Олег Шевченко №1

Луна

Луна
Работа №115

Неприятно кольнуло разрядом статики. Эван отдернул руку и машинально напряг пальцы, снимая спазм. Самодельная магнитная катушка никак не хотела вставать в желоб. Придется снова его растачивать. Эван так долго искал нужные детали, что сейчас, когда он почти у цели, раздражался даже от самых мелких промахов. Еще немного торопливой работы с абразивом и последний элемент, наконец, с щелчком встал на место. Уставший, но довольный, юноша откинулся на стуле, вытирая со лба проступивший от напряжения пот.

Внезапный толчок выбил из рук отвертку. Воздух наполнился металлическим скрежетом. Лачугу тряхнуло так, что ветхие жестяные стены едва устояли. С прошлого раза амплитуда значительно возросла. Что-то внутри всей системы выходило из-под контроля. Город умирал.

Эван спешно закинул вещи в рюкзак и выскочил наружу. В нос ударил едкий запах гари с примесью плавящейся изоляции. В переулок высыпали жители соседних хибар, оценивая нанесенный ущерб. Вспомогательный трансформатор неистово искрил. Клубы дыма сгущались под потолком. Глаза защипало. От поднявшегося гвалта звенело в ушах.

Пошатываясь, как в дурмане, Эван наклонился, чтобы поднять старушку, не устоявшую на ногах во время встряски. Седая женщина с неожиданной силой вцепилась своими сморщенными руками в его предплечье. В помутневших глазах, как в адском зеркале, отразились вспышки электрических искр, – Час конца близок. Демоны из бездны рвутся, чтобы снова пожрать нас.

- Демоны обойдутся, - процедил Эван сквозь зубы, стиснутые от усилия - женщина, несмотря на возраст, оказалась тяжелее, чем он ожидал. Извернувшись, он подсадил ее плечом под грудину и, воспользовавшись ногами как рычагом, поднялся, прислоняя старое тело к ржавой стене, - Шла бы ты на площадь, старая, здесь становится жарко.

- Благословит тебя Вселикий, сынок!

Эван лишь махнул ей через спину, его путь лежал за пределы воли богов.

Тщательно продумывая дальнейший маршрут, он пробирался через обвалившиеся балки. Приходилось уворачиваться от сновавших соседей. Те как могли, пытались затушить разгоравшееся пламя, засыпая его остатками синтетического песка. Разрушения были серьезней, чем раньше, но все же, на этот раз их сборнометаллический улей сможет устоять. У него есть еще время.

За сто двенадцатым шлюзом дела обстояли лучше. Эта часть платформы всегда была более устойчивой, древние строители успели укрепить ее сильней периферийных секций. До того, как рухнул прежний мир. Но даже здесь жильцы выбежали на улицу, опасаясь быть погребенными в своих шатких домах. Взгляд Эвана уперся в полуобнаженную женщину с младенцем на руках. Ребенок таращился изо всех своих тщедушных сил, пока мать пыталась его накормить. Одной рукой прижимая к себе голову заливавшегося плачем крошечного человечка, второй она настойчиво и ритмично сжимала набухшую грудь. На бледной коже, приковывая взгляд, алел сосок, из которого проступили молочные капли. Когда младенец, наконец, сдался и, прильнув к матери, с чавканьем присосался к груди, Эван неожиданно почувствовал напряжение внизу живота. Ему нетерпеливо захотелось секса. Стоит зайти к Ие, - пронеслось в голове.

***

Холодеющая вода обволакивала тело, баюкая как материнские объятья. Кожа уже сморщилась и побелела. Но мучительно не хотелось вылезать. Одеревеневшие конечности не слушались. Столько усилий, чтобы оставаться на плаву. Я открыла глаза, задержала дыхание и погрузилась с головой под воду. Лопатки уперлись в дно ванны. Искрящиеся блики плясали на потолке, складываясь в диковинные узоры. Зеленоватая прозрачность воды мутным стеклом преломляла окружающий мир, делая его сказочным, потусторонним. Остаться бы здесь навсегда. С каждым разом все труднее становилось заставить себя вернуться. А надо ли?

Сдавленные легкие по капле выпускали воздух, пузырьками поднимавшийся к поверхности. «Что ты делаешь, Лорен» - пронеслось в голове. В ушах барабанной дробью отдавались систалические ритмы. Бум - бум - бум. Лорен. Лорен. Звук нарастал. Я рывком вынырнула на поверхность. В дверь неистово колотил муж, выкрикивая мое имя.

- Лорен, выходи! Ты снова меня пугаешь! – в голосе нарастала тревога.

Выбравшись из ванны, я протянула было руку к полотенцу, но, передумав, отвернулась. Каждое движение давалось с трудом.

Виктор едва не ввалился в распахнутую мной дверь.

- Я лечу первым классом. Я могу позволить себе воду и лежать в ней сколько захочу, - буркнула я, проходя мимо. Тяжелые капли падали следом, оставляя за мной мокрые отпечатки.

- Ты не можешь так вести себя вечность, - донеслось из-за спины. Я не обернулась. Грузно рухнула на кровать и уткнулась влажным лицом в подушку. Мне не вынести этого бремени.

Виктор тяжело вздохнул. – Хочешь поговорить? – спросил он нежно, но почти без надежды.

Говорить мне не хотелось. Не хотелось и дышать.

Матрац прогнулся под новым весом, я почувствовала теплую руку на своей спине, - Милая, это был и мой ребенок. Но мы должны жить дальше.

Из моей груди вырвался надрывный стон.

***

Закончив, Эван откинулся на топчан и уставил рассеянный взгляд в потолок. Ия растянулась рядом. Они часто так лежали после секса обнаженные и мокрые, глядя в никуда – короткая передышка в череде каждодневных обязанностей купола. В их мире безделье равнялось с грехом, каждый должен привносить свой вклад в общее процветание. Нет. Не процветание. Выживание. Этот город тонул в бесчисленных поломках - вековые стены рушились, механизмы выходили из строя, последние остатки технологий рассыпались в труху. С трудом добытой пищи не хватало, чтобы прокормить разросшееся население. Жизнеобеспечение отказывало секторами. Они потеряли уже около десятка шлюзов. За каждым трагедия. В этих глухих стенах до сих пор гуляет эхо от криков людей, оставленных в закрытых зонах умирать. Призраки купола. Сопутствующие потери. Здесь не было места жалости, как и не было места лени. С двенадцати лет Эван трудился в бригаде механиков, Ия работала на гидропонике. Каждый из них – винтик в системе. Системе, которая теперь дала сбой. С тех пор как началась сейсмическая активность все пошло наперекосяк. Как и многие – Эван оставил работу. Какой смысл чинить умирающий город? Служители Вселикого вещали о Втором Апокалипсисе. О новом конце света, в котором их мир окончательно падет и они – жалкие остатки человечества – канут в Лету, как и вся эта проклятая планета.

- Как ты думаешь, демоны и впрямь придут за нами? – Ия лежала на спине. Ее пальцы тянулись к маленьким фигуркам металлических человекоподобных существ, подвешенных под потолком.

Эван мельком взглянул в направлении ее жеста.

– А ты, правда, думаешь, что если они придут их остановят обереги? – он пренебрежительно фыркнул.

Эта наивность в Ие его раздражала. В целом, она была не плохой, доброй и ласковой, не то чтобы красивой, но зато очень гибкой и упругой. Ему нравилось заниматься с ней сексом, нравилось лежать с ней после, молчать и смотреть в пустоту. Но ее болтовня порой сводила его с ума. Несмотря на то, что Ия была старше, в ее голове словно витал ветер, наполненный древними преданиями и сказочными персонажами. И от того Эван считал ее недалекой.

- Но ведь сейчас кто-то же рвется наружу, сотрясая весь город, - не унималась девушка.

Эван не ответил.

- Я помню рассказы старой Нары про мир, который был до Первого конца света. Про древних людей и их машины. Про то, как купол сомкнулся над выжившими, а затем пришли демоны. Стальные слуги преисподней. Про Великую войну и про то, как демоны отступили… или погибли… или…

Нетерпеливый вздох прервал ее рассказ, - Да не верю я в эту чушь, - Эван повернулся к подруге, подперев голову рукой, - Нет никаких демонов.

- Тогда что же это, - Ия вопросительно вскинула руку, указав на фигурки, и надула губу, - Я хочу в это верить. Ведь это будет значить, что и все остальное правда, – в мечтании она закатила глаза, - Больше всего я люблю рассказы про небо. Ты знаешь, что такое небо? Говорят, у них оно было над головами. Прямо как у нас купол, только далеко-далеко и такое синее и светлое. А по ночам темное. И были звезды. И Луна. Я хочу увидеть Луну. И небо.

Глядя на подругу, на ее взбудораженные глаза, кудрявые волосы, раскиданные по обнаженной груди, Эван испытал внезапный укол нежности. Или похоти. Он не вполне знал, как отличить эти чувства.

- Хорошо, я верю в небо, - сказал юноша ласково. Ия улыбнулась ему.

- Но не в демонов, - лукаво добавил Эван.

- Ах, так, - Ия всплеснула руками. – Ну, я тебе покажу, - одним рывком она игриво оседлала партнера и принялась его щекотать. Завязался шуточный бой, вновь распаляя обоих.

Они уже были готовы ко второму раунду, когда снова тряхнуло. Стены содрогнулись, заскрежетала сталь переборок.

- Второй раз за день… Дела хуже, чем я думал, - Эван торопливо вскочил и схватился за одежду, - мне надо идти, - бросил он отрывисто, натягивая на ходу штаны.

- Разве ты не хочешь провести со мной все оставшееся время?

- У меня есть план, и, если он сработает, времени у нас будет навалом, - ответил он уже стоя в дверях.

- Тогда я с тобой.

***

Эван хотел пойти один, но не было времени спорить. Уже будучи в атриуме, он повернулся к Ие со словами, - Только одно условие – ты будешь молчать и делать только то, что я скажу. Девушка согласно кивнула, но тут же переключила внимание – в центре площади, в окружении охраны, служители Вселикого проповедовали о грядущем конце света. Ия попыталась пробраться сквозь толпу поближе. Эван колебался – нужно продолжать путь одному, но что-то не давало уйти.

Воздев руки к куполу, иерей вещал о грядущем, суля всем вечный пламень и перерождение в лучшем мире, - Второй Апокалипсис грядет! Очистите Вашу карму, дети мои! С покаянием и смирением предстаньте пред очами Вселикого! Да избавит он наш мир от скверны своим всепрощающим огнем! Да призовет он к ответу грешников и да защитит он праведников. Ибо кто верует, тот спасется. Кто не верует – уготованы тому вечные муки в стальных лапах адских демонов.

- Хватит кормить нас этими байками, - неожиданный возглас из толпы рассек воздух, - надо спасаться!

Священнослужитель проповеди не прервал, но лицо его едва заметно скривилось от отвращения – явный знак для охраны. Откуда ни возьмись, среди паствы возникли вооруженные люди в штатском. Они стремительно окружили смутьяна. Мгновение ока и макушка горлопана уже скрылась в обступившем его кольце. Зловещие слова иерея эпитафией звенели над головами. Ия было дернулась в сторону поверженного мужчины, попыталась что-то прокричать в его защиту, но цепкие руки с силой дернули ее и зажали рот. Эван выволок девушку из толпы, не давая ей издать ни звука.

- Ты в своем уме? – прошипел он сквозь зубы, - Хочешь, чтобы и тебя забрали?

- Что они с ним сделали? – снова свободные - губы Ии дрожали.

- Тебе лучше не знать.

- Но он же ничего не сделал, - жалобно протянула девушка.

- Ты знаешь, как у нас наказывают еретиков, - Эван посмотрел в глаза спутнице и понизил голос до едва различимого шепота, - То куда я иду… что собираюсь сделать – это в сто тысяч раз хуже его слов. Это ересь из ереси.

Глаза Ии наполнились слезами, - Мне страшно, Эван.

- Тогда иди домой, - тон его прозвучал неумолимо безразлично.

Ия колебалась. Она до крови прикусила губу, выдохнула и отрицательно качнула головой. – Я с тобой.

Воспользовавшись возникшей на площади суматохой, двое, незамеченными, свернули в один из тех темных заброшенных тоннелей, куда в обычное время вход был воспрещен.

Идти пришлось какое-то время на ощупь, и лишь когда они удалились на достаточное расстояние, чтобы не привлекать внимание, Эван достал из рюкзака люминесцентный светильник.

Представшая перед ними картина запустения была еще безнадежней, чем жилая зона после землетрясения. Ржавчина струпьями облепила стены. Густой слой пыли пегим саваном покрывал все, до чего мог дотянуться взгляд. Обломки неизвестных механизмов, словно молчаливые стражи преграждали путь, заставляя петлять как в лабиринте.

Продвигаясь по незнакомым коридорам, наконец, путники уткнулись в закрытую дверь. Рукавом залатанной рубахи Эван протер покореженную временем табличку. «Шлюз номер 18» гласила надпись. Чуть ниже – приписка от руки: « Именем Вселикого. Не входить!»

Не вняв запрету, юноша навалился всем телом на вентиль переборки. Без толку. Посветив фонарем вокруг, Эван отыскал обломок трубы, чтобы создать рычаг. Не сразу, но застрявшая дверь поддалась. Рукоять провернулась. Шлюз с шумом открылся. В лица путников ударил поток густого смердящего воздуха. Ия закашлялась.

- Шшшш, - Эван приложил палец к губам.

- Здесь невозможно дышать, - отозвалась девушка, пытаясь спрятать лицо в горловину свитера.

- Научись уже молчать, - холодно прошипел Эван, одарил спутницу гневным взглядом и шагнул внутрь.

Помещение отличалось от всего, что они видели ранее. Зала была огромной - света фонаря не хватало, чтобы различить дальние стены. Далеко, насколько хватало глаз, тянулись неровные ряды колонн. Если в их расположении и была какая-то логическая схема, она была ведома только безумному архитектору, создавшему все это. Юноша едва подавил в себе изумленный свист. Ия, заслонившая лицо тканью как фильтром, напротив, казалось, не замечала ничего вокруг: – Тебе обязательно быть таким грубым? Иногда ты бываешь полным придурком.

Эван не слушал. Он остановился у одной из колонн, изучая причудливые контуры ее основания. В какой-то момент эта форма показалась ему странно знакомой. Юноша сглотнул и нетвердой рукой направил вверх свой фонарь. Вслед за его жестом Ия подняла глаза и вскрикнула, тут же зажав рот руками. То, что они приняли за основание, на поверку оказалось огромной металлической ступней, переходящей в ногу-колонну, служившую опорой массивному туловищу. Над ними возвышался своим сложносочлененным телом окаменевший, покрытый патиной человекоподобный гигант. Ржавый многовековой колосс. Демон древнего мира. Глаза Ии наполнились ужасом и слезами. Эван покрутил головой. Со всех сторон их окружали застывшие исполины из бабкиных сказок, в точности как у Ии под потолком. Их были десятки, может сотни, не разглядеть. Священный трепет охватил путников. Ия съежилась под гнетом нависших чудовищ. Худший кошмар ожил перед ней. Эван, поборов нахлынувший страх, протянул руку к ноге-колонне. Сначала робко, затем уверенней, он ощупал изъеденный коррозией металл. Осмелев, ударил кулаком. Пнул. Раз. Другой.

- Они мертвы, - констатировал юноша.

Ия всхлипнула, затем неожиданно выхватила из рук спутника обломок трубы и с остервенением накинулась на неподвижную ступню. Она рыдала и колошматила безмолвного гиганта со всей мочи, вымещая на нем личную обиду на этот мир, и на свой страх, и на Эвана, затащившего ее сюда - в этот склеп с призраками ветхозаветного прошлого. Она лупила, пока не выбилась из сил, рухнув на колени перед поверженным врагом. Ошарашенный внезапным порывом спутницы, юноша лишь, молча, наблюдал за происходящим. Мурашки побежали по спине раньше, чем он успел обернуться. Чудовищный визг архаичных шарниров разорвал тишину залы. Торс одного из гигантов едва заметно сдвинулся. В том месте, где должна быть голова, вспыхнули четыре блекло-красных огня. Неровно моргнули и вновь погасли. Обезумев от ужаса, Эван схватил Ию подмышки и, не разбирая дороги, кинулся прочь. Когда бежать уже не было сил, они остановились перевести дыхание. Юноша прислушался. Призраки доисторических чудищ хранили молчание. Тем не менее, кто-то их преследовал. Кто-то из настоящего. Вскоре послышались голоса. Беглецы бросились наутек, но, не пробежав и ста метров, уткнулись в глухую стену. Погоня настигала. Отступать было некуда. Эван крепко сжал руку спутницы, инстинктивно заслоняя ее собой.

Свет фонарей больно ударил по глазам. Щурясь, юноша старался разглядеть приближающихся. По характерным силуэтам он угадал в них Священную охрану. Всего мгновение и их уже окружал вооруженный отряд. Вперед выступил человек в церковных одеждах.

- Еретики! Ренегаты! – грозно вскричал служитель, вскидывая руку в карающем жесте, - Как Вы посмели проникнуть в Проклятый город! Именем Вселикого, приговариваю Вас к смерти.

Эван от безысходности крепко зажмурился, готовясь проститься с этим миром.

Он все еще закрывал собой Ию, когда раздался выстрел. Из легких с шумом вырвался воздух. Но боли не было. Эван открыл глаза. Один из охранников рухнул замертво. Остальные заняли оборонительные позиции. Атаковавшие подошли из-за спины. Раздался новый выстрел. Эван машинально пригнулся к полу, утащив за собой Ию. Он по-прежнему сжимал ее пальцы, и видимо с такой силой, что костяшки побелели у обоих. Перед ними завязался бой.

Кто-то из бойцов охраны выкрикнул: - Повстанцы.

Невероятно! Сопротивление, о котором ползло столько слухов, все-таки существует. Но у Эвана не было времени разбираться в сторонах перестрелки. Прячась за телами молчаливых великанов, они поползли прочь от места сражения. Ия дернула спутника за рукав и жестом указала на стену. Эван не сразу понял, на что он смотрит. Где-то в метре от пола начиналась решетка вентиляционного канала.

***

- Ты только посмотри на эти ягодицы! Так бы и съела! - Сандра буквально раздевала глазами атлетичного стюарда у барной стойки.

- Ты в своем уме! Я замужняя женщина, – нарочито манерно воскликнула я и лукаво покосилась на объект ее вожделения, – Хотя во вкусе тебе не откажешь, - Мы обе расхохотались от души.

Я почувствовала теплые пальцы поверх своей руки. Во взгляде Сандры читалось участие с примесью сочувствия, - Я так рада, что ты, наконец, выбралась. Так и знала, что межпланетарный круиз пойдет тебе на пользу, - она склонила голову, доверительно подавшись вперед.

Улыбка сползла с моего лица. Я осторожно высвободила ладонь и отвела глаза, прячась от нахлынувшего приступа жалости.

- Я не хотела задеть за живое, прости, - Сандра не на шутку взволновалась моей реакцией.

Испытав укол совести, я вновь постаралась натянуть дружелюбную мину, - Я впервые лечу здесь в качестве пассажира. Все время хочется завернуть на мостик, когда прохожу по центральной палубе.

- Даже не думай! Ты на отдыхе. И должна заниматься всякой легкомысленной чепухой, - Сандра улыбнулась, не скрывая облегчения.

- Например? – я вскинула бровь.

- Например, разглядывать со мной аппетитные попки, – хихикнула Сандра, - Купаться в бассейне. Танцевать до упаду. Кувыркаться с мужем ночи напролет.

Я хмыкнула, и прикусила соломинку коктейля, - Это я и на Земле могу делать.

- Что там на земле. Ты пробовала все это с отключенной гравитацией?

Не удержавшись от легкого сарказма, я склонила голову к подруге, - Милая, я с двадцати лет пилотирую звездолеты.

- Какая ты зануда, - фыркнула Сандра, и, откинувшись на спинку стула, залпом осушила свой бокал. Уставившись в окно, она разглядывала кольца Сатурна. Или делала вид.

Беспорядочно побарабанив пальцами по столу, Сандра жестом подозвала стюарда, - Маргариту повторите, пожалуйста.

Я с сомнение покосилась на свой приторный дынный коктейль, - А мне текилы, - и, чуть помедлив, добавила, - лучше сразу бутылку, - и пожала плечами в ответ на неодобрительный взгляд подруги.

Разговор не клеился.

- Что слышно в мире? - после того как принесли напитки, Сандра вновь попыталась неловко начать диалог.

- А мне откуда знать?

- Ну, ты же смотришь новости. Вчера опять показывали строительство этой колонии на Луне. Вроде бы скоро отправят первых поселенцев. Что ты об этом думаешь?

Скривившись от горечи напитка, я смогла выдавить из себя лишь короткое, - Давно пора.

- Как по мне, так они носятся с ней как с писаной торбой.

- Что ж, пока это наша единственная колония вне Земли. Когда-нибудь мы заселим весь космос, и это уже не будет вызывать таких эмоций, - я наполнила новую стопку.

- А ты видела этих гигантских роботов-строителей?

- Да. Несколько лет назад я служила на грузовом транспорте, мы перебрасывали технику на Луну. Я видела и строителей, и зонды-терраформеры. Чудная человеческая фантазия! Представь себе – зонды в виде китов!

- Потрясающе, - тон Сандры противоречил словам. Она откровенно скучала. И мне было все равно. Разговор вновь утих, а вскоре отключилось и мое сознание.

Очнулась я, лежа в кровати, голова нещадно раскалывалась. В каюте было темно, но я почувствовала чье-то присутствие. Виктор сидела рядом со мной, бесцельно теребя пальцами пузырек с моими антидепрессантами, – Ты опять их не принимала?

- Ты же сам сказал – либо таблетки, либо алкоголь, - я отвернулась, натягивая голову на одеяло.

- Значит, не пей. Ты должна выполнять предписания.

- Ты мой муж, а не психотерапевт.

- Просто пей эти чертовы таблетки! - Виктор вспылил, - Хватит строить из себя скорбную мученицу. Не одна ты страдаешь! Не одной тебе больно! Только я не веду себя как придурок! Не напиваюсь до беспамятства, не морю себя голодом и не пытаюсь утопиться. Ты что хочешь умереть?

- Может и так, - слезы крупными каплями упали на подушку.

***

Выбравшись из вентиляции, беглецы огляделись. В этом небольшом помещении было также захламлено, как и в других. Но, что сбивало с толку – здесь все еще работало освещение. Пусть часть покрытых пылью плафонов давно погасла, а оставшиеся светили намного слабее, чем должны. Но факт оставался неизменным – в этой части купола, заброшенной в незапамятные времена, по-прежнему было электричество.

- Как такое возможно? - Ия не верила своим глазам.

- Резервное питание автоматически распределяется между самыми важными системами.

- И что же здесь такого важного?

- Ответы.

- Где?

-За этой дверью, - Эван указал на внушительную шлюзовую переборку.

- Но как мы туда попадем? – Ия недоверчиво покосилась на клавиатуру замка. Судя по мигающей подсветке, кодовая панель все еще функционировала, - Ты знаешь пароль?

- Нет, - Эван лукаво подмигнул и полез в рюкзак.

- Что это?

- Это то, что я наконец-то дособирал сегодня утром. То, что поможет нам отключить магнитный замок, - немного повозившись с креплением, юноша все-таки установил свой модуль на двери и на всякий случай отошел подальше.

- Оттуда ты все это знаешь? Про дверь, про устройство?

- Я же говорил, что моя семья – потомственные техники. У вас читали сказки, а мы учили как молитву инструкцию действий на экстренный случай.

- И что там за дверью?

- Я пока не знаю, - он азартно подмигнул, - но думаю, что там корабль или что-то в этом роде.

- Корабль? И куда же мы полетим?

- Да куда угодно! А хочешь на Луну? Ты же мечтала ее увидеть. Я слышал, когда-то давно земляне ее колонизировали. Может сейчас там целый процветающий мир. С небом и звездами.

- Я хочу на Луну, - Ия улыбнулась и утверждающе кивнула, - А твое устройство точно сработает?

- Точно.

Внезапно за их спинами раздался лязг открывающейся двери. В комнату ввалился отряд вооруженных людей. Не охрана. «Наверное, повстанцы» - с облегчением подумал Эван. Но вид у них был совсем не приветливый. От испуга Ия юркнула за спину друга.

- Ты кто такой будешь? - вперед вышла женщина в укрепленном комбинезоне строителя. Мускулистая, поджарая. С короткой стрижкой на вытравленных волосах. Немолодая, но крепкая. Такая же суровая, как дуло ее самопальной винтовки, направленное Эвану в грудь.

- Отвечай давай, - рявкнул кто-то из ее отряда.

Эван настолько опешил, что не нашел ничего лучше как спросить, - А вы правда Сопротивление?

- Смотря кто спрашивает, - осклабилась беловолосая.

- Я Эван.

- Эван и?

- Просто Эван.

- Что ты тут делаешь просто-Эван так далеко от своего родного улья и своих святош?

- Они не мои. Они хотели меня убить. Вы же видели. И вообще – я еретик.

- Еретик говоришь? – Командир повернулась к отряду, и они все как один расхохотались.

- И что же ты такого натворил, Эван-еретик?

-Я иду спасать мир.

В рядах повстанцев вновь послышались саркастические смешки. Однако их лидер на этот раз осталась серьезной. Она вплотную приблизилась к юноше, так, что он почти мог ощущать ее дыхание на своем лице. Женщина прищурила один глаз, вторым пристально изучая Эвана, словно пыталась просветить его насквозь. От этого взгляда юношу охватили противоречивые чувства – хотелось сжаться в комок и забиться в угол, и в тоже время не терпелось выложить странной женщине все, как есть. Но светловолосая медлила с новым вопросом.

- И что же заставляет тебя думать, Эван-еретик, что ты сможешь спасти этот мир?

- У меня есть вот это, - воодушевленный, он засунул руку в рюкзак, но, заметив, как напряглись винтовки в руках сопротивленцев, вовремя осекся и попросил разрешения достать артефакт.

- Валяй.

На свет появился странный прямоугольный предмет. Командир приняла его в руки, покрутила, ощупала со всех сторон. На вид какая-то электроника, но беспробудно мертвая.

- И что это?

- Дневник.

- Днев? Что?

- Ну, это такая штука, куда люди раньше записывали свои мысли, чувства, а еще очень важную информацию, которую хотели сохранить.

- Если он и так у тебя, зачем ты хочешь туда? – она кивком указала на дверь.

- У дневника давно сел заряд. А там, - он повторил ее жест, - есть то, что может его включить.

В этот момент пронзительно пискнул кодовый замок, дверь отщелкнулась и, с хлопком выйдя из пазов, приоткрылась.

- И ты, правда, думаешь, что этот Днев Ник поможет тебе всех спасти? – она вновь изучающее прищурилась.

- Я в это верю, - твердо ответил Эван. Взгляд женщины, казалось, проникал ему в самую душу, заставляя говорить только правду. Повисло долгое напряженное молчание. Затем женщина резко распахнула оба глаза и молниеносно развернулась на каблуках.

- Тогда беги, Эван-еретик, - крикнула она через плечо, - Спаси нас всех! Ребята, по местам! Скоро у нас будут гости.

***

Наш нелепый круиз подходил к концу. Мой брак трещал по швам. Единственная оставшаяся подруга смотрела на меня с отвращением и страхом. Жалостливые взгляды коллег, преследовавшие меня по всему кораблю, приводили в бешенство. Хотелось бежать не глядя, скрыться ото всех. Остаться в пустоте, наедине с моим горем. Но бежать было некуда. Наяву и во снах я была не одна, в любом из миров надо мною довлел призрак моего нерожденного сына.

Я стояла на палубе, глядя в панорамное окно. Мы приближались к Земле. Ее, мерцающий россыпью огней, шарик постепенно увеличивался, мои шансы на исцеление уменьшались. Это путешествие – последняя попытка врачей излечить мою душу. И она начисто провалилась. Доктора пытались заглушить мою боль таблетками. Клиническая депрессия, сказали они. Принимайте лекарства и все пройдет. Черта с два! Они не заставят меня пить эту дрянь. Нет лекарства от разбитого сердца. А после этого глупого путешествия стало еще хуже. Мне некуда было возвращаться. Незачем. «А как же Виктор?» спросила меня на днях Сандра. «Он думает, я не знаю, как вечерами он тайком обжимается с моей помощницей. Ему давно плевать на меня». Им всем было плевать. Одинокая, сломленная женщина в центре космоса. Да гори оно все синим пламенем!

Полная решимости, я свернула в коридор, ведущий к реактору. В это время корабль уже спал. Мои коды доступа все еще действовали, позволяя проникнуть в любой отсек. Отключив охлаждение ядра, я вернулась в каюту и, не раздеваясь, залезла с головой по одеяло. Виктора не было. Спустя какое-то время раздался вой сирен. Затрещали динамики корабельной связи: «Говорит капитан, наш двигатель вышел из строя, его удалось стабилизировать, но управление потеряно. Всем приготовиться к столкновению. Мы летим к Луне».

***

Преодолев двойные переборки шлюза, Эван и Ия уткнулись в груды покореженного металла, отдаленно напоминающие гигантский фюзеляж.

- Это и есть твой корабль?

Юноша в растерянности озирался, - Подожди, где-то здесь должен быть вход.

- Какой теперь смысл? Он же безнадежно сломан.

- Только не говори, что ты готова повернуть обратно, - Эван с укором посмотрел на девушку. Ия съежилась под этим взглядом и вздохнула, - Нет, конечно, нет.

- Так, дай подумать, – юноша закрыл глаза, воскрешая в уме незримую карту, - поворот налево, прямо, теперь туда… - бормотал он, пробираясь через обломки, - Ага, здесь аварийный ангар.

В железном чреве межпланетного гиганта было темно, хоть глаз выколи. Снова пригодился фонарь, но теперь его свет заметно ослаб.

- Что будет, когда он погаснет?

- Не погаснет, - отрезал Эван, - Только не отставай.

Изрядно поблуждав, они, наконец, вышли в правильный коридор.

- Здесь совсем рядом должно быть зарядное устройство для этой штуки. – Эван кивнул на рюкзак за спиной.

– Нам сюда.

- Где мы? – девушка казалась вконец потерянной, от того голос ее звучал жалобно и тоскливо.

- Это должен быть мостик, - свет фонаря увядал, и юноша ощупью пытался отыскать нужный разъем на панели.

- Зачем нам мостик на мертвом корабле? – ныла Ия.

- Погоди. Сейчас все узнаешь. – в темноте раздался щелчок разъема. Устройство в руках Эвана пискнуло, зажглись лампочки, и спустя мгновение в воздухе над экраном возникло светящееся лицо женщины.

- Автоматическое сообщение – прокомментировал Эван.

Голограмма заговорила.

«Если Вы смотрите эту запись, значит дела совсем плохи и пришло время покинуть этот мир. Вероятней всего, Вы один из моих потомков, а даже если и не так, мне уже все равно. Для Вас я давно мертва. Если хотите - в этом планшете Вы найдете историю моей жизни. Приятно верить, что она не будет забыта. Впрочем, учитывая, каких дел я натворила, я не заслуживаю Вашей памяти. Но сейчас это не важно. Заряд планшета почти иссяк. Я оставлю подробные инструкции своим детям о том, как запустить его вновь в случае необходимости. А теперь к сути. Когда наш корабль столкнулся с поверхностью, запустилась автоматическая система консервации колонии. Многие пассажиры выжили, но оказались в ловушке. Процесс терраформирования снаружи был едва запущен. Протокол безопасности не позволял нам открыть купол. Все, что оставалось – выживать и надеяться, что однажды за нами прилетят. Годы шли, но помощи так и не было. Постепенно мы смирились, построил новое общество, на привычных нам законах и традициях. Многие обзавелись семьями. Я родила и вырастила двух прекрасных сыновей. Для меня этот суровый мир оказался куда дружелюбней родины. Для многих из нас. Мы получили свое новое начало. Даже те, кто этого не заслуживал. Автономные строители помогли нам укрепить город. Надеюсь, они еще не скоро отключатся. Мне не удалось узнать, на сколько рассчитаны их батареи. Да благословят нас всевозможные боги, чтобы это время продлилось как можно дольше. При столкновении повредилась структурная целостность фундамента и нескольких несущих конструкций, со временем без присмотра наших молчаливых подручных процесс разрушения достигнет критической точки и станет необратим. Впрочем, вы здесь, значит, это уже случилось. Все, что Вам остается – надеяться, что снаружи уже сформировалась атмосфера и купол удасться открыть. При подключении планшета, в пульт управления были загружены протоколы активации. Я смогла соединить систему корабля и центральный процессор колонии в единую сеть. Ниже вы найдет инструкции для управления куполом и модулем дальней связи. Прощайте. И простите. Я – Лорен Ниссен, женщина, уничтожившая первую лунную колонию, и та, кто пытается ее спасти. Конец записи.»

Призрачная голова исчезла, на экране высветились обещанные команды. Эван и Ия стояли молча, опустив головы. По лицу девушки ручьями текли горькие слезы, сомкнутые губы дрожали. Юноша оторопело уставился на планшет. – Мы должны закончить начатое, - прервал он молчание.

- Нет, я не хочу, - Ия вцепилась в руку спутника, - Не надо. Не открывай. Я не хочу знать, что там.

- Но ты же хотела увидеть небо, - сердито выпалил Эван, вырываясь. – Будет тебе небо, - он торопливо застучал по клавишам. Сначала в помещении зажегся свет. Следом, оживая, на сотни голосов запищали пульты. Еще несколько быстрых ударов по клавишам и земля под ними содрогнулась. Чудовищный громовой раскат, сменяющийся скрежетом и лязгом, заполнил все вокруг. Пришлось заткнуть ладонями уши, спасаясь от невыносимого шума. Древний механизм ожил. Как забытое Божество, пробудившееся ото сна - он и грозно и жалобно вымещал на землю весь свой гнев и боль. Ия в ужасе зажмурилась. Она не увидела того самого первого момента, когда фальшивые небеса разверзлись на встречу вселенной. Она сжимала ладони так сильно, и так отчаянно трясла головой, что Эвану с трудом удалось заставить ее посмотреть вверх.

Ия ахнула от восторга и благоговейного трепета. Она увидела небо из сказок. Настоящее. Синее. Далекое. Она протянула пальцы к смотровому окну. – Как это красиво, - она снова плакала, но теперь уже от счастья. У обоих дух перехватило от открывшейся перед ними картины. Эван рассмеялся. Так звонко как никогда в жизни. Необъяснимая, неудержимая радость охватила все его существо.

- Что это? – Ия указал пальцем на призрачный шар в зените.

- Это… Земля, - Эван обнял девушку за плечи и крепко прижал к себе, - Мы полетим туда. Когда-нибудь. Мы вернемся домой.

Они стояли так уже долгие минуты, обнявшись и любуясь нереальным пейзажем, когда исполинская тень заслонила сначала Землю, а потом и все небо. Хтонический монстр, с мириадами шевелящихся щупалец. Ветхозаветный левиафан из металла и полимеров. Колоссальных размеров корабль вышел на орбиту, затмевая собой солнечный свет. Эван снова пролистал планшет и щелкнул тумблером. Откуда-то послышались щелчки статики. Динамик едва справлялся после стольких столетий бездействия.

- Земля…. заходим….стабильная орбита… подтверждаю…. купол… открыт. Фиксируем признаки жизни. Около двух тысяч… Не знал, что Луна так красива.

+6
375
09:44
Не все является таким, как кажется, а законы и религия, увы, зиждутся часто на обмане, за которым пытаются скрыть что-то важное или, наоборот, объяснить непонятное.
Понравился контраст, который получился у автора за счет описания нескольких героев. Так, в одной сцене мы видим Ию и Эвана, живущих в разрушающемся мире и борющихся за свое существование. В другой — шикарный круизный лайнер, где женщина купается в роскоши, но мечтает о смерти. От этого складывается сначала ощущение, что нам показывают два разных класса. Но когда открывается истина…
Правда, мне сложно поверить, что Лорен так легко отключила охлаждение реакторов, а главное, что этого никто не заметил. Я, конечно, не физик-атомщик, но почему-то мне казалось, что раз корабль нес заряд, то прежде всего должны были погибнуть пассажиры…

Описание разрушенного города чем-то напомнило города в романах Кинга о Стрелке.
Печальна позиция властей, которые, судя по всему, передали власть священникам, которые призывают к смирению. Конечно, проще смириться, чем что-то делать. Проще плыть по течению, вместо того, чтобы, как герои, попробовать что-то предпринять.
Единственное, кажется, несколько странным, что пассажиры корабля не передали своим потомкам информацию, что они находятся не на Земле, а на Луне.
Но без этого не было бы интриги, да?)

Вывод: есть в книге ряд спорных моментов, но их наличие не делает рассказ абсурдным, а изложение глупым. Даже с ними «Луна» читается легко, а повествование захватывает.
15:15
Очень атмосферно, впечатляет… Задумалась, что там может быть дальше
16:29
Это потрясающая работа! Прочиталась легко, на одном дыхании! Минимум ошибок, они практически незаметны!
Отличные герои, заставили же Вы переживать за них!
Ничего лишнего, достаточно красочных описаний как внешней среды, так и отношений героев.
Спасибо Вам за эту работу! Успехов и Победы! :)
Загрузка...
Arbiter Gaius №1