Ольга Силаева №1

Мы могли бы подружиться

Мы могли бы подружиться
Работа №65

Я долго копался в воспоминаниях, но так и не нашёл тот миг, когда мир изменился. Моя раса проглядела опасность. Мы наблюдали за тем, как рождаются из пыли планеты, звёзды, галактики, и не заметили того, что происходило в микромире. Нам не было дела до нестойких соединений. Углерод, кислород, водород... Атомы так и этак цеплялись друг за друга отростками кварков. Недолгие союзы, распадающиеся быстрее, чем успевали выгореть звезды. Забавные игрушки, только и всего. Нам, состоящим из космического ветра существам, была куда интересней очередная пульсация. Вселенная почти закончила цикл расширения, и все мои собратья уже отправились к её центру, где скоро должно было произойти сжатие и очередной взрыв. Растянувшись на миллионы световых лет, они медленно дрейфовали, предоставив гравитационным полям нести себя к средоточию энергии, необходимой для нового жизненного цикла. Что может быть важнее энергии? Важнее жизни.

Если бы мы знали... Одно из триллионов соединений на крошечной планете стало причиной гибели моей расы! Смешная и страшная истина.Когда враги ещё находились на спутнике жёлтой звезды, их можно было легко уничтожить. Но первые же гиперпрыжки не оставили нам шансов. Каждый переход через подпространство губил тысячи моих соплеменников, отнимал силы и лишал возможности отомстить. Нестабильные соединения обыграли нас, и нам пришлось уйти, уступить существам, живущим, по нашим меркам, доли мгновения, но обладающим генетической памятью. Понятие, которое я подслушал у врага. Одно из множества. Я пытался постичь психологию их странного разума, но не смог. Стремился вникнуть в логику поступков – и вновь потерпел поражение. И лишь когда моя цивилизация шагнула в бездну забвения – я отыскал решение головоломки. Решение, кажущееся абсурдом, ибо было противно всем законам здравомыслия. Но именно синкретика самого существования наших врагов, слияние «несопоставимых» образов мышления и взглядов людей – дало мне возможность создать оружие против них.

Я – последняя надежда уходящих в прошлое древних. Агонизирующий осколок некогда могучей цивилизации. Мечтающий только об одном – отомстить...

***

Космолеты с Колумбины на всех обитаемых планетах досматриваются с максимальной тщательностью. Ни политический строй, ни национальный менталитет, ни экономические предпосылки никогда не влияют на отношение к колумбинцам. От самой агрессивной цивилизации во Вселенной можно и нужно ожидать подвоха.

"Проворный" не стал исключением. Чёрную глыбу транспортника окружал частокол высоченных столбов с натянутой между ними колючей проволокой. Через каждые сто метров – камера наблюдения, каждый час – обход периметра патрулями. Только законы гостеприимства и, что важнее, качественная свинина, поставляемая с Колумбины, не позволили оставить корабль на орбите.

По прошествии трёх дней, в течение которых чиновники таможенного ведомства осматривали чуть ли не с лупой каждый уголок корабля, было дано разрешение на разгрузку. Тысячи ящиков с замороженным мясом рядком выстроились на ленте конвейера. Прежде чем попасть на склад, они прошли ещё одну процедуру. Каждый контейнер подвергли резонансному облучению. Окажись в ящике хоть человек, хоть крыса, да и вообще любое существо, состоящее из живых клеток, оно бы превратилось в безжизненное мясо. Процедура девивусации стала последней в череде проверок. Теперь можно было смело сказать, что в ящиках просто свинина.

Крошечное, размером с две-три молекулы существо активировалось точно в нужный момент. Наноботу не нужны были ноги-руки. Он не должен был никуда передвигаться и был запрограммирован на то, чтобы впрыснуть одну-единственную молекулу активатора в сердце своего хозяина. Казалось, что в такой небольшой ящик невозможно поместить тело здоровенного мужчины. Это на самом деле так. При условии, что руки и ноги не выдернуты из суставных сумок и не вывернуты под неестественными углами. Рико был мёртв. В замороженном состоянии он ничем не отличался от кусков свинины, которыми его обложили. Мясо...

Как только помещённый в сердце бот ввёл активатор, жизнь вернулась к колумбинцу. На то, чтобы сделать первый вдох, понадобился час. Вправить суставы на место он смог за десять минут.

Рико, прищурившись, осмотрел ярко освещённый склад-морозилку. Камеры наблюдения фиксировали его с разных ракурсов. Впрочем, это мало волновало восставшего из мёртвых человека. Колумбинцу был безразличен холод, безразлично то, что в этот самый момент на пульте охраны загорелась красная лампочка и заверещал сигнал тревоги. Рико стоял расслабившись, даже мурлыкая под нос какую-то колумбинскую песенку. Там, за колючей проволокой, у него не было шансов. Слишком много охраны, специальное оружие. На складе же были те, кто не знал о его возможностях. Простые местные полицейские. Главное, чтобы копы понадеялись на свои силы. Не стали бы звать тех, из-за ограды.

Двое?! Рико на долю секунды даже повременил отдавать команду ботам. Хотел убедиться, что это не подвох, и склад охраняют всего двое полицейских.

– Эй, придурок. Ты что, вход в баню перепутал?

Крошечные существа в крови начали просыпаться. Мёртвая органика, причудливо соединённые атомы углерода и кислорода, программа для которых записана на атомарном уровне.

– Глянь, Лу, он, похоже, из этой коробки выскочил.

"Умные" молекулы споро брали на себя роль мышц, сухожилий, костей. Создавали каркас в каркасе, организм в организме.

– Не говори ерунды, Блез. Он бы туда не влез. Просто воришка. Любитель свининки. Руки вверх, дубина!

Скорость, сила, даже способность к левитации. Крошечные помощники, стоившие как бюджет небольшой планеты, сообщили, что пришла пора действовать.

Полицейские так и не поняли, что их убило. Вихрь, в который превратился голый воришка, сделал всё аккуратно, парой ударов. Не пролив ни капли крови. Нельзя было портить форму служителей закона. На неё у Рико были свои планы.

Территория космопорта Сейбо разделена на множество секторов, и с высоты птичьего полёта напоминает пчелиные соты. Наиболее охраняемая – западная сторона. Там стенки между сотами – та самая колючая проволока с пропущенным через неё током. Зато в восточной части космодрома, там, где находилась цель Рико, ограда была чисто для проформы. Металлические трубы на столбиках, высотой в полметра. Корабль напоминал серебристое веретено и был единственным в огромной соте. Это не было знаком уважения к статусу представителя Торговой Гильдии, просто космодром был одним из самых больших в секторе и редко работал с максимальной загрузкой. Снова удача!

Рико улыбнулся своим мыслям. Справиться с травоядными (так он окрестил свои будущие жертвы) ему, матёрому хищнику, не составит труда.

Его всегда поражала беспечность, с которой относились к безопасности жители неколумбинских планет. Открытый шлюз, приставленный трап. И ни одного охранника! Оставалось только вывесить надпись: "Добро пожаловать!". Несколько секунд, три удара сердца – и воплощённый вихрь был уже внутри корабля. Коридор, поворот налево, пять ступенек вверх, направо, пятая дверь. Кают-компания!

Вот он – Норк. Один из воротил Гильдии. Крупная шишка! Удивлённо выпучил глаза. Рядом двое в униформе. В руках торгаша – коробочка с вензелем правящего дома. То, что надо! Вся троица глупо таращится на человека в полицейской форме.

– Офицер? – Норк сделал шаг навстречу.

Рико бросился в атаку. Пальцем в кадык, другая рука ладонью кверху, готовая подхватить заветный приз.

Грабителя шокировала не столько контратака, сколько то, что купец успел отклониться. Это было невероятно. Впервые с тех пор, как Рико была введена в вены колония наноботов, кто-то оказался быстрее. И не только быстрее. За ту долю секунды, в течение которой колумбинец перестраивал организм для следующего удара, кулак травоядного несильно ткнул его в затылок. Ирония судьбы – Рико знал, что силы особой в удар вкладывать не нужно. Точка на теле, повергающая противника во временный шок. Перед глазами потемнело. Последнее, что увидел грабитель – это серый пластиковый пол, стремительно прыгнувший навстречу.

* * *

"Я жив? Почему не добили?!"

Панические мысли роились в голове Рико, как сумасшедшие шопоголики на распродаже.

Колумбинец лежал там же, где его нокаутировал не в меру прыткий купец. Двинуться он не мог – ноги были перетянуты тросом, запястья скованы наручниками.

"Те двое даже не вздумали вмешиваться! Если они такие же быстрые... Страшно подумать. Что вообще происходит?"

Рико был уверен только в одном – про наноботов противники не знали. Иначе те не бурлили бы сейчас в крови, накачивая тело мощью.

– Почему ты не убил меня?

Хотелось спросить мужественным голосом, но получился жалкий хрип.

Норк, оживлённо беседовавший с охранниками, обернулся:

– А ты торопишься? Не терпится попасть в колумбинский ад? Или как в вашей Империи Зла называется Геенна огненная?

Рико не ответил. «Издевается, сволочь». Он пожевал губами и смачно плюнул на ботинок торгаша. Тот брезгливо поморщился. Покачал головой.

– Какие же вы ублюдки, люди с Проклятой планеты. Всех бы вас под корень. Не сомневайся, убил бы, только зачем мне труп на борту? Сдадим тебя властям Сейбо, пусть разбираются.

Рик молчал, переваривая. Вспомнил всё, что слышал о Гильдии, мрачно усмехнулся. Все-таки они травоядные. Что может быть важнее гарантии ненападения. Глупая принципиальность сведёт в могилу всю эту кукольную компанию.

Плевок уже сформировался в крошечного паучка. Псевдонасекомое упорно лезло на штанину ничего не подозревающего купца.

– Тогда готовься подчиняться или сдохнуть!

Эти слова Рико произнёс в тот момент, когда почувствовал, что наноботы уже втянулись через поры кожи в организм противника.

В подтверждение своих слов он отдал команду. Маленькие помощники, побывавшие и в роли слюны и в роли паука, превратились в орудие пыток. Купец заорал, упал на колени, раздирая рубашку на груди. Шкатулка с золочёными львами на гербе с грохотом шмякнулась на пластиковый пол.

Друзья Норка растерянно переводили взгляды с Рико на главу гильдии и обратно. Они не знали, как поступить. Через секунду колумбинец прекратил пытку.

– Вы все будете слушаться меня, уроды! Иначе вашему боссу несдобровать!

Вор с удовлетворением увидел испуг в глазах всех троих. Отлично. План удался! Он напряг мышцы и без труда разорвал цепи стальных браслетов, освободил ноги.

Доли секунды Рик торжествовал победу. Затем последовала отчаянная попытка, с помощью которой травоядные попытались спастись. Стальная плита разделила кают-компанию на две части, чуть не раздавив Рико. Он успел отскочить, в последний миг подхватив с пола заветную шкатулку.

Глупцы! Неужели они не поняли, что это не воздействие пси-оружия? Даже сотни метров достаточно, чтобы телеметрия наноботов могла поддерживать связь с роем внутри организма купца. Впрочем, при необходимости Рик вполне мог выстроить находящиеся в его подчинении существа в тонкую, в пару молекул толщиной цепочку. И с помощью этой "пуповины" увеличить расстояние ещё на несколько километров. Никуда от него этот, как его... Норк, не денется. Надо бы ему преподать урок.

Рик прислушался к ощущениям. Именно этим словом он окрестил информацию, которую получал от роя. Наноботов вполне можно было охарактеризовать, как собранный из миллионов частиц искусственный интеллект. Всю предварительную обработку данных они проводили сами, выдавая человеку только выводы. И сейчас Рико "читал" организм Норка Клифорда как раскрытую книгу, выискивал болевые точки, сосредотачивая в них быстро размножающийся рой, устанавливал степень воздействия, чтобы не покалечить и не убить подопечного раньше времени. Что-то в "ощущениях" заставило Рика насторожиться. Голова вдруг закружилась, кислый комок подступил к горлу. Перед глазами пошла туманная рябь. А в следующую секунду в сознание проник вкрадчивый шелестящий, как пески Набории, голос:

– Я всё вижу, мальчик. Ларец у тебя – это хорошо. Только рано давать дёру. Не забудь, что Норк Клифорд мне тоже нужен. Притащи его, и я сделаю тебя счастливым…

Рико ошарашенно замер. В груди похолодело. Как?! Как эта старая гадина смогла забраться в его разум?! Что с ним сделали?!

– Это лишь напоминание. Не смею больше мешать. Ты сам всё сделаешь очень хорошо, – голова прояснилась, мысли вновь заработали с привычной ясностью. Рико скрипнул зубами от злости. Ничего, тварь. Рано радуешься. Ловкач и не таких обводил вокруг пальца. Нанаботы просканируют тело и выявят змею, пролезшую в дом без ведома хозяина. А пока надо делать работу, за неё ему и платят.

* * *

Предатели империи населяли планету на орбите пародоксальной двойной звезды. Впрочем, трудно было назвать увиденное звездой. Две сияющие воронки в полнеба, приставленные узкими горлышками друг к другу. Эдакие песочные часы, в которых энергия пересекала из одной ёмкости в другую, отсчитывая миллионы и миллиарды лет. Генерал словно ребёнок застыл у иллюминатора, восхищённо наблюдая редкий космический объект. Неожиданно на крейсер упала тень линкора, заслонившего чёрной тушей двойную звезду и вернувшая военного к действительности. Генерал невольно поёжился. Охрана планеты была организована по высшему разряду. Линкор, ощетинившийся десятками импульсных излучателей и резонансных пушек, способен был за час оставить от планеты повстанцев обгорелую головешку. Обычно имперская гвардия так и поступала, но в этот раз было принято решение не травить крыс собаками, а использовать новейший крысиный яд.

Военный задумчиво погладил полированную поверхность шкатулки. "Чистое" оружие, мечта любого стратега, попало к многомудрым имперским учёным прямиком из схрона суотов. Первая и единственная обнаруженная инопланетная раса, давным-давно почившая в могиле времён, преподнесла человечеству воистину императорский подарок. Простой вояка не разбирался в научных тонкостях. Для него существа, состоящие из космического излучения, были за гранью понимания. Не интересовали его и способы дешифрации, с помощью которых удалось прочитать письмена суотов. Главное, что оружие, которое разрабатывали древние, и которое способно уничтожить человечество, встало на вооружение империи.

В дверь кабинета вежливо постучали. Плита отъехала в сторону. За ней оказалась целая делегация. В глазах пестрело от вычурных знаков отличия и современного оружия, взятого «на караул».

– Всё готово, ваше превосходительство! Ждём только вас.

Полковник империи, капитан линкора «Стремительный», был сама вежливость, но нетерпение читалось в каждом жесте, в воинственно топорщащихся усах, в горящем взгляде, буравящем шкатулку в руках генерала.

– Ну что же, господин полковник, приступим…

***

Крошечный бот не мог быть замечен системами орбитального наблюдения. Точнее, его размеры относились к категории «не представляющие опасности» и игнорировались. Шар, диаметром в двадцать сантиметров, двигающийся с немалой скоростью, обречён был сгореть в верхних слоях атмосферы. Он бы и сгорел, если бы не особое покрытие. Новейшая разработка имперских учёных. Содержимое шкатулки не согрелось даже на градус. На высоте в десять тысяч метров бот включил систему торможения и на поверхность спустился со скоростью, едва превышающей скорость падающего с дерева листа.

Как только шар коснулся крыши здания, автоматика откинула люк и активировала сервопривод, отпирающий шкатулку. Не было ни взрыва, ни излучения, ни облака ядовитого газа. Поверхность жидкости, находящейся в ларчике, пошла рябью. И всё. Через пять часов всё было кончено.

***
Генерал в сопровождении вооружённой до зубов охраны шагал по улице, время от времени морщась от картин, к которым, по идее, должен был привыкнуть за много лет военной карьеры. Впрочем, обезображенные до неузнаваемости тела повстанцев, их жён и детей были новым зрелищем, обещавшим стать привычным. Оружие, спонтанно перестраивающее генетический код. Перестраивающее молекулы ДНК, словно ребёнок, собирающий пазл на ура, не ориентируясь на приложенный рисунок. Клешни, щупальца, вообще непонятные отростки на нелогичных, непонятных и неспособных существовать телах. Смерть несчастных была воистину мучительна. Вся колония вымерла за пять часов, при этом планета не пострадала ни на йоту. Не это ли мечта стратега? Пять часов – и нет больше никого, с кем надо воевать. Целый мир на блюдечке!

– А на нас ЭТО не повлияет?

Полковник с опаской покосился на крышу, куда шесть часов назад опустился бот. Генерал ухмыльнулся. В отличие от капитана «Стремительного» он неоднократно видел испытания оружия на животных и преступниках. Время действия излучения – пять часов две минуты. Радиус действия ограничивается атмосферой планеты. После процедуры, чтобы снова активировать оружие, необходимо закрыть и снова открыть шкатулку. Просто и практично.

Вся компания гуськом выстроилась на лестнице, поднимаясь на крышу. Опасаться, собственно, было некого. Оружие древней расы убивало вернее, чем пуля в сердце. Неосторожность и сыграла с генералом злую шутку. Спеша побыстрее забрать шкатулку, он немного опередил остальной эскорт, не заметив, что только пятеро пехотинцев ухитрились не отстать. Дверь на чердак захлопнулась перед носом полковника.

В ту же секунду один из охранников приставил к голове руководителя операции бластер, другой выдернул из генеральской кобуры именной пистолет – подарок самого императора, а третий голыми руками убил двух «честных» охранников. Сделано это было так быстро, что заложник почёл за благо не оказывать сопротивление.

Главарь террористов, назвавшийся Норком, сразу взял быка за рога, выдвинув конкретные условия, а полковник не смог взять на себя ответственность за гибель генерала, предпочтя предоставить корабль и коридор для гиперперехода.

Ещё через два дня измученный пытками генерал согласился перекодировать шкатулку, настроив её открытие на генетический код Норка. Этим он подписал себе смертный приговор – беднягу выкинули в открытый космос на подлёте к Сейбо.

* * *

Росита в тот день была особенно изобретательна. Рико вывалился из кровати потный и измочаленный в любовной битве, с простыней,прилипшей к спине. Прополз на четвереньках до стола и дрожащей рукой подхватил бокал с вином.

Глядя на него, Росита зашлась в хохоте. Колумбинец залпом осушил вино и подмигнул женщине:

– Ну, ты, подруга, меня укатала. Аж ноги дрожат.

– Слабак! А кто хвастался, что будет драть меня всю ночь напролёт?!

– Посмотри в окно, дурочка, – беззлобно ответил Рико, – давно утро!

– А я ещё хочу, – капризно пожаловалась женщина и бесстыдно раздвинула ноги. – Ну, потопчи меня ещё, мой петушок!

– Хорош, – поморщился Рико, – чтобы тебя ублажить, надо выпить горсть возбуждающей дряни, а я не люблю жрать всякую химию. Так что, крошка, отдыхай, а мне надо идти.

– Вот так всегда, – вздохнула Росита. – Постоянно у тебя дела. – Она провела пальцами по жемчужному колье и прошептала: – Какое же оно красивое…

– Я рад, что тебе понравился мой подарок, – усмехнулся Ловкач, натягивая брюки. –Дельце оказалось прибыльным. Купил оружие у одних дураков, а продал другим. И главное – все довольны.

– Придёшь сегодня?

– Наверное. – Рико открыл дверь, но на пороге оглянулся и подмигнул: – А если узнаю, что ты мне неверна – отрежу башку. Я не шучу.

– Что я, дура? – засмеялась Росита. – Где я такого щедрого кавалера найду?!

Спускаясь со второго этажа в зал, колумбинец отыскал глазами хозяина и зычно крикнул:

– Пабло! Неси жратву! Я голоден как зверь!

Неожиданно на пути у него возник чернокожий человек с замысловато завязанным тюрбаном на голове.

– Капитан Рикардо Альенда?

– Чего надо? – недружелюбно зыркнул на него Рико. – Отвали, черномазый!

– Вас хочет видеть мой хозяин.

– А я никого не хочу видеть!

– Он ждёт вас за тем столиком.

– Не понял, урод?! – кулак Ловкача врезался в челюсть незнакомца, и тот покатился вниз по лестнице. Спустившись и перешагнув через него, Рико поторопил трактирщика: – Живее, Пабло! У меня мало времени!

– Ай-я-яй, – раздался чей-то дребезжащий голос, – как нехорошо. Оскорбив слугу – вы оскорбили и хозяина.

В глубине зала сидел старик в просторной чёрной накидке и с белой чалмой на голове. На морщинистом жёлтом лице кривилась ухмылка.

Рико равнодушно глянул на него и отвернулся.

– А мне говорили, что капитан Альенда разумный человек и никогда не отказывается от выгодных сделок.

С плохо скрываемой досадой Ловкач подошёл к старику и плюхнулся за столик напротив него.

– Говори, дед. Но если ты попусту отнял у меня время – сдеру платок с башки и заставлю сожрать.

– Меня зовут Омар Хайруби аль Фальдахи.

– Омар? – переспросил Рико и расхохотался. Обернувшись к трактирщику, крикнул: – Пабло! Неси двух жирных омаров и две бутылки Амальзинского!

От глаз контрабандиста не укрылось, как на мгновение исказилось от злости лицо старика, но тот быстро совладал с собой и вновь улыбнулся: – Вы позволите? – В его руке появился блестящий шарик. Старик подбросил его вверх, и тот завис над столиком.

– Это ещё зачем?

– Антигравитационная экранирующая ширма. У нас будет разговор не для чужих ушей. Как только принесут ваш заказ – я активирую прибор.

– Валяй, – лениво согласился колумбинец.

Подоспевший Пабло принялся расставлять на столе закуски и вино.

– Ещё два чистых стакана, любезный, – попросил старик.

Рикардо с удовольствием потрошил гигантского варёного рака и причмокивал от удовольствия: – Отличный омар! А клешни какие! Сочный, зараза! Слушай, Омар, попробуй омара. Уверен, что ты никогда не ел ничего подобного. Колумбинский пресноводный омар, это не морской недоделок из Вольных миров. Истинный Омар должен знать вкус настоящего омара!

– Я не ем ракообразных, – прошипел старик и щёлкнул пальцами. Вокруг столика заклубился желтый туман. – Мне нравится этот цвет. Напоминает родную Наборию с её свирепыми песчаными бурями.

Рико с удивлением оторвался от еды.

– Да ты пират, дедушка!

– Ну и что? – пожал плечами старик. – Наши страны похожи. В Набории тоже не любят разжиревших и слабых людишек.

Ловкач облизал пальцы.

– Я тебя слушаю.

– Мне нужен ловкий и неглупый капитан. Потому мой выбор и пал на тебя, Ловкач.

– Не томи, дедуля.

– Ты прибудешь в порт Сейбо и выкрадешь для меня одну вещицу.

– В Сейбо? Ты в своём уме, пустынник? Ни один космопорт не охраняется лучше. Меня распылят ещё на подлёте.

– Ты прибудешь туда с грузом свинины. Официально. Ведь Колумбина основной экспортер этой гадости, не так ли?

– Гадости? Не надо так про свинок. Мне плевать, что вы её не употребляете.

– В восточном секторе, на площадке А-15, будет стоять корабль торговой гильдии, бортовой номер…

– Стоп, стоп, пустынник. Не хочу больше слушать этот бред. Извини, старый, но я не самоубийца. Человеку не под силу провернуть такое дело. Ты плохо знаком с системой охраны на Сейбо…

– Простому человеку – не под силу, – старик растянул в ухмылке узкие губы, – но не человеку с наноботами внутри.

Рико замер.

– Ты это серьёзно? Наноботы слишком дорогое удовольствие. Ты хочешь сказать, что настолько богат?

– А ты не хочешь спросить, сколько я заплачу тебе, если ты принесёшь мне ларец с золотым гербом на крышке?

– Я жду этого с момента начала нашего разговора.

Омар Хайруби наклонился поближе к Рико и тихо назвал сумму. Ловкачу показалось, что он ослышался.

– Повтори, – хрипло попросил он.

После того, как старик вновь озвучил сумму, Ловкач откинулся на стуле и смахнул выступивший на лбу пот.

– Мне нравится твоя щедрость, Омар с Набории. Теперь я хочу знать подробности.

– Изволь, Рикардо с Колумбины. – И старик заговорил.

Он рассказывал долго, жестикулировал, стучал по столу жилистой ладошкой, брызгал слюной в лицо Рико, а тот напряжённо слушал и лишь иногда недоверчиво качал головой.

Старик замолчал. На губах вновь возникла язвительная улыбка.

– Ты всё понял, мальчик?

– Это настолько безумно, что может сработать. Я согласен. Лишь один вопрос: Почему я? С наноботами любой бы…

– Не любой! – перебил старик. – Наноботы делают человека неудержимой машиной, сильной и молниеносной, но они не способны сделать дурака гением. А ты лучше многих. Потому что умеешь быстро думать и принимать нестандартные решения. Я выбрал тебя. Не подведи меня, малыш. И я сделаю тебя счастливым.

– Договорились!

Омар Хайруби извлёк из-под чёрной накидки небольшую флягу, отвинтил крышку и плеснул в два стакана немного белой жидкости.

– За удачу!

– Это что, молоко? – скривился Рико.

– Это арак-кахуль. Ни одна сделка в Набории не обходится без него.

– Звучит, как неприличное ругательство.

– Пей. У нас считают, что арак-кахуль помогает в делах, – с этими словами пустынник выпил свою порцию, скривился, шумно выдохнул и, бесцеремонно оторвав кусок от омара Рико, сунул в рот и принялся жевать.

Ловкач усмехнулся и опрокинул в глотку белую жидкость. Горло обожгло горечью и едкой кислотой. На глазах выступили слёзы.

Отдышавшись, он с удивлением воззрился на собеседника.

– Да это же круче тройного брэнди. Я думал, у вас не пьют алкоголь.

– В Набории запрещено пить вино. Но арак-кахуль можно, иногда. Помни, Рикардо Альенда, ларец это лишь полдела, ты притащишь мне этого торгаша, Норка Клифорда. И смотри, чтобы ни один волосок не упал с его головы.

* * *

Проглотив кислый комок и тряхнув головой, Рико прошептал:

– Так вот каков твой напиток для деловых людей, старая сволочь. Что же за дерьмо ты заставил меня выпить? Ладно, посиди пока в моей голове, а потом я решу, как тебя выкурить.

Обидно до слёз, но «Проворный» придётся бросить. Корабль наверняка уже под прицелом орудий космопорта. Плевать. На те деньги, что он получит за шкатулку, можно купить десяток подобных транспортников. А сейчас надо действовать быстро.

– Эй, Норк, – негромко позвал он, – Что за детские игры? Ты, очевидно, решил, что я шучу? Как тебе это?

Даже сквозь непроницаемую стальную стену Рико услышал крик боли и отчаяния.

– Отопри дверцу, дурачок.

Стальная перегородка втянулась в потолок. За ней находился торговец и оба охранника.

Лицо главы гильдии было мокрым от пота, ворот рубахи разодран. Ловкач представил, как торговец в нестерпимом приступе удушья рвёт его на себе.

– Господа, – деловым тоном обратился к троице Рико, – спешу сообщить, что мы немедленно взлетаем. Мистер Клифорд, уведомите об этом диспетчерскую службу Сейбо.

– Это невозможно, – вяло пробормотал купец. – Док зафрактован на неделю. Работы не закончены. Нас не выпустят.

– Значит, надо сделать, чтобы выпустили! – со сталью в голосе сказал колумбинец. – Иначе…

Клифорд упал на пол и взвыл от боли. Рико наступил ему на грудь и тихо спросил:

– Или ты не понял?

– Понял, понял, – прохрипел торговец.

– Тогда подъём, и в капитанскую рубку.

Сидя в кресле, Рико лениво листал журнал с гламурными красотками и с удовольствием слушал, как представитель известной торговой гильдии «нажимает на нужные рычаги».

– Нам срочно нужно покинуть Сейбо! – кричал Клифорд. – Вы ответите за каждую минуту промедления! Дело государственной важности!

Мысленно Ловкач аплодировал торговцу. Вот что значит «Большой Человек» со связями.

Торговец обернулся к нему.

– Добро на взлёт получено. Но на базе объявлена чрезвычайная ситуация. Ловят опасного преступника. Судно не выпустят без досмотра.

Рико уронил журнал на пол и ласково посмотрел на Норка.

– А разве твоё корыто не относится к посольской миссии? Дипломатов не досматривают. Ты нарочно играешь со мной, Клифорд? Хочешь, я сделаю тебе так больно, что ты обосрёшься и из тебя вылезет вся твоя хитрость вместе с дерьмом?

Купец испуганно дёрнулся и вновь принялся ругаться с диспетчерами космопорта. А Рико поманил пальцем капитана корабля.

– Что за сигара у тебя торчит из кармана? Контрабанда?

– Как можно? – напрягся тот. – Чистый нарадский табак. Купил здесь. Дорогущая…

– Хочу попробовать, и прикурить дай.

Выпустив ароматный клуб дыма, Рико блаженно потянулся, но тут же болезненно сморщился. В его голове кто-то хихикнул, а к горлу вновь подступил кислый комок.

– Дерьмовая сигара! – Ловкач швырнул её на пол. – Забери свою дрянь!

Настроение резко испортилось.

– Ну что там, Клифорд?!

– Взлетаем, – буркнул купец и с тоскливым вздохом покосился на шкатулку в руках вора.

* * *

Рико позволил себе немного вздремнуть. Своих случайных пассажиров он не опасался. Нанаботы в случае чего мгновенно отреагируют на возможную опасность. Колумбинец уронил голову на грудь и пустил длинную слюну на голубую полицейскую рубаху. Во сне вор видел горящие восторгом глаза Роситы, когда он разложил на кровати дорогие безделушки. Подружка визжала от восторга и теребила набухшие розовые соски. Ловкач одной рукой похлопывал её по загорелой попке, а другой пытался расстегнуть молнию на комбинезоне. Молния застряла в районе паха. Рико чертыхнулся и проснулся. Обвёл мутным взглядом капитанскую рубку и обратился к капитану:

– Сколько нам еще до моей любимой Колумбины?

– Восемь часов, – буркнул командир корабля.

– Какая же медленная у тебя посудина, – зевнул Ловкач. – Где ты отыскал этот хлам?

– Медленная?! – возмутился тот. – Да это самое быстроходное судно Гильдии!

– А прыгнуть мы не можем? – усмехнулся Рико, но, поймав недоуменный взгляд капитана, махнул рукой. – Да пошутил я. Сам знаю.

Норк, согнувшись, сидел в кресле, обхватив голову руками.

– Слышь, негоциант, – позвал его колумбинец, – ты, может, пожрать хочешь? Так ты не стесняйся. – И поскольку торговец не отреагировал на его слова, протянул к нему руку и похлопал шкатулкой по плечу.

Крифорд вздрогнул и резко отстранился, в глазах его плеснулся страх.

– Ты чего? – рассмеялся колумбинец. – Ларчика моего боишься? Признавайся, трусишка, чего в этой коробке такого жуткого?

– А ты не знаешь?! – с вызовом спросил Клифорд.

– Откуда? – пожал плечами Ловкач. Он потряс шкатулку и прислушался. – Вроде чего-то плещется. Или кажется?

– Послушай, – Норк облизнул губы, – я понимаю, что тебя наняли. Но, может, я смогу заплатить больше?

– Может, и сможешь, – вздохнул Рико, – только на Колумбине не принято кидать работодателей. Примета такая. Фарта не будет.

– Тебя наняло колумбинское правительство?

– Вот ещё, – фыркнул Рико, – С президента я слупил бы в три раза больше.

– Зачем вам это?! – горячо воскликнул Клифорд. – Да, ваша планета у всех, как кость в горле, но вы же никогда не шли на геноцид наций! Неужели контрабандисты превратились в кровавых маньяков?!

– Если надо – мы убиваем, – нахмурился Рико. – Но это, когда нас загоняют в угол. А вот у одного милого старичка, что ждёт от меня этот подарочек, точно лапки в крови. Такой благообразный дедуля с Набории…

– Пираты! – взревел Норк. – Тебя наняли пираты?! – Он вскочил с кресла и кинулся к Рико.

Колумбинец ударил его ногой в живот и прошипел:

– Сядь на место, травоядный! И не заставляй делать тебе больно! Что в этой поганой шкатулке?!

Клифорд рухнул в кресло и истерично рассмеялся.

– Этого я боялся больше всего. Ты везёшь пиратам самое страшное оружие во вселенной! Какие же мы все идиоты! Я предлагал Совету Гильдий уничтожить его, пока оно не попало в руки убийц!

– Хватит ходить вокруг да около! – прикрикнул на него Рико, – Что за оружие? Откуда?

– Имперцы, – всхлипнул Норк, – нашли его в развалинах земли Суотов…

– Суоты? Это типа люди-ветры? Слышал сказочки про них.

– Это не сказочки. Древнейшая цивилизация во вселенной. Имперские учёные смогли расшифровать их язык и поняли, что к ним в руки попало мощнейшее биологическое оружие. Они захотели с его помощью уничтожить Гильдию. Только мы тоже не пальцем деланные.Увели артефакт у шовинистов. У Гильдии на него были свои планы. Есть государство в обитаемых мирах хуже, чем Империя и Колумбина. Это проклятая планета Набория. Страна негодяев и работорговцев. Мы хотели выпустить чуму на их головы. А теперь получается, что мы принесли им оружие на блюдечке…

– Весёлая история, – нахмурился Рико. – Знал бы, не брался за этот заказ. Только теперь у меня нет выбора.

– Выбор всегда есть! – вскричал Клифорд. – Подумай, что будет, если ты отдашь этот ужас пиратам?! Они могут стать непобедимыми! Обитаемые миры потонут в крови!

Голова Рико на мгновение закружилась, а во рту стало кисло.

– Мальчик мой, – раздался вкрадчивый голос Омара, – не слушай этого балабола. Мы не собираемся пускать кровь всем подряд. Это всего лишь необходимая мера предосторожности. Дубинка против ретивых вояк.

– Омар, который не любит омаров! – разозлился колумбинец. – Прекрати прыгать мне по мозгам! Наш договор в силе!

– С кем ты говоришь? – вытаращил глаза торговец.

– Тот самый ретивый старичок с Набории. Забрался мне в голову и пытается управлять. Сука!

– Даже так, – вздохнул Клифорд, – вижу, они хорошо подготовились.

– Скажи мне, Норк, зачем им нужен ты? Мне велено доставить тебя живым.

– Только я могу активировать оружие. Код связан с моим ДНК. Послушай, Ловкач, не отдавай шкатулку пиратам.

Только сейчас Рико обратил внимание, что все присутствующие в рубке окружили его кольцом. Лица бледные, в глазах ужас.

– Прошу вас, сэр, – запинаясь, пробормотал капитан, – мистер Клифорд говорит дело… Я бы на вашем месте…

– Ты на своём месте! – заорал колумбинец и рванул из кобуры пистолет. – На место, крыса! Иначе я вышибу тебе мозги! Все по местам!

– Отлично сказано, сынок! – скрипучий голос Хайруби стал для Рико последней каплей в океане бешенства. Наноботы плескались в крови подобно раскалённой лаве, невиданная сила бугрила мышцы и требовала выхода. Колумбинец швырнул на пол шкатулку, с диким рёвом выдрал одно из пустующих кресел и запустил им в стеклянную декоративную переборку рубки с гербом Торговой гильдии. Дождь осколков посыпался на головы и плечи людей, те в ужасе закрылись руками.

– Продолжаем наш вояж, – внезапно успокоившись, сказал вор, поднял шкатулку, потёр её рукавом и бросил: – Впредь не злите меня, торгаши. Мы, колумбинцы, люди нервные. Можем ненароком зашибить.

На капитанском дисплее ярко мигала красная кнопка.

– Что это? – рявкнул колумбинец. – Уснул, засранец?!

– Корабль! – выдохнул капитан. – Нас догоняет корабль!

– Какой еще корабль? – прищурился Ловкач. – Идентификация!

– Сейчас, – кивнул тот. – Вот. Тип баркентина. Военный. Принадлежность… Империя…

Клифорд неожиданно громко расхохотался.

– Господа, вам не кажется, что это наилучший выход из создавшейся ситуации?

– Что ты мелешь, дурак! – накинулся на него Рико. – Это же имперцы! Если они возьмут нас…

– То расстреляют, – закончил за него Клифорд. – А меня будут пытать на предмет кода. Но я им и так всё расскажу. Лучше они, чем пираты.

– Будем драпать и отбиваться! – сжал кулак колумбинец. – Живым не дамся!

– Драпать от военной баркентины?! – скептически хмыкнул торговец. – И чем отбиваться? Двумя метеоритными пушками и спаренным излучателем? Ты псих, вор по прозвищу Ловкач!

– А ты что скажешь, Омар с длинными клешнями?! – заорал Рико. – Отзовись, пустынник!

Однако старик молчал. Но колумбинец чувствовал его присутствие. Во рту было кисло как никогда.

Раздумье длилось недолго. Рико принял решение. Посмотрел на Норка с прищуром и слегка ухмыльнулся, прочитав в глазах торговца панику.

– Ты ведь не из Гильдии, хитрец. Торгаши упитанные, неспособные к сопротивлению травоядные. А ты не таков…

Норк хотел что-то возразить, потом уныло махнул рукой и кивнул, соглашаясь.

– Наёмник?

Ещё один кивок. Затем Клифорд заговорил:

– Сейчас – да. Выполняю поручения Гильдии.

– Какое у тебя было звание в имперской армии? Не прячь взгляд. Я уже понял, кто ты. Даже травоядные, с их Этическим кодексом, более достойны носить брюки и называться мужчинами, чем религиозные фанаты. Вы против насилия, а сами же во имя этого льёте кровь.

Клифорд с вызовом воззрился на Рико. В глазах действительно загорелся огонь фанатизма.

– Это всего лишь малые жертвы, необходимые для победы добра и справедливости.

– Ладно, заткнись, – устало отмахнулся Рико. – Свои проповеди почитаешь старушкам у паперти. Нам надо выбраться живыми. И я предлагаю объединить усилия. Сейчас вам прикажут сдаться. Думаю, что нас пасли с самого Сейбо. Такой важный артефакт не может не быть снабжён маячком. Как только сигнал засекли – отправили баркентину.

– Они уже приказали, – буркнул один из помощников Норка, поглядывая на пульт управления.

– Отлично! – хлопнул в ладоши Рико. – Передайте, что мы сдаёмся. Отдадим шкатулку, заявим, что один из нас – носитель кода. Они пылинки с нас сдувать будут.

– И?

Рико взглянул в озадаченные лица Клифорда и помощников и громко расхохотался.

– Остальное предоставьте мне!

***

Бойня началась на борту имперского корабля, возле раскрытой двери гауптвахты. Шестеро охранников и офицер, принявший из рук Норка шкатулку, погибли в первую же секунду. Четверых убил воплощённый вихрь, в который обратился Рико. Двоих удивительно легко прикончили Норк и один из помощников.

После того, как по всему кораблю разнёсся вой сирены, а пленники освободились от наручников, бой перестал быть рукопашным. Выстрелы бластеров, из опасения повредить обшивку поставленных на минимальную мощность, не могли пробить переборки. Впрочем, имперцы не спешили. Время было на их стороне. Подмога наверняка была в пути.

Именно тогда в дело вступил Рико. Тонкая, невидимая невооружённым глазом пуповина протянулась от его ладони в коридор и дальше. Туда, где прятались уверенные в своей неуязвимости враги. Имперцы гибли один за другим. Наноботы проникали к нервным центрам, останавливали сердца и дыхание, а их повелитель рычал от восторга и ощущения всесилия. Двадцать жизней, шестьсот ударов сердца, десяток выстрелов, не достигших цели. Затем обстановка резко изменилась. Удар по нервам был так силён, что Рико повалился на колени, захрипел и расцарапал себе грудь, пытаясь добраться до силы, выдавившей из лёгких весь воздух. Норк и его товарищи удивлённо уставились на союзника.

– Резонансная акустика… – прохрипел почти теряющий сознание Рико.

Норк понимающе кивнул. От действия пси-оружия кодировали всех военных, поэтому он и его товарищи могли не беспокоиться за свои жизни. Что невозможно было сказать о повелителе наноботов. Малоэффективные на больших расстояниях акустические колебания, теряющее силу при прохождении через толстые слои металла,были идеальны против «чужаков» в ближнем бою. Например, на борту захваченного корабля.

Имперцы пошли в наступление сразу, как только поняли, что смогли допечь опасного противника. Только хорошая выучка не позволила Клифорду и компании погибнуть в первые же секунды боя. Яростная атака вынудила недавних пленников отступить к складу, где они и забаррикадировались, активировав систему защиты от разгерметизации. Плита переборки, отделившая помещение от врагов, спасла колумбинца от смерти.

Рико, правда, минут десять приходил в себя, распластавшись на полу склада и ловя ртом воздух. Наконец выдавил:

– Живы! Мы ещё живы!

Норк устало поглядел на индикатор батареи бластера.

– Пара выстрелов, и я пустой…

– Для пацифиста ты слишком красиво убиваешь людей, – прохрипел Рико.

Клифорд ткнул кулаком в бронированную дверь.

– Что дальше?

– Боюсь, что дальше не будет. Скоро они выкурят нас. Извини, что втянул тебя в эту авантюру. С нанаботами я чувствовал себя богом, небожителем. Подумал, что без труда захвачу это корыто. Кто же знал, что у имперских крыс есть средство не хуже.

– Против силы всегда найдётся другая сила, – философски заметил Клифорд.

– И всё же, ты мог рассчитывать на снисхождение. А теперь нас кончат в любом случае. Как думаешь, нас сразу выбросят к звёздам или сначала помучают?

– Бумеранг, – прошептал торговец.

– Что? – не понял колумбинец. – Какой бумеранг?

– Жизнь – бумеранг. Всегда возвращается. – Норк уронил бластер на пол. – Я поступил так же с имперским генералом. Вышвырнул в космос.

– Да ты не просто пацифист! – рассмеялся Рико. – А злой пацифист!

Клифорд опустился на корточки и обхватил голову руками.

– Эй! Не раскисай! – пытался подбодрить его Ловкач. – Знаешь, я всегда считал людей вашего мира травоядными животными, зажравшимися и трусливыми. Но ты не таков. Ты – хищник. И я рад, что встретил тебя. Мы даже могли бы подружиться… при других обстоятельствах.

Клифорд не отвечал. Колумбинец присел рядом с ним, погладил пальцами золотых львов на шкатулке.

– И всё из-за этой маленькой коробочки. Коробочки с сюрпризом. Коробочки, в которой живёт смерть…

Корабль сильно тряхнуло. Мужчины покатились по полу.

– Что за дьявол! – Рико вскочил на ноги. – Астероид, что ли?!

Пол под ногами ощутимо дрожал.

– Мне мерещится, или это имперское корыто готово развалиться?

Клифорд прижался ухом к двери:

– Тихо! Мне кажется, я слышу выстрелы!

– Как ты можешь слышать?! Здесь такая звукоизоляция!

– Я тебе говорю – выстрелы! Активируй своих долбаных наноботов и сам услышишь!

Дверь сотряслась от тяжелых ударов. Мужчины переглянулись.

– Кто это? – удивлённо прошептал Норк. – Имперцы?

Голова Рико закружилась, спазм сдавил горло. И он услышал скрипучий голос:

– Ловкач, это я стучусь. Отомкни ставни и пусти меня в твою сказочную пещеру Аль-Рашида.

Словно сомнамбула, колумбинец протянул руку к двери.

– Стой! Не открывай! – закричал Клифорд, но было поздно. Щёлкнул вакуумный замок. Бронированная дверь бесшумно отъехала в сторону, и в помещение шагнул худой высокий человек.

Рико не сразу узнал Хайруби без привычной чёрной накидки и белой чалмы. Сейчас тот был облачён в облегающий комбинезон, который лишь подчёркивал его тщедушное телосложение. Гладко выбритая лысина блестела в свете ламп. Губы старика кривились в презрительной усмешке:

– Что же ты наделал, мальчик мой? Столько шума, криков, а в результате – пшик. Чуть было не упустил мой ларец.

– Омар! Я так рад тебя видеть! – Рико широко расставил руки, словно желая обнять наборийца.

– Назад, шакал! – Какой-то пират в открытом шлеме ожёг его огнём карих глаз и ткнул в грудь стволом лучемёта.

Другой отобрал у колумбинца оружие.

– Что происходит, Омар? – Ловкач недоуменно посмотрел на Фальдахи. – Мы больше не компаньоны?

– Ты разочаровал меня, – нахмурился старик. – Отдай ларец мистеру Клифорду.

Рико передал шкатулку бледному и поникшему Норку и вновь обратился к главарю разбойников:

– Подожди, Омар! Давай разберёмся!

Но старик резко повернулся и вышел.

– Шевелитесь, псы!

Подгоняемые стволами лучемётов и биаронов, они шли по коридорам, усеянным трупами имперских солдат, переступали через лужи дымящегося пластика и понимали, что обречены.

* * *

Пустынный ветер не холодил, а обжигал лицо. Чужое, слишком яркое солнце слепило глаза. Рико прищурился, разглядывая полсотни бородатых загорелых головорезов, застывших на потрескавшихся плитах космодрома.

– Вперёд, неверные псы!

Приклад автомата больно ткнул в спину. Они с Норком спускались по длинному трапу. Вот она, Набория, страна, объявившая войну всем обитаемым мирам во вселенной. Планета негодяев и убийц. Колыбель космических пиратов.

В толпе Рико увидел Омара Хайруби. Тот сменил чёрный комбинезон на белоснежную кандуру, а на голову повязал молочного цвета платок. Всем своим видом он напоминал почтенного благообразного старца, если бы не длинноствольный армейский бластер, небрежно заткнутый за пояс.

– Приветствую вас в благословенной Набории! – Фальдахи вскинул ладошки вверх. – Не каждому выпадает удача закончить свой путь на земле истинных воинов!

Наноботы всё еще жили в нём, Рико чувствовал их присутствие каждой клеткой тела, но они молчали… лишь лёгкий зуд и жжение под кожей напоминали о них. Рой забыл своего хозяина и больше не хочет подчиняться. Отныне Рикардо Альенда обычный смертный.

Омар шагнул к нему и улыбнулся.

– Я вижу, Ловкач, как тебе хочется свернуть мне шею, а потом порвать в клочья моих людей. Но я лишь на время сделал тебя джином. Когда ты умрёшь – я заберу своих детей назад.

– Я уже понял, что ты кинул меня с деньгами, – равнодушно сказал Рико, – лживая ты сволочь, Омар Хайруби аль Фальдахи.

– Нет, Ловкач, всё не так. Ты оказался недостаточно ловок, и мне пришлось доделывать работу за тебя. А за это я наказываю.

– Будь ты проклят, пустынная крыса! – Рико плюнул на сандалию пирата. – Встретимся в аду, недоносок!

– По счастью, у нас с тобой разный ад, – скривил тонкие губы старик. – Прощай, Ловкач, не держи на меня обиды.– Он медленно извлёк из-за пояса бластер и нацелил колумбинцу в голову. Сухой тонкий палец потянул спусковой крючок. Но прежде чем слепящая вспышка отняла у Рико жизнь, он многое успел увидеть. Картинки прошлого и будущего пронеслись перед глазами ярчайшим осязаемым калейдоскопом. Знакомые спирали галактик, веселый кабачок на Колумбине, грустное личико Роситы и серебристые слезинки в уголках её прекрасных глаз, горы вздувшихся посиневших трупов и мёртвые города... А ещё Рико увидел, как Норк Клифорд открыл шкатулку и выпустил её из рук… Она упала с тихим обречённым стуком.И из загадочного ларца выплеснулось и побежало по каменным плитам космодрома нечто зеленовато-бурое, пузырящееся, исходящее призрачным дымком. Чужое, непонятное, но отчего-то неуловимо жуткое…

***

Я – уникум. А может, и урод, по меркам своей расы. Мне доступны наблюдения и анализ событий, происходящих в миллионные доли нашего обычного времени. И я единственный, кто смог изучить врага, ставшего причиной нашей гибели. Увидел их уязвимость в абсурдном отрицании очевидного, в безумном парадоксальном стремлении уничтожать себе подобных. Конечно, мы погибнем через много тысячелетий после того, как уйдёт в прошлое смешная ошибка природы – человечество. Период существование людей – доля мгновения для суотов. Но мы успеем отомстить.
Наверно, не стань они причиной нашей гибели, мы могли бы подружиться… Дружба… Понятие, которое я перенял от людей. В числе многих. Было ещё одно понятие – военная хитрость. Замаскировать действие искусственно выведенных вирусов под действие излучения. Заманить на планеты, население которых погибло от быстродействующего штамма, «победителей», которые стали носителями вируса с регулируемым инкубационным периодом. Больше войн – больший охват для генетической чумы. Пройдёт каких-то сто человеческих лет, и можно будет разбудить спящий вирус. Или, как говорят мои учителя люди – нажать красную кнопку.

+1
454
08:04
+1
Хорошая история, увлекла меня с первых же строк. Я полностью погрузилась в мир и словно была внутри происходящего вместе с героями. Спасибо отдельное за такую глубину и отличный сюжет.
Текст читался легко, прочла всю историю словно на одном дыхании и не поверила сначала, что так быстро дошла до конца.
Единственное, что мне показалось ляпом, так это имя героя Рико — это имя несклоняемое, а по тексту встречается Рик, Рику, Рика. Возможно, я и ошибаюсь, но если бы изначально персонажа звали просто Рик, то ощущение — что-то пошло не так — меня бы точно не посетило.
В любом случае спасибо за шикарную историю, желаю автору удачи в конкурсе и творчестве.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1