Ольга Силаева №1

Темный коридор

Темный коридор
Работа №203. Дисквалификация за отсутствие голосования

Под колесами зашуршал гравий, когда я съезжал с шоссе углубляясь в узкую дорожку. Из-за небольших ямок моя машина сильно тряслась. Неизвестный мне исполнитель пытался петь по радио в такт с тряской и это ему не удавалось. Вскоре дорога приобретала приемлемый вид. Где-то вдалеке прогремел гром, я нагнулся вперед за руль чтобы через лобовое стекло посмотреть на небо, оно отправила мне "привет" в виде туч надвигавшиеся в мою сторону. Через некоторое время тяжелые капли-камни начали стучать по крыше всё сильнее и сильнее, казалось вот-вот и пробьют крышу. Дворники с трудом справлялись с напором воды, да так что весь обзор на дорогу преградила тонкая пленка покрывшая лобовое стекло вроде целлофанового пакета. Через небольшое время дождь утих превратившись в моросящий. Постепенно, к моему удивлению дорога кончалась, и я сбавил скорость, когда под колесами начала появляться растительность. Я остановился и заглушил мотор, достал ключ из зажигания и вышел из машины. Дул легкий прохладный ветерок. Я поднял воротник своего старого пальто, но едва ли это помогло. В этих краях так такого лета нету, а для местных жителей такая погода считается даже очень приемлемой. Я достал из правого кармана потертую и измотавшуюся пачку сигарет и вынул чуть ли не скомканную последнею сигарету и коробок спичек. Сигарета уже находилась в зубах, когда я зажигал её, первая спичка не поддалась зажиганию, со второй попытки рассчитав всё я зажег её. Бумага с ядом начала отдавать все свои свойства в мои легкие тем самым увеличивая течение болезни. После передачи всех компонентов я кинул её на землю и затушил стопой ботинка. Я посмотрел назад на дорогу откуда прибыл, только сейчас я заметил, что подле дороги не располагалось никаких домов. Я кинул взгляд в сторону оборванной дороги на небольшой домик, тот самый из-за которого я сюда приехал. Я встал на край дороги, которая была удивительным образом ровно отрезана даже не разрушена в результате каких-то явлений, а именно отрезана словно отрезали ровный ломтик хлеба, причем с такой ровностью будто это было нужно кому-то. Другого варианта не было, как только идти пешком. Но после дождя земля превратилась в кашу и пачкаться мне было не охота. В принципе был вариант подъехать с другой стороны, но я не собирался тратить время на поездки. Я примерно подсчитал что идти примерно 100 метро. Первый шаг и я почувствовал твердость под ногами, но чем дальше я продвигался, тем мягче становилась земля, я буквально таял в болоте.

Угораздило меня вообще сюда приехать, надо было слушать Дэна и не браться за дело, с другой стороны я горел желанием узнать все подробности случившегося в том самом домике и поставить жирную точку над этим делом которое уже длится чуть более трех месяцев. Скажу вам честно я это дело получил нелегко, приходилось уговаривать моего друга который имел доступ к архивам, и он сумел достать копию всех документов дела №76. Я не первый кто сюда совершает визит, их было трое и все не вернулись назад. После двух пропавших я даже и не лез в это дело, но после того как не вернулся мой коллега и друг Рэн, меня задело это событие, мои глаза горели, я рвался взяться за это дело каким бы оно не показалось опасным. Конечно туда отправляли целый наряд, вели экспертизу перевернули весь дом и что вы думаете? Всё чисто, пример обычного дома каких не мало в городе. Если быть точнее дело уже закрыли, но общественность не получила точного вывода. Поэтому мне стало еще интересней почему его прикрыли.

Наконец добравшись до берега по калена в дерьме я встал на шелковистую травку и зашагал оставляя коричневые следы. Сорвав найденный лопух я принялся хоть как-то почистить калоши штанов. Передо мной раскинулся небольших размеров домик, измученный домик, покалеченный годами. Этот дом я видел только в газетах з заголовком: "Возле дома были найдены захороненные люди" ниже заголовка шел текст: "Как сообщает отдел расследований, трое людей были захороненные рядом с домом. Пока не ясно были ли они убиты или похоронены живыми.Опознанные жили не в этих местах. Так же были установлены личности опознанных, это был садовник, почтальон и водитель. Подробная информация о личностях не разглашается". Не странно ли? Как они вообще тут оказались? Они сюда сами приехали? А может их самих привезли?

Я поднялся по ступенькам. Каждый мой шаг по ним сопровождал сильный жуткий скрип. Немного постояв на крыльце я вдавил что было сил в кнопку звонка и подержал палец на нем четыре секунды. Палец даже успел распухнуть. Прошла почти минута и я собирался снова потревожить звонок как услышал медленные шаги, тянувшиеся по полу и некое бормотание. Замок щелкнул три раза и дверь начинала распахиваться с сильным трудом. Казалось дверь будет открываться вечно. На пороге показалась половина старухи вторая её часть уходила в тень. Она тянула на лет 70-75, была маленького роста что и понятно. На ней был накинут выцветший халат который словно тянул её к земле. Седые волосы от долгого не расчесывания напоминали гнездо. На что я сразу кинул взор, так это её глаза - вымученные, сложного цвета, а по бокам виднелись тускло-алые ниточки. И мне даже показалось что вот-вот выльется внутриглазная жидкость из орбит глаз, но благодаря частому морганием век сохранялась там, где ей и положено быть.

— Что вам угодно? - хриплым и низким голосом ответила старуха.

— Здравствуйте Миссис Вудрик?

— Да...я могу утверждать, что вы из полиции Мистер...?

— Да...Вы правы. Глэм. Глэм Гордон. Я из отдела расследования.

— Да я знаю кто вы, мы вас ждали.

Я заметил подозрительный смех в ее тоне.

— Ждали? Меня?

— После стольких хождений ко мне я начинаю догадываться что с каждым стуком в дверь я уже знаю, что это непременно окажется какой-нибудь тип вроде вас.

— Можно я войду?

— Я кажется всё рассказала предыдущим полицейским.

— Да, но нужно уточнить еще кое-что.

Только что уточнить, я пока не придумал.

— Ладно, заходите.

Дверь открылась полностью, и я переступая высокий порог вошел в дом. Было достаточно темно. Хотел вытереть подошвы об половик, но он отсутствовал. Я пытался нащупать крючок что бы повесить пальто, бросив попытки решил не раздеваться так как не собирался засиживаться.

— Где у вас можно разуться?

— Не нужно, у нас пол не первой чистоты. Пройдемте за мной.

Она двинулась шоркая тапками по полу. Передвигалась она очень медленно, из-за этого мне пришлось останавливаться что бы подождать, когда она отдалится хоть на один шаг. Впереди расстелился длинный, темный коридор которому конца казалось нет. Пройдя совсем не много мы попали на кухню. Кухня была крошечная. Холодильник занимал половину если не больше места и очень громко гудел, на момент нашего разговора будто зная, что он произойдёт, очень подозрительно затих.

— Присаживайтесь, - она подвинула костлявый стул к столу, который стоял там словно с основанием дома.

— Благодарю, - стул оказался очень маленьким и жестким, мне пришлось достаточно порезаться что бы найти подходящую точку.

Я положил портфель на стол и принялся доставать документы.

— Чай, кофе?

— Воды если можно.

Не то что я противник таких напитков, но посмотрев на старый даже древний самовар с черной накипью в ней, у меня пропала желание пить.

— Она взяла графин и налила в стакан воду, причем делала она это спиной ко мне будто что-то скрывала. Она принесла и поставила передо мной и села рядом. Вода выглядела даже нечего, вода как вода.

— Спасибо, - я сделал глоток.

— Не за что, с чем вы ко мне пришли мистер Гордон?

— И так..., - я искал нужный документ. – Вот, миссис Вудрик я хочу задать вам несколько вопросов.

— Как они мне надоели неужели никто из ваших нечего так и не узнал?

— Дело в том, что никто не возвратился...

— О боже, - тихо воскликнула старуха прижав ладонь ко рту. - Это ужас.

В ее лице читалось что это для неё не новость. Но она играла роль присуще ей и, по-моему, у неё плохо получалось это.

— Поэтому вам придется еще раз ответить на этот ряд вопросов, вы уж извините. И так опишите еще раз всё четко по подробнее как всё происходило.

Её лицо напряглось, волосы поседели еще сильней, однако через пару секунд весь огонь что её хлестал испарился.

— Ну что ж, хорошо. Это было утро, очень теплое утро я бы сказала даже невыносимое утро, уже тогда жарила как в парилке.

Я достал блокнот, раскрыл его, но пока я нечего для себя не принял полезным.

— Мне еще тогда показалось что дождю быть сегодня...

— Можно к сути ближе, - встрял я.

— Вы спешите?

— Есть такое.

— Просто без этих подробностей мое описание потеряет смысл.

Мне стало жарко. Я вытер выступавший пот со лба тыльной стороной руки. Я посмотрел на форточку которая была закупорена во всю, причем еще в добавок и газетами. Стекло приобретало коричнево-желтый оттенок. Между двумя стеклами копошилась муха.

— Продолжайте, - велел я ей.

— После всех ванных процедур я вышла в сад как я и делаю это каждый божий день, например, полить цветы, где-то что-то срезать ну вы понимаете. Но в этот день у меня было какое-то странное чувство, даже закружилась голова. Я поняла, что здесь что-то не так. Воздух был словно не свой. Не отвлекаясь я пошла поливать цветы и заметила, что на газоне что-то вырыто, подумала может это кроты черт бы их. Я подошла ближе и чуть не упала в обморок, кончик туфли торчал из земли.

Она кашлянула пару раз и продолжила.

— Извините. Нагнулась, потянула руку и попыталась вытащить ботинок, как вместе с обувью показалась человеческая нога, я выпустила из рук и отошла назад.

Она заплакала, держа обе ладони у лица и тут же вытерла ими лицо.

— Когда немного отошла, позвонила в полицию.

Рассказ мне дал немного нового, меня больше всего волновало при каких обстоятельств пропали мои коллеги. А само повествование я уже читал у себя в офисе. Сделанный отчет во время прибытия на вызов о проделанной работе сделал Кирк Лазертэн, через неделю его не стало. Однако много деталей остались скрытыми. В газетах написали, что Кирк умер якобы от сердечного приступа, но мне с трудом верится. Может он мешал кому-то?

— Вы были знакомы ранее с жертвами? Может видели...

— Знаете..нет.

— Ясно.

Обстановка нагнеталась. Я обвинял себя что не подготовил нужные вопросы на этот самый момент. Старуха пристально смотрела на меня отчего мне стало не по себе. Я перелистывал документы уже по третьему кругу. В голову свежего нечего не приходило.

— У вас есть что-то еще ко мне сэр?

Я пришел в себя и очередь была давить на живое.

— Да, есть у меня к вам вопрос.

Я как следует откашливался чтобы придать голосу уверенность.

— Что вы скажите на то что ваши отпечатки были найдены на одной из трех жертв?

Старуха замешкалась и сжала сильно кулаки. Потом разжала и улыбнулась.

— Вас не приходило в голову что мне приходилась дотрагиваться, но тела при обнаружении его.

Она развернула голову в сторону мойки и скорее всего говорила про себя “Пронесло”.

— Да, но отпечатки были обнаружены на шее.

Я соврал. Мне пришлось. Я видел, что она врет и скорее всего она причастна к убийствам, может она и не убивала, но точно знает кто и насчет пропавших полицейских тоже. Мне не осталась больше нечего, как придумать ложные сведение, ведь она была чиста, а вот глаза были наполнены грязью и обманом.

— Не может быть

— Может, экспертиза не врет.

— Покажите мне, - подняла голос старуха.

— Они в отделе.

— Что ж вы не привезли их? - тон понизился.

— Мисс не хочу вас огорчать, но вы должны проехаться со мной.

Она не сразу ответила. Порыв воздуха выходящий из ноздрей привел в движение её тонкие маленькие усики.

— Не думаю, что это возможно.

— Это почему же?

— Черные тучи надвигаются и нам не добраться.

— Ерунда. Откуда вы знаете?

Я встал отвел занавеску и всмотрелся. Небо и правду облилась черными красками. Где-то вдали хлестал дождь. Молнии прыгали по небу.

Я отошел от окна.

— И в правду. У вас есть телефон мне позвонить нужно.

— Нет. Я им не пользуюсь так что извините, но нету.

— Ладно.

— Я вам могу предложить переждать.

— Да, это отличная идея.

— Конечно, - проговорила сквозь зубы старуха. - Через пол часа будет всё светло.

Мисс Вудрик пригласила меня в зал в ожидании конца непогоды. По пути в неё я посмотрел вновь на пустой коридор, он овладел моими глазами на какое-то время он будто ввел меня в гипноз. В небольшой комнатке играло радио, иногда прерывалась, а через пару минут издавала лишь шум, мне пришлось его выключить. Когда потемнело со всем за окном, в комнате наступил мрак. Я пытался найти источник света, однако надомной люстры не висело, за то на тумбочке стояла одинокая запыленная лампа. Ей потребовалось пару минут чтобы разгореться. Я сидел в кресле, рядом стоял круглый маленький столик. На нем стояла ваза, а в ней склонив завянувшие лепестки вниз дремала красная камелия. По правую руку расплетался старый большой бордовый диван. В одних его местах виднелись черные горошинки от пепла. На стене висела картина неизвестного мне художника. На ней был изображен тот самый коридор. Художник настолько смог передать всю энергию, что я почувствовал, как она меня пожирает, те самые чувства я испытал, когда видел сам коридор в настоящем обличье. За дверью издался звон, по-моему, телефона. К нему немедля подошла мис Вудрик. Я прислонился ухом к двери и стал слушать

— Алло, да, да. Всё готово.

Я отошел не шумя к креслу. Что могло значить "Всё готово"? Как она разговаривала? Ведь телефона по её словам, отсутствует в доме. Я осмотрел опять не спеша комнату стараясь не попадаться на картину. Решил включить радио надеясь, что помехи иссякли. Голос издавал новости, но ненадолго. Звук радиоприемника постепенно исказился до неприятного ощущения в моих ушах, а потом и вовсе замолчал. Наступила тишина, стало не уютно. Мой единственный спутник общения исчез. Теперь я остался один. Наедине с лампой и той жуткой, вроде бы безобидной на первый взгляд, картиной. За окном ливень не смолкал и даже нарастал свою мощь, что не могло меня радовать. Не знаю сколько я просидел так, но точно больше того времени сколько отвечала мне старуха. Стрелка на моих часах остановилась на том времени, когда я стоял перед порогом дома, странно. Я постучал ногтем по крышке хотя это бы никак не помогло. Наверно пришло их время.

Внезапно дверь отворилась, я чуть не обделался и привстал облокотившись руками на диван. Старуха стояла на пороге комнаты.

— Вам лучше всего будет остаться на ночь здесь. Погода не изменится. Во всяком случае до утра. Да и к тому же уже поздно.

— Может я вызову такси?

— Я же вам говорила...

Я тут же хотел спросить с кем же она тогда разговаривала, но что-то сильное не давало слова сорваться с губ.

— Да, я совсем забыл.

— Не переживайте, утром отчалите.

Я слегка натянул на себя улыбку. И как-то не к месту начал шариться в кармане в поисках сигареты. Пачку я нашел, но в ней гуляли только крошки от табака.

— Может вам предложить сигарету?

— Не откажусь.

Она достала из своего кармана. Странную пачку она была кристально белая без каких-либо слов и подошла ко мне, открыла её и вытянула руку ко мне. Я взял одну.

— Спасибо.

В другом кармане она держала пепельницу и также наградила меня её. Я еще раз её поблагодарил.

— Я вам могу расстелить диван, - говорила она указывая перстнем на бордового монстра. - Если надумаете вздремнуть.

— Не стоит, я так прилягу на него.

Если честно, я собирался остаться в своем мягком, уютном кресле.

— Ну хорошо, - после этих слов она скрылась.

Я раскурил интересную сигарету. Интересно было то что, сделав три затяжки, время исчезло, да оно исчезло, я впервые почувствовал свободу от времени, от времени которого по сути не существует. Перед глазами действительность преобразовалась в красочный мир, всё стало таким ярким. Я провел перед глазами руку, прежде чем это сделать рассматривал пальцы будто впервые вижу, зрительный аппарат не успевал за рукой, когда рука уже была по правую сторону, слева же растворялся след её. Что же в этой сигарете? Даже слова про себя прозвучали медленно. Решила меня убить? Да, больше вариантов нет. Чем я ей не угодил? Сердце стало сильно биться, руки немели, веки тяжелели. Но вдруг всё резко успокоилось. И вот я держу перед собой почти с курившую сигарету, и не понимаю в чем дело. Таращился в пустоту так бы всю ночь, покуда не услышал славный запах доносящийся из кухни. Пока я им наслаждался, мой желудок стал наполняться, жидкостью. Она лилась по стенкам организма отдавая холодным потоком. Меня начинала подташнивать, к горлу поступила рвота. Я подставил ладошку и уже готов был принимать. Как тут зашла мисс Вудрик и жидкость, стремящая к горлу в тот час отступила. Старуху стояла с большим столовым подносом.

— Я вам тут принесла поесть, небось проголодались?

— Да, вы правы. Это то что нужно. Спасибо.

Я подошел к ней и взял из рук мой ужин.

— Если что я у себя на кухне.

Я кивнул. Передо мной на подносе разлеглась на тарелке большая жаренная яичница и не меньше по размеру колбаса, а также бекон. Когда я набил брюха, всё это запил прохладным лимонным лимонадам. Я откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Так получилось, что уснул. Сон, впервые за многие годы, оказался не сплошной чушью, а красиво нарисованный фрагмент из моей жизни. В этом сне мы с женой (погибшей в автокатастрофе четыре года назад) бежим по горячему золотому песку вдоль моря, мелки, камушки щекочут наши пятки, бежим и смеемся, я догоняю жену, мы падаем, лежим смеемся, она трогает нежно локоны моих волос, я провожу нежно пальцами по её плечу, обменяясь пару фраз и вновь смеемся, в тот момент нам нечего не нужно. Солнце согревает наши души, мы будто отрываемся от земли и взлетаем. Подобные сны мне снятся не впервой, я как будто просматриваю пленку нашей жизни снова и снова. Но, каждой пленке свойственно стереться и сон не исключение.

Разбудило меня некое чувство, говорящее о том, что меня несут. Я пытался открыть глаза, но с этим заданием справился только правый, которой смог рассмотреть происходящие. Ни одна мышца на моем теле не могла напрячься чтобы сделать хоть какое-нибудь движение, тело прибывало в состоянии парализованности. То, что я смог увидеть это мерцающие лампы надо мной. Я начал понемногу приходить в себя, соображать, и теперь в полной уверенности понял, что меня несли. Вскоре левый глаз последовал примеру правого. Однако рассмотреть кто меня нес было трудно наверно причиной тому было что мои глаза резко реагировали на яркий свет. Уши начали откладываться. Я услышал голос, скорей всего мужской.

— Он двигается, смотрите.

— Странно, наверно дозу нужно было увеличить, - эти слова принадлежали старухе.

Я принял вид будто вновь погрузился в состояние бездействие. Теперь я был уверен, что меня несли двое предположительно огромных мужиков, а сзади плелась старуха по тому самому коридору который я видел войдя в дом. Меня несли долго, очень долго, в голове никак не могло уложиться, как при небольшой площади дома мог располагаться в себе огромнейший коридор. Я не мог составить в уме примерное время которое меня несли, так как умудрялся несколько раз засыпать и просыпаясь ощущать всю туже картину. Но нечего вечного не бывает и наше путешествие окончилось. Мы остановились. Старуха прошла мима меня, звеня связкой ключами. Предположительно она подошла к двери, подбирая нужный она испробовала четыре ключа на пятый раз она всё такие попала в цель. Дверь открылась со звуком как бы царапая низом двери бетонный пол. Меня занесли. Свет зажегся, освещаться комната стала постепенно. В помещении стоял запах плесени и разложение. Меня с носилок усадили кресло, привязали.

— Разбуди его, - буркнула старуха одному из мужиков.

Один из них ударил меня ладонью по лицу несколько раз, прежде чем я начал претворятся будто начал приходить в себя. Открыв глаза я принялся изучать комнату. Она была пустая с голыми с белыми стенами и что самое странное в ней отсутствовали окна. Было только кресло посередине на котором я сидел.

— Похоже он еще не соображает, ударь еще раз, - приказала старуха.

Я соображал, а вот язык оставался лежать мертвым грузом во рту, я промычал в знак того что пришел в себя.

— Довольно, - мужик отошел. Я сумел разглядеть их всех. Мужики были очень высокие, достигавшие как минимум двух метров в высоту. Причем оба были одного и того же роста, полностью выбритые головы, а еще одинаковые не только внешне, но и телом, возможно близнецы. На них были одеты спортивные костюмы. Сама же старуха осталась в том же виде что и принимала меня. С полминуты старуха обратилась ко мне.

— Ты как? Говорить можешь?

— Вроде бы, - удивился я что могу говорить. - Нормально.

Моя пара слов отдалась в сильном эхе, повторяющиеся много раз, всё это время я вслушивался в них не узнавая своего голоса. Он исказился, он показался мне чужим, будто мне присвоили голос другого человека. Но это был лишь последствие моего сна.

— Я в норме, - сказал я еще раз для подтверждение то что голос вернулся, нормализовался.

Голову я плохо держал в равновесии, время от времени мне приходилось откидываться назад. Я заметил, что не был связан ничем, этого и не требовалось ведь я был накачен каким-то наркотиком который парализовал всё тело, только сейчас верхняя часть тела приходила в себя.

— Замечательно, - старуха как-то не по-настоящему улыбнулась, кинув угловаты й взгляд на одного из рядом стоящих. - Карл, будь добр сходи за приспособлениями.

Карл будто в остолбенении простоял пару секунд.

— Есть мэм, - прозвучал сильный голос, но в тоже время низкий тон сопровождал его. Карл большими шагами покинул комнату.

— Какие приспособление? - Спросил я занервничав.

Старуха специально не отвечала и злобно смотрела на меня даже каким-то концом рта пыталась изобразить искрению улыбку.

— Узнаешь, боятся нечего, обычная процедура.

Я пытался задвигать ногами, но безуспешно нижняя часть тела не собиралась возвращаться.

— Не пытайся даже, - заметила она. - Тебе наверно интересно узнать о пропажи твоего напарника.

Я кивнул. Струя пота прошлась по переносицы. Я чувствовал сильный жар, будто мое лицо обгорело.

— Я тебя могу обрадовать, он здесь, - она засмеялась не естественным смехом.

— В смысле?

— В прямом, он живет здесь уже давно, и ты скоро присоединишься к нему и к другим пропавшим без вести, - снова жуткий смех. - комнат много, не переживайте всех расселим

— Этого не может быть, про что вы говорите, я видел дом снаружи. Он мал, вы говорите про эти комнаты, но как?

— Мистер Глэм, вы видите то что хотите видеть и так было всегда, вы не смотрите масштабно, а лишь себе под ноги.

Карл так же быстро зашел, как и выходил. В руках у него был огромный чемодан ни капельки не похож на чемодан из-под инструментов, этот был громадный. Он поставил на пол повернувшись ко мне спиной и по звукам было слышно, что раскрыл его.

— Прекрасно, начнем.

— Нет, подождите, зачем? Я нечего никому не расскажу, отпустите, что я сделал вам?

Старуха подошла ближе и наклонилась к моему лицу.

— Я верю вам Гордон, верю, вы получите наслаждение, больно не будет, - она отошла к чемодану что-то буркнув одному.

Я пытался вновь всеми силами зашевелиться, но безуспешно.

Карл повернулся ко мне, в руках у него был шприц с зеленой жидкостью. Он подошел и без промедление вколол в шею. В начале я нечего не почувствовал, но буквально через минуту, лекарство начало действовать. Горячий поток облил мое тело от макушки до пяток, и с тем я ощутил некую легкость, лицевые мышцы полностью атрофировались, как и всё тело. губы превратились в желе, язык лежал не подвижно за зубами. Я понял на секунду что я парализован, как и тогда, но только тогда я заснул. Сейчас же я был в центре события. Я хотел крикнуть, но крикнул про себя, лишь веки глаз моргали, моргали без перерыва от случившегося. В глазах их я был больным паралитиком, руки болтались, лицо искажено, ноги раскинуты в разные стороны. Поде случилось странное, сердце сбавляло удары, с каждым новым ударом темп сходил к нулю, я думал это конец. Когда сердце полностью затихло. Я заметил, что перестал дышать, я просто в этом не нуждался. Я умер? Такое бывает? Неужели смерть проходит именно так? Самое ужасное было то что я всё понимал и слышал, видел происходящее.

— С ним покончено, - заявил Карл.

Старуха кивнула. Карл принялся за действие, достав из чемодана, маленькую стремянку веревку и что вроде крюка. Второй стал на лестницу и принимал от Карла предметы. На потолке уже было приспособление, которого я до этого не заметил. Когда он слез я увидел перед собой свисавшую веревку с петлей на конце. Оба подошли ко мне, взяв меня под руки понесли к петле, приподняли к повыше и одели петлю на шею. Увидев знак от старухи, отпустили меня. Я начал болтаться из стороны в сторону. Когда мое тело вернулось к прежнему ритму, я задался вопросом: "Зачем меня вешать если я умер?".

— Уходим, - сказала старуха

Мужики взяли собой чемодан и вышли с комнаты ожидая на коридоре. Старуха выключила свет, стоя на пороге она обернулась ко мне сказав лишь это: " С новосельям тебя, Глэм Гордон".

— Я живой!! Вы слышите?!!! - Кричал я про себя.

Дверь захлопнулась. Ключ повернулся трижды. Звуки шагов постепенно умолкли. Я остался один, наедине с темнотой, наедине с телом, один.

-5
1201
08:12
+3
Не буду писать свое мнение, давать советы автору, он же наверняка и так все знает, просто приведу ряд цитат из текста:

Постепенно, к моему удивлению дорога кончалась


В этих краях так такого лета нету, а для местных жителей такая погода считается даже очень приемлемой.


я кинул её на землю и затушил стопой ботинка


Я примерно подсчитал что идти примерно 100 метро


Наконец добравшись до берега по калена в дерьме я встал на шелковистую травку и зашагал оставляя коричневые следы. Сорвав найденный лопух я принялся хоть как-то почистить калоши штанов.


На пороге показалась половина старухи вторая её часть уходила в тень.


Седые волосы от долгого не расчесывания напоминали гнездо


На что я сразу кинул взор, так это её глаза — вымученные, сложного цвета, а по бокам виднелись тускло-алые ниточки. И мне даже показалось что вот-вот выльется внутриглазная жидкость из орбит глаз, но благодаря частому морганием век сохранялась там, где ей и положено быть.


Закончить обзор хочется цитатой из рассказа:

надо было слушать Дэна и не браться за дело
15:17
+1
спасибо) в голос
22:09
Под колесами зашуршал гравий, когда я съезжал с шоссе углубляясь в узкую дорожку уже первое предложение образец вопиющей корявости и безграмотности
весь текст одна сплошная ошибка, как говорится, «Пендергаст и Возвращение Пендергаста»
Загрузка...
Константин Кузнецов