– Конечно. Ты будешь жить. Но ты забудешь все, – мужчина обвел помещение рукой. – Мне нет смысла умерщвлять тебя. Ты все забудешь. – Повторил он.

– Но я же всегда могу все вспомнить.

– Ты не понял. Ты забудешь абсолютно все!

И тут Денис осознал что его, наверное, ожидает:

– Но как же сын, жена? – Он удивленно смотрел на незнакомца. – Они то уж точно не виноваты….

– За все надо отвечать. Всегда. – Мужчина встал и, подойдя к Денису, заглянул в его глаза. – Со временем ты вспомнишь какую-то часть жизни. – Он вернулся на место. – Школьных друзей, семью, родителей. Но только эту часть.

Он сел в кресло и вдруг оттолкнувшись, закружился, весело, озорно, по-детски поджав ноги. Сделав несколько оборотов, кресло медленно остановилось.

– Все остальное, – снова став серьезным, таинственный незнакомец продолжил свой монолог, – все остальное тебе придется учить заново. Работу, специальность. Жизнь.

– Но скажите хотя бы своё имя?

– Что в имени тебе моем? - Мужчина пожал плечами. - Ты все равно его забудешь.

– Так вы бог, дьявол? – Денис не мог понять кто перед ним, он уже растерялся от перспективы забыть свою жизнь, забыть, кто он есть. И поэтому нес околесицу, лишь бы каким-либо образом изменить намечающееся нерадостное будущее.

Мужчина после этих слов захохотал, сильно, раскатисто. Внезапно оборвав смех, он посмотрел на Дениса:

– Молодой человек, не говорите ересь. Бога нет. И не может быть. А дьяволом набожные бабушки пугают своих непослушных внуков.

– Но кто вы? Скажите, я все равно же забуду.

– Тогда какой смысл в именах?

– Последнее можно? – Денис понял, что оттого, что сейчас случиться, никак не уйти, но все же ему захотелось спросить о том, о чем он иногда думал.

– Что?

– Один вопрос?

– Но ты же не на эшафот идешь? Хотя почему бы и нет? – Мужчину, скорее всего, уже забавляла сама ситуация.

– Можно посмотреть казнь на Голгофе? – Денис показал рукой на стену. – Это ведь, правда? Было на самом деле?

Мужчина, не отвечая, долго глядел на Дениса с удивлением, и в то же время вопросительно. Потом вздохнул, и выдал решение:

– Зачем? Ты всё забудешь!

Денис вскочил, заметался, то, хватая рюкзак, то снова бросая его на пол:

– А как же....

***

Утром следующего дня газета “Московский комсомолец” продублировала новость, которая вечером прошла по НТВ:

“На станции Измайловская, Московского метрополитена, найден мужчина в состоянии полной амнезии. Он не помнит своего имени, адреса. Не знает название города, страны, где находится. Знает русский язык, и так же великолепно изъясняется на французском. Все кто обладает какими-либо сведениями просьба сообщить по телефонам…”.

Ниже заметки размещена фотография симпатичного мужчины.

Телефон завибрировал и немного погодя зазвучал модный рингтон. Витольд глянул на экран. Леха.

– Да?

–Ты читал? – Лешка сидел на диване, держа газету перед собой.

– Видел, – Вит без уточнений понял, о чем говорил Алексей.

– Значить он все же что-то нашел? – Леха не то спрашивал, не то уточнял.

Витольд, не отвечая, отключил телефон.

P.S.

Прошло чуть больше года, как Дениса Олеговича Войцеховского милиция обнаружила на станции Измайловская, Московского метрополитена, без памяти, без документов.

Со временем память Дениса восстановилась. Он вспомнил школьных друзей, семью, родной дом. Но работу ему пришлось осваивать с нуля. Начинать новую жизнь с белого листа. С одной стороны это было интересно и даже в какой-то мере увлекательно. С другой….

Что было с другой стороны, Денис просто не помнил.

И только в редкие месяцы, в полнолуние, когда на чистом небе сияла полная луна, Дениса неудержимо тянуло в Измайловский парк. Он бродил по тропинкам, между деревьев, ночь напролет. Или сидел на лавочке, разглядывая луну и мучительно пытаясь или что-то вспомнить, а может что-то разгадать….

+3
1046
16:59
Купился на название. smile

Теперь я знаю точно: помимо того, что дьявол носит Prada, он ещё курит Bolivar.
Надеюсь, этот Боливар выдержит двоих: меня и автора.

Конечно, это не жестокая голактека, но начписом пахнуло капитально.
В этом чудном рассказе есть всё! И беспардонная грамотность, типа:
что свет вязь во мгле как в трясине

И яростные скачки фокала:
Парень подошел, достал из кармана зажигалку и, нажав кнопку, включил фонарик. В бледно-синем свете Денис разглядел углубление.

И вторжение банды «Бей в лоб!» под предводительством Капитана Очевидность:
Пока он курил, в душе росла уверенность, его сон, или что-то похожее на сон, было связано с креслом.

И здесь Денис сообразил. Картинка появляется, когда он кладет обе руки на шары, а голова покоится на подголовнике.

И редкое для отечественной фантастики место действия: мать его, метро! laugh
И альтернативная, совершенно инопланетянская пунктуация, — но!

При всех этих сомнительных достоинствах, рассказ под завязку набит динамизмом и непрекращающимся экшеном. И не тупым драчиловом типа «пиу-пиу!», а захватывающей тайной, которую интересно было разгадывать вместе с автором.
Увлекательность произведения — это большой плюс. Всё остальное, вышеперечисленное, можно нарастить с опытом и потом.

Правда, автору не хватило дыхалки, и он под конец слил весь рассказ в унитаз, воткнув в текст тупого антагониста: бессмысленного и беспощадного.

Пока автор ещё только встал на тернистый писательский путь, но в уже этом рассказе чувствуется некий потанцевал. Несмотря на то, что автор словно специально ставил препоны для читателя, чтобы ему было тяжелее продираться сквозь написанное, я продрался и не жалею.

Только три совета напоследок:
1. Уберите из текста авторские пояснения действий героя. Никогда не считайте других глупее себя – читателей особенно.
2. Сделайте Вашего дьявола умнее: он глубокомысленно вещает банальщину и рассуждает, как дебил.
3. Уберите говно из текста.

Право слово, ему там совершенно не место: оно никак не двигает сюжет. Если Вы хотели добиться тем самым жизненной правды, то добились только одного – вони на весь ваш недалёкий рассказ.

Успехов, уважаемый автор, в таком интересном деле, как писательство! wink
06:05 (отредактировано)
+1
Да, я был о вас лучшего мнения.
Увидел ваш коммент, решил почитать.
Теперь контрольный вопрос в голову — А вы точно помните, что обняли мачту, а не газовый фонарь? ©
И яростные скачки фокала:

Уважаемый, фокал, это герой от лица которого ведется повествование.
А теперь потрудитесь объяснить, не мне, нет, автору, где вы увидели прыжки????
В данном куске текста повествование ведется только от лица Дениса.
=
Дальнейший разбор вашего отзыва можно даже не делать.
Такой же бред, как и ваше мнение о фокале.
Учите мат. часть.
=
Придется сказать пару слов о рассказе.
Правда отдельным комментом.
08:31
+3
Да, скачков нет. Тем более яростных)
16:44
+2
А теперь потрудитесь объяснить, не мне, нет, автору, где вы увидели прыжки????

Вы, главное, не нервничайте так smileА то столько вопросительных знаков навтыкали, сколько не ставится в вопросительном предложении))
В выделенном мною куске текста два персонажа, а не один: какой-то парень и Денис. Для меня это более чем очевидно. Не станет же автор, в самом деле, называть своего героя парнем (молодым мужчиной, парубком, и т.д.), когда у него есть конкретное имя: Денис. Некто подошёл к Денису и посветил ему в углу.
Всё просто smile
Дальнейший разбор вашего отзыва можно даже не делать.

А разве нужно делать разборы чьих-то комментариев?! wonder
Мне кажется, Вы не совсем верно истолковали призыв администрации канала, опубликованный в блоге «Стопсрач».
А, ну тогда конечно.
Только если вы писатель, а раз вы здесь, значить писатель, значит должны знать, что постоянное употребление имени это не есть гуд.
Парень, мужик, мен, Денис, парубок, юноша, и прочие — это синонимы, когда речь идет об одном персонаже.
Идите учите мат. часть уже…
P.S.
Про знаки препинания — мои знаки сколько хочу столько и ставлю…
P.S.

Мне кажется, Вы не совсем верно истолковали призыв администрации канала, опубликованный в блоге «Стопсрач».

Я не толерентен, не отличаюсь полит. корректностью.
Я сам по себе.
17:07
+1
Но при этом: «Я конечно считаю себя воспитанным». И в курилку не ходит… Вопреки пожеланиям Слона.
17:08
+1
«Комментарий к комментарию, когда уже не обсуждается суть рассказа, а идут отвлеченные предположения кто и почему предыдущий комментарий оставил, что это льстивые сторонники автора или гнусные враги — это уже срач. И подобное нужно переносить в Курилку.»
17:34
+1
что постоянное употребление имени это не есть гуд.

У меня другая позиция на этот счёт, однако я не апеллирую ни к кому лично:
Только если вы писатель, а раз вы здесь, значить писатель, значит должны знать

И никого никуда не посылаю:
Идите учите мат. часть уже
17:40
-1
Я не толерентен, не отличаюсь полит. корректностью.

Нет, это называется по другому — переход на личности и нарушение правил сайта:
я был о вас лучшего мнения.

А вы точно помните

А теперь потрудитесь объяснить

Такой же бред, как и ваше мнение


Учите мат. часть.


Собственно, можно было не цитировать, а просто перенести Ваш «толерантный» комментарий. Целиком.
19:38 (отредактировано)
+1
У меня другая позиция на этот счёт, однако я не апеллирую ни к кому лично:

Ну как же не апеллируете?
А вот это заявление о прыжках?
Оно, что в вакуум направленно?
И никого никуда не посылаю:

Так это ваша головная боль))))
19:39
В курилку.
19:40 (отредактировано)
Нет, это называется по другому — переход на личности и нарушение правил сайта:

И что?
Давайте вместе поплачем?
Блин, слова уже никому сказать нельзя.
Все сразу жаловаться бегут, начинают вселенский потоп слез — мянянепоняли…
19:45
-1
Джек, Андрей, Павел, не ссорьтесь, мальчики!
19:53 (отредактировано)
+1
я только начала читать отзыв, и у меня сразу возник вопрос. Можно спросить? Для саморазвития… Вы писали,
И яростные скачки фокала:
«Парень подошел, достал из кармана зажигалку и, нажав кнопку, включил фонарик. В бледно-синем свете Денис разглядел углубление».
не сочтите за труд, а где тут скачки фокала?? я тоже так пишу, просто, чтоб понять, где ошибка и исключить ее в дальнейшем. ааа, может, что вначале гг называли «парень», а потом «Денис»??
ааа, поняла)) наверное, что достал из кармана зажигалку и, нажав кнопку, включил фонарик ) не обратила внимание сразу) да это странно… посвятил зажигалкой, чтоб кнопку у фонарика найти?) надеюсь, так не пишу)
п.с. довольно неприятная критика, хоть я не автор)
п.п.с. а критика критики считается критикой личности автора??? или я что-то запуталась))
20:20 (отредактировано)
+1
Нет здесь никаких прыжков.
Мен, имярек, парень, юноша, и даже дебил и придурок, — в этом отрывке будут считаться синонимами.
Нельзя же все время героя звать по имени. К финалу от отого «Дениса» тошнить будет.
=
Фокал — это герой от имени которого ведется повествование.
Все. Точка.
=
И прыжки по головам = это когда когда:

Тетка посмотрела на Павла. «Ну и дебил» — мелькнула у ней мысль. Она оглядела новостройку. Было довольно мрачно. С того места, где она стояла, она видела как рабочие и бла-бла-бла...

И буквально в следующем абзаце:

Павел скептически улыбнулся. «Да она же меня считает идиотом» — догадался он. Он увидел рабочих и крикнул им… и бла-бла-бла

Вот это и есть прыжки по головам.
Если главный фокал тетка, то все действие в этой главе идет от её лица.
И мы не можем знать, что видит Павел, и о чем он думает.
Так, что Дуда, несколько погорячился, указав на несуществующий косяк.
А может быть он просто не знает, что такое фокальное повествование?
=
А есть еще повествование от первого лица, но с фокальным взглядом второстепенных героев.
В этом ключе у Мураками трилогия «Крымы» хорошо написана. Ну Мураками вообще гений. Без скромности. Только он смог написать в трилогии четыре!!! книги. И они все обоснованы))))
20:44
+1
спасибо, Джек, чуток разобралась) rose
У меня другая позиция на этот счёт

И не только у вас. Вообще считается, что заменять имя такими словами как «мужчина», «парень» и т.д. это дурной тон. Ну или признак начинающего писателя))) Профессионалы обходятся без этих замен, у них всё гораздо изящнее.
21:08 (отредактировано)
И не только у вас. Вообще считается

ну кто бы спорил-то?
Мне кажется, что это нормально. сколько писателей — столько и технологий.
Ну, а правда, чё стесняться-то?
=
К слову я тоже так пишу. То есть заменяю имя парнем, мужчиной.
И не стесняюсь считаться начинающим.
не всем же мэтрами-то быть)))))
=
А по этому тексту, вы автору потом скажите, не мне. Я ни разу не приделах)))))
22:39
Фокал уже достаточно обсудили, как и обсудили комментарий. Начиналось все более менее, но в итог скатилось. Если есть что-то сказать на этот счет идите в курилку.
06:30
+1
Ну вообще многие профессионалы так и заменяют. Тот же самый Сандерсон в своем Шторм свете. У него ГГ то парень, то воин и т.д.
07:49 (отредактировано)
+4
я тоже так пишу, просто, чтоб понять, где ошибка и исключить ее в дальнейшем.


В данном случае сложно жонглировать такими понятиями, как «ошибка» и «не ошибка», ибо яростные многолетние споры по этому поводу ни к чему не привели.
Кто-то считает, что герой не станет называть сам себя парнем, а мы через него «смотрим», не важно, в каком лице. Кто-то считает, что это нарушает «связь читателя с героем». Кто-то считает, что пофиг, такой синоним подойдёт, он же действительно «парень».
По итогу каждый пишет и оценивает так, как хочет.

Вся эта движуха с «парнями», «девушками» связана с зыбкими понятиями «POV», «ограниченный фокал» и прочее. По сути, ограниченный фокал третьего лица практически ничем не отличается от первого лица. Добавляется одно обозначение для героя — в первом «Я», в третьем «Он» и «Имя» — и всё.

Но это чисто терминология.
Если автор не собирается на западный лит-рынок (или вообще на любой лит-рынок), то может писать, как его душе угодно (будут ли это читать — другой вопрос, но автора ж ничего не ограничивает, кроме законов территории, на которой он обитает). С закрытыми фокалами, без закрытых, в первом лице, в третьем, в нулевом. Главное, не скатиться к Синдрому Майка Шейне (гугл и яндекс в помощь).
Читатель, в свою очередь, тоже оценивает, как его душе угодно, используя те критерии, которые считает нужными.

Мне, именно как читателю, не особо заходят все эти «парни», «девушки». Особенно, если их можно преспокойненько убрать. Но, как писатель (пхе, представим на секунду, что я действительно писатель), понимаю, что в некоторых случаях без «девушки» не обойтись: попытки перефразировать только делают хуже.

В данном конкретном отрывке с Денисом и парнем действительно может показаться, что это какой-то левый «парень» затесался.
Но у кого-то так «воспринялось», у кого-то по-другому. Прямо ужас, кошмар, повод для войны.

Мне лично пофиг, есть там этот парень или нет.
Просто пояснила, при каких обстоятельствах это могут посчитать нарушением фокала.
Могу скопировать пост в Курилку, если не в тему.
Или просто удалить, так как моё мнение в целом не важно.
Мне бы ваши знания)))):
А теперь честно — спасибо за пояснения. Доходчиво.
13:15 (отредактировано)
спасибо! еще вопросик, если можно, а можно менять в произведении лицо, от которого ведется произведение? например, от первого лица (гг) и от «всевидящего» ока?
Так всевидящее око это автор.
Обычно когда автор умничать начинает я закрываю книгу.
Но это я. У других может быть и по другому…
Дико wassupизвиняюсь за влепленный «минус» — пробегался по группе и случайно ткнул не туда… Поэтому прошу следующего, кто прочтёт ваш рассказ, поставьте «плюс», пожалуйста! Исправьте мою небрежность. Спасибо. (Зато мне пришлось ваш рассказ прочесть и откомментить!)
По рассказу: чувствуется осведомлённость автора в диггерских делах и детальность на таком уровне вполне удовлетворяет моего внутреннего Станиславского. Это хорошо!
Сюжет- простоват. Один герой — одно фант событие, да еще и неахти какое яркое- 5d кинотеатр в условиях подземки. Ну ОК.
Сам Дьявол- не зашёл, слишком он маломудрые вещи говорит, тусклый вышел дявол…
Затянутое повествование, описание действий персонажа с которым, по сути не происходит ничего особо интересного. Загадочная история — да. Но не более.
В целом, минуса я бы точно не поставил! Скорее плюсанул бы.
Удачи на конкурсе!
16:40
+1
По просьбе предыдущего оратора, я поставил «уравнивающий плюс» и естественно решил прочесть, под чем же я отплюсовался.

Денис, прислонившись плечом к бетонной опоре, молча грыз сухую травинку.

Грыз? Травинку? Что за брёвна там растут?

Сейчас ребята собирались в очередной проход по Тринадцатой ветке. Тринадцатую ветку обнаружил Лешка

Глаз режет. Переделать бы. Да и вообще постоянное повторение «Тринадцатая ветка» постепенно начинает вымораживать.

ик тому же
ИК – ошибка!
Написано довольно интересно. Хотя приходится продираться через текст.

Дружки ГГ появились, а потом взяли да и пропали. А зачем они вообще появлялись?

Дьявол реально скучный. Может, надо было сделать его безмолвной стихией, которая ловит ГГ и стирает ему память. Тогда это резонировало бы с общей атмосферой загадочности.

Короче, плюса на этот рассказ не жалко, но лучше бы его доработать после конкурса.
drinkблагодарю за читательскую солидарность thumbsup
20:45
Грыз? Травинку? Что за брёвна там растут?

А если бы автор написал:
Молча грыз спичку?
Вы бы что сказали?
Не знаю почему вы все решили, что через текст надо продираться?
Прочитал легко.
Усмотреть в ваших действиях специально отрицательную мотивацию не могу. Вы же исправили минус.

пробегался по группе и случайно ткнул не туда…

Довольно странная мотивация ставить плюс/минус.
Так вы сначала поставили, а потом прочитали. Так что ли?????
Страны дела твои конкурс))))))
Уважаемый Джек, не вы один здесь Попрыгунчик, как оказалось laughЯ пробегался по группе с внешней стороны- там, где видно только названия рассказов, и случайно задел «стрелку вниз ».
06:49 (отредактировано)
А… понял, бывает такое.
Сам на телефоне страдаю этим.
Приношу свои соряны))))
09:56
А если бы автор написал:
Молча грыз спичку?

Он про травинку написал. Травинку — жуют, а не грызут.
Не знаю почему вы все решили, что через текст надо продираться?

Мне — пришлось.
Возможно в тех местах где вы живете — говорят «жуют».
Там где живу я — говорят грызу.
Не вижу принципиальной ошибки.
10:13
Всё возможно
Консенсус, однако. drink
10:57
+1
00:22 (отредактировано)
Зашел глянуть, под чем набежало столько комментов. Рассказ технически слаб. Комментатор выше упоминал фразу из текста «молча грызть травнику». Проблема не в том, что в подземке тяжело найти травнику, а в том, что ее тяжело грызть вслух. Аналогично «закрадываться устойчивым сомнениям» (сочетания «крадется» и «устойчивый» — почти оксюморон). Или «потные щеки», или «мгла была абсолютной». Как заметил первый комментатор, сомнительных достоинств хватает(.
06:15 (отредактировано)
Комментатор выше упоминал фразу из текста «молча грызть травнику». Проблема не в том, что в подземке тяжело найти травнику,

А вы точно рассказ читали?
Насколько я понял из рассказа, эта трансформаторная будка стоит на поверхности, на земле. И из неё идет ход на какой-то первый уровень.
Пипец, наберут детей в альпинизм, потом мучайся с вами.
Конкурента топим?
P.S.
Перечитал этот отрывок еще раз.
Все правильно. Понял точно так же как и при первом прочтении
Молча в данном контексте использовано — не принимал участия в разговоре.
Хочется спросить — вы точно читать умеете?
А то может быть такие же познания как у Дуды про фокал?
21:40
Как я и сказал, проблема не в том, что в подземке тяжело найти травинку (вы верно заметили, что трансформаторная будка стоит там, где эту травинку найти вполне можно). Но грызть ее вслух, тем не менее, тяжело, и сам факт «грызения» уже подразумевает неучастие в разговоре. Вы возразили не тому комментатору, но создается впечатление, что главный злодей в этой истории я. Так не честно :)

Тем не менее, в одном вы правы: распространять негатив в комментах на таких конкурсах — нехорошо. Даю слово не написать больше ни единой хулы до окончания конкурса. Скриньте.
22:37
+2
Конкурента топим?

Джек, если вы сейчас к каждому комментарию будете цепляться и рассматривать с точки зрения кто кого топит или превозносит — мы будем удалять ваши комментарии.
22:38
+3
А то может быть такие же познания как у Дуды про фокал? А то может быть такие же познания как у Дуды про фокал?

И не каверкайте чужие никнеймы. Это смотрится жалко и по-детски. Думаем, если ваш никнейм исказят, вам тоже будет неприятно.
Уважаемый Слон.
Можно подумать, что на сайте один только Джек говорит ужасные вещи.
При всем моем уважении, будьте тогда внимательны за всеми…
Только не надо меня призывать вам писать жалобы.
Мне проще бан заработать послав кое кого в пешее эротическое путешествие…
Я не умею по-английски.
А по-русски как умею так и пишу.
Уважаемый Слон, вы только мои слова видите????
А когда Джека полоскают вы в это время важными делами заняты что ли????
Может блог закатать?
А? Как вы думаете?
19:12
-1
Давайте! Почитаем
20:31
-1
Ждём!!!
06:12 (отредактировано)
Довольно приличный рассказ.
Не могу судить на сколько он фаворит, но расск крепкий.
Дуда прав в одном — экшена и динамизма хватает. Даже с избытком.
Читается легко, не смотря на все уверения предыдущих авторов.
Про
что свет вязь во мгле как в трясине.

В коем на уважаемого Дуду дыхнуло ярым начписом.
оОбычная ошибка, скорее всего.
Не критично.
А вот метро впервые показано обычной транспортной линией, а не местом спасения всего и вся.
Сюжет нетривиальный. Оригинальная идея.
Автор умеет захватить внимание читателей.
Дьявол курит одни из самых дорогих сигар в мире?
Оригинально.
Над этим я улыбнулся.
Автор обладает неплохим чувством юмора)))))
А насчет имеющих уже здесь отзывов, что-то мне подсказывает уважаемый автор, вас просто топят конкуренты.
Удачи на конкурсе.
P.S.
Справедливости для +
10:15
+1
Как можно топить конкурента, если нет ни малейшей возможности понять, кто именно будет конкурентом? Это уже теория заговора, какая-то glass
Это же бубль-гум))))
Все очень просто.
Заходите в группу где ваш рассказ, и разносите конкурента.
Не секрет, что многие, кто голосует, ставят свои оценки отталкиваясь от мнения большинства.
10:59
Плохо быть тупым. Мне такое и в голову бы не пришло…
Мне тоже.
Но как показывает практика жизнь, на этом сайте практикуется подобное.
Различные боты, клоны.
Люди, одним словом)))))
11:47
Вы мнению Джека не очень-то доверяйте.
12:37
+2
Я слушаю всех, но думаю сам smile
21:54 (отредактировано)
+1
Здравствуйте, возлюбленные мною много раз братья и сестры начписы!

С позволения сияющего над нами БС, начну свое действо.

(аплодисменты в зрительном зале, фейерверки взрываются на заднем плане, большой экран транслирует на весь мир)

Что я могу сказать. Общее впечатление — интересный, рассказ. На конкурсе видел много рассказов про подземелья, пещеры и такого рода андеграунд, но здесь впервые увидел самые настоящие профессиональные термины из этой области.
Здесь, конечно помогла википедия, ведь сам я диггерством никогда не занимался, но, что такое «залаз», «метрошит» и прочее — узнал. Что сие значит — автор решил озаботиться матчастью, что неизменно заслуживает уважение. Многие ли авторы на этом конкурсе сделали подобное, а? То-то.

В целом, хорошо передана атмосфера подземки, есть динамика, неплохой сюжет. Есть конечно то, что не нравится. Концовка например предсказуема и похожа на тех же «Людей в черном» с их стирателями памяти (на вторую часть, где были черви в метро).
Есть в рассказе и перлы, их не так много, но бросаются в глаза:

Денис вдруг осознал, что в этом тоннеле парней нет

Видимо есть только девушки…

Кавалерия на конях


А на чем еще? На верблюдах?

стараясь, правда, непонятно зачем, придать себе суровый вид, медленно опусти руки на шары


Напоминает сцену из порно…

Также тяжело читаются большие предложения, например:

Только пользовались им нечасто по причине многолюдного, в любое время года, двора, да и теснота оголовка, и спуск в рабочие туннели лишь добавляли риск и поэтому лаз не получил такой широкой известности как, к примеру, Лисий лаз, и знал о нем очень ограниченный круг лиц.


Лучше разделить на несколько малых.

Мои любимые «был»ки, от которых многие просто кончают. Ими в этом рассказе явно занимались. Их не так много, вполне допустимо, учитывая объем текста. Расстроило другое. Есть стилистический огрех. Часто употребляется имя главного героя «Денис». Обозначается подряд. Насчитал 120 штук…

Также не раскрыта личность главного антигероя. Таинственного человека в черном плаще. Кто это так и не ясно. Может создатель таинственного гинекологического кресла с шарами, может бог, а может дьявол. Как всегда дотумкивает автор, что не понравилось…

Мужчина опустился в кресло, распахнув полы черного плаща.


Напомнило сцену из «Основного инстинкта» только вместо Шуры Камневой, мужик в плаще…

Что по итогу, спросите вы, наивные начписы. (Раздается закадровый басистый хохот), а ничего, отвечу я. Неплохой рассказ, сумбурный, конечно, видно автор яростно торопился к конкурсу и не отдал на вычитку текст настоящим спецам, мастерам этого неблагодарного дела.

Я бы поставил 8 из 10 и пожелал удачи этому веселому, по сути автору.

(Занавес закрывается, аплодисменты)
23:19
+1
Миленькая аллюзия на «Мастера и Маргариту») Вытащила финал.
Показалось, что темп неровный: где-то прямо интересно, а где-то становится скучно. Терминов многовато с учетом того, что не везде мы видим мир глазами Дениса — показалось, что кое-где повествование от 3-го лица, и притом «метрошит». Но матчасть изучена, это рассказу в плюс. Героя мало — кроме того, что он — диггер и матершинник и у него есть семья, мы о нем ничего не узнали.
«Вдруг захотел курить» — для курильщика это обычно не вдруг, а абсолютно фоновая потребность)
Упоминание естественных отправлений напомнила Сорокина — у него тоже никогда не понятно, зачем?) Ну и если он вспомнил в итоге все, почему не вспомнил, что с ним случилось — неужели ни жена, ни друзья не сказали ему, что он был диггером? А если так не работает, зачем вообще было стирать память целиком? Очень много загадок — и, честно говоря, вот эта, последняя, даже интереснее главной, сюжетной.
22:04 (отредактировано)
+1
Рассказ супер. С удовольсвием читался. А ошибки можна подправить всегда, не вижу проблем… bravo
02:48
+1
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 1
Угар – 3
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ересь – 5
Тлен – 1
Безысходность – 4
Розовые сопли – 0
Информативность – 1
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Кресла – 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Световой поток дьявольского прожектора – 25000 лм

Знаешь, как милиция обнаружила Дениса? По запаху. Он гадил в смотровую яму. Память памятью, а рефлексы не проведёшь. И почему его обнаружила милиция, а не работники метрополитена?

Названием ты сгубил второй внезапный поворот. Читал и заранее был готов к тому, что в конце появится рогатый. Надо было назвать как-то интригующе, например, “Комната забвения”. У меня по ту сторону жизни есть кое-какие знакомые. Так вот, Дьявол не курит и не пьёт, он вообще за здоровый образ жизни. Это я к тому, что тебя в Преисподней взяли на карандаш.

Первый абзац смело перетаскивай в середину, когда Денистор полез смотреть глюки второй раз. Иначе в самом начале идёт топологическая перегрузка, то вентшахта во дворе, то трансформаторная подстанция, то опять вентшахта, но уже другая. Я погонял текст и так и эдак – второй вариант лучше.

Хорошо, что применяешь сленг в тексте, это придаёт достоверности. А вот за пропуски букв в слове “сука” тебе минус, это даже не мат. Если ссышь ругаться в прямой речи, используй альтернативные слова типа “гандониво”.

Шум шагов и мерный гул неясных голосов наполнял тоннель, заставляя Дениса вжиматься в стенку все сильней и сильней. Он уже хотел снять каску и осторожно выглянуть, как резкий, яркий, свет ударил по глазам. Парень вздрогнул и едва не вывалился от неожиданности. При таком освещении можно рассмотреть аж самые мелкие трещинки и щербинки на бетонной стене, если бы глаза не резало от ослепительно яркого света.

Кто же шёл толпой по коридорам? Чьи там были тяжёлые железные сапоги? Для чего они освещали тоннель мощным прожектором? Какой мощности был прожектор? Почему ты не написал самое интересное???

Оказалось что комната, в которую он попал таким удивительным образом, круглая, не более трех метров в диаметре. Но даже его супер мощного фонаря не хватало, чтобы осветить её всю, целиком.

В дальнейшем эффект черноты резко пропадает. Там газетка спокойно белеет от налобного фонаря, и герой ориентируется как у себя дома. Видать, суперзрение появилось.

В этом белесом, словно туманным утром, свете было ясно видно, что комната имела шарообразную форму. Половина огромного шара, который кто-то очень большой разрезал ровно посредине.

Комната три метра в диаметре. Огромная полусфера в таком случае будет высотой полтора метра. И это только в центре помещения. Написал бы сразу, что Денис карлик. Либо, что при трансляции изображения пространство комнаты непостижимо увеличивается.

Описание видений – супер. Кони, заключённые, парни в узких сапогах. Это по-настоящему драйвово и атмосферно. Именно так и должен быть написан весь рассказ, но остальное повествование находится на уровне способностей ПТУшника. Наверное, потому, что историческая тема – это твоё, двигаясь в этом направлении ты можешь реально стать мастером. Ну и ещё боевая фантастика. Обилие техинческих деталей, динамика, взрывы фотонных торпед — с твоей энергией глубокий космос тебе покорится.

Весь остальной текст, чисто по восприятию, уныл. Причина такая: энергия и желание писать в сочетании с малограмотностью дают знаменитый эффект, именуемый в литературном обществе словесным поносом. Лечится обильным чтением хороших книг три раза в день в течении пяти лет.

Когда ты родился, с небес спустился ангел и предложил на выбор либо жизнерадостность, либо чувство юмора. Ну и вот. Шутки про какашки всегда заходят, но ты умудрился запороть даже её.

Денис показал себя нормальным парнем, когда захотел оттереть метательный корж с пола. Вот если бы он ещё говно за собой убрал, я бы накинул рассказу плюс один балл.

Встреча с мужиком в плаще (на голое тело) оставляет больше вопросов, чем ответов. Если хозяин не хотел, чтобы в комнату с глюковизором кто-то проник, зачем делать такой простой доступ, что любой может без авторизации в неё попасть? Зачем вообще делать какой-то вход, замуровал бы нишу и всё? Судя по тому, что хозяин кинозала может предметы из воздуха доставать, ему ничего не стоит проникать сквозь глухие стены. Зачем он тратил ОЧЕНЬ редкую сигару на парня, который всё равно всё забудет? Что стало бы с комнатой, если бы Ден выложил свою тайну в инстаграмме и в тоннель набежало паломников? Почему дьявол не остановил его в первый раз? Куда он выходил? Это дьявол на самом деле срёт в тоннелях метро?

Небольшая реконструкция событий:

Бетонная стена Комнаты Видений отъехала в сторону, обнажив черноту проёма, из которой, насвистывая, вышел Сатана с большим стаканом попкрона и бутылкой газировки. Сегодня по глюковизору крутили битву при Ватерлоу в 3D, а он успел отработать бессмертную душу одного перспективного грешника до начала сеанса. Однако приподнятое настроение резко пошло на убыль, как только гиперчувствительные ноздри правителя Ада втянули кисловатый запах рыголета: желудочный сок мужчины, остатки Доширака и кофе.

— Сука! – взревел падший ангел. В инфракрасном спектре на полу фонила ещё тёплая лужица. Мало того, что человек навалил кучу на входе, они ещё осквернил помещение и нанёс грязи на свежепомытый пол. Сука!

Попкорн моментально вспыхнул огнём, а вместо него из пространства появилось ведро с водой и тряпка.

— Сука! — в очередной раз произнёс Дьявол, закатывая рукава плаща, — заколебали уже эти диггеры, пора возвращаться обратно в Саратов!

Итого: единственный плюс за профессионально написанные ведения тонет в минусах за всё остальное. Убогий текст, отсутствие юмора, единственный целый внезапный поворот, обилие вопросов без ответа. Всё плохо. Раскалённый пахнущий серой минус тебе от Дьявола за то, что заставил его убирать блевотрон Дениса. В Ад тебе лучше не попадать, быстрее замаливай грехи.

От всей своей чёрной гнилой души желаю тебе счастья и дальнейшего развития писательских навыков. И лет через двадцать, максимум через тридцать восемь, ты наконец-то выйдешь из группы.

Критика)
07:14 (отредактировано)
+1
Спасибо, что потратили свое время на чтение данного опуса.
Ответить на все ваши претензии и дифирамбы могу только одним предложением:
Знаки!
Все дело в знаках, а не а том, что я могу или не могу.
Рассказ в черновом варианте тянет на более чем 69К. И резать приходилось по живому + дедлайн.
Вот и вся недолга.
И вам не хворать))))
19:37
забавно, но нет
Загрузка...
Константин Кузнецов