Валентина Савенко №1

Маринетт

Маринетт
Работа №436

Рассвет нового дня раздирал ночную гладь неба на части.

Маринетт смотрела вдаль, в сторону горящего рассвета. Поначалу могло показаться, что она смотрит в никуда, но это было не так. На горизонте виднелась огромная башня. Эта башня сверкала красными сигнальными огнями. Ни одна живая душа не видела этого. Ни одна живая душа не могла понять, что чувствует она, смотря на нее. Но это и вовсе не башня.

Она смотрела на колоссальных размеров ракету. Эта ракета несла последнюю часть огромного космолета – последнюю, но важную: это был основной модуль, головная часть, часть мостика самого космолета. Несла она всего одного человека. Человека, без которого девушка оставалась совсем одна. Единственного оставшегося в живых, из тех, кто был ей дорог. Она не знает насколько, не знает, когда он вернется, но он обещал вернуться.

Она вспоминала все время, проведенное с папой. Вспоминала время, проведенное с братьями, сестрами и мамой, и плакала. Сквозь слезы, ей доносились последние слова отца, сказанные перед запуском: «Никогда не плачь, моя дорогая. Никогда не плачь от горя. Будь сильной. Я люблю тебя». Слышала эти слова и силилась перестать плакать. Ведь она обещала. Они рассчитывали на то, что он вернется, но тем не менее оставить последние слова было необходимо. Эхом в ее ушах проносился звук закрытия дверей лифта, везущего к головной части ракеты. И больше всего она переживала, что он не вернется. Настолько, что уже принимала это как единственный исход.

Маринетт почти ушла с мыслями о потере в глубину себя, но тут услышала рев двигателей, шум выбрасываемого газа из двигателей. Это стартовала ракета. Тяжелый носитель части космолета с трудом преодолевал силу притяжения поверхности первые несколько секунд, но потом мгновенно ускорился, приобретая все большую скорость. Носитель оставлял за собой сначала след из газа и выбросов после обработанного жидкого топлива, а потом очень необычный след, вытянутый в трубу, ярко белый. На таком темном небе, которого еще не коснулся рассвет, было хорошо видно этот след.

Ракета неслась с бешеной скоростью вверх.

Но тут ее курс сбило взрывом в боку. Она начала вращение и падение одновременно. Спустя пару мгновений она взорвалась, оставив после себя яркое пятно на небе и сильную взрывную волну. Но все это было на такой высоте, что ничему не повредило. Маринетт смотрела на все это, не в силах произнести ни звука, ни шелохнуться. Она оцепенела. Только что она потеряла последнего живого дорогого ей человека. Через мгновение она вскочила и закричала: «Нет!» – очень протяжно и отчаянно, упала на колени и заплакала. Она обещала папе, что не будет, но теперь его тоже нет. Больше никого нет. Она осталась совсем одна.

Рассвет нового дня раздирал ночную гладь неба на части...

***

Проверка всех автоматических систем завершена. Ракета готова к запуску. До старта одна минута двадцать секунд.

Обратный отсчёт: 80... 79... Слив остаточной охлаждающей жидкости. 76... 75... Пробный разгон турбин импульсных двигателей. 74... Калибровка маневровых двигателей… Калибровка завершена.

Регулирование уровня топлива в основном и вторичном секторах.

Регулярный объем топлива установлен: первый сектор 95%, вторичный сектор 98%

Проверка объёма твердотельного топлива.

Объем 100%, импульсный двигатель готов к запуску.

Заполнение резервуаров охлаждающей жидкостью.

Остаточная критическая доля установлена: 12%

Отстрел тросов-креплений и твердых креплений.

Отстрел успешно произведён.

Проверка герметизации всех компонентов ракеты:

Первый сектор: герметичен.

Второй сектор: герметичен.

Сектор импульса: герметичен.

Мостик негерметичен, внимание!

Первая головная часть - герметична.

Вторая головная часть герметична.

Основная головная часть герметична.

ВНИМАНИЕ, мостик ракеты имеет негерметичный участок!

- Какой процент разгерметизации? – у человека, сидящего в модуле, возникли колебания, но уже поздно отворачивать назад. Нужно продолжать.

- 18%

- Заделать участок гермогелем и заварить титановой заплаткой…Такой процент не является критичным, так что это решение подходит.

- Выполняется.

Готово.

До старта десять секунд.

9... Зажигание вторичных двигателей.

8... Разгон вторичных двигателей.

7...Зажигание стартовых двигателей.

6... Разгон стартовых двигателей.

5...

4...

3...запуск стартовых двигателей

2...запуск вторичных двигателей

1...

СТАРТ

Произошел отрыв от поверхности.

Курс 1.0.1.

Отклонения нет.

Переход на импульсный двигатель через 3, 2, 1...

Ускорение ракеты начало бешено набирать темп, оставив на небе большой след из газа, а после него, след работы импульсного двигателя.

ТРЕВОГА! Разгерметизация мостика!

Не успела сработать сигнализация, как произошёл взрыв. Ракета начала терять скорость и падать, вращаясь. Через пару секунд произошёл взрыв, но уже ракеты целиком.

По каким-то причинам, принятая мера не спасла. Выяснить по каким не сможет уже никто….

Человек, управлявший ракетой, должен был покинуть планету, гонимый возмездием.

Части корабля были расположены по всей Солнечной системе. Эта часть была последней и самой основной. Голова корабля. При полете каждый кусочек должен был находить свое место и пристыковываться. А в итоге, получиться должен был большой космолет, который бы донес человека куда угодно. Отца четырех девочек, бывших уже взрослыми девушками, и двух парней. Хорошего мужа. Но все эти люди, которым он был дорог, которые были ему дороги, погибли, кроме одной девушки, прекрасной девушки по имени Маринетт, оставшейся в живых чудом. Но и её пришлось покинуть. Не только ради мести, были ещё и другие причины, но они так и остались в тайне...

***

- Мы должны закончить все ступени к концу этой недели. Ракеты-носители готовы принять полезную нагрузку. Тест-запуск, проведенный на той неделе завершился успехом.

- Юпитер, слушай. Стыковочные модули имеют магниты так? У них должны быть специальные шторки, чтобы топливная ступень могла отделиться без проблем, – Юпитером назывался главный искусственный интеллект, который помогает мужчине по имени Ричард и его дочери Маринетт отстроить космолет. Он руководит всему процессами по постройке ракет и, в принципе, большинством процессов, так как два человека с этим управиться не могли.

- Да, все так, – на экране, на котором была схема одного из модулей, который первый покинет атмосферу, была продемонстрирована механика отделения последней ступени и сброс шторки магнита.

- Ну, да, это все прекрасно. Но вот вопрос. Я вот проверял недавно модули второй фазы и у них шторки нет. Куда она потерялась? Либо я что-то забыл из того, о чем мы говорили, либо косяк.

- Вы завозились. У модулей второй фазы нет шторок. Вместо шторок у них стоят специальные маневровые двигатели на последней ступени, которая отделяется.

- А…почему я так решил сделать?..

- Потому что вторая фаза имеет более сильные магниты и шторки не помогали. Нам нельзя было…

- Точно! Нельзя было превышать определенную толщину антимагнитных шторок и поэтому мы оснастили последние ступени маневровыми, чтобы они могли отделиться.

- Верно.

- Хорошо. Мы укладываемся в сроки. Сегодня после обеда запустить все носители с модулями первой фазы и субфазы. Завтра ранним утром все носители модулей второй фазы. Завтра же перед обедом последние дополнительные блоки.

- Есть.

- Какие у нас успехи с головным модулем? – тут в помещение зашла дочь Ричарда. Это была невысокая девушка с двумя короткими хвостиками и волнистой челкой, слегка уходящей в бок. Волосы ее были цвета темной безлунной ночи. Глаза же были глубокими и загадочными. Большими и голубыми, словно чистая вода на Карибах. Но эти глаза не были радостны или счастливы. Их обладательница смотрела то на отца, то на пол, то снова на отца, думая что-то сказать, но никак не решаясь.

- Папа, – промолвила она наконец дрожащим голосом, – может возьмешь все-таки меня с собой?

- О, боже, Маринетт! Не подкрадывайся так тихо. Было бы досадно умереть после всего пережитого от простого инфаркта… Ну…доченька, ты же знаешь, что это невозможно. Я хочу в одиночку расправиться с ними. А потом я заберу тебя, и мы вместе покинем нашу систему и полетим, куда захотим.

- Сколько же мне ждать? А если ты не вернешься?

- Мы же вроде уже обсуждали этот случай. На случай, если я не вернусь, все системы будут направлены на создание небольшого звездолета лично для тебя, поэтому ты сможешь сама покинуть планету, но у тебя будет задана цель заранее. Сначала на Титан, а оттуда, спустя некоторое время в систему, которая вбита в системный навигатор.

- Я же буду совсем одна. Как я буду…

- Все это уже предусмотрено, все протоколы на любые подобные исходы написаны. Ты будешь не одна, Юпитер все еще будет с тобой. К тому же, он создаст в звездолете целый отсек с многофункциональными роботами, у которых будет свой интеллект, управляемый Юпитером. Но давай не будем пока думать о плохих исходах. Все получится.

Ричард вернулся к диалогу с Юпитером, а Маринетт – пошла отдыхать и, пока это еще возможно, поплавать в океане.

- Какие у нас данные по пожарам?

- Вся неиспользуемая энергия перераспределена на удержание пожаров подальше от нас и от ядра. Ее хватит на время около полугода, пожары полностью остановить не получается. Огонь не тормозит полностью и ничем не тушится.

- И потом все сгорит…. Что ж, уже через пару дней я отбуду, а вернусь максимум через неделю. Дочь в порядке.

- Вы уверены, что оставлять ее здесь, даже на неделю, разумно?

- Абсолютно. Мы не знаем какой силы те, с кем мне предстоит столкнуться. Я не вижу полных гарантий того, что я выживу.

- В этом есть смысл. Но ей не пятнадцать лет, а двадцать шесть. Она могла бы вам помочь.

- Не хочу ей рисковать. Ты мне поможешь. Мы отвлеклись. Лучше подготовь постройку одиночного стыковочного модуля. Для нее, когда у меня все получится… Если получится…

***

Никто бы не выжил от этого. Никто.

Взрыв получил максимальную долю своей энергии от твердотельного топлива, которого было почти максимум на тот момент, ведь ракета даже атмосферу не успела покинуть.

Все, что находилось ниже сектора импульса, сразу расщепило на атомы мощью взрыва. Самую верхнюю часть корабля сначала отбросило, но на микромомент, затем ее тоже настигла взрывная цепь. Защитные экраны не успели сработать. Все выглядело так, будто ракета и не запускалась, а человека там и не было. Ее просто расщепило.

Но человек, сидевший внутри, был не из простаков и не из наивных глупцов.

Такого конкретного исхода он не предусмотрел, говоря именно о полном расщеплении ракеты, но предусмотрел очень много подобных сценариев. Это позволило ему выжить все-таки.

И удалось ему это благодаря очень продвинутым технологиям, даже несмотря на такую жуткую и безвыходную ситуацию.

Его тело расщепило снаружи полностью, но внутри все было покрыто специальным защитным экраном: все органы, весь скелет. Этот защитный экран не просто защищал все внутренности от повреждений, он их еще и скрывал от глаз. Казалось, что просто внутри ничего нет. Это было сделано, чтобы не видно было всякой неприятной глазу правды о том, что внутри, когда кожа по каким-то причинам пропадает.

Его тело без сознания начало падать вниз, в большой тропический лес. Когда оно упало, человек увидел одним глазом большие листья деревьев и тут же снова потерял сознание, теперь уже надолго.

***

Запуски проходили по плану. Отец с дочерью наблюдали как одна ракета за другой исчезает в последнем слое атмосферы, перемещаясь через специальное четвертое измерение к точкам в космосе, начиная от места неподалеку от Луны. Это перемещение чем-то похоже на нырок сквозь червоточину, но только во время перемещения нужно использовать двигатели, потому что при низкой скорости движения это измерение начинает воздействовать на корабль, вращая его и метая из стороны в сторону, отнимая управление. Именно для этого существуют отличные от привычных ступени со специально разработанным твердотельным топливом, для таких же специальных импульсных двигателей в них. Туда же предстоит переместиться и ему тоже.

Вот и наступил последний вечер здесь. Они проводят его, ужиная у берега океана и, разговаривая об обычных вещах.

У Маринетт еле заметно дрожали веки, а глаза выглядели так, словно поверхность озера в тихой долине – наполненные влагой, но статичной. Отец все видел, но сам силился не думать о предстоящей разлуке.

- Мы заглянем на Европу, когда ты вернешься? – спросила Маринетт после некоторых тяжелых, будто наковальни на плечах, минут молчания.

- Конечно. Я думал заглянуть на Титан тоже. Два самых загадочных и интересных для человечества спутника…

Маринетт молча кивнула.

- Я кажется не говорил, но я решил также оставить на орбите Марса терраформатор. Он запрограммирован на активное движение тогда, когда вокруг Марса начнется суета с людьми. Пока они отправляют только роботов и спутники, блок будет ждать.

- Хочешь им помочь освоить Марс? Они ведь так слепы и готовы сидеть там, будучи потребителями вечно. Ты ведь сам мне говорил это.

- Да. Я до сих пор так считаю. Но на мое облегчение, не все настолько слепы. Есть те, чьи взгляды устремлены в небеса. Наш терраформатор поможет им. А там глядишь – и начнут интересоваться те, кто был слеп.

- Ты все равно веришь в них…

- Да, солнце мое. Только глупый будет обобщать все человечество под одну модель поведения. Я много раз рассказывал вам, как важно учитывать индивидуальность каждого отдельного человека. Жаль, что вы так и не смогли побыть среди людей достаточно долго.

- Ничего. Мне, кажется, жалеть не о чем.

Ричард усмехнулся.

- Да, это правда. С теми людьми, с которыми встретиться интересно и приятно, вы увиделись. Остальные…ничего не поделаешь.

Маринетт и ее папа закончили есть и решили немного прогуляться по берегу.

С каждой минутой запуск последней ракеты с рассветом становится все ближе и ближе.

- Что ж, Маринетт, пора нам идти спать.

***

Ночь сменяла день. День сменял ночь. Так прошло трое суток. Ричард наконец, очнулся. Его тело было изуродовано, но оно хотя бы было. За время, пока он был без сознания, кожный покров восстановился, но частично. На ногах зияли пустые дыры, ведь кости и вообще весь организм, включая систему кровообращения и мышцы были под маскировочно-защитным полем.

Он попытался сначала встать сразу, но получилось только сесть. Половины лица тоже не было видно. Жуткое зрелище.

Ричард с трудом соображал. Просидев где-то пару часов в таком положении, он снова начал двигаться.

«Какого… – подумал он, – черт, заново все придется делать... Надо скорее добраться до Маринетт, наверняка подумала, что я умер...»

Маринетт тем временем сидела на высокой башне и думала, что ей делать дальше. Прыгать? Или нет? Ради чего жить теперь? Оставшись одна, она просто не ест и не спит. Сильнейшие переживания текут кипящей смолой в ее душе. Она совсем не справляется с ними. Бывают моменты, когда становится настолько плохо, что она уже встает, чтобы прыгнуть, но потом плюхается обратно, заливаясь горькими слезами – и так трое суток.

И вот, на горизонте появляется фигура. Одна единственная. Она сразу поняла: папа выжил. Вскочила с места, забыв о том, где она сидит и, не удержав равновесие, упала.

Маринетт зажмурилась, ожидая смертельной встречи с землей, укрытой пожелтевшей и мятой травой, с болью думала, что теперь папа будет один...

***

Ричард, наконец, вышел из лесов на открытую местность. Он шел в сторону небольшой узкой башни, на которой сидела его дочь. Ему было больно идти, больно было делать что угодно, но он шел к дочери, чтобы показать ей, что он жив. И вот он подошел достаточно, чтобы видеть детали отчетливее. Только лицо было трудно разглядеть.

Он увидел, что она тоже его заметила. Хоть он был и безобразен, она его узнала. Но на радостях забыла про все. Она вскочила, оступилась и начала падать. Отец был слишком далеко, чтобы подоспеть и поймать ее.

И вот, спустя буквально секунды после повторного воссоединения остатков большой семьи, ее глава останется один?..

Девушка почти моментально оказалась у земли, но перед самым столкновением зависла в воздухе.

Несмотря на потерю всех родных, силы человека никуда не делись. А здесь он может управлять почти всем. Ну, точнее всем, что осталось, в том числе и энергией природы, стихий. Сейчас он собрал все силы и использовал контроль воздуха. Увидев, что все получилось, он снова упал без сознания. Контролирование стихий – слишком энергозатратный процесс. Особенно для раненого человека.

Маринетт плюхнулась на землю, как только отец упал без сознания, и побежала к нему.

- Папа, папочка! – кричала она ему. Но он не отвечал. Жизненные силы покидали его, но он не умирал, ему просто нужен был отдых.

***

Это место уже не похоже на то, чем оно было раньше. Выжженная земля, незатухающие пожары в разных местах. Трагедия постигла когда-то похожий на рай мир семьи Маринетт. Отец в пятидесятый раз подвергался смертельной опасности с внешнего мира. И в последний раз те, кто покушался на него, добрались до этого места. Убили трех дочерей и двух сыновей. В живых осталась только она, Маринетт. Совершенно случайным образом, благодаря ошибке системы, она осталась в безопасном месте, когда убийцы ворвались и разрушили их мир. Убить отца не представляется возможным здесь, но вот его детей...

Они заставили его смотреть, как каждая дочь, каждый сын умирает у него на глазах.

С каждой смертью его ребенка, которые был детьми только по факту, ведь всем им было за двадцать лет, невыносимая боль пронзала его сердце, эту боль он не мог терпеть и кричал во всю глотку, рвал свои голосовые связки на долгое время. Люди, сделавшие это, смеялись над убитыми, смеялись над ним, положили начало уничтожению его мира и оставили его там, мучиться от боли в душе и сгорать в пожарах, окружавших его, раз за разом возвращая свой облик. Физическая боль проходила, но душевная...

Только спустя очень долгое время, он поднялся с земли, усыпанной пеплом. Только одна его дочь выжила, благодаря просто чуду. Но и ей было нестерпимо больно узнать, что произошло. Они возвратились к течению нормальной жизни лишь спустя пару лет, решив сразу готовиться мстить и гнаться за убийцами.

Люди, которые все это сделали, не были людьми на самом деле. Это были пришельцы с другой планеты, прародители человечества. Существа лишь внешне похожие на людей. Они не смогли смириться с дерзостью человека, который достиг невероятных высот и мог вот-вот начать бороздить космос из-за когда-то совершенной ими ошибки.

Изначально, они управляли реальными людьми, чтобы уничтожить человека, но ни одному человеку не было по силам справиться. Тогда они сделали все сами. Разрушив все, что создал он, уничтожив тех, кого он любил. А вот его они так и не смогли уничтожить. Им же хуже. Он им еще отомстит.

***

За пару месяцев после катастрофы с ракетой пожары окончательно поглотили мир, в котором они жили. Остались буквально какие-то квадратные километры живой площади. Все животные погибли, все растения сгорели, даже зимний сектор, бывший когда-то в прекрасном состоянии, радовавший всех своим легким холодом и снегом, превратился в страшное место, где вместо снега летал пепел.

Восстановить это уже не представляется возможным. Ядро этого мира перестало искрить постоянной энергией еще тогда, пару лет назад, когда почти всех, кого Ричард так любил, убили.

За прошедший после убийств срок он попытался снова приготовить носитель и отправиться в погоню за своими обидчиками. Но не вышло. Все события, которые произошли, включая крушение, оставили сильный шрам в его душе, который теперь мешает ему. Но кровь подогревает чувство, что месть не была подана. Благо, что подается она холодной, да и торопиться уже некуда. И он попробовал снова построить. В этот раз удачнее.

«Осталось всего чуть меньше трех месяцев, прежде чем пожары уничтожат весь этот мир целиком. Нужно торопиться...» – думал Ричард, ведя конструктивные работы с носителем. Он был поистине шедевральным. На двоих человек. В этот раз он не оставит Маринетт. Они вместе покажут убийцам, что будет, если убить дорогих им людей.

И вот, месяц спустя, он, наконец был готов. Огромный, тяжелый носитель носил имя «Андромеда». А под крупно впечатанным названием было выгравировано: «κε3α». Это первые буквы имен погибших от рук пришельцев сестер и братьев Маринетт. А тройка, потому что буква Альфа была трижды – имен, начинающихся с «А» было три. Настало время пуститься в отчаянную погоню.

***

Прошло еще пять недель. Самые трудные и нервные пять недель в жизни Ричарда и его дочери – сплошные проверки всех систем и аппаратуры каждый день. Ни дня не обходилось без того, что Ричард просто злобно орал над каким-нибудь сложным тестом, который выдал ошибку почти в самом конце, и не уходил, бросив пульт управления, в свою комнату – биться головой об матово-белую биопластиковую стену. Тогда Маринетт садилась за пульт и делала все сама, пока Ричард не успокоится. И так больше месяца.

И вот, наконец, все проверки дали результат единицу, что означает, что все в порядке. Также они проверили целостность корабля и внутри, и снаружи.

Все готово. Не кажется, не вроде бы, а действительно все.

Осталось буквально пара недель до полного уничтожения всего живого, так что полная готовность была очень кстати.

Они уселись в голову ракеты-носителя. И начался запуск. Почти такой же, что и в тот трагичный раз, но в этот раз без происшествий. Корабль покинул последний слой, растворившись в воздухе.

Спустя минуту, он оказался у Луны. Небольшое искривление пространства – и вот, такие странные перемещения на большие дистанции.

«БАМ». Сзади что-то врезалось, и корабль начал набирать скорость еще быстрее. А позади спин отца и дочери послышалось шипение. Один из первых блоков пристыковался.

- Ну, поехали, родная.

***

По всей Солнечной системе были разбросаны (конечно же, в упорядоченном хаосе – в расстояниях космоса проследить закономерность невозможно, но она есть) части огромного звездолёта, который планировался как звездолет-путешественник.

Ричард в течение почти двадцати лет проектировал вместе со своими детьми звездолёт целиком, конструировал его. Запускал частично еще до трагедии, но не успел до конца. Поэтому оставшееся отправилось в космос уже не так давно. Запускал, чтобы они ждали своего часа, чтобы стать полноценным, изначально спроектированным огроменным звездолётом. Все части разлетелись в разные уголки нашей системы. У него было больше десяти частей, одни из самых важных (это основной фар-двигатель и жилой модуль-кластер) располагались у Сатурна и Юпитера.

Фар-двигатель – это двигатель, позволяющий совершать самые дальние полёты. В данном корабле этим двигателем является «создатель червоточин».

Все они были максимально тщательно скрыты от человеческих и нечеловеческих глаз.

Планировалось это все, как корабль, бороздящий просторы космоса и проверяющий все планеты, которые открыли на Земле, на пригодность к развитию жизни на них. Такие как: кеплеровские планеты, системы Глизе, не так давно открытая Trappist-1 и ещё очень много разных других.

Но все изменилось.

Корабль конструировался как очень вариативный, поэтому вмиг стал боевым из исследовательского.

Раз за разом части корабля стыковывались и присоединялись к головной части, стартовавшей с Земли совсем недавно.

«БАМ!» – аж восемь раз. Это основные двигатели пристыковались.

«БАМ!» – у Марса ожидал своей минуты большой основной коридор с вращательным элементом. Для создания искусственно гравитации, разумеется.

Также у Марса ждал маленький блок (по сравнению с остальными, но вообще он был размером с небольшой самолет, но почти кубической формы), который называется терраформатор, но он был отправлен на Марс, дожидаться своего времени, чтобы не было лишних деталей, отягчающих массу корабля, а он, в данный момент, таковым являлся. Естественно, он был надёжно спрятан от глаз человеческих.

Так по всей Солнечной Системе «Андромеда» собирала свои части. Закончилась сборка уже за Плутоном.

Пояс Койпера уже далеко позади, и вот, они первые, кто покинул Солнечную систему из всего человечества. Но покинули ее не как планировали, а наполненные гневом, печалью, скорбью и нескончаемым желанием отомстить за своих родных.

***

«Андромеда» плавно ускорялась, вращая основные блоки для создания искусственной гравитации.

Уставший Ричард стоял на мостике, управляя всеми системами, пару раз чуть не свалился назад, на пол. Он был без сна уже очень давно, все ради безопасности себя и дочери, а также её спокойствия. Маринетт это заметила и отправила отца спать. С трудом его уговорила оставить мостик. Он доверял своей дочери, но очень трясся за неё, а они были в космосе, холодно безразличном, он хранил в себе много тайн, прекрасных и ужасных одновременно.

Однажды, когда Ричард сдерживал порывы сна, он случайно задел блок систем биометрии, и тот отключился. К сожалению, этого бы никогда не случилось, если бы они не торопились при постройке корабля, потому что отключение любых систем происходило раньше только после голосовой команды и той же проверки биометрии, например, роговицы глаз и отпечатков пальцев. Но времени на установку этого на всех системах не было. И оповещение о выключении не пришло в систему управления, поэтому этого никто не заметил…

Ричард ушёл в спальный блок жилого кластера, а Маринетт, свежая и отдохнувшая, принялась за управление «Андромедой», наблюдая черноту космоса, в которой сверкали маленькие окошки – звезды – которые были невероятно разными: такими, как Солнце, меньше, чем Солнце, в сотни раз больше Солнца, абсолютно не похожие на других.

Ричард долго колебался и сопротивлялся, прежде чем закрыть глаза, но вспомнив, что его девочка сильная и умная, все-таки заснул.

Нечто выскользнуло из блока двигателя, там, снаружи корабля, и приняло форму гуманоида. Что это? Похоже на человека, но какой человек так может? Это точно не землянин. Оно бесшумно залезло внутрь и начало перемещаться по коридорам звездолёта. Системы биометрического скана внутренних помещений корабля отключены и не засекли это что-то, точнее кого-то. Оно проникло в жилой кластер и направилось в спальный блок. Что оно задумало? Вдруг в его руке появилось небольшое оружие, похожее на пистолет. Существо бесшумно проскользнуло внутрь и встало над койкой Ричарда.

Оно направило свой пистолет на голову Ричарда, ведь теперь он уязвимый, и может умереть от выстрела в голову, но все-таки не обычным земным пистолетом, а у существа был явно неземной. Оно взвело курок и перенесло палец на спусковой крючок. Послышался звук нагрева лазерного элемента, существо начало нажимать на крючок...

***

Маринетт немного поуправляла кораблем, но вне какой-то системы надобность в постоянной слежке и тщательном управлении кораблем отпадает, потому что дрейфовать в пустоте не очень сложно. Поэтому она не стала долго сидеть за мостиком, поставила на автопилот и пошла к отцу.

«Я даже не знаю, что мы теперь будем делать… Ну, даже если мы уничтожим их расу (а речь шла о той расе, прародительнице человечества), что дальше? Что мы будем делать? Останемся жить на одной из пригодных планет?» – Маринетт шла по кораблю, смотрела в иллюминаторы, за ними была темнота и пустота, усеянная тысячами тысяч разнообразных звёзд. Она не хотела мешать отцу отдыхать, но сейчас появилась реальная проблема. Полностью избежать космического губительного влияния, сделав неуязвимый корабль, не удалось, поэтому какая-то доля излучения и всего вредного из космоса все-таки проникает. У Маринетт начала капать кровь из носа. Она поняла, что признаки болезни проявятся скоро, но сама справиться с ними она не может, потому что лекарство колется в верх позвоночника, где соединяется тело и шея. Пока она шла, начала капать кровь из носа, слабо, но неприятно, благо, что идти не так далеко, ведь дальше начался бы сильный кашель, тоже с кровью. К сожалению, в том мире, который они покинули сравнительно недавно, все было слишком хорошо, поэтому теперь, когда реалии жизни снова врываются в их существование, немного тяжело. Маринетт хорошо понимала, что это не смертельно, это просто жутко больно и неприятно.

Она, наконец, дошла до спального блока отца. Проходя через проход, она позвала: «Папа», смотря куда-то в сторону. Но когда перевела глаза на его кровать, обомлела.

- Какого черта?! – воскликнула она. Перёд её отцом стояло существо, готовое выстрелить ему в голову и убить. Девушка рванулась защищать отца, но даже несмотря на свои способности, которые были у неё с рождения, она была слаба сейчас, чтобы одним рывком убить достаточно сильное существо. Его происхождение до сих пор непонятно. Видимо, все-таки это один из той расы сверхлюдей.

Ричард, будучи сильным, заботящимся отцом ещё давным-давно разработал специальную формулу для изменения строения клеток и ДНК. И поэтому Маринетт становится почти неуязвимой, даже вне того мира, где они жили, не просто неуязвимой, а еще и необычайно сильной. Правда на звездолете особо этими возможностями не попользуешься, потому что они связаны с природными явлениями. Этакое подобие повелевания стихиями. Была также еще одна способность. Ричард любил фильмы про Росомаху, поэтому наделил дочь когтями, как у брата Росомахи. Маленькими ноготками, чтобы выглядело изящно и аккуратно. Конечно, они появлялись только когда нужно. Но у всего это есть побочный эффект. Именно тот, что извергает кровь отовсюду. В космосе ее организм становится достаточно слабым, не критично, но нужно просто один раз ввести препарат, и все становилось хорошо до следующего цикла (попадание на планету, а потом снова выход в космос). Поэтому именно сейчас ей было не очень хорошо, и нужно было ввести лекарство, поскольку сама она не сможет.

Маринетт застала врасплох в жилом блоке убийцу. Она бросилась с криком на существо. Ричард проснулся. Секундное замешательство поглотило его. Этого хватило, чтобы Маринетт вцепилась в существо. Ее хватка была сильной, но все же недостаточно сильной из-за ее слабости. Она кашлянула существу прямо в его морду кровью. Оно воспользовалось этим ее промедлением и отбросило в стену блока. Стены в блоке были достаточно мягкими, поэтому она не сильно пострадала. В это время Ричард вскочил с кровати и тоже бросился на существо с здоровенным ножом в руке. Существо проворно отскочило назад, и Ричард промахнулся с выпадом. Отскочило как раз в сторону, где лежала Маринетт. Кровь из носа у нее текла уже сильно, а кашель еще пока только изредка настигал. Она пыталась подняться, опершись локтем об пол, но ей было тяжело. Существо бросилось к ней.

- НЕТ! – Ричард закричал, и попытался снова накинуться на него. Оно что-то быстро сделало с Маринетт, коснувшись ее и отпрянуло. Вдруг оно заговорило:

- Эльпизо бан хааки ме ту меейта! – что-то на своем языке воскликнул он, и испарился. Параллельно с этим Маринетт встала с пола, стояла спиной к отцу, подрагивала. «И че он сказал?» – подумал Ричард.

- Родная, тебе нужно срочно вколоть лекарство, пойдем быстрее, – он подошел к ней и положил руку на плечо. Она резко развернулась и попыталась просечь когтями по его животу. Он, имея сильнейшую реакцию, отскочил назад.

- Что с тобой, Маринетт? Что он сделал с тобой? – он обеспокоенно смотрел в ее глаза, они, будучи раньше голубыми, вдруг стали очень темными. «Кажется, я понял, что эта тварь сказала, она натравила на меня мою же дочь!» – он лихорадочно пытался понять, что ему делать с дочерью, так, чтобы не убить ее случайно. Да, она была неуязвимой в целом, но сейчас, на нее повлияло это нечто, плюс космическая болезнь также сильно ранила организм. Он рванул к своей кроватной тумбочке, достал оттуда колбу с лекарством, выбросил нож из руки, который он до сих пор крепко сжимал, и приготовился к самой трудной борьбе в его жизни.

Маринетт зарычала и кинулась на него. Он, зная слабое место дочери, замедлил ее на секунду, этой секунды хватило, чтобы он смог в полете над ней вставить колбу и ввести лекарство. Ну, теперь будет легче аккуратно ее вырубить без последствий. Он взял всю волю в кулак и снова приготовился к атаке дочери. В этот раз она атаковала, подобрав нож, который он же выбросил. Она проворно подлетела под ним и вонзила нож в ногу.

- ААА! Черт! – Ричард закричал от боли и одним махом успел попасть в сонную артерию, вырубив этим свою дочку. Он вытащил нож из ноги и взял из той же тумбочки специальный блокиратор. Поставил его на место раны, он всосал всю кровь, затянул рану. Очень полезная технология. Он вышел из камеры, закрыв за собой дверь, а чтобы дочь не смогла выбраться, заблокировал ее.

- ЦУП, все системы в блокиро... – произошел выстрел. Существо поджидало его на выходе. Ричард испуганно посмотрел на ствол, из которого миллисекунду назад вылетел пучок лазерной энергии, что пронзила его грудь насквозь. Он держался за грудь, закрывая огромную дыру в теле, все еще не в силах закрыть рот, который до сих пор открыт от ужаса и боли. Он упал на колени.

- Ты думал, что я не буду готов, к тому, что ты с ней справишься. Она гораздо слабее тебя, какой бы она не была сильной. Ваш путь закончится здесь, – существо на этот раз заговорило по-человечески. Маринетт, пришедшая в свой ум, ломилась в дверь, плача от бессилия, она видела отца через маленькое окошко.

- Как же долго мы с тобой возились... Сколько лет потратили... а ты настырный. А все из-за случайного осколка... Ну, что ж, ваш корабль заминирован. Считайте, что вы уже умерли, даже не попрощаетесь перед смертью, – существо закончило диалог, развернулось и пошло в сторону шлюза, чтобы покинуть корабль. Как вдруг...

ЦУП – это натуральный ум, второе имя Юпитера, круче любого ИИ, но так как он был долгое время слеп, по непонятным причинам, никак не мог помочь своему хозяину и его дочери. А теперь он смог открыть ту дверь, за которой была Маринетт. Она выскочила со скоростью света из двери, набросилась на существо и начала яростно драть его когтями, и лупить по всему телу. В секунду оно начало истекать кровью и пыталось в панике отцепить ее от себя. Она вонзила самый длинный коготь ему в грудь.

- Я сильнее, чем ты можешь себе представить… – и полоснула со всей силы до головы.

Существо быстро перестало двигаться и погибло, упав лицом на пол, заливая его кровью.

Но упало оно на тот самый детонатор...

Весь мостик рванул, пошла резкая потеря давления, автоматически каждый блок начал отделяться герметичной стеной от негерметичных участков. Маринетт в один прыжок добралась до отца, втащив его вторым внутрь блока, и тут же за ними закрылась дверь. Ричард уже не мог говорить, он просто молча гладил дочь по щеке, лежа у нее на коленях и утирая слезы, смотря на нее добрыми глазами, полными смирения и печали.

- Я люблю те...

Его зрачки резко покинуло движение, грудь начала опустошаться от воздуха, все мышцы расслабились. Он уже не мог договорить, не мог держать голову, даже глаза он не успел закрыть и, не успев договорить, он умер.

Маринетт кричала, плакала, просила его вернуться, но, к сожалению, на этот раз он не вернется. В пятьдесят первый раз он все-таки не пережил покушения. Дочь закрыла ему дрожащими, пропитанными кровью руками веки, а затем полностью обессилев от горя, упала на пол и потеряла сознание.

Спустя два часа, Маринетт нашла силы встать с пола. Кислорода было не так много, но еще хватало. Дошла до тумбочки, открыла ее, достала пистолет, земной, с пулями – револьвер. Зарядила его, взвела и направила прямо в висок. Ее рука дрожала, она плакала, мычала от тяжести. Но тут вдруг, она увидела челнок, который был пристыкован к соседнему жилому блоку. Ричард специально оставил его, как эвакуационный. Она с силой бросила пистолет в стену, быстро собрала свои вещи, побежала туда. Села внутрь. Там Юпитер выразил свои соболезнования.

Она вспомнила, что на Марсе ждал своего часа терраформатор. Вот и будет у нее цель. Цель достойная. Она будет обустраивать Марс для людей в будущем. Ее отец мог бы гордиться ей.

Челнок отстыковался от блока и помчался в сторону красной планеты… 

Другие работы:
-2
516
17:03
Сложно все. Флэшбеки, многочисленные флэшбеки, флэшбеки во флэшбеках. Может, стоило бы один раз сесть, рассказать историю Отца (который не был отцом) и его Детей, и перейти уже непосредственно к развитию сюжета. Тема космического одиночества, любви и жертвенности проникновенна. Но, чтобы читатель должным образом смог ею проникнуться, нужно значительно подсократить рассказ, и хорошенько поработать над текстом.
Это было сделано, чтобы не видно было всякой неприятной глазу правды о том, что внутри, когда кожа по каким-то причинам пропадает.

Хм…
Маринетт немного поуправляла кораблем

Дважды хм…
Автору удачи, и успехов в творчестве!
20:48
Эта башня сверкала красными сигнальными огнями. Ни одна живая душа не видела этого. эта/этого
Ни одна живая душа не могла понять, что чувствует она, смотря на нее. она/на нее — п… ц просто!
оназмы. канцеляризмы
удивительно корявый и трудноперевариваемый текст
Но тут ее курс сбило взрывом в боку ракету сбило с курса, а не курс ракеты
Разгерметизация мостика! таки без мостиков и каналов ныне никуда
По каким-то причинам, принятая мера не спасла надо было принять две меры и хорошо закусить crazy
Голова корабля насаживается на шею корабля?
Он руководит всему процессами а по русски?
этизмы
и сброс шторки магнита. это что за магнит и что за шторка?
невнятное, путанное, корявое и совершенно непонятное техническое описание
Большими и голубыми, словно чистая вода на Карибах а какого цвета грязная вода на Карибах?
Жуткое зрелище. лучше про рассказ и не скажешь
нафига писать такую скуку? да еще и такую объемную?
08:42 (отредактировано)
Когда закончится конкурс, я б с удовольствием поболтала с автором о нашей любви к Ледибаг xD
05:31 (отредактировано)
+1
Хах, не только я заметила подозрительное сходство jokingly
Загрузка...
Константин Кузнецов №2