Нидейла Нэльте №1

Окулус

Окулус
Работа №91

— Я торчу здесь уже битый час. Кто-нибудь объяснит, какого черта? — тихо, но четко произнес мужчина, уже не в первый раз обводя маленькую душную комнату для допросов взглядом и останавливая его на зеркальной глади перед собой. — Думаете, я не вижу, как вы за мной наблюдаете? — Молчание. — Я сам пришел к вам. Сам признался в убийстве. Чего еще вам от меня надо? — Вопросы оставались без ответа. — Гадство, — рыкнул задержанный, со злостью дернув на себя сковывавшие его запястья наручники и случайно порвав их.

— У меня от него мурашки по коже, — признался пухлый офицер, стоявший по ту сторону зеркального стекла. Именно ему не повезло тремя часами ранее столкнуться со странным типом с не менее странным признанием. На тот момент оно, правда, казалось скорее пугающим. Не каждый день в полицейский участок приходят заявить о совершенном собственными руками убийстве.

Бредовой ситуация оказалась после.

— Да уж. Мне тоже не по себе. Но детективу необходимо проверить все данные, прежде чем он начнет допрос, — вздохнул коллега офицера, следивший за задержанным через установленные в комнате допроса камеры, проецирующие черно-белую картинку на пыльные мониторы. Визуального контакта ему было не достаточно. Мужчину мучило чувство, будто он что-то упускает.

— А он ничего… Красавчик. По крайней мере, правая часть его лица, — с улыбкой на губах протянула молодая помощница, так же коротавшая последние сорок минут в комнате наблюдения. Но если офицеры следили за подозреваемым, она предпочитала просто его разглядывать. Тот факт, что одежду «красавчика» заляпало чужой кровью, ее совсем не смущал. — Мне б такого в личное пользование, — мечтательно протянула она.

— В личное пользование забрать его не отказался бы и я, — послышалась усмешка со стороны входной двери. — Правда, чутье детектива подсказывает мне, что он нам нужен по разным причинам.

— Детектив! Наконец-то, — вздохнул с облегчением пухлый офицер. — Могу я, наконец, пойти домой?

— Конечно, Пит. Ночка выдалась о-го-го, не так ли? — понимающе похлопал мужчину по плечу высокий брюнет.

— Да уж, да уж, — вяло промямлил бледный толстяк, поспешно удаляясь.

— Дэбра, будь добра, займись уже раз в столетие работой, — подмигнул пышногрудой девице детектив, и та, недовольно надув губки, поцокала каблуками в сторону заваленного бумагами стола. Это, естественно, не значило, что она собиралась тут же кинуться разгребать документальные завалы. Работа работой, а ногти сами себя не отполируют.

— Так что у нас здесь, Стэнли? — поинтересовался детектив у оставшегося в комнате офицера скорее для проформы.

— Судя по всему, Окулус.

— Либо очередной шизофреник, — не смог сдержаться от скептического комментария детектив. — За эти три часа он еще что-нибудь говорил?

— Скажу больше, он говорил все эти три часа. Сидит и бубнит, как старый дед, без передышки. А мне-то казалось, что моя жена любит поговорить. Поверьте, он ее переплюнул, — заверил детектива Стэнли.

— Я не о том, — отмахнулся брюнет. — Говорил ли он нечто странное?

— Несколько раз явно терял связь с действительностью. Начинал бормотать бредни про какой-то бар. Заказывал напитки. И спорил с кем-то. Со стороны выглядело жутко, — Стэнли демонстративно вздрогнул.

— Что ж… Пока звучит обнадеживающе. Но на случай, если он все же окажется буйным шизофреником, сразу с тобой попрощаюсь. Руки у него, я погляжу, сильные. Шею мне сломает раньше, чем ты успеешь поднять зад со стула, чтобы вызвать подмогу, — невесело усмехнулся детектив, собирая черные волосы до плеч в неаккуратный хвост на затылке, тем самым обнажая «хрустальные» скулы.

— Вечно ты, Максилл, со своим пессимизмом людей пугаешь, — нахмурился Стэнли.

— Вечно все вокруг мой реализм принимают за пессимизм. Честное слово, будто в разных вселенных живем, — фыркнул детектив, вытаскивая из нагрудного кармана потрепанной кожаной куртки старый блокнот и погрызенный металлический карандаш.

— От тебя слишком много негатива! — бросил Стэнли в спину брюнету, но тот, не обратив внимания, уже скрылся за дверью допросной.

— Доброй ночи! — бодро поприветствовал детектив изнуренного ожиданием подозреваемого, усаживаясь напротив него. — Меня зовут Максилл Гроп, я детектив убойного отдела.

— Талус Тиф, — представился в ответ мужчина с бордовыми коротко остриженными волосами. Большая часть шевелюры приходилась на косую челку, скрывавшую левый глаз подозреваемого. Судя по всему, он относился к тем людям, которые предпочитали не афишировать свой «хрусталь». Чего нельзя было сказать о Максилле.

— Так-так-так, Талус, значит, — протянул он, притворяясь, будто делает пометку в блокноте, а по факту рисуя ничего не значащую галочку. — Расскажите-ка мне, что произошло этой ночью? — попросил он, незаметно для себя начиная грызть кончик металлического карандаша. Дурацкая привычка, с которой мужчина безуспешно боролся не первый год.

— Я уже дал подробное описание произошедшего.

— Верно. Но беседовали вы не со мной.

— Мне теперь что же, рассказывать об этом лично каждому офицеру и детективу? Быть может, и уборщицу приведете, чтобы я поведал историю и ей? — раздраженно рыкнул Тиф.

— Не трогайте уборщицу. Она у нас зверь, боюсь, вы такой встречи можете и не пережить. Но идея сама по себе неплохая. Позже обязательно соберу в этой комнате весь полицейский участок и попрошу вас рассказать историю «на бис». Ну, а пока сделайте одолжение и поведайте лично мне, что же случилось, — продолжил детектив невозмутимо.

— Я убил человека.

— Вы в этом уверены? — последовал вопрос, которого Талус явно не ожидал.

— Более чем, — произнес он, даже не пытаясь скрыть недоумения.

— Кого вы убили? — Максилл виртуозно сдерживал улыбку.

— Мистера Грегори Каса.

— Насколько я знаю, это влиятельный человек, к которому обычному смертному не подобраться, — заметил Максилл, не отрывая взгляда от блокнота, в котором появилась вторая бессмысленная галочка.

— Так и есть. У него хорошая охрана, главой которой я, кстати, являюсь… Являлся.

— Вы? — с наигранным недоверием осмотрел сидящего перед собой мужчину детектив. Талус, высокий и широкоплечий, облаченный в строгий черный костюм, белую рубашку и темно-бордовый галстук, больше походил на фотомодель или актера, но никак не на силача с навыками убийцы, из которых состояла охрана любого уважающего себя высокопоставленного преступника города вроде Каса. — При всем уважении…

— Я знаю, что не произвожу должного впечатления, — поморщился Тиф. — Меня всегда недооценивали. Все, кроме мистера Грегори Каса.

— Чем же вы его очаровали? «Хрустальным» глазом или, быть может… — Гроп не договорил, кинув выразительный взгляд на облаченные в перчатки кисти подозреваемого, на которых висели ставшие бесполезными наручники. — Руки? Надеюсь, этот «хрусталь» зарегистрирован? — Максилл подарил собеседнику одну из тех улыбок, которые могли демонстрировать лишь люди с «хрустальными» скулами.

— Естественно.

— Могу я попросить вас снять перчатки?

Талус, помрачнев, стянул бордовые перчатки и продемонстрировал детективу руки.

— «Хрусталем» поражены только кисти или…

— Руки до локтей.

— Ого, — присвистнул Максилл, — такие обширные поражения встречаются далеко не у каждого, — заметил он, с интересом разглядывая костлявые пальцы подозреваемого.

Никто бы сейчас уже и не вспомнил, когда и у кого впервые проявился «хрусталь»: генетические изменения структуры клеток тела человека, при которых все пораженные ткани, кроме костей, становились абсолютно прозрачными. Одни предполагали, что это своего рода родимые пятна. Другие утверждали, что виною всему таинственный вирус. Третьи считали это резким скачком в эволюции. Над истинной природой «хрусталя» бились лучшие умы нэо-мира, но результата особого это пока не приносило. А «хрустальных» людей с каждым поколением становилось все больше. Сперва, изменениям подвергались внутренние органы и кровеносная система, и лишь впоследствии прозрачность перетекала на кожу. Небольшие пятна, обычно появлявшиеся в подростковом возрасте, со временем разрастались, не причиняя своим носителям физического дискомфорта. У кого-то благодаря этому имелись «хрустальные» сквозные или черные дыры в животе, у других их можно было найти на коленной чашечке или бедре. У Максилла Гропа пятна обнажали скулы и коренные зубы. А у Талуса Тифа зияла черная дыра на месте левого глаза. Это не означало, что глаз отсутствовал. Напротив, становясь невидимыми, части тела человека приобретали феноменальные способности, которые тщательно регистрировались государственными структурами. К примеру, руки Талуса, оказавшиеся «хрустальными», выглядели как руки скелета, но таили в себе силу, которая позволяла ему не только рвать наручники, но бить и иные силовые рекорды.

— Что ж, сейчас ваши руки к делу не относятся, — встрепенулся детектив, натолкнувшись на хмурый взгляд единственного зеленого глаза. — Вернемся к ключевой проблеме.

— Да уж, пожалуйста.

— Итак, вы утверждаете, что убили своего босса — Грегори Каса? — уточнил Максилл.

— Да, — сдержанно кивнул Тиф.

— Вы уверены?

— А как, по-вашему, в этом можно быть неуверенным?

— Ответ, полагаю, утвердительный? Хорошо. В таком случае объясните, почему вы это сделали?

— Мне… — Тиф поморщился, будто пытался вспомнить ответ, — заплатили.

— Кто?

— Я… — Талус шумно выдохнул, — не знаю.

— На какой счет перевели деньги?

Тиф хмурился все больше.

— Как с вами связались? — продолжал бомбардировать вопросами Гроп, не получая вразумительных ответов.

— Послушайте, — устало выдохнул Талус. — Это покажется вам бредом, но…

— Вы не знаете? — подсказал Максилл.

— Именно. Видимо у меня шок от произошедшего, — попробовал оправдаться Тиф.

— Или вы просто не делали этого, — кинул детектив, грызя карандаш и издавая при этом жуткий лязг. «Хрустальные» зубы при желании их обладателя могли перекусить и стальной прут толщиной в несколько десятков сантиметров. Так что Гропу приходилось сдерживаться, мусоля во рту карандаш.

— Вы вообще слышите, что вы говорите? — опешил Тиф. — Думаете, я пришел бы признаваться в убийстве, которого не совершал? Мне не улыбается перспектива попасть на электрический стул!

— Тогда почему пришли? Если вы запланировали убийство заранее и вам даже заплатили пусть и какие-то потусторонние силы, что вам помешало собрать вещички и быстренько улететь подальше от Неона к чертям собачьим? Не знаете ответа и на этот вопрос? Зато знаю я, — вновь улыбнулся Гроп, откладывая помятый карандаш в сторону. — Вы пришли из-за чувства вины, потому что уважали своего босса и сожалеете о его смерти. Я прав?

Тиф молчал, но Максилл в ответе и не нуждался.

— Хотите, расскажу, что произошло на самом деле? — с заговорщицким видом предложил Гроп, откидываясь на спинку неудобного стула.

— Будьте так любезны, — скрипнул зубами Талус.

— Вы сидели в этой комнате порядка трех с половиной часов, так как именно столько времени мне потребовалось дабы найти неопровержимые доказательства вашей невиновности. Спросите, зачем? Все по порядку. Сперва, пожалуй, освежу вашу память о последнем часе вашей жизни перед фатальным инцидентом, — Максилл пролистал блокнот на пару страниц назад до заметок, выведенных мелким витиеватым почерком. — Судя по частным камерам наблюдения, записи с которых я получал с боем, вышли вы из своей квартиры в десять вечера ровно. В десять пятнадцать - зашли в кофейню, в десять тридцать - погладили грязную псину на пересечении Гринстрит и Уайт, а в десять сорок одну - внезапно остановились посреди уличного перехода с таким выражением лица, будто призрака увидели. Да, я нашел камеру, запечатлевшую ваше лицо. Следующие два квартала вы бежали очертя голову, пока не добрались до уже убитого босса. Убитого не вами. Кровь на вашей одежде его, но лишь потому, что вы кинулись к его окровавленному трупу. Нестыковок не замечаете? Как вы могли убить Каса, находясь от него за два квартала? И что с вами произошло на переходе? Нет предположений?

— Я не понимаю, — забормотал Тиф, упершись взглядом в стол. — То, что вы говорите, стыкуется, но в то же время не стыкуется с тем, что я помню, — признался он тихо.

— Сказать, почему? — Ничто Максиллу не доставляло большего удовольствия, чем обладание информацией, недоступной его собеседнику.

— Почему же? — Талус изображал само спокойствие, но по одному лишь взгляду мужчины можно было угадать его крайне скверное настроение.

— Давайте я еще немного вас поинтригую и сначала расскажу, что в тот момент делал я сам, — неожиданно предложил Гроп, желая растянуть удовольствие единоличного обладания информацией еще на пару минут. — Уверен, вам очень интересно!

— До беспамятства, — нахмурился Тиф.

Максилл потряс блокнотом над столом, пока из него не вывалилась потрепанная фотография, все это время покоившаяся между страниц. Детектив аккуратно расправил замятый уголок, а затем позволил Талусу посмотреть на того, кто на ней был изображен. Молодое исчерченное шрамами лицо человека с фотографии не внушала доверия. Тиф такого индивида и на километр бы к Касу не подпустил.

— Знаете его?

— Впервые вижу.

— Энтони Джонс по кличке «Стилет». Наемный убийца. Промышлял в нескольких городах к ряду, а пару месяцев назад решил наведаться в старый добрый Неон. На его счету больше сотни жертв. И последние двадцать восемь в нашем городе. Стоит ли мне упоминать, что последний заказ у него был на Каса?

— Вы знали и не предотвратили? — встрепенулся Тиф, вцепившись пальцами в стол и оставляя на нем следы от пальцев.

— Стоп-стоп-стоп, не гоните коней. Вы же сказали, что Каса убили вы, или забыли уже? — Максилл веселился от души.

— Да, но… — Растерянность на лице Тифа мгновенно скосила ему лет десять.

— Справедливости ради замечу, что мы планировали предотвратить нападение. Сидели в засаде почти неделю, сторожа вашего дорогого Каса хуже сталкеров, о чем вы наверняка знаете. Если учесть его причастность к приступному миру, это было, ой, как не просто. Кас старательно нам мешал, а на контакт не шел. Замечу так же, что мы все равно пытались его спасти, чего не могу сказать о вашем заместителе. Его рядом с Касом на момент убийства не было, так что предполагаю, что Стилет позолотил ему ручку, чтобы тот не мешал. Либо убрал его раньше, что даже вероятнее. Результат нашей спасательной операции плачевный: двое из наших убиты, один в реанимации. Парочка отделались испугом. Я вот… — детектив поднял рубашку и продемонстрировал забинтованную грудь, — получил пару царапин. Суть вот в чем, Тиф. Энтони Джонс убил Грегори Каса. Убил у меня на глазах. Одним точным ударом стилета в грудь вашего босса. Мы кинулись за ним в погоню, за что и огребли. И в тот момент, когда убийца скрылся, а мы последовали за ним с идиотской надеждой схватить его, на место убийства пришли вы, — объяснил Максилл. — А теперь представьте мое лицо, когда через час вы ввалились в полицейский участок с заявлением об убийстве. Убийстве, ни кого-нибудь, а Энтони Каса. Я бы решил, что вы идиот, ищущий славы. Дескать, очистил город от ублюдка, третировавшего несколько кварталов. Но вы слишком точно описали орудие убийства. Такого мы в прессу не пропускали. И в отчет я увиденное занести не успел. Так откуда же знали вы? Я задался этим вопросом и нашел на него ответ.

— Какой? — Тиф выглядел одновременно растерянным и напряженным. Сцепив пальцы в замок, он сжимал их с такой силой, что руки его слегка подрагивали.

— Ваш глаз, — Максилл провел пальцем по своему левому веку, — «хрустальный».

— Вы наблюдательны. Не зря пошли в детективы, — фыркнул Тиф.

— Всеми известный факт, что пораженные «хрусталем» органы зачастую работают иначе, — проигнорировав подколку, продолжил Гроп.

— Это изучают в начальной школе. И?

— На что, в таком случае, способен ваш левый глаз?

— Могу видеть сквозь предметы, если сконцентрируюсь. Но не долго, иначе начинаются жуткие головные боли, — ответил Талус с неохотой.

— И всё? — Максилл явно рассчитывал на другой ответ.

— А что еще вам надо? — не понял Тиф, к чему его пытается подвести детектив.

— Значит впервые. Тогда ясно, почему вы не смогли разобраться, где чьи воспоминания, — протянул Максилл, вновь налегая на карандаш.

— Да о чем вы? — начал злиться Талус, прекрасно понимая, что Гроп испытывает его терпение.

— Я предполагаю, что вы Окулус, — наконец, выговорил Максилл то, что вертелось у него на языке с момента, как он попал в допросную.

— Да вы шутите, — невесело усмехнулся Тиф. — Из меня Окулус, как из вас оперный певец.

— Я, между прочим, неплохо пою, — шутливо возмутился Максилл. — Продемонстрировать?

— Без надобности. Лучше скажите, что произошло на самом деле. Меня отравили? Промыли мозги?

— Помните, я упомянул, что вы остановились посреди улицы, как вкопанный? Я проверил камеры дважды, сверил время. Это произошло секунда в секунду в момент, когда Энтони Джонс вонзил стилет в грудь вашего работодателя. «Хрусталь» до сих пор до конца не изучен. Подобно человеческому мозгу он остается загадкой для ученых. И Окулусы, чье существование, кстати, научно доказано, одни из главных хрустальных тайн. В момент, когда произошло неминуемое, ваш левый глаз, так скажем, проснулся и продемонстрировал свой истинный потенциал. Вы говорите, что видите сквозь предметы. Но что если вы с таким же успехом можете видеть сквозь чужие глаза, проецируя мысли другого человека на себя? Кас действительно был для вас важен?

— Он заменил мне отца.

— Видимо, поэтому вы и почувствовали его смерть. И увидели ее.

— Вы сами себя слышите? Я не верю в душу, в Бога и, уж тем более, не верю в экстрасенсорные, чтоб их, способности, что бы там не доказывали научно. Это бред фанатиков. Никогда не думал, что услышу подобное из уст детектива, черт побери! – сорвался Талус, повысив голос. Максилл оставался спокоен.

— То, что вы во что-то не верите, совсем не значит, что этого нет, — настаивал Гроп. — Я может, в микробов не верю, и что теперь? Думаете, они обходят меня стороной? «Хэй, этот мужик считает, что мы не существуем. Давайте обидимся на него и никогда к нему не подойдем!» Это так не работает.

Тиф болезненно застонал, пряча лицо в ладонях.

— Бред, — выдохнул он.

— Пусть так. Но сейчас мне нужна ваша помощь. Помогите мне поймать Джонса, а потом можете дальше сидеть и не верить. Договорились?

— И как вы себе это представляете? Что, по-вашему, я могу сделать?

— Увидеть, где он находится прямо сейчас.

— Как?

— А как вы смотрите сквозь стены? Сконцентрируйтесь.

— Но на чем?

— Не знаю… На чувстве скорби. На воспоминаниях, которые уже от него получили или… На фото, — постучал Максилл указательным пальцем по мятой фотокарточке.

— Я все еще считаю это идиотизмом, — предупредил Тиф, тем не менее, притягивая к себе фотографию и всматриваясь в нее.

— Ничего не вы… Я в баре. Пью дешевое пиво. Какая-то компания неподалеку ведет громкие споры. Раздражает. Воткнуть бы самому горластому из них стилет в глаз и посмотреть, как он повеселится после.

— Где ты? — тут же среагировал Гроп, надеясь успеть до того, как видение закончится.

— Сказал же, в баре.

— В каком?

— Не знаю.

— Как выглядит помещение?

— Ничего особенного. Черные стены, тусклое освещение. На дальней стене красная неоновая фигура. Нечто уродливое. Отдаленно напоминает чью-то морду.

— Попался! — не смог сдержать ликования Гроп, прекрасно знавший это место. Детектив успел побывать в каждом баре города и не единожды. Кто бы мог подумать, что нездоровая любовь к алкоголю сослужит ему такую службу.

— Господи, — выдохнул Тиф, на этот раз осознавая, что с ним произошло. – Какого черта? Что это, мать твою, сейчас было?! Господи боже!

— А говорили, что в Бога не верите, — рассмеялся Максилл. — Разминайте свои «хрустальные» руки. Мы идем на охоту.

****

Неон — купольный город вечной ночи не утихал ни на секунду. Время суток здесь не играло значительной роли, так как все магазины, увеселительные заведения и даже учебные учреждения работали круглосуточно. Человек сам выбирал, в какой отрезок времени ему бодрствовать, а в какой — спать. Впрочем, большинство предпочитали вести активную жизнь суточной ночью, так как именно в этот период городской купол раскрывался, давая возможность разглядеть звездное небо и вдохнуть полной грудью свежий воздух. С рассветом же толстые металлические створки плотно сдвигались, защищая Неон от губительных солнечных лучей, а его жителей превращая в крыс, запертых в клетке.

Максилл вылез из потрепанной временем полицейской машины и засунул в рот леденец на палочке, вперив взгляд в усыпанные звездами небеса. Он слышал, что в большинстве купольных городов увидеть звезды можно разве что через телескоп. Но с любого уголка Неона открывался потрясающий вид на созвездия, потому что он считался одним из самых темных городов мира. Не потому что утопал в темноте, а потому что за исключением ярких неоновых вывесок, обозначавших всё начиная от общественных туалетов и прачечных и заканчивая элитными ресторанами и гостиницами, привычное остальным городам освещение в Неоне отсутствовало. Все улицы и дороги, дома и деревья и даже маломальские дворики украшали разметки и картины из флуоресцентной краски, которую обновляли каждые несколько месяцев. В фонари Неона вкручивали исключительно ультрафиолетовые лампы, которые в сочетании с краской превращали город в сплошную разноцветную кляксу, светившуюся в темноте, но не рассеивающую света вокруг.

На востоке небо едва заметно начало светлеть, намекая на окончание ночи. Створки купола уже пришли в движение и медленно поползли друг другу навстречу, будто поедая небосвод кусок за куском.

— Наша цель все еще в баре? — уточнил детектив, разгрызая конфету со смачным хрустом.

— Да, — кивнул Тиф. Мужчина выглядел так, будто вся его жизнь перевернулась с ног на голову, и теперь он не представлял, что с ней делать. Возможно, так оно и было. — Могу ли я поинтересоваться, каков ваш план? – спросил Тиф, пытаясь отвлечься от гнетущих мыслей.

— Для начала неплохо бы перейти на «ты». Мы теперь, пусть и ненадолго, стали напарниками. Расшаркивания ни к чему, — заметил Максилл, отправляя пластиковую палочку, оставшуюся от леденца, в урну в паре метров от себя, но промахиваясь.

— Если вы… ты предполагаешь, что в данном случае это важно, без проблем, — пожал Талус плечами. — Кроме этого, безусловно, важного пункта в твоем плане присутствует что-то еще?

— Ну-у-у… — протянул Максилл, скрывая нижнюю часть лица черной медицинской маской, — план прост. Заходим в бар, скручиваем подлеца, тащим его в полицейский участок, и я на коне.

— И всё? — ошарашенно уставился Тиф на Гропа.

— И всё.

— Ты предполагаешь, что мы вдвоем одолеем убийцу, с которым парой часов ранее не смог справиться целый полицейский отряд? — не поверил он ушам.

— Да.

— Без подкрепления? — не успокаивался Талус.

— Оно нам только помешает.

— Помешает выжить?!

— Откуда столько пессимизма? — рассмеялся Гроп. — Я рассчитываю застать Джонса врасплох. Кроме того, я предполагаю, что в полицейском участке завелась «крыса», иначе откуда бы Стилету знать о каждом нашем шаге. Доверять нельзя никому, — объяснил он.

— Предположим, — сдался Тиф. — Но ты обладаешь хоть какой-то информацией, которая может стать полезной? — Талус спросил скорее для галочки, не рассчитывая на вразумительный ответ от нерадивого детектива.

— Начнем с бара, — кивнул Гроп на неоновую вывеску, изображенную в виде кривой волчьей морды. Никто бы никогда в сомнительном произведении искусства волка бы не признал, если бы не подсказка в виде мигающей надписи: «Кривая волчья морда». Собственно, именно так бар и назывался. Заведение ничем не отличалось от тысяч других подобных, разбросанных по городу, словно оазисы для замученных жизнью горожан. Гроп замученным себя чувствовал каждую ночь, так что после тяжелой смены обязательно наведывался в один из баров Неона. В «Кривой волчьей морде» он дегустировал дешевое пойло аж три раза, два из которых помнил с большим трудом, а один помнил очень хорошо, но лучше бы не помнил вовсе. — Барная стойка - по левую сторону, грязные столики с грязными пьянчугами - по правую. Впереди туалет, но туда лучше без особой необходимости не заходить. Дальше черный ход. Судя по твоим «видениям» Джонс сидит за стойкой, верно?

— Верно.

— Ты иди к черному ходу. Подстрахуешь меня, — распорядился Гроп, засучивая рукава.

— Пойдешь на пролом? — Тиф с каждой минутой все больше убеждался в неадекватности Максилла. — Это же идиотизм.

— «Идиотизм» мое второе имя!

— С этим я спорить не буду. А вот к черному ходу не пойду. Если уж ты умрешь, хочу запечатлеть это в своей памяти, дабы никогда не повторять твоих ошибок, — невесело усмехнулся Тиф.

— О каких ошибках ты говоришь? — удивился Гроп. — Я ведь еще ничего не сделал.

— Да, кроме разве что игнорирования необходимости работать головой, — фыркнул Талус.

— Так… Я понял, ты парень с весьма скверным характером, но возьми себя в руки, сконцентрируйся! После того, как мы поймаем Джонса, обещаю, я дам тебе возможность ходить за мной хвостом и плеваться ядом до позеленения. Но сейчас нам необходимо сосредоточиться на цели, — Гроп не терял энтузиазма, и Тиф начал подозревать, что детектив под какими-то веществами. Нормальный человек на смерть с такой легкостью не пойдет.

— Что по поводу Джонса? На что он способен и есть ли у него в арсенале нечто помимо стилета? — Талусу надоело спорить и он решить вернуться к насущным проблемам.

— Разве что «Пустынный орел» пятидесятого калибра, которым он скосил двух наших, — вздохнул Максилл, вытаскивая из кобуры кольт и проверяя его на наличие патронов.

— Смотрю, вы в разных «весовых» категориях, — нерадостно отметил Тиф. — Револьвер против «Орла», может сразу с водным пистолетиком на него побежишь?

— Эй! Не смей оскорблять мою малышку, — возмутился Максилл, прижимая кольт к груди. — Она не раз спасала мне жизнь.

— Она? — не смог сдержать улыбки Талус. — Только не говори, что дал револьверу имя.

Максилл многозначительно промолчал. Конечно же, дал!

— Просканируй-ка нашу цель еще разок. Быть может, он изрядно выпил и устал? Это бы сыграло нам на руку, — резко перевел тему разговора Гроп. Тиф вздохнул, но подчинился. Закрыв правый глаз, он сосредоточился на желании увидеть окружение глазами убийцы, и это вышло даже проще, чем в предыдущие пару раз.

— Выпил я много, но все еще сосредоточен. Я всегда контролирую ситуацию и не позволяю себе расслабиться ни на секунду. В баре шумно и многолюдно. Это раздражает и успокаивает одновременно. Такие места хороши тем, что здесь всем и на всех плевать, — выговорил Талус с интонацией, ему не присущей.

— Отлично, — кивнул Гроп, щелкая перед лицом Тифа пальцами и тем самым возвращая его из чужой головы. — Если не хочешь дежурить у черного хода, сделай хотя бы лицо попроще. Иначе нас мгновенно вычислят, — посоветовал он.

— А что с моим лицом не так? — нахмурился Талус.

— Слишком серьезное. Будто ты не пить идешь, а на расстрел.

— Зная складывающуюся ситуацию…

— Ой, хорош! Мы два друга, решившие опрокинуть по стаканчику. Ясно? Надеюсь увидеть с твоей стороны непревзойденную актерскую игру! — заявил Гроп, уверенно шагая в сторону бара.

— А тебе, я смотрю, и играть ничего не надо. На лице написано, что ты завсегдатай подобных заведений, — не преминул вставить слово Тиф.

— Родители тебя в детстве не учили, что завидовать не хорошо? — рассмеялся в ответ Максилл, толкая тяжелую дверь от себя и погружаясь в завесу из сигаретного дыма. Тиф, поморщившись, последовал за детективом.

Бар гудел от споров по поводу прошедших накануне купольных гонок. Ее участники на магнитных мотоциклах преодолевали маршруты, которые строились на внутренней части защитного купола. Проходили они лишь в светлое время суток, когда железные ставни заменяли настоящее небо. В последние пять лет этот вид спорта стал самым популярным. И каждый уважающий себя забулдыга считал своим долгом сделать пару неудачных ставок, чтобы затем еще месяц всем на это жаловаться.

Максилл мгновенно заметил Стилета, сидевшего в гордом одиночестве в дальнем конце барной стойки. Цедя ржавый виски из прозрачного стакана, он то и дело озирался по сторонам, изображая живой интерес к происходящему вокруг, а на самом деле прикрывая тылы. Гроп плюхнулся на свободное место за стойкой всего в метре от цели и заказал пиво. Тиф неуклюже разместился рядом с ним, то и дело поправляя пиджак, который был ему велик на пару размеров. Со своим брендовым костюмом, заляпанным кровью Каса, ему пришлось распрощаться. Вместо него Гроп вручил Таласу одежду, найденную в хранилище улик. Красная рубашка с светодиодными пальмами, клетчатый пиджак и такого же типа брюки едва ли красили Тифа. Мужчине оставалось надеяться, что если кто-то и умер в этом наряде, то хотя бы не от его нелепости.

— Что дальше? — тихо поинтересовался он, наблюдая за тем, как Максилл, приподняв маску, присасывается к кружке с пивом.

— Сейчас допью и…

— Не представляю, на что вы рассчитываете, господин детектив, — хриплый голос Джонса удалось распознать даже сквозь гул. Гроп замер, а Тиф мгновенно напрягся. — Неужели вы правда полагали, что я вас не узнаю?

— Если бы я так решил, это бы означало, что я тебя недооцениваю, Стилет. А это далеко не так. Наверное, поэтому ты у меня на прицеле вот уже пару секунд, — заявил Максилл, отставляя кружку и со щелчком заводя курок на револьвере, который уже некоторое время прижимал к животу, направив дуло в сторону Джонса. Указательным пальцем левой руки детектив поглаживал спусковой крючок, готовый выстрелить в любую секунду.

— Кажется, мы в одинаковой ситуации, — усмехнулся Стилет, и Гроп лишь теперь заметил, что на него из-за складок грязного плаща убийцы смотрит дуло «Орла», — хотя разница все же есть. Я вам нужен живым, чтобы дать показания против Стэфано, а вот вы мне подойдете и мертвым, — хрипло рассмеялся Джонс.

— Вот как? Что ж… Если я умру, ни о какой сделке можешь даже не… — Гроп не договорил, так как на весь бар раздался режущий уши звук выстрела. Стилет входил в состав тех, кто не любил словесные перебранки. Пули для него оставались лучшим доводом в любом споре. Максилл и сделать ничего не успел, так и оставшись сидеть на месте и прислушиваться к собственным ощущениям. Если учесть, что в баре внезапно воцарилась гробовая тишина, сделать это оказалось даже проще, чем он думал.

«Я еще в сознании, значит, пуля попала не в голову. Но куда? Я ничего не чувствую из-за шока?»

— Идиот, сказал же, что напролом идти нельзя! — Внезапный шепот Тифа заставил детектива распахнуть до того зажмуренные глаза и понять, что пуля пятидесятого калибра до него не долетела. Путь ей преградила ладонь Талуса, закрывшая детективу весок. Пуля, смявшись, застряла в «хрустальной» ладони мужчины.

— Нифига себе, — только и смог выдать Гроп. — Эти руки мне нравятся все больше и больше! Реакция на высоте!

На самом деле реакция здесь была не причём. Тиф смог поймать пулю лишь потому, что точно знал, куда ее направит Стилет.

— Но от всех пуль они тебя не защитят, — прошипел взбешенный Джонс, производя сразу несколько выстрелов в сторону детектива и его напарника. На этот раз Максилл среагировал быстро, нырнув за барную стойку. Талус последовал его примеру. Несколько бутылок виски из батареи украшавших барные полки стеклянных сосудов с горячительными напитками, разлетелись вдребезги, окропив голову Гропа алкоголем.

— Ты не говорил, что он тебе нужен живым, — угрюмо заметил Тиф, стараясь сохранять самообладание.

— А ты что убить его собирался? — Максилл продолжал оставаться невозмутимым.

— В данном случае да! Либо он, либо мы, это очевидно.

— Эй, Джонс, может, прекратишь палить направо и налево? — вместо ответа Талусу, обратился Гроп к убийце. — Кто знает, вдруг окружившие этот бар полицейские разнервничаются и решат пострелять в ответ. По ногам, конечно, но пуля в колене – сомнительное удовольствие!

— Блеф! — усмехнулся Стилет. — Я знаю, что никакого подкрепления у тебя нет. Решил, что с помощью Окулуса сможешь выследить меня? Нашел идиота!

— Какого черта? — вздрогнул Тиф. — Откуда он знает?

— Оттуда, что когда Окулусы «пробуждаются» и еще не умеют контролировать свою способность, она у них зеркалит, - спокойно пояснил детектив. - Ты видишь его глазами, но и он видит твоими. Джонс не дурак, сразу понял, что ты с ним связан. Еще до того, как ты появился в полицейском участке. Он бы наверняка выследил тебя и убил, не пойди ты прямиком в полицию. Как эту связь порвать он не знал, потому решил подождать нас в баре, потому что прекрасно знал, я такой возможности не упущу. Как благородно.

— И ты знал об этом с самого начала?!

— Конечно.

— И пошел прямиком в ловушку?

— Естественно.

— Без подкрепления?!

— Ну почему же «без»? — усмехнулся Гроп, выглядывая из-за барной стойки и улыбаясь внезапно замолчавшему Джонсу. Затих он, скорее всего, потому что его окружили посетители бара, каждый из которых на самом деле являлся сотрудником полиции. Десятки пистолетов направили на мужчину, лишая возможности продолжать разглагольствовать. Стилет всегда оставался на шаг впереди, но на этот раз Максилл его переиграл.

— Видишь, ты был прав, — обратился детектив к убийце, не пытаясь скрыть ликования. — Я действительно блефовал. Полицейские бар не окружают. Они давно внутри.

— Иди ты к черту, Гроп! – рыкнул Стилет, трясясь от злости. Он не привык проигрывать.

— Энтони Джонс, вы арестованы, — произнес Максилл, смакуя каждое слово. Как же давно он хотел выговорить эту фразу в отношении убийцы. — Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в нэо-суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?

— Засунь эти права, знаешь куда? — в ярости выплюнул Стилит, не без помощи полицейских заводя руки за спину. — Это еще не конец, Гроп. Я лишь винтик в огромном механизме! Они найдут тебя! И ты еще пожалеешь, что когда-то…

— Да-да-да, приятно слышать, но закончим на этом. Уведите его, — отдал приказ Максилл, протягивая руку к оставшейся целой кружке пива.

— Серьезно? — нахмурился Талус, когда детектив в один присест осушил ее.

— Что? — пожал Максилл плечами. — Я заслужил.

— Так значит, все это время ты мной манипулировал? — вздохнул Тиф устало. — Навешал мне лапши на уши, якобы мы одни, чтобы сбить с толку Стилета?

— Грешен. Но согласись, план отличный! — заметил Гроп.

— А его выстрел тебе в голову тоже планировался изначально? — с издевкой поинтересовался мужчина, выбираясь из-за стойки и стряхивая с плеч осколки от разбитых бутылок.

— Не совсем… Не предполагал, что он решит устроить стрельбу прямо в баре.

— Ты мог умереть, ты это понимаешь?

— Умереть рядом с начальником охраны самого Каса? — изобразил удивление Максилл. — Полагаю, он тебе платил не за миленькое личико.

— Он — да, а от тебя я ни копейки не видел. Мог ведь и не спасать, — гнул свое Тиф.

— Будем считать, что я слепо тебе доверился, — лишь отмахнулся Гроп. — Ты всегда такой зануда?

— А ты всегда такой отчаянный? — в тон детективу ответил Талус. — Был ли смысл всего этого представления? Неужели Джонса не смогли бы задержать без тебя?

— Без жертв? Сомневаюсь. У нас с ним, знаешь ли, особая нелюбовь друг к другу. С моим появлением все его внимание переключилось на меня красивого. Этим я смог обеспечить безопасность остальным полицейским. Двоих я уже потерял. Еще жертв моя нервная система не переживет.

— Какая самоотверженность.

— А то ж.

Максилл вышел на улицу и вновь воздел глаза к звездам, но не увидел их, так как от небосвода не осталось и следа. Теперь высоко над головой возвышались металлические створки купола. По его периметру начали зажигаться первые разноцветные фонари, обозначая «трассу» очередной гонки.

— А мы неплохо сработались вместе, не правда ли? — заявил детектив бодро.

— В гробу видал, — фыркнул Тиф.

— Если ты научишься контролировать эту свою способность Окулуса, в полиции тебе цены не будет. Учитывая, что сейчас ты безработный…

— Даже не мечтай!

— …а у меня все еще нет напарника…

— Лучше в кофейню пойду.

— …ты идеальная кандидатура. Не руби с плеча. Вдруг еще передумаешь.

— Сомневаюсь.

— Обещаю, в следующий раз ты будешь в курсе всех нюансов моего очередного хитроумного плана!

— Не будет никакого следующего раза! — огрызнулся Тиф. — На этом все? Я могу быть свободен, мистер детектив?

— Конечно! Ночь выдалась богатой на события.

— В таком случае я прощаюсь, — хмуро бросил Талус, отворачиваясь от Гропа и торопливо направляясь в противоположную от него сторону.

— До встречи! — махнул в ответ Максилл.

— Никаких больше встреч! — послышалось рычание со стороны удаляющегося Тифа.

— Завтра я тебе позвоню!

— Телефона моего не знаешь.

— Пробью, я же полицейский.

— Не надо звонков.

— Ты же понимаешь, что теперь являешься важным свидетелем, а значит в полицию наведаешься еще не один раз?

Талус устал препираться и продолжил путь домой молча. Двенадцать часов назад все в его жизни было расписано по часам. Все находилось на своих местах. Теперь же от порядка не осталось и следа. Следовало прийти в себя и подумать, что делать дальше.

Тогда Талус Тиф еще не до конца понимал, что от хаоса в лице Максилла Гропа избавиться не так просто. И сегодняшняя встреча — лишь начало из череды событий, которые грозили привнести в его жизнь всё, кроме порядка.

Другие работы:
+2
462
07:52
Отличная история, прочла на одном дыхании.
Если бы было продолжение, почитала бы с удовольствием) inlove
Загрузка...
Светлана Ледовская №1