Ольга Силаева №1

​Роботы и любовь

​Роботы и любовь
Работа №241

Из прекрасных голубых глаз моей посетительницы градом покатились слезы.

Она порывисто всхлипнула, мило шмыгнула носом…

– Оставим предисловия, перейдем сразу к делу, – остановила я ее интерлюдию.

– Понимаешь, мне очень-очень надо, – прошептала Дарья проникновенно, пытаясь заглянуть мне в глаза. – Приворожи мне моего любимого. Ты же самая-самая лучшая… я помню, как ты для меня ворожила.

Стоп, так она у мне уже была? Вот это новость!

Я незаметно зашла в базу данных клиентов, поискала…

Вот же она! Точно. С просьбой приворожить ее обращался ее владелец, некто Петр Полушкин, директор небольшого завода, всего полгода назад.

Он слезно просил приворожить новоприобретенного андроида, вот эту самую красавицу Дарью, сидящую напротив.

А теперь она пришла и просит приворожить кого-то еще. Интрига!

Хотя… неужели мой первый приворот не сработал? Она разлюбила Полушкина и влюбилась в кого-то еще?

Этого не может быть!

С экрана компьютера я включила свет в комнате и вскочила с места.

Обычно клиентов я принимаю в загадочном полумраке, они от этого настраиваются на мистический лад, да и всякая банальщина вроде датчиков во тьме выглядит таинственно и многообещающе.

Люди проникаются духом мистицизма и лучше идут на контакт со мной и расставание с деньгами. А роботы… роботам все равно, но они вида не подают. Точнее, не умеют подавать вида, пока их этому не научишь.

Сейчас же, в ярком свете комната выглядела более чем заурядно: аппаратура на стеллаже у стены, датчики, лазерные поля, несколько проводов на полу и стол с двумя креслами.

Девушка-андроид следила за мной, не спуская глаз.

– Пожалуйста, помоги мне!

Я остановилась перед ней и направила универсальный пульт управления роботами ей в лицо. Включилось соединение через инфракрасный порт между бровями.

Она состроила несчастную мину, и крупные слезы снова побежали из голубых глаз.

– Прекрати плакать! Немедленно!

Дарья театральный жестом достала из сумочки носовой платочек и прижала к глазам.

– Та-а-к!

Если враг не сдается, его уничтожают! Рыдания нужно было остановить радикальным образом. Я жестко скомандовала:

– Опорожнить емкость слезной жидкости!

Вода потоком хлынула из прекрасных глаз, залила стол и потекла на пол.

Девушка заморгала сухими глазами:

– Но так нечестно!

– Поговори мне о честности, манипуляторша!

Она виновато улыбнулась.

– Итак, расскажи мне, кто тот принц, которого ты хочешь приворожить.

– Это мой Петюня!

Я опустила пульт.

– Петюня?

– Да, да! Петр Полушкин! – она расплылась в улыбке.

– Но… я же уже делала ему приворот.

– Не помогло, – грустно вздохнула девушка.

– Странно, вроде тестирования показывали, что приворот сработал, – тихо пробормотала я.

– Нет. Поэтому помоги мне.

Девушка принялась старательно стирать платочком воду со столешницы.

Я вернулась на свое место и по установленному соединению проверила функции приворота: всё работало исправно. При симуляции реакций девушка улыбалась, хлопала глазами, вздыхала или печалилась строго по протоколу и алгоритму.

– Не вижу никаких проблем! – вынесла я вердикт. – Опиши симптоматику.

Клиентка порывисто вздохнула, словно хотела пустить слезу – но слез не было – и перешла к скорбному рассказу:

– Петюня обделяет меня вниманием. Раньше он приносил кофе в постель, а теперь вообще спит на работе, домой неделями не приходит. Раньше дарил цветы, а теперь требует отчета о покупках. Раньше всегда хвалил, как я готовлю, а теперь приходит с пиццей из соседнего магазина. Он меня разлюби-и-л! Надо приворожить его обратно! Чтобы он меня любил! – она попыталась всхлипнуть, но без слез получилось не убедительно.

Я молча смотрела на нее, переваривая услышанное.

Робот просит приворожить человека. Чтобы человек его любил.

– Милочка, это невозможно. Он – человек. Человека нельзя приворожить!

Девушка вскинула брови:

– Как это человека нельзя приворожить? Ты же сама объясняла, когда меня привораживала, что приворот робота – это практически то же самое, что приворот человека, потому что у мозга робота та же самая органическая основа, что и у человека.

Ну да, говорила. Надо же мне было поддержать флер таинственности и вообще за явную сверхъестественность с клиента можно побольше содрать.

А эта … куча металлоорганического лома всё запомнила!

– Ну понимаешь, все-таки кое-какая разница есть, поэтому я не могу…

– Не можешь?

Посетительница надула губы.

– Ну если ты не можешь, тогда я пойду к другой колдунье! Сейчас много колдуний, которые привораживают людей. Они и к андроидам людей привораживают. И вообще…

– Нет-нет, постой! Я подумаю… приворот людей – очень сложный процесс, столько всего надо… например, фотографию!

– Фотографию? В наш век интернета можно скачать любые фотографии…

– Ты не понимаешь… это должна быть настоящая фотография… в непринужденной обстановке… без фотошопа и редактуры.

Девушка улыбнулась и обвела взглядом комнату:

– Это же совсем просто: есть тут принтер? Где? Инфракрасный порт работает? У меня несколько месяцев записи…

Я не успела и слова сказать, как из принтера начали вылетать распечатанные снимки Полушкина.

– Хватит, остановить печать! Кроме фотографии, мне надо еще… какую-нибудь вещицу клиента. Например, э-э-э… галстук. Или любимую чашку. Или расческу…

– Я сейчас сбегаю и принесу! – загорелась девушка.

– Нет-нет, не обязательно так быстро, мне все равно надо еще ингредиентов прикупить…

– Каких ингредиентов? Когда вы меня привораживали, никаких ингредиентов не было, – недоверчиво протянула девушка.

– Зайди в Интернет и посмотри: все человеческие привороты включают всякие съедобные компоненты. В общем, давай встретимся завтра в это же время.

На этом мы и порешили.

Когда девушка ушла, я быстро набрала номер Полушкина.

Он откликнулся не сразу. Судя по хриплому голосу, он только что проснулся и заплетающимся языком невнятно пытался отвечать. Все-таки мы договорились встретиться через полчаса в семейном ресторанчике неподалеку от моего офиса.

Я пришла ровно через полчаса. Могла бы добраться и раньше, тут ходу минут десять, но пришлось убирать последствия визита андроида – лужу на полу.

В уютном тихом и немноголюдном ресторанчике я устроилась в углу у окна; красавчик шеф-повар собственной персоной подсел ко мне за столик со стаканом витаминного коктейля.

– Сколько лет, сколько зим! Какими судьбами ты в нашей глухомани?

– Муж, ты что? Мы виделись сегодня утром.

– Извини, зарапортовался с утра. Сегодня много клиентов было…

– Наш ресторан становится популярным? Мы начали процветать?

– Я надеюсь, – Андрей широко улыбнулся. – Я тут провернул одну перспективную сделку, она должна привести к нам сотни обожающих нас клиентов. Может, тебе пора бросить свою пыльную контору и заняться реальным делом?

– У меня сейчас назначена встреча с одним клиентом по очень важному делу…

– Хочешь за счет заведения?

– Он не настолько бедный.

Мы так болтали о том о сем, пока не появился Полушкин.

Андрей внимательно оглядел его, немного ревниво, как мне показалось. Хотя, по правде говоря, ревновать тут было не к чему: кряжистый, бритый наголо, с помятым лицом землистого цвета и тусклыми глазами. Впрочем, костюмчик у него выглядел безупречно.

– Что, плохо выгляжу? – мрачно спросил Полушкин, усаживаясь напротив меня. – Много работы, мало времени. Намек понятен?

– Э-э-э… да.

– Что в этой забегаловке самое приличное?

«Сам ты забегаловка», подумала я обиженно, но вслух ответила вежливо:

– Если надо взбодриться и проснуться, лучше блюдо на завтрак – это салат «Доброе утро».

– Завтрак… да я даже не ужинал еще. И не обедал, – пробурчал Полушкин, но заказ сделал. – А вам заказать этот салат?

– Нет, в нем грейпфрут, не переношу его, – поморщилась я.

Когда он справился с половиной салата на тарелке и был уже достаточно взбодрен, я приступила к разговору:

– Случилось кое-что экстраординарное. Ко мне обратился ваш робот, модель «Идеал 800», с проблемой – в вашей домашней ситуации ей трудно выполнять роль влюбленной девушки.

– Это она так сказала? – мрачно спросил Полушкин, не переставая жевать.

– Нет. Она сказала, что хочет приворожить вас, чтобы вы ее снова любили, как раньше.

– Она не понимает, что у меня много работы сейчас. Вот разгребусь чуть-чуть… Так и скажите ей…

– Теоретически я могу запрограммировать небольшую отсрочку, в течение которой она не будет волноваться…

– За деньги?

– Да.

– Тогда я лучше сам с ней поговорю.

– Она настроена решительно. Это же робот, боюсь, у вас не получится ее переубедить...

– Я поговорю, а если не получится, можете ковыряться в ее мозгах, – буркнул Полушкин.

При этом он смерил меня таким взглядом, что пришлось все-таки объявить, что завтрак был за счет заведения…

После ухода Полушкин Андрей покачал головой, словно укоризненно, но пообещал, что теперь этот клиент станет часто к нам заглядывать и отобьет бесплатный завтрак.

После встречи с Полушкиным я вернулась в офис и быстро написала патч для отвлечения внимания робота.

Привораживать андроидов, что бы ни говорил Андрей, было почти прибыльным делом. Люди покупают заводские модели, рассчитанные на простое рутинное поведение, и хотят, чтобы роботы вели себя более человечно. И тогда на помощь приходим мы – скромные программисты человеческих эмоций в андроидных системах. Большую часть человеческих эмоций программировать очень просто: любовь, преданность, верность, забота, всё такое, а за сложные я не берусь, простых хватает.

Большинство покупателей роботов заказывают самый простой пакет, вот это: любовь, преданность и заботу. Для большего пафоса мы называем процесс приворотом: вот был андроид простой бесчувственной металлоорганической болванкой, а потом раз – и предан владельцу, и любит его, и заботится, и холит и лелеет, и в глаза заглядывает получше любой собаки.

Когда робот любит человека – это правильно и хорошо. Когда человек любит робота – это неправильно и плохо. И привораживать людей к андроидам – это мерзко.

А что там Дарья говорила про других ворожей? Которые привораживают людей к роботам?

Я поискала информацию в Интернете.

На самом деле такой адрес был только один. Но зато какой!

«Привораживаем людей-владельцев, быстро, качественно, гарантированно. В любое время суток. Большой опыт успешных приворотов. Скидки, индивидуальный подход».

Что-то в этом было противозаконное, я чувствовала спинным мозгом. Что-то такое – вирусное или контрафактное.

Так что меня как лицензированную охотницу за вирусняками и контрафактами мог ждать неплохой куш. Всякое незаконное использование программ, особенно в андроидах, выявляют лицензированные охотники. Никогда не знаешь, какую дрянь может подхватить андроид, когда обменивается данными с другими информационными ресурсами. И неизвестно, что может сделать зараженный вирусом робот на улице. В конце концов, робот – устройство повышенной опасности, и после парочки крупных аварий, устроенных ими, лицензированным специалистам платят за сканирование и выявление проблем в металлоорганических организмах. Вот я как раз такой специалист, или охотница, как мы предпочитаем себя называть.

По правде говоря, профессия ворожеи не так уж много прибыли приносит, особенно с такими клиентами, как Полушкин, который предпочел бы самостоятельно потыкать в робота отверткой, чем платить профессиональному специалисту.

И почуяв запах очередной премии, я быстро собралась: зарядила универсальный пульт, скачала в него несколько мощных, но объемных программ, прихватила очки дополненной реальности, запасной планшет и считыватель виртуальной реальности и отправилась в фирму по объявлению.

Офис конкурентов находился не так далеко, в небольшом здании с непривлекательной вывеской. Хотя в очках дополненной реальности он выглядел даже импозантно: буйство красок и какие-то причудливые геометрические формы – роботы должны просто обалдевать от такой насыщенной картинки.

Девушка-андроид на входе мило улыбнулась и попыталась преградить дорогу. Она не среагировала даже на мой значок охотника, только лицо ее страдальчески вытянулось. Они не должны так поступать, но иногда поступают.

На такие случаи есть отличный охотничий прием: надо универсальным пультом управления блокировать функцию распознавания себя. Робот перестает тебя видеть и не мешает. Конечно, простой смертный не может так блокировать робота, но мы, охотники, можем.

Я легко обошла цербершу и направилась к указанному в рекламе офису. К удивлению, номера на выходящих в коридор дверях были только в виртуальной реальности, словно предназначались только роботам. Люди бы точно запутались в этих проходах и дверях без вывесок.

Дверь с нужным номером находилась в самом дальнем конце коридора. Я постучала, потом легонько толкнула ее: она оказалась не заперта. Сам офис, совершенно пустой и безлюдный: стены и потолок, – был забит виртуальной реальностью. По комнате, заставленной аппаратурой, туда и сюда сновали бесплотные белесые тени людей; они все одновременно повернулись ко мне, едва я открыла дверь.

– Привет, ребята, как дела? – пробормотала я, нервно сжимая пульт. – Можно поговорить со старшим?

Виртуальные духи внезапно бросились прочь из комнаты, устроив маленькое столпотворение у виртуальной двери. Это выглядело так забавно, что я не удержалась и рассмеялась.

Между тем дверь, через которую я вошла, снова открылась, и на пороге появился человек в черном костюме и в больших темных очках. Он неуверенно сделал пару шагов вперед и остановился.

– Вы хотели меня видеть? Правда, мы еще не открылись.

– Я видела вашу рекламу. Вот, решила прийти, пообщаться, опытом обменяться.

– Мы еще не работаем, и опыта у нас еще нет, – пожал он плечами. – Видите, даже офис пустой.

– Скажите, вы в своих очках видите то же самое, что и я?

– Офис пустой, – отчеканил он. – Прошу вас уйти.

Виртуальная дверь позади него приоткрылась, и несколько виртуальных голов просунулись внутрь.

– Я представляю комиссию по незаконному использованию андроидных технологий, – проговорила я нарочито равнодушным тоном. – Я подозреваю, что вы тут занимаетесь чем-то противозаконным. Можете дать мне пояснения?

– Хотите найти что-нибудь в пустой комнате? – пожал плечами человек. – Ищите, всё, что найдете, – ваше.

Он повернулся и вышел, а я осталась в полной растерянности.

В самом деле, что можно тут найти? И вдруг на нем просто очки, а всю эту стаю виртуальных духов он и не видит, и не подозревает, что тут что-то происходит?

На всякий случай я подошла к ближайшему столу с планшетом, ткнула пультом в инфракрасный порт: если это просто проекция, ничего не случится. Ничего и не случилось… только виртуальные столы с оборудованием стали расплываться, а затем и виртуальные сотрудники стали медленно испаряться. Через несколько секунд комната стала одинаково пустой в обеих реальностях.

Честно-честно, я не отдавала никаких команд, оно само так получилось. Но в любом случае к лучшему – теперь Дарье точно будет некуда идти, даже если захочет. Ну и, может быть, завтра я зайду сюда еще разок.

***

На следующий день в моем офисе Дарья вывалила на стол передо мной целый ворох вещиц обожаемого Петюни: запонки, расческу, цепочку, какие-то железячки и прочий хлам, – и с надеждой заглянула мне в глаза.

– Ты разговаривала с ним вчера? – осторожно спросила я.

– Да, – грустно ответила девушка. – Он довел меня до слез. Ну, я залила воду, сама понимаешь. Так что… вот выбирай, что лучше подойдет.

Я вытянула из кучи расческу и вздохнула. Теперь предстояло самое сложное: отвлечь внимание и загрузить в андроида вчерашний патч. Наверное, это не очень честно – заявить, что будешь привораживать человека, а вместо этого закачать программу. Но в конце концов… ее эмоции, всё, что она чувствует, – это всё написала я. Так что имею право.

Девушка чуть вздрогнула, когда установилось соединение через инфракрасный порт, и тотчас же счастливо улыбнулась. Через пару секунд дело было сделано.

– Что скажешь? – спросила я, чтобы протестировать, хорошо ли установился патч. – Как у вас обстоят дела с… Петюней?

– У нас очень хорошо… Я должна подготовить ему сюрприз. Ты никому не скажешь? – понизив голос, спросила Дарья. – Хочу похудеть к лету. Запишусь на фитнес. У него сейчас много проблем, но когда всё закончится, он будет просто в восторге. Спасибо тебе!

Она торопливо сгребла пожитки со стола и вскочила.

– Да, кстати, я шла мимо магазина и подумала… тебе же наверное захочется… я сама их просто обожаю!

Дарья вытащила из сумочки большой желтый грейпфрут и положила на стол. Я невольно расплылась в благодарной улыбке:

– Спасибо, дорогая, всегда обожала грейпфруты.

+2
211
12:50 (отредактировано)
Из-за того, что рассказ состоит из одних диалогов, а авторская речь описывает исключительно действия персонажей, непонятно, где и как это всё происходит. Нет погружения в ваш, автор, мир.
Загрузка...
Валентина Савенко №1