Нидейла Нэльте №1

Под асфальтом

Под асфальтом
Работа №92

В прогнившем полудохлом городе не так много развлечений. Колоссальной популярностью пользовался открытый три месяца назад клуб «Ночной Странник». На фоне всепоглощающей разрухи клуб выглядел соблазнительно, за что его многие ненавидели. Он привлекал волков со всех окраин города. Это одно из немногих мест, где рамки дозволяли пересекаться на одной территории одиночкам с благородными стайными собратьями.

Пока одни бедствовали на улицах, другие наслаждались роскошной жизнью, особенно если им повезло родиться в волчьей стае. Конечно, захаживающие в клуб одиночки всегда держались подальше в страхе нехило огрести. Сегодняшней ночью «Странника» посетил и одинокий волк Варкан, который никогда не жил в стае, но законы знал хорошо. Он допивал дешевое содержимое своей бутылки, наклейка на которой гласила, что внутри предполагалось быть пиву, но это пойло совершенно на него не похоже. Вкус настоящего пива волк помнил хорошо, из далекого детства, и этой дрянью его не обмануть. Варкан поставил бутылку на обшарпанную стойку и посматривал на танцпол, а там было на что поглядеть.

Под мерцающим светом, в такт переливчатой музыке, танцевала шикарная волчица в человеческом облике. О такой красотке мечтал каждый волк, но первые самки достаются только лучшим. Длинноволосую блондинку окружали самочки попроще, да посерее, но занимавшие не последнее положение в Восточной стае. Прекрасная альфа соблазнительно извивалась под звуки приторной музыки. Короткое черное платье подчеркивало привлекательные упругие формы. Варкан немного слышал о ней, знал, что звали ее Райста. Судя по возрасту, такой недолго осталось тусоваться в ночных клубах и отрываться под музыку, заливаясь самыми дорогими винами, которые можно достать в послевоенной обстановке всеобщей разрухи и дефицита. Скоро самку возьмет замуж какой-нибудь высокородный волк, и она будет исполнять свои прямую функцию по продолжению рода, принося стае породистый приплод.

Варкан был не из боязливых, он добивался того, чего хотел, а повышенное содержание алкоголя в крови добавляло храбрости. Раз Варкан решил отхватить свой лакомый кусок, то пришло время действовать. Покинув барную стойку, он, чуть шатаясь, пошел вклиниваться в танцующие кучки волков и волчиц, уверено продвигаясь к центру, не упуская из виду свою блондинистую цель.

Волчица увидела одиночку в потрепанных джинсах и драной черной футболке, смотревшего прямо на нее и подходившего все ближе. Ее не испугал потасканный вид и длинный шрам на щеке от рваной раны. Райста не отрывалась от желтых охотничьих глаз, что-то завлекающее и манящее было во взгляде, словно запретный плод, который не суждено вкусить, но так сильно хотелось… и она позволила ему подойти. Всего через пару секунд волк оказался слишком близко, настолько, что можно услышать биение сердца: ритмичное, громкое, требовательное. Между двумя разгоряченными телами пробежали невидимые глазу искры.

Темно-карие, почти черные глаза волчицы, казалось, смотрели в самые глубокие уголки души. Такое неприятное щекочущее ощущение, будто от этого взгляда не скрыть никаких тайн, казалось, они видели и знали все, что прятал в потаенных комнатах под замком волк. Варкан не отступил, он приобнял самку за талию, грубо, властно, притянул ближе к себе.

- Паршивая у тебя охрана, - шепнул Варкан на ухо сучке, чуть прикусив мочку зубами, отчего у той подкосились ноги, а по телу пробежали мурашки.

В следующую секунду краткий миг волшебства, возникший между ними, был навсегда уничтожен. Музыка ушла на второй план, в голове разнесся гул. Сокрушительная сила разорвала легкие объятья, и Варкана словно взрывной волной отбросило в сторону. К потерявшим все нормы приличия волкам подлетели два огромных охранных «шкафа», выше Варкана на две головы. «Шкафы» рьяно принялись исполнять работу. Со всех сторон на наглого волка обрушился шквал сокрушительных ударов. Он едва успел прикрыть голову, чтобы черепушка не раскрошилась под мощными кулаками-кувалдами. Ему еще повезло, что они были в коже, а не в волчьей шкуре, а то могли влет порвать шею или хребет переломить.

Последнее, что он запомнил, это блестящие чуть удивленные глаза самки, щеки, налившиеся краской и едва уловимая улыбка на лице, обнажившая короткие нечеловеческие клыки.

Город не смог оправиться после затянувшейся войны, с каждым годом его осколки разваливались на части поменьше, а пропасть между богатыми и бедными превращалась в черную непреодолимую дыру, пожирающую любого на мгновение зазевавшегося путника. Но это была абсолютная волчья победа. На земле не осталось ни одного человека, теперь царями зверей стали волки. По крайней мере, именно так гласили послевоенные плакаты, валявшиеся у мусорных контейнеров по всему городу.

Сидя на набитых доверху мусорных мешках, Варкан не ощущал себя царем. Ему еще повезло мягко приземлиться и не сломать себе шею, а ведь амбалы не разбирали куда швырять избитое тело, так что вместо черных мешков под жопой мог оказаться не столь приветливый бетон.

Голова предательски шла кругом, но даже сквозь замутненный алкоголем разум Варкан понимал, что за ним кто-то наблюдал, каждой клеточкой тела волк чувствовал на себе чужой взгляд, это ощущение не нравилось. Варкан был настороже, но виду не подавал. Он прикрыл глаза, сделал долгий, глубокий вдох, а потом вперился взглядом в темноту, уходящую за поворот, откуда шел запах, едва различимый, покрытый туманной дымкой. Теперь волк точно знал, где находился чужак.

Чувствовать на себе взгляд бывалого охотника было неприятно. Будучи разоблаченной, наблюдательница набралась смелости показаться из-за угла. Она не бросилась прочь, а с легким страхом смотрела на волка. Видела в нем чистого зверя, жестокого охотника, инстинкты кричали, что нужно бежать, постараться удрать. В таких одиночках охотничья черта выражалась сильнее. Наблюдательница смотрела на глубокий шрам на правой щеке с неровными краями. Она боялась сделать резкое движение, не желая спровоцировать охоты. Тяжелее всего удалось выдавить из себя приветливую улыбку:

- А ты бесстрашный.

Варкан, увидев воочию своего наблюдателя, расслабился, перестал держать незнакомку взглядом и достал мятую сигарету. Щелкнула зажигалка, которая согласилась поделиться огнем только с третьего раза, волк затянулся.

- Давно не видел лис, - произнес он на выдохе, выпуская изо рта клубы сигаретного дыма. - Думал, вы передохли все.

Лисья шуба стоила дорого, особенно такой молодой, непотрепанной лисы. Раз она в человечьем облике выглядит так эффектно, то шкура еще лучше. Еще Варкан слышал, что их органы ведьмы используют во всевозможных зельях, будь то любовный приворот или привлечение богатства.

Лиса заметно поежилась, но промолчала.

- Я наблюдала за твоей выходкой, - она вышла к волку настолько, что попала в свет мигающего уличного фонаря, и теперь Варкан мог лучше ее разглядеть. Незнакомка чуть склонила кудрявую рыжую голову на бок, повела острыми лисьими ушами. - Оно того стоило?

- Несомненно.

Варкан давно не охотился, и сейчас погоня в планы не входила, а перспектива окончательно вымотаться ради лисы, которая в силу молодости имела все шансы сбежать от старого, уже поседевшего охотника, не слишком прельщала. А вот ее смелость выйти и заговорить пробудила нотку интереса. Интерес Варкан любил.

- Я Саира, - лиса подошла чуть ближе, но при этом оставалась на относительно безопасном расстоянии, чтобы в случае чего у нее было преимущество и хватило времени удрать. Волки быстрые и охотились на них столетия, но и лисы научились путать следы и прятаться, даже в городских джунглях.

Теперь Варкан отчетливо «слышал» ее запах, запах дичи. В нем шелохнулись спящие инстинкты, которые пришлось подавить.

- Варкан, - он бросил недокуренную сигарету на асфальт, разлетелись крохотные искры и исчезли в темноте. - Понравилось шоу?

- Очень, - из-под длинного плаща показался хвост, которым лиса махнула скорее машинально и неосознанно. Богатый, пышный хвост. - Ты необычный волк.

- Совершенно обычный, - пожал плечами Варкан и посмотрел в зеленые глаза.

Саира улыбнулась, только на этот раз улыбка была не приветливой, а хитрой, совсем лисьей, обнажились аккуратные маленькие клыки. С такими клыками с волками ей никогда не тягаться.

- Время покажет, - приятно прошептала Саира. - Еще увидимся.

Лиса сделала шаг назад, не поворачиваясь к волку спиной, и пропала из света «умирающего» фонаря. Уже через мгновение остался лишь едва уловимый след дичи, тянувшейся через переулок, уходящий за угол, но и он вскоре простынет и исчезнет.

Детство Варкана выпало на разгар войны, пришлось увидеть много крови, жить в нищете. В те далекие годы другой участи не знал никто. Да и выжить посчастливилось не всем. Война закончилась, а приспособиться к новым условиям оказалось не так просто, и не успел волк опомниться, как пора было уступать дорогу молодым, когда появилось новое поколение волков, уже не видевшее военное время. О войне не говорили, ее старались забыть, стереть из памяти городов и их жителей. Война давно стала пережитком прошлого. Варкан чувствовал, что и сам был пережитком, отработанным материалом прошлого, о котором пора всем забыть.

Варкан успел проснуться и налить чашку дешевого крепкого кофе, больше похожего на непонятную бурду, когда в дверь постучали. Он так и открыл дверь, с чашкой противного кофе в руке и взъерошенным ворохом седых волос на голове. На пороге, закутанная в плащ с меховой оборкой, стояла Райста. В одном шаге от нее дежурил охранник, на этот раз сопровождение было полностью в волчьей шкуре и на четырех лапах, Варкан лишь мельком на него глянул и переключил все внимание на нежданную гостью. Длинные белые волосы убраны в тугой строгий хвост. Больше остального привлекли пухлые ярко-алые губы. Волчица выглядела дорого и эффектно, как и положено настоящей альфа-самке. Она не стала дожидаться приглашения и сама прошла в комнату, оставив за порогом «цепного пса», захлопнув дверь перед его носом. Варкан невольно улыбнулся ее самоуверенности, что в этой квартирке с незнакомым волком в компании с ней ничего не сделается. Или же она, напротив, хотела, чтобы сделалось?

Райста окинула брезгливым взглядом жилище, в которое попала. Дешевая комнатушка, впрочем, как и все в нищенском районе. Вместо стекол на окне пустая оконная глазница, через которую свободно сновал холодный ветер. Ветер врывался в помещение, перелистывал страницы потрепанной книги, лежавшей на полу, шелестел мятой простыней на полуразваленном диване.

Волчица прошлась по комнате, высокие шпильки красных лодочек стучали по облупившемуся, вспученному, паркету, и чистый звук казался совсем неподходящим дешевой обстановке.

- Ожидала другого, - заключила она, повернувшись к Варкану.

Во взгляде темных карих глаз волчицы была злость, глубоко засевшая ненависть, скрывавшаяся за приветливой с виду улыбкой. Варкан заметил это еще вчера, в «Ночном Страннике».

- Чего же?

- Думала у такой… - она на секунду задумалась, подбирая подходящее слово, - легенды с финансами не настолько туго.

Варкан отхлебнул кофе, в голове понемногу прояснялось.

- С легендой ты преувеличиваешь.

Райста находила волка достойным собеседником, слышала, что он был наемником и всегда выполнял работу, за которую брался. Десять лет назад этого Варкана преследовала военная полиция за ограбление важной ведьмы, но придать волка суду так и не вышло. Он фигурировал еще в нескольких громких делах: об убийстве мэра-перевертыша, мелькало имя в резне на мясной фабрике, когда хищники распотрошили целый штат косуль и опустошили сейф с годовой выручкой. Теперь волк был довольно стар, а денег за бурную молодость накопить не получилось. Что ж, с этим Райста могла помочь. А он мог стать полезным ей. Она подошла к волку вплотную, взяла у него из рук чашку, поставила на придиванный столик, не отрывая взгляда от желтых глаз.

- Ты ведь не думаешь, что тебя случайно в клубе так близко подпустили ко мне? – Райста вздернула острый подбородок. - Я прекрасно знала о том, кто ты такой.

- Думаешь? – с какой-то холодной ноткой прозвучал голос волка.

- Ты был когда-то прекрасным наемником. О да, поверь, я многое о тебе слышала.

Волк уперся спиной о край оконного проема, волчица была совсем близко, можно протянуть руку, схватить ее за загривок и поцеловать в эти яркие алые губы.

- И какое тебе дело до моего прошлого?

Гордая озлобленная волчица умела выбирать больные места, нажимать на них, добиваться своей цели любыми доступными и не очень доступными средствами.

- Такой знаменитый, по молодости, волк и отошел от дел. Ведешь жалкое существование в этой халупе, - слишком презрительно сорвалось с элитного язычка.

Варкан не подал виду, что слова его задели и промолчал, но волчица видела, что он готов слушать, а именно она добивалась.

- Мне нужна твоя помощь, - соблазнительным и одновременно повелительным тоном прозвучало из привлекательных страстных уст.

Райста прекрасно знала, что ее поглотила ненависть. Засела глубоко в душе, пожалуй, она выгрызла саму душу, оставив от нее жалкие лоскуты. Для этого чувства были все основания. Мир, который Райста знала и любила уничтожили. Она совершила ошибку, самую прекрасную, лучшую ошибку, за которую пришлось заплатить слишком дорогую цену.

- Неужели в твоем-то окружении и с деньгами нельзя найти кого получше?

Райста провела ладонью по щетинистой щеке волка. Ему было приятно почувствовать прикосновения такой мягкой, бархатной кожи.

- Нельзя.

Слишком дорого заплатила. Мясорубка перемалывает все.

Когда-то давно Райста любила. Любила так, как не сможет полюбить уже никогда. Она была глупой, маленькой волчицей, верящей в сказки.

- В чем именно нужна помощь?

Это было самое лучшее время в ее жизни. А потом – Райста умерла. В один день.

Она встала на носочки, чтобы достать до обветренных губ волка и, когда до тела остались несколько миллиметров расстояния, она прошептала прямо у губ:

- Я хочу возглавить Восточную стаю.

Варкан взял ее за плечи, останавливая, чуть отстраняя от себя, чтобы посмотреть в ее темные глаза.

- Женщина во главе целого клана?

- Да, - совершенно серьезно ответила волчица, отбросив соблазнительный тон, не скрывая себя настоящую, жесткую.

Она была доброй и любящей. Пока трех ее щенков не умертвили у нее на глазах. Грязная кровь не имела права на жизнь. Вожак лично перегрыз им глотки. Райста изменилась и уже никогда не будет прежней.

- Если сделать все так, будто это я убила вожака, то никто не оспорит мое право встать во главе.

У нее отобрали все, только не позволили умереть. И это главная ошибка.

- Убить вожака не так-то просто.

От волчицы осталась пустая оболочка, заполненная ненавистью. Она должна изменить жестокие, немыслимые правила, чтобы больше ни одна волчица не испытала подобного. Пусть для нее не будет жизни, но она отомстит.

- Поэтому ты мне и нужен. Никому из стаи я не смогла бы предложить подобного, но ты не наш. Тебя не обременяет кровное родство.

- Я подумаю над твоим предложением.

Райста улыбнулась, отчего-то она знала, что Варкан примет правильное решение.

- Не затягивай с ответом. Долго ждать я не буду.

До рассвета оставался один час, через час начнет просыпаться город, и на поверхности появятся другие твари, что боятся совать нос в ночное время. Город забурлит красками, из потаенных углов вылезут ведьмы, торгуя на рынках всевозможными снадобьями, зельями и прочей чушью, пугливые косули начнут закупать у них амулеты для храбрости, вспорхнут крылья крохотных фей, снующих меж городскими развалинами, и не будет на улицах ни одного хищника до наступления вечера.

Сейчас неплохо бы устроиться в теплой постели, но вместо этого Варкан сидел в своей машине, в которой скоро от ржавчины дно выпадет целиком. Он потер уставшие, воспаленные глаза, включил передачу и уже готов был тронуться с места, как дверь машины распахнулась.

На пассажирское сиденье села та самая лиса, с которой они познакомились прошлой ночью. Она нервно прижимала к коленям маленькую женскую сумку. Запах дичи ударил в нос. Лиса внезапно оказалась слишком близко. Варкан как-то невольно сжал руль с такой силой, что побелели костяшки.

- Я смотрю, ты тоже бесстрашная.

- Напротив. Я очень даже боюсь, - призналась Саира, но голос ее при этом не изменился. – Но у меня нет выбора.

Глупая молоденькая лисичка. Она еще жизни-то не видела, чтобы так опрометчиво ей рисковать.

- Вчера возле клуба... – помедлила Саира и продолжила. - Думаю, это судьба свела нас с тобой.

Рыжеволосая не смотрела на волка, она глядела вперед и, казалось, не видела искалеченную дорогу, вглядывалась куда-то дальше, далеко за конец улицы и выбоины, за руины и видела что-то, чего не заметил Варкан во всепоглощающей разрухе. А потом она повернулась к волку:

- У тебя есть мечта?

Варкан усмехнулся, покачал головой, не отпуская руль автомобиля:

- Мои мечты давно закатаны в асфальт.

- Как и у многих из нас.

Саире повезло, она не видела войны, но ее последствия молодая лиса впитала целиком и полностью. Когда она родилась, лис почти не осталось. За всю жизнь своих сородичей удалось увидеть всего три раза: сначала это были родители, пока в сезон охоты их не убили, когда Саира была совсем маленькой. Она также узнала, что шкуры их продали на рынке. Потом дважды встречала лис-путников, рассказывавших истории о жизни, о мечтах. И ничем история Саиры не отличалась от таких же пропащих, потерявшихся лис.

Она мечтала о тихой спокойной жизни, где не надо будет каждый день выживать, хитрить и изворачиваться всеми доступными и недоступными способами. В этих коротких встречах с сородичами Саира услышала рассказы о городе, где живут одни лисы. Конечно, это сказки, по крайней мере, Саира долго так думала, пока слухи о городе не стали появляться все чаще и чаще. Тогда уже она заболела этой мечтой. Лисий город должен быть далеко на Севере, где нет ни волков, ни других охотников и хищных тварей.

Саира снова перевела взгляд на волка:

- За альфу Восточной стаи Южная стая предлагает баснословные деньги.

Волк молчал, слушал, тогда лиса продолжила:

- Только одна я не справлюсь. Мне к ней даже на милю не подобраться. Я слышала, что волки-одиночки порой берут разную работу.

- Думаешь, я такой волк?

Саира невольно вжалась в сиденье под пристальным взглядом желтых глаз охотника. Да, если бы волк захотел, то из машины она уже никогда не сбежала бы, просто не успела:

- Видя тебя вчера в мусорных мешках, думаю, ты тот волк, что не откажется заработать.

- Продолжай.

- Я слежу за волчицей почти месяц, – сердце лисы билось так часто и так громко. Соблазнительно громко. - С твоей помощью мы легко сможем это сделать.

Варкан перевел взгляд обратно на дорогу, объезжать переломанную улицу придется далеко, но относительно живая дорога осталась за два квартала:

- Выкрасть волчицу легко не получится даже с моей помощью.

- Предлагаю половину от той суммы, что мне обещали заплатить.

- Шестьдесят процентов.

- Не многовато ли?

- Основная работа будет на мне.

- Справедливо, - согласилась Саира. По правде, да запроси он все семьдесят, она уступила бы.

- Хорошо. Я в деле.

Восточная стая обитала в родовом особняке за городской чертой, отгородившись от бедности и нищеты высоким кованным забором. Ни в какое сходство не шли городские руины с восхитительным особняком, с его показной роскошью, слишком помпезной для послевоенного времени.

Из-за высоких, подстриженных кустов с улицы не разглядеть самого здания, лишь верхушку второго этажа, но стоило попасть за ограду, как открывалось его великолепие. К центральному входу вела тропинка, выложенная белым мрамором. Даже настоящие стекла вставлены в резные позолоченные рамы, украшавшие окна. Замысловатый дизайн, небольшие шпили на крыше, крыльцо подпирали белые колоны. Варкану было не до любования «высокими» красотами, да даже если бы и было, он никогда не понимал тех, кто восхищался архитектурным искусством, обкладывание себя дорогими вещами - пустая трата денег. Варкан уверен, будь у него состояние, то потратил бы его с умом.

Варкан прекрасно знал, что рассвет наиболее удачное время для вылазок. Волки ночные животные, а ранним утром предпочитают спать, внимание охранников снижено. Да и кто посмеет напасть на территорию таких хищников. Богатство и вседозволенность заставляют забыть об опасностях. Волк пробрался вдоль аккуратных кустов, стараясь держаться с подветренной стороны, чтобы его не учуяли. Прошел вдоль ограды, обошел особняк с заднего двора, появившись на открытой местности лишь на мгновение, в момент перебежки до Западной стены. Волк очень хорошо запомнил запах волчицы, когда она была так близко, едва не коснулась его губ, и теперь он видел этот запах, тянувшийся едва уловимым шлейфом наверх. Волк взобрался на второй этаж по рядом стоявшему дереву, подцепил окно и бесшумно оказался внутри – все отработано идеально.

Райста готовилась ко сну, наводила марафет, сидя перед зеркалом, все такая же прекрасная, с идеальными формами. Варкан не торопился появиться ей на глаза, никому ведь не помешает немного понаблюдать. Из-под сиреневого халата выглядывали острые коленки, одна нога сложена на другую. Белые волосы спадали ровным водопадом, подчиняясь широкому гребню. И вот, гребень отложен в сторону, Райста встала с мягкого стула, развязала пояс шелкового халата, и Варкан выдал свое присутствие:

- Говорю же, паршивая у тебя охрана.

Волчица вздрогнула и резко обернулась. Она была поражена увидеть волка в своей комнате. Даже она не учуяла его так близко, наверное, он пользовался снадобьем для уменьшения волчьего запаха. Сердце слишком часто заколотилось в груди, а дыхание слегка участилось от тревожности, но Райста старалась себя не выдавать, широко и приветливо улыбнулась:

- У тебя, правда, талант. Похоже, я не ошиблась на твой счет.

- Не делай поспешных выводов, - волк на всякий случай щелкнул дверным замком, чтобы их разговору никто не помешал. От мыслей отвлекал этот чертов тонкий шелковых халат цвета сирени.

- Ты подумал над моим предложением?

- Подумал, - волк повернулся к ней. - Я согласен.

Райста вновь улыбнулась, откинула назад белокурые волосы.

- Ты не пожалеешь о своем выборе.

Сейчас Варкан выглядел как-то иначе. Он открывался Райсте с новой стороны, со стороны наемника. Она все еще видела в желтых глазах страсть и желание, которые ее привлекали, но теперь в них мелькал и огонек азарта, как у настоящего охотника. Такой взгляд притягивал и манил еще больше. Только сейчас Райста прочувствовала всю серьезность своей затеи и то, что волк на самом деле был готов помочь ей совершить месть.

Варкан подошел к окну так, чтобы с улицы его не было видно, а сам он мог наблюдать за обстановкой. Пока что ничего не предвещало беды и все шло по плану.

- На тебя тут одна лиса охоту открыла.

Заявление удивило волчицу, она чуть сузила глаза, слушая.

- Лиса хочет продать тебя.

Что ж, подобного стоило ожидать. Волчьи законы жестоки, такое, пусть не часто, но случается. Породистых волчиц воруют из семей, продают, как какие-то вещи, убивают, как дорогие трофеи вешают на стены. Но чтобы какая-то жалкая полукровка, дичь, годная лишь для забавы задумала подобное – неслыханно. Попасться в лапы лисы – верх идиотизма. Райста остро ощущала, как злость поглощала ее целиком. Теперь на горизонте появился еще один враг, которого следовало уничтожить, стереть в порошок и безжалостно растоптать.

- И что ты ей ответил?

- Сказал, что помогу, - честно говорил Варкан.

С таким волком можно быть, как за каменной стеной. Интересно, если бы она встретила его раньше, до трагедии, смог бы Варкан защитить ее и щенков? Наверное, смог бы. И ведь все могло быть иначе. Поздно, слишком поздно о чем-то жалеть.

- Все-таки ты здесь.

- Я же волк. К тому же, как иначе мне заслужить твое доверие.

- И ты его заслужил.

- Эта лиса так просто не отступит. Если она попросила о помощи меня, то найдет и других наемников, пока не добьется желаемого.

- Она будет мешать.

Что ж, оставить ее в живых была бы ошибка. А Райста больше не могла позволить себе ошибаться.

- Тварь, - сквозь зубы процедила волчица. - Поможешь мне от нее избавиться?

- Хорошо.

Улыбка Варкана была холодной, больше похожей на волчий оскал.

Волчьи законы жестоки, жесток и волчий мир, Райста хорошо усвоила этот урок и больше никому не позволит встать у нее на пути, пусть для этого понадобятся любые средства.

Густые кроны вековых дубов едва пропускали лунный свет. Свету пятнами удавалось дотянуться до земли и окрашивать черную листву в серебряный цвет. В лесу осталось мало зверя, на которого можно полноценно охотиться, лес умирал точно также, как город, медленной, мучительной смертью. Саира плотнее закуталась в коричневый плащ и поежилась под холодным ветром, было неприятно осознавать, что сегодня добыча - она, пусть и ненадолго. Все шло по плану, лиса пыталась мысленно себя успокоить, заходя все глубже в непроглядную чащу.

Еще немного и все начнется. Саира боялась, прислушивалась, повела ушами в сторону, откуда дул ветер. Треснула ветка. Ночная птица слетела с дерева. Затрепетали крылья. Уже скоро. Сердце быстрее заколотилось. Совсем скоро. Острый запах охотников был близко. Каждая клеточка тела отчаянно кричала в такт сердечному ритму: «Бежать! Бежать! Бежать!»

Саира вздрогнула, когда перед ней возникли волки, несмотря на всю подготовку, менее страшным этот момент не стал. В человеческом облике они внушали не меньший ужас, чем будучи в звериной шкуре. Три волчицы, готовы разорвать ее в клочья по первой команде их альфы. По спине пробежал неприятный холодок.

- Что у нас здесь, - полупрорычала Райста, шедшая впереди. - Свежая, аппетитная лисичка.

Она медленно двигалась навстречу. Шаг, еще один шаг. Между лисой и волчицей оставалось всего несколько шагов. Слишком близко!

- Я… я здесь случайно, - Саира невольно попятилась назад под волчьим натиском, она старалась унять дрожь в голосе, но получалось это плохо. - Послушайте, ну не будет же такая знатная волчица, как вы, пачкать лапы?

Райста остановилась. Варкан ее не подвел. Лиса оказалась именно там, где они договорились.

- Никто не откажется поохотиться, - Райста чуть повернула голову, обращаясь к своим подругам.

А потом все внимание вновь сосредоточилось на лисе.

- Беги, сука, - утробно прорычала волчица, теряя человеческий голос.

Слова гулом отдались в висках. Саира бросилась прочь. Упал на влажную землю коричневый плащ. Саира оторвалась от земли на двух ногах, а приземлилась уже на все четыре полноценные лисьи лапы. Лисы быстрые и хитрые звери, она должна справиться. Быстрее, быстрее, быстрее! Только не замедлять бег.

Райста не торопилась, она растягивала удовольствие, дав лисе крохотную фору. Альфа опустилась на землю, кожа внезапно стала слишком тесной, давящей. Волк рвался наружу, жаждал свободы и охоты! Волчица встряхнулась, кожа на спине пошла трещинами и лопнула. Она встряхнулась снова, сбрасывая с себя такую неудобную человеческую кожу, по сторонам разлетелись ошметки, порванные лоскуты. Она встряхивалась снова и снова, и вскоре от человека не осталось ни следа. Теперь в лесной глуши стояла полноценная волчица, облаченная в серую шкуру. Волчица сорвалась с места и бросилась за лисой, опережая подруг.

Лес заговорщически шептал, наблюдая за погоней. Никогда прежде Саира не бегала с такой скоростью. Казалось, еще немного и клыки охотниц сомкнуться у нее на глотке. Она слышала тяжелый рык за спиной. «Быстрее, быстрее, быстрее!» Она лиса, это у нее в крови, она справится, обязательно справится. Волчий рык отдавался в ушах, сердце готово выпрыгнуть из груди. Еще немного и она приведет ее к Варкану. Еще немного и Саира будет в безопасности. Лапы горели от стремительного бега.

Густой, непроходимый лес, в нем множество троп, ловушек, коряг, то и дело стремившихся зацепиться, замедлить, остановить. Прямо бежать было нельзя, надо путать следы, надо чтобы мчалась за ней только Райста, но не позволить ей быть слишком близко. Замри Саира хоть на мгновение и гибели не миновать. «Быстрее. Еще немного!»

Острая боль внезапно пронзила тело.

Неужели она проиграла? Успела промелькнуть мысль, прежде, чем лапы предательски отказали. Лиса повисла в воздухе.

Волчьи клыки вонзились в шею. Из рваной раны хлынула кровь, кровь попадала в горло, Саира жадно хватала ртом воздух, которого разом стало не хватать. Она слышала хруст собственных костей.

А ведь где-то на Севере есть город лис. Там на них никто не охотится. Там нет волков. Может, теперь она попадет в этот прекрасный сказочный город? Саира сильно хотела в это верить.

Хруст.

Тепло разлилось по каждой клеточке. Боль была не долгой. Она стремительно пронеслась по телу и отпустила. Пару раз тело судорожно дернулось. Лиса рухнула замертво.

В следующий миг на поляну влетела волчица и замерла, удивленно уставившись в ярко-желтые глаза черного волка, пасть которого перепачкана в крови, теплой, капающей с клыков.

- Варкан? – прорычала Райста.

Перед ней стоял матерый черный волк с огромным шрамом, который не могла спрятать даже черная густая шерсть. Теперь волк смотрел не дружественно, иначе. Теперь Райста ощутила себя добычей. В один миг в голове все встало на свои места. Райста и не заметила, как увлеклась погоней, как умело лиса запутала следы, и другие волчицы отстали от своей альфы.

Желтые глаза бывалого охотника смотрели не мигая, он не сводил взгляда с не на шутку испуганной волчицы. Страх, боль, отчаянье, злость – все разом читалось в ее почерневших глазах. Райста не сказала ни слова. Она все поняла.

Волчица тщетно попыталась ринуться прочь.

Лес шептал, деревья колыхались на ветру. Десятки лет потребуется прежде, чем сюда вернется зверь. Война оставила шрамы на всех, изуродовала каждого. Прогнивший город с прогнившими жителями, в отличие от леса, наверное, не оправится никогда. Продолжит разваливаться на части, год за годом, пока не останется ничего.

- Жаль, что так вышло, - искренне произнес Варкан, захлопывая багажник автомобиля. - Но за тебя слишком много платят.

Из железной коробки раздавался тихий скулеж. На заднем сиденье лежала дохлая лиса в дорогой шубе. Времени было в обрез. Волчицам скоро удастся распутать замысловатый след, но когда это случится, Варкана уже здесь не будет. Теперь он мог исчезнуть из прогнившего города, начать новую жизнь.

Пережиток прошлого, которому все-таки удалось выдрать свой заслуженный кусок в жизни. Варкан ехал на старой колымаге по разбитым улицам, скоро наступит рассвет.

-1
248
07:51
+2
очень понравился рассказ, я в абсолютном восторге.
Подробный комментарий будет позже, а рассказ, правда, замечательный) Хочу продолжения… inlove
15:46 (отредактировано)
+3
Наверное, я не подхожу под ЦА этого рассказа. Допускаю, что есть те, кому нравятся истории про антропоморфизм, хотя здесь несколько иной вариант: перед нами животные, но в человеческом обличье. И вот из-за этого у меня происходит «разрыв шаблонов», я не знаю, как их оценивать: как людей (этаких оборотней) или как животных. Потому что и в описании людей, и в описании животных здесь имеются существенные ошибки. В результате серьезно рассказ не воспринимается.
Перед нами история про матерого мужика, который отошел от дел, прозябает в нищете и которому предлагают заработать. В результате он предает всех и получается то, что ему не хватало, — деньги.
Думаю, если бы убрать волков, история пусть и вышла бы несколько шаблонной, но стала бы более понятной.
21:02 (отредактировано)
+3
Превосходно, оч. профессионально, требуем продолжения! Прочесть бы рассказы тех, кто поставил минус, наверняка значительно слабее.
21:50
+2
Великолепная работа! Полное погружение! Словно фильм посмотрела, настолько хороши описания! Автор мастерски нарисовал героев. Они живые, они реальные! bravo
Аплодирую стоя!
15:23
+1
В конце рассказа понимаешь, почему этот якобы крутой наемник такой нищий. Если работать «и вашим, и нашим», то и репутация будет соответствующая. Слабо верится, что ему заплатят.
23:05
Большое спасибо всем за прочтение и комментарии!
Загрузка...
Мартин Эйле №1