Анна Неделина

Фельдфебель

Фельдфебель
Работа №100

10 марта 1905 г.

Фельдфебель 1 Степан Рыбин тяжело дышал и держался правою рукою за круглый бок, когда небольшой отряд, который он возглавлял, поднялся на очередной пригорок. Его барашковая шапка сбилась набок, иссиня-зеленая шинель была разорвана в нескольких местах, да и сапоги давно просили каши. Это зимой-то!

Фельдфебель повернулся, разглядывая, не померли ли в дороге солдаты-бедолаги. Нет, тащатся. Сначала этот рыжий, Егоров. Детина здоровенный, а уже который час плачет как девица-гимназистка. Можно его, конечно, и понять – как-никак, такое пережил, но вот этот, Давыдов - ничего, держится. Еще и господина вольноопределяющегося за собой тащит почти волоком. Ох, и угораздило же его прибиться. Без оружия, без лядунки 2, без единого патрона. Еще и подраненный, хотя какая там рана! Так, пулькой поцарапало. Зато вернется к себе в университет (если вернется), и будет рассказывать, как один против роты японцев дрался, как Амурский тигр.

Маленький отряд догнал командира, все трое обессиленно упали на снег.

- Господин Фельдфебель, - задыхаясь, обратился Давыдов, - давайте передохнем немного. Не гонятся макаки, точно. Уже бы догнали.

- И вообще, - подал голос вольноопределяющийся Лузин, - пора бы уже к своим выходить. Мне доктор нужен.

- Когда мне понадобится совет студента, я к вам обращусь, господин вольноопределяющийся, а теперь рот закройте!

- Еще б знать, где эти «свои» - тихо проговорил Давыдов. Фразу он сорвал у Рыбина с языка.

- Давайте по своим следам и вернемся, - предложил Егоров, - японцы отступили ведь уже, авось не нарвемся…

- Тебе лишь бы все на авось, - прикрикнул на него Рыбин, - а если они этого и ждут? Нет, пойдем на север, глядишь к железной дороге али к реке выйдем. А там и до Телина…

Фельдфебель огляделся. Помнится, давным-давно бабушка, Царствие ей Небесное, сказала, желая усмехнуться над неуклюжим пухлым внуком, что даже в пустыне Степка сумеет найти лес и в нем заблудиться. Вот и все сбылось, Евдокия Семеновна. Внучок ваш великовозрастный заблудился в единственном лесу на много верст вокруг. С января прошлого года стоял полк, в котором служил фельдфебель, на Дальнем Востоке, и никогда еще не видел Рыбин такого густого леса. Произрастали в нем, наряду с дубом, ясенем, липой и кленом могучие сильные деревья, невероятно высокие, с громадной густой кроной. Кажется, ныне покойный штабс-капитан Рыбников говорил, что деревья эти величают Корейским кедром.

Вот и получается, стоит русский солдат, на китайской земле, прячась от японцев и любуется на корейский кедр. Нарочно не придумать.

А еще это небо, что б его. Три недели длилось сражение близ Мукдена 4, три недели взрывались снаряды, свистели пули, и все три недели на небе не было видно солнца из-за туч, и облака были низкие-низкие, как будто лично решили понаблюдать за крупнейшей битвой вновь наступившего века.

А еще иногда раскаты грома. Это в феврале-то. Чудная все же эта Маньчжурия, ой, чудная.

- Господин Фельдфебель, идет кто-то – раздалось над самым ухом.

Рядом сидел, обхватив винтовку, Давыдов.

Фельдфебель прислушался. И впрямь. Молодец, Иван, не оглох за три недели боя.

- Всем тихо, залечь! – скомандовал фельдфебель и первым рухнул в сугроб.

Солдаты последовали его примеру, и легли, нацелив винтовку в ту сторону, откуда раздавался звук торопливых шагов.

Внезапно стало совсем тихо. Так тихо, что Рыбин даже услышал, как стучат зубы у вольноопределяющегося. Солдаты лежали на пригорке, хорошо просматривая все возможные подходы с трех сторон, и фельдфебель был готов поклясться, что даже мышь не проскочила мимо его маленького отряда за те несколько минут.

Вдруг сбоку раздался сдавленный хрип, фельдфебель вскочил на колено, вскинул винтовку Мосина и увидел, как вольноопределяющийся Лузин распластался на земле, а на спине у него, будто верхом на жеребце, восседает высокий китаец, прижимая к горлу студента кривой клинок. Китаец был облачен в шубу из козьего меха, явно маловатую по росту, конусообразная шапка была сдвинута на узкие глаза. За спиною китайца, помимо небольшого походного рюкзака, висела японская винтовка «Арисака», на поясе имелся офицерский семизарядный пистолет «Браунинг».

Рыбин, Егоров и Давыдов застыли, целясь в невесть откуда взявшегося китайца. Фельдфебель даже успел в душе смириться с потерей Лузина (все равно бестолковый, и без оружия), но тут китаец на чистом русском произнес:

- Вы кто такие?

Фельдфебель изумленно открыл рот, и отвечать не спешил. Зато ответил Давыдов:

- Отпусти его, макака басурманская! – скомандовал он

- С какого подразделения спрашиваю? – тихо сказал китаец

- Тридцать третий Елецкий – сказал фельдфебель, - а ты кто будешь?

- Десятый армейский корпус значит… - пробормотал китаец, на секунду задумался и спросил:

- Основные силы далеко? До штаба сколько топать?

- Брось нож, скотина – провизжал сзади Егоров

Китаец неожиданно убрал клинок от горла Лузина, спрятал за пояс, медленно встал.

- Поручик 5 Казиев, военный агент седьмого отделения военно-статистического отдела Управления второго генерал-квартирмейстера Главного штаба русской армии – отчеканил пришелец, - времени нет, солдаты, за мною погоня, нужно встретить. За мною бегом марш! – и широкими шагами поручик быстро, насколько позволял снег, пошагал вниз.

Фельдфебель, который так и стоял со взведенной винтовкой, недоуменно взглянул сначала на двоих солдат, уже опустивших свое оружие, потом на бесполезного студента, после чего коротко скомандовал «Вперед», и маленький отряд двинулся за офицером.

Поручик Казиев остановился у края широкого распадка, тянувшегося влево и вправо, насколько хватало взгляда, обернулся к солдатам.

- Так! Они появятся на той стороне. Дождемся пока спустятся в распадок и открываем огонь! Вольноопределяющийся, вы без винтовки?

Лузин кивнул

- Штабной, значит? Держите! – Поручик снял из-за плеча японскую винтовку и протянул Лузину, - в магазине пять патронов, больше нет. Все, разойтись, занять позицию! Я стреляю первым, не вздумайте палить без команды!

- Господин поручик, разрешите! Сколько их? – спросил Егоров

- Увидишь, - сказал в ответ Казиев

Фельдфебель снова оказался лежащим на снегу, жижа в сапогах начинала застывать, еще чуть-чуть и вместо сапог Рыбин будет тащить два куска льда. Еще и поручик этот. Откуда он взялся вообще? Верить ли ему? Хотя, надо признать, хотел бы он убить Рыбина и его солдат, сделал бы это тихо и без шума еще там, на пригорке. Вон как ловко он подкрался к ним сзади.

Шли минуты, но на дальнем конце распадка никто не появлялся. Не было слышно и звуков погни – хруста снега да лязга оружия.

Но вот прямо напротив фельдфебеля появились две фигуры. Были они одеты в самые настоящие доспехи бордового цвета с широкими наплечниками, на головах воинов сверкали шлемы с небольшим гребнем, выступающим вперёд, как клюв. Огнестрельного оружия у японцев фельдфебель не увидел: в руках воины несли длинные луки, у одного из них на поясе висел кривой меч, у другого меч еще большего размера висел за спиной.

Воины двигались абсолютно бесшумно – не было слышно тяжелого дыхания, не лязгали пластины на стальных доспехах даже снег не хрустел под их ногами, будто они его не касались, а плыли над землею.

И тут раздался первый выстрел. Один из воинов вздрогнул, начал оседать. Грянули еще выстрелы – фельдфебеля и солдат, однако прежде чем это случилось, второй воин успел дважды выстрелить из лука. После залпа оба японца распластались на снегу.

Фельдфебель было собирался встать, однако поручик скомандовал:

- Всем лежать на месте! Дернутся-стреляйте.

После чего встал, и, держа на готове браунинг, направился к двум лежащим на снегу фигурам.

Приблизившись к ним, он поставил ногу на одного из них, слегка подтолкнул ногою труп, и крикнул:

- Мертвы!

Фельдфебель облегченно встал, снова чувствуя, как хлюпает вода в сапогах, оглядел солдат – вот встал бледный Егоров, вот ковыряется в подаренной винтовке Лузин, а где Давыдов?

- В Давыдова попали – крикнул Егоров и указал куда-то левее себя.

********************************************************************

Судя по всему, стрела настигла Давыдова в тот момент, когда он целился. Его левый глаз так и остался закрытым. Вместо левого теперь торчала японская стрела.

Поручик приказал Лузину забрать оружие убитого, сам вернул себе «Арисаку», после чего, построив небольшой отряд, сказал:

- Значит так, бойцы. Мне нужно немедленно добраться до ближайшего штаба, у меня для командования сообщение чрезвычайной важности и секретности. Я так понимаю, японцы уже в Мукдене? – обратился он к фельдфебелю. Тот лишь пожал плечами:

- Скорее всего, вашбродие. Приказ был отходить к Телину.

- Значит в Телин и идем, - кивнул поручик, - я немного ориентируюсь здесь. Все, выдвигаемся.

- Разрешите вопрос, Ваше Благородие? – обратился Лузин, - это что за солдаты такие? Неужто самураи?

- Вроде того

- Так… Я перед самой войной в университете курс истории Японии слушал… Самураев же пол века как нет?

- Я с удовольствием обсудил бы это с вами, господин вольноопределяющийся, но некогда сейчас, будет время – объясню, - пообещал Казиев, - все, пошли!

Маленький отряд побрел вдоль распадка, пытаясь угнаться за высоким и поджарым поручиком, который, казалось, не ведает усталости. Наблюдая, как измученные солдаты постоянно отстают, поручик сбавил шаг. Фельдфебель догнал его.

- Вашбродие, спросить можно?

- Спрашивай, спрашивай. Главное дыхание не сбивай.

- Вы сам-то кто будете? В смысле какого роду-племени? Просто ей-богу, на японца, или китайца походите…

- Калмык я, - коротко ответил поручик.

- Ааа… А сообщение это… Важное… Оно про наступление?

- Нет, фельдфебель. Сообщение это может повлиять на всю войну, а то и на весь мир… Главное дойти, дойти бы… Ты мне лучше скажи, фельдфебель, как вас угораздило в лесу то этом очутиться?

- Да, вашбродие… Отступали же невесть как… В «мешок» попали, по нам палят со всех сторон, отступали как попало - никогда я еще такого за всю войну не видывал… А я роту то собрал, когда капитана нашего убили, даже построил абы как… А тут конница ихняя, откуда ни возьмись… Как нож сквозь масло прошла через нас, ей богу. Ну я кого успел и повел к лесу, было-то больше нас, да японцы заметили, стали в спину палить. А «вольнопёр» этот вообще невесть откуда взялся, видимо к роте прибился. Штабы ведь тоже с горем пополам отступали, бросали и обозы, и сундуки… - фельдфебель замолчал, немного отдышался и продолжил:

- Как же это, вашбродие? Откуда вообще эта Япония, мать ее, взялась? На службу поступал - слухом не слыхивал про страну такую. А тут – что не бой, то разгром. А Порт Артур… - Рыбин с досады махнул рукой и обреченно опустил голову

- Ничего, фельдфебель, ничего… Возьмем еще верх. Главное доставить в штаб.

- Чего доставить? – не понял фельдфебель

- То, что в рюкзаке у меня, в свертке, - показал поручик к себе за спину, - ты, фельдфебель, вроде бы мужик правый, я тебе вот что скажу. Нечестно японцы воюют, понимаешь? Помогают им, ох как помогают…

- Кто? Англичане? Немцы?

- Да нет, - отмахнулся поручик, - тут сила другая… Оружие у них есть, какого свет не видел… Вот если всему миру докажем мы это, то сразу все изменится. Так что слушай внимательно. Если вдруг что со мной случится, забирай сверток с рюкзака у меня, тащи в штаб и ори во всю глотку, что сообщение у тебя для генерала Жилинского, понял? А генералу скажешь, что от агента «Дори». Понял меня?

- Жилинский, «Дори»… - понял вашбродие. Разрешите еще вопрос?

- Давай.

- А вот эти, как их, самураи… Что за воины такие?

- Не самураи это. Самураи служили сегуну, а это войны тайного ордена, они служат только императору. Хотя и похожи внешне на самураев, да и философия у них подобная… Их орден, как раз таки, тоже связан с этим… оружием.

- А это оружие - небось дирижабль какой? Или шар воздушный?

- С чего взял?

- Да битва последняя, там не понять было где ночь, где день, облака черные, и низко-низко. И как будто несколько раз видел я тень, за этими облаками… Будто плывет кто, по небу.

- А моряки у Порта Артура то же наблюдали под водой, фельдфебель, - ответил ему поручик, - перед тем как их корабли загорелись изнутри.

- Изнутри?

- Ты что думаешь, наши корабли просто взяли да потопили? Нет, мой друг. Сожрали наши крейсеры.

- Как это?

- О, глядите, вышли! Вышли с леса, - восторженно заверещал сзади Лузин

Лес и вправду сменился широкой поляной, за которой даже виднелась какая-то изгородь. Видимо, неподалеку имелось какое-то поселение. Снег на поляне был грязный, местами виднелась черная, взрытая земля. Видимо, до боя здесь стоял какой-то опорный пункт, или же артиллерия. И правда, когда фельдфебель вышел на поляну, увидел отчетливый след от лафета.

- Разрешите перекурить, господин поручик, - взмолился Егоров

- Курите, быстро только. Фельдфебель, у вас карты случаем нет?

- Да откуда, - развел руками Рыбин, - я же не по этой части, я караульную службу организовать, оружие проверить… А карты, планы всяческие – все на офицерах…

- Жаль, конечно. Ну да ладно, будем надеяться, что артиллеристы эти – он указал на следы, - тоже отходили к Телину. Черт, ну и холодно в этом Китае… - поручик поежился, все сильнее укутываясь в шубу козьего меха – типичную крестьянскую китайскую одежду

- Вам бы переодеться, господин поручик, - посоветовал Рыбин, - издалека да с испугу пальнуть могут наши касатики, запросто.

- Думаешь? – Казиев оглядел свое облачение,- я уже полгода в китайских лохмотьях, привык… А мундир вообще забыл когда надевал, - поручик развязал пояс, вытащил кривой кинжал, - интересно…

Выстрел оглушил фельдфебеля, он вскинул винтовку, хотя и не понимал, с какой стороны угроза, и увидел как осел поручик, держась за пробитую грудь. Грязный козий мех окрашивался в бордовое.

- Эй, братцы! Целы? – донеслось из-за изгороди. С земли поднялись двое казаков, пошли в сторону солдат

- Мы уж думали, вас китаец порежет сейчас…- пробасил один из казаков, - вы с какого полка, братцы?

Фельдфебель, не отвечая, наклонился над поручиком, встретился с пустым безжизненным взглядом раскосых глаз. После чего открыл рюкзак, достал сверток, перемотанный какой-то тряпкой, длиною с полруки фельдфебеля, от ладони до локтя, и сунул себе за пазуху.

**********************************************************************

04 апреля 1905 г.

- Значит, военного агента Казиева убил казак, говорите? – снова раздался скрипучий голос подполковника Шершова. В допросной камере Иркутской тюрьмы от каждого звука раздавалось гулкое эхо, и неприятный голос жандарма словно умножался надвое.

- Говорю же, да. – кивнул фельдфебель. – я уже сколько раз говорил, что нужен мне генерал Жилинский, я ему доложу, он все поймет…

- Ишь ты, чего захотел. – ответил Шершов, - А глава жандармско-полицейского надзора в моем лице тебя не устраивает значит? Говори!

- Ну да, убил казак. Мишкой Строевым зовут. Звали. Я ему, конечно, в рыло дал, да что толку??

- И сверток вы, значит, забрали?

- Угу.

- И что же в нем было?

- Я ж говорил уже, язык смозолил. Все одно не верите..

- Потому что это бред, - Шершов с силой стукнул по столу, наверняка отбив свою тощую руку. Рыбин даже не шелохнулся.

- Так что там Казиев говорил про неудачи нашей армии? Оружие значит?

- Так точно.

- Почему же никто не видел этого самого оружия?

- Потому что те, кого им били, живыми не оставались… А если кто и выживал, то их как и меня потом спятившими считали… Вы вызвали генерала Жилинского? Он руководил операцией по этому оружию, он сможет…

- Закрой рот, фельдфебель! Дальше что было?

- Что… Я, Егоров, Лузин, вместе с казаками добрели до деревушки… Что за деревушка я не знаю…

**************************************************************

Деревню из десятка глинобитных домов и таких же заборов, покинули уже давно, следов недавнего пребывания людей видно не было, не слышно было и оставленного скота. Судя по следам, отступавшая здесь артиллерия в деревне не задержалась, но фельдфебель принял решение устроить небольшой отдых, растопить печь, отогреть замерзшие ноги, да хоть немного просушить портянки. Да и было у Рыбина еще одно дело.

Фельдфебель оставил дежурить казака, который по глупости своей застрелил поручика Казиева, всех солдат отправил в один из домов, а сам уединился в другом, где сидя перед горячей печкой, вытянув голые ноги, вскрыл сверток покойного военного агента.

После сидел и смотрел в огонь, вспоминая, как во время боя однажды посмотрел на небо, темное, несмотря на только что наступивший полдень, и заметил длинную тень, которая пронеслась прямо над его ротой с севера на юг, вдоль линии фронта. А через полминуты на юге не стало одной из батарей. Выжившие говорили про какой-то японский снаряд неведомой мощности. Железо, говорят, плавилось.

А еще как-то ночью фельдфебель своими глазами видел, как неведомый снаряд, представляющий из себя огненный шар, взялся как будто ниоткуда и прицельно поразил штабную землянку. Так не стало командира их полка, двух ротных и еще ряда командиров разных звеньев.

А сколько было других случаев во время войны? А что если, как говорил Казиев, они могут быть и под водой? И сколько их? И самое главное, как их победить?

Ладно, это нужно голову ломать штабным, да командирам всяким, его дело простое – донести сверток да вывести четверых бедолаг, оказавшихся с ним. Вот еще немного отогреться…

- Тревога! – завопили с улицы, - БЕЖИМ!

Фельдфебель чертыхнулся. Вот до чего ж бестолковый казак! Ему же было велено: увидит японцев – тихо всех предупредить и отступать, не ввязываясь в бой. А теперь – все.

Рыбин сунул сверток за пазуху, приготовил винтовку и выглянул в окно. Увидел, как бежит по единственной улице деревеньки тот самый казак. Бежит даже без оружия.

«К бою!» - собирался было выкрикнуть фельдфебель - авось еще отобьёмся – но слова его застряли в горле, когда огненный шар, появившийся из ниоткуда, с хлопком приземлился прямо на бегущего бедолагу, после чего, словно лопнув, извергнул огненные брызги. Глинобитный забор под этими каплями таял словно снег. И снова огромная тень. А еще то, чего не слышно было раньше, в грохоте сражений - звук рассекаемого крыльями воздуха. И дыхание, даже скорее фырканье, похожее на лошадиное.

Солдат, казак и вольноопределяющийся тоже выбежали к тому моменту из дома, вольнопёр оказался единственным, кто вскинул винтовку и выстрелил куда-то в небо, чем сильно удивил фельдфебеля, который, к слову, и сам даже не удосужился выйти из дома.

Здоровяк Егоров ринулся куда-то в сторону, как вдруг с криком оторвался от земли и исчез из вида. Лузин выстрелил еще раз, винтовку его заклинило, но прежде чем он смог что-либо сделать, очередной огненный шар лопнул над его головою, и на месте, где только что стояли бывший студент и казак, осталась лишь огненная лужа.

Черные крылья задели крышу одного из домов, развалив глиняную постройку в ту же секунду. Еще пара взмахов - и дом, в котором прятался Рыбин, затрясся, как от землетрясения – кажется, он приземлился.

Фельдфебель сжал винтовку и забился в угол.

Вдруг стало совсем тихо. В какой-то момент Рыбин даже подумал, что все позади, когда на порог дома шагнул невысокий японец. Одет он был в легкую, не по сезону, простую одежду крестьянина, голова была абсолютно лысой. Японец плавными движениями прошелся по комнате, не обращая на внимание на целящегося в него из винтовки фельдфебеля, после чего на чистом русском сказал:

- Отдай мне.

Фельдфебель отрицательно замотал головой

- Отдай, говорю. Вам все равно проку от этого не будет.

- А ты кто такой? – тихо спросил фельдфебель, - тоже с этого ордена? Самурай или как вас там?

- Орден сегодня показал себя с не лучшей стороны, - покачал головой японец, - им велено всего лишь оберегать наш небольшой секрет в этом мире, а они и тут не справились. Приходится самому все делать. Это ж надо так глупо было…, - и японец продемонстрировал ладонь правой руки, где отсутствовал безымянный палец

Фельдфебель на секунду задумался, после чего взвел курок.

- Знаешь что я думаю, Дракон? Раз у меня за пазухой твой коготь, значит его тебе отстрелили. А раз отстрелили коготь – я отстрелю тебе голову! – и нажал на курок.

*******************************************************************

04 апреля 1905 г.

- Значит, беседовали вы с драконом? – склонив голову, переспросил подполковник Шершов

Рыбин кивнул

- А дракон, судя по всему ,может принимать человечье обличие?

Снова кивок

- Что ж, занятно, занятно. И вы тащили его коготь? Что бы показать всему миру, что японцы используют неведомое, опасное оружие?

- Я ошибался – тихо проговорил фельдфебель.

- Почему?

- Это не японцы используют драконов. Это драконы используют японцев. Они, так сказать, ставленники их в нашем мире. А миров таких миллион. И когда у драконов есть свои интересы, они используют поставленную ими нацию. Для того и нужна эта война.

- Ослабить Россию? – не понял Шершов

- Не совсем. За этой войной последует огромное количество последствий, но что бы дать им толчок, нужна была именно эта война. И небольшая помощь. От старших, так сказать, братьев. Изредка атаки с неба, или же под водой – драконы, знаете ли, амфибии.

- Вот как интересно, - Шершов взял стул и присел, - так, а что там с этими самураями?

- О драконах знает ограниченное количество людей, - пожал плечами фельдфебель, - император, ближние к нему, и собственно Орден. Должны оберегать тайну, в том числе и от самих японцев.

- Вот как. – Шершов призадумался. – знаешь что, фельдфебель Рыбин, у меня к тебе несколько вопросов. Первый: куда вдруг делся твой простонародный говор, второй: откуда ты, мать твою, знаешь все о драконах, и третий: ты не упоминал, как ты потерял палец на правой руке?

Фельдфебель исподлобья взглянул на подполковника, сжал кулак ладонью правой руки без безымянного пальца, но так ничего и не ответил до того момента, как железная дверь скрипнула, и раздался голос конвойного:

- Ваше Высокоблагородие! Прибыл генерал Жилинский. Немедленно требует встречи

- Проводите – кивнул Шершов, в последний раз взглянул на человека в форме фельдфебеля и вышел из камеры

Генерал зашел прямо в шинели и папахе, на которых еще даже не успел растаять снег. Осмотрев камеру, потребовал всех удалиться и закрыть дверь.

- Вы от агента Дори? – вместо приветствия обратился он к фельдфебелю, - что с ним?

- Погиб – пожал плечами фельдфебель

- Как погиб? Донесение от него имеется? Он что-нибудь передавал?

- Вы Жилинский? Руководитель группы по… драконам, так сказать?

Генерал на секунду опешил, после чего тихо сказал:

- Ты что себе позволяешь, сукин ты сын? Ты с кем разговариваешь? И какого черта озвучиваешь секретную информацию?

- Как вам Иркутск, генерал майор? – с улыбкой ответил фельдфебель, - красивый город, хоть тюрьма тут и мрачноватая. Через пятнадцать лет здесь окажется адмирал Колчак, ему здесь тоже не очень понравится.

- Кто? Что несешь? – побагровел генерал.

- Не знаете Колчака? Он сейчас лейтенант. Я его в Порт Артуре подумывал сжечь, да братья не дозволили. Он этой стране еще нужен. А вы, к сожалению, нет. Поболтал бы, но меня ждет Цусима и ваши крейсеры, прощайте, генерал!

И фельдфебель встал.

*********************************************************************

Иркутская городская тюрьма выходила одной стороной на Казанский Храм. Глубокой ночью прохожих на улице не было, потому никто не увидел, как в одном из окон тюрьмы сначала сверкнула яркая вспышка, потом решетки на окнах как будто расплавились, а из окна выпрыгнула грузная фигура в армейской шинели. Мягко, пружинисто фельдфебель приземлился на снег, и быстрым шагом двинулся в сторону церкви.

В тюрьме позади кричали, сновали взад-вперед, конвойные бросились осматривать периметр, а потом и близлежащие улицы в поисках беглеца и убийцы.

Проходя мимо церкви, никто из преследователей не додумался поднять голову и посмотреть вверх. Там, прямо на самом высоком куполе церкви, царапая когтями позолоту, размахивая могучим хвостом с острыми шипами, скалясь длинными белыми клыками, восседала черная крылатая фигура.

Примечания:

Мукде́нское сраже́ние (10 февраля-10 марта 1905 г.) — наиболее масштабное, продолжительное по времени и самое кровопролитное сражение русско-японской войны окончившееся победой Японии.

  • 1.Фельдфе́бель (нем. Feldwebel) — воинское звание и должность унтер
  • офицерского состава в армии России до 1917 года. Примерно соответствует званию старшина в советских и прапорщику в российских Вооружённых Силах.
  • 2.Ляду́нк) — специальная коробка или сумка, из комплекта снаряжения, предназначенная для боевых припасов.
  • 3.Телин - городской округ в провинции Ляонин КНР.
  • 4.Мукден (ныне Шеньян) - один из крупнейших городов в северо-восточной части Китая, административный центр провинции Ляонин. Служил опорным пунктом Российской империи в Китае до 1905 года.
  • 5.Поручик - чин, воинское звание младшего офицерского состава, соответствующее званию старшего лейтенанта в Армии России до 1917 года.

















+2
523
14:07 (отредактировано)
Ну-с, милостивый государь. Неистово крестясь, и противодраконьими оберегами увешавшись, начнём пожалуй.

Вольноопределяющийся, вы без винтовки?
Лузин кивнул
— Штабной, значит?

А чего, всё так плохо с оружием что не могли штабному пистолет выдать?

— Я с удовольствием обсудил бы это с вами, господин вольноопределяющийся, но некогда сейчас, будет время – объясню, — пообещал Казиев, — все, пошли!

В смысле «некогда»? Они же по лесу идут. И он им уже в следующем абзаце начнёт всё рассказывать. Смысл в этой фразе?

Вот если всему миру докажем мы это, то сразу все изменится.

Какому «миру»? До международных организаций в те годы ещё очень далеко. Да и в наши годы они мышей не ловят… В общем, для поручика-калмыка дореволюционной поры ОЧЕНЬ странный ответ.

Выстрел оглушил фельдфебеля, он вскинул винтовку, хотя и не понимал, с какой стороны угроза, и увидел как осел поручик, держась за пробитую грудь. Грязный козий мех окрашивался в бордовое.
— Эй, братцы! Целы? – донеслось из-за изгороди. С земли поднялись двое казаков, пошли в сторону солдат

О! Фантастика пошла! Идут четыре человека, трое русских солдат, четвёртый – китайский крестьянин. Вывод – китаец их сейчас всех зарежет.
Фигня-с, господин АвторЪ. Полная фигня-с.

Это я уже молчу о том, что калмык совсем недавно разыскал солдат среди леса. Потом подкрался к ним незаметно по снегу. И этот же поручик прощёлкал казаков?
Не-ве-рю!

— Тревога! – завопили с улицы, — БЕЖИМ!

Это казак орёт. И ещё без оружия побежал… угу… Представитель воинского сословия, при первой же непонятке бросил СВОЁ оружие. Фантастика ненаучная.
Замечу, речь не о том, что казаки — суперлюди, горы сворачивающие. Это не так и с ними всяко бывало. НО в рассказе они заняты привычным для них делом – разведка и охранение. При этом ведут себя как вчерашние крестьяне, которых едва обучили, куда надо дёрнуть у бабахалки, чтобы она выпалила.

Черные крылья задели крышу одного из домов, развалив глиняную постройку.

Так, казаков отымели, извращённым способом, теперь за саманы взялись: )
Во-первых, зацепив крышу, снести можно только крышу.
Во-вторых, глинобитные дома даже в Великую Отечественную выдерживали обстрелы, будучи прошитыми насквозь снарядами и пулями. Глина с соломой – вязкий и прочный материал. Ну отлетит кусок стены вместе с крышей и всё — здание не рухнет.

— Знаешь что я думаю, Дракон? Раз у меня за пазухой твой коготь, значит его тебе отстрелили. А раз отстрелили коготь – я отстрелю тебе голову! – и нажал на курок.

Самая дурацкая фраза во всём рассказе. Даже самый тупой следователь понял бы, что клиент не то брешет, не то бредит. Ну сами посудите — откуда изливающий откровения фельдфебель мог бы знать, что перед ним дракон, а не очередной калмык? Откуда он мог бы знать, что это коготь, а не зуб, или вообще диковинный кусок камня?

— Не знаете Колчака? Он сейчас лейтенант. Я его в Порт Артуре подумывал сжечь, да братья не дозволили. Он этой стране еще нужен. А вы, к сожалению, нет. Поболтал бы, но меня ждет Цусима и ваши крейсеры, прощайте, генерал!

Если он знает, кем будет Колчак, то почему он не знает как выглядит «спец по драконам» Жилинский? Он же из-за него вынужден сидеть в тюрьме и ждать когда тот сам приедет? А если нет, хрена он там вообще забыл?
И тогда весь рассказ наглухо теряет смысл, потому что НИКАКИХ причин общаться с Шершовым у дракона нет.
Поосторожнее надо со Всемогуществом, оно не один сюжет угробило…

Резюме:
Из плюсов:
Неплохо сложен текст. Его можно именно что читать, а не просто продираться через абзацы. А по нынешним меркам это достижение.
Атмосферненько. В обстановку прифронтового леса действительно погружаешься.

Из минусов:
Картонные персонажи. Им можно головы переставлять и ничего не поменяется.

Лишние картонные персонажи. Студента и солдат можно было завалить ещё вначале. Опять-таки не поменялось бы ничего. Я уж грешным делом подумал, что студента ввели чтобы какие-то пояснения давать своим малообразованным товарищам по оружию, но ошибся.

Нереально тупые лишние картонные персонажи. Что казаки, что дракон — ведут себя ну совсем не так, как должны вести себя представители ВОИНСКОГО сословия. Трусят, тупят, херню упарывают.

Ещё раз — никто не вынуждает делать их супергероями, но электрик лижущий розетку под напряжением, вызывает некоторые подозрения относительно своей компетентности.

Следователь тоже тупой донельзя. Может поймать «клиента» на явных противоречиях в показаниях (или в рожу зарядить для оживления беседы), но продолжает толочь воду в ступе. И если он передал наверх про «агента Дори», значит поверил. А если поверил, на кой чёрт он его вообще допрашивал?

А если не поверил, как Жилинский узнал о фельдфебеле?

Короче, работайте. Тут ещё есть над чем работать.
14:50
Ну-с, милостивый государь. Неистово крестясь, и противодраконьими оберегами увешавшись, начнём пожалуй.

А ну-ка не воровать мои фишки, мил человек! Придумайте себе свою. tongue
18:11
Вот это я называю нахальством 80-го уровня! eyesРоссийская Империя… не не слышал laugh
18:22
Слышал, а некоторые мои альтер-эго и сами оттуда. И про вас, самозванца, ещё с тех пор молва идёт) drink
12:51
+1
Всё смешалось в доме Обломских.
Вольноопределющийся — будущий офицер, он старше фельдфебеля, и обращаться к нему надо, как к младшему офицеру — «Ваше благородие». Сеттинг не изучен.
13:36 (отредактировано)
Вольноопределющийся — будущий офицер, он старше фельдфебеля

Не согласен! Вольнопёры должны были отслужить четыре года для получения звания унтера. Потом ещё четыре для получения ВОЗМОЖНОСТИ стать офицером. И не факт, что вольнопёра непременно в офицеры возьмут, потому что в полку может оказаться дворянчик, а у него приоритет.

Так что в данном случае вольнопёр вовсе не старше фельдфебеля.

и обращаться к нему надо, как к младшему офицеру — «Ваше благородие»

Нет. Господин вольноопределяющийся. И на «вы».
14:05
+1
Всё смешалось в доме Обломских.

Задумалась: это была такая не очень удачная попытка выпендриться или неоцененный мной тонкий сарказм с отсылкой к Гончарову?)
20:33
Разумеется.
Как раз сеттинг, то бишь атмосфера — это лучшее, что удалось сделать автору.
Загрузка...
Xen Kras №2