Валентина Савенко №1

Практика в Регенерационном диспансере

Практика в Регенерационном диспансере
Работа №213

Все студенты-медики мечтали пройти практику в Регенерационном диспансере. Работать в этом месте приходилось много, но возможность получить бесценный опыт прельщала будущих специалистов-психологов. За выдающиеся успехи в учебе Кемрас был награжден возможностью понаблюдать за работой лучших профессионалов галактики. Но, несмотря на интереснейший процесс обучения регенератов, студент быстро разочаровался в выбранной специальности.

– Организм-основа упал в жерло вулкана. Глупо получилось, но все детеныши такие непоседы. Ваш вид – пиам – обладают прекрасной регенерацией, поэтому даже после тяжелейших травм вы выжили, – Доктор Таллас разговаривал со своим юным пациентом, а Кемрасу оставалось безмолвно наблюдать за происходящим.

Студент внимательно рассматривал детеныша, хотя отлично знал его историю. Кроха-пиам не прожил и пяти тысяч суток, а уже побывал в смертельной опасности. Малыш горбился, его позвонки выступали под тонкой синей кожей, длинный позвоночник был почти согнут в пружину. Пиам внимательно смотрел на своего врача двумя парами серых глаз.

Доктор Таллас – высокий, с черными выростами на голове и сероватой кожей, очень напоминавший жителя соседней звездной системы, – вновь заговорил:

– Тебе и твоей основе очень повезло. Голова осталась у твоей основы, поэтому он быстро оправился. Ты же полностью образовался всего суток сорок назад.

– Получается, основу разорвало на две части? – поинтересовался детеныш с нескрываемым любопытством.

– Можно и так сказать, – Таллас прижал шипы на голове, выражая веселье. – Твоя основа была очень юной, поэтому тебе повезло: совсем скоро ты обучишься всему, что должен знать, и тебя заберут домой. Ваши родители очень рады, что у них появился еще один замечательный сын.

Детеныш перевел взгляд на свои худые колени, явно стесняясь похвалы от взрослого.

– А меня зовут Мак, потому что у моей основы имя Кам?

– Вот видишь, – голос доктора стал мягче, – ты уже знаешь все правила нашей галактики, даже то, как дают имена регенератам. Ты на редкость умный молодой пиам!

Мак повеселел и с благодарностью заглянул в глаза врачу.

– Ты же уже знаешь Кемраса? – спросил врач и замолчал, пока не получил утвердительный кивок от детеныша. – Он студент Высшего Медицинского Отделения, и обучит тебя всему, что должен знать кроха в возрасте, в котором находилась твоя основа до травмы. Будешь слушаться Кемраса?

Пиам махнул рукой в знак согласия и перевел изучающий взгляд на скучавшего студента.

– Вот и отлично! – подытожил доктор и кивком головы позвал практиканта за собой. – Он придет к тебе после обеда.

Когда врач вышел из медицинского отсека с полупрозрачными стенами и белоснежной мебелью, студент поспешил за наставником.

– Доктор Таллас, а ловко вы умеете рассказывать детям об оторванных головах! – не без иронии прокомментировал Кемрас.

– Такая работа, – согласился врач. – Мы обязаны рассказывать регенератам все о том происшествии, в результате которого они образовались... Даже если эти истории без преувеличения жутковаты.

– А можно я сегодня уйду пораньше? – заскулил студент, свернув тонкое кожистое крыло. У него не было важных дел, но за те двести суток, что он пробыл в Регенерационном диспансере, даже местные стены успели надоесть.

– Нет, – ответил доктор без тени сомнения, – у тебя два пациента. Они требуют заботы и внимания. Знаешь, такая практика – отличный шанс проверить, действительно ли лечить существ – твое истинное призвание...

Долго читать нравоучения доктору не удалось. Его подозвала невысокая ассистентка в коричневой форме и сообщила что-то, отчего Таллас мгновенно ретировался, даже не успев попрощаться с практикантом.

Кемрасу казалось, что время предательски замедлилось. Он без энтузиазма перемешивал ложкой безвкусные перемолотые минералы в больничной столовой, будто надеясь, что еда могла приобрести более аппетитный внешний вид. Так полноценно и не пообедав, студент направился к юному пиам.

Даже самые простые задания, которые ему давали наставники, Кемрас выполнял с неохотой. Ему хватило пары суток, чтобы понять, что работа с регенератами тяжелая и скучная, хоть и высокооплачиваемая. Нужно было обучить регенерата всему, что знала основа, но для этого требовалось долгое время. Даже мозг взрослой особи не впитывал информацию быстро. А сколько же требовалось усилий, чтобы довести копию до оригинала! Кемрас всегда с ужасом вспоминал историю, рассказанную Талласом, как был задействован весь диспансер, чтобы поскорее выпустить в мир регенерата ученого, увлекавшегося экстремальным хобби.

«Некоторые не раз попадают в неприятности, – думал студент, замерев с голографическим проектором в руках. – Это же можно с ума сойти, если воспитывать сразу три-четыре копии какого-нибудь самоубийцы-неудачника... Надо было идти на Отделение Искусств. Или хотя бы на Межгалактические Финансы».

От размышлений о мрачных карьерных перспективах студента отвлек несчастный детеныш, который явно не был рад заниматься с ленивым практикантом:

– Кемрас-Кемрас, не спи! Ты не дочитал последний абзац!

Когда малыш потянул за халат студента, пытаясь обратить на себя внимание, Кемрас недовольно взмахнул правым крылом. Хоть этот пиам был совсем детенышем, его нужно было обучить навыкам чтения и письма на универсальном языке, дать основную информацию по истории, биологии его вида, физике Вселенной, еще и вдобавок научить решать простые логические задачи.

– Когда группа ученых из галактики Шах спроектировала межгалактический транспорт в 87 Единице отсчета, впервые был преодолена граница Висмутового Скопления, – забубнил под нос студент, даже не стараясь донести информацию до ученика.

– Погромче, мне не слышно! – пожаловался Мак.

– Я не обязан читать тебе вслух! – возмутился студент. – Я сейчас бы мог изготавливать гравюры или побеждать в чемпионатах по гидравли-кубу на Спортивном Отделении. Эх, а какие же там ликрийки! Одна красивее другой... Но из-за одной ошибки я вынужден торчать здесь с тобой.

Кемрас замолчал, подумав, что зря высказал все это детенышу. Мак не был виноват, что практика в диспансере оказалась настолько отвратительна.

– Я просто хочу быть умным, чтобы мои родители меня полюбили! – малыш обхватил колени тонкими руками и часто заморгал.

– Прости меня, Мак, – искренне сказал студент, понизив голос. – Прости меня. Я просто очень глупый, поэтому завидую тебе! Ты умный малыш. А твои родители очень любят тебя, и будут любить в любом случае!..

Услышав эти слова, детеныш обрадовался и уверенно потянулся к проектору.

– Я постараюсь прочитать сам, – похвастался пиам. – Ты поможешь мне, если я ошибусь?

– Конечно! – Кемрас облегченно вздохнул. Ему повезло, что Мак быстро обижался и так же быстро прощал разочаровавшегося практиканта. Кемрас иногда жалел этого кроху, боясь даже представить, каково это – остаться совершенно одному без своего организма-основы и начинать жизнь с чистого листа в полной изоляции от привычного мира.

Мак устроился на диване рядом со своим никудышным наставником и осторожно приблизил палец к голографической панели.

– Это же буква «И»? – неуверенно спросил малыш.

– Да, – подтвердил студент. – Не бойся, у тебя все получится!

– Идея создания межгалактического правительства была впервые предложена... – медленно читал пиам и широко открывал глаза от радости, когда Кемрас хвалил его и одобрительно хлопал крыльями.

После трех часов занятий с малышом у Кемраса появилась возможность отдохнуть. Его вторым пациентом был шахтер с далекой системы Мвалззекс. От этого существа отказался организм-основа, поэтому приходилось долго держать его под присмотром, чтобы обучить всему, что должен знать взрослый уже немолодой представитель его вида. Как и все рол'ди, этот шахтер отличался спокойным характером, поэтому не доставлял Кемрасу много хлопот. В обязанности практиканта входила только регулярная доставка новых проекторов для получения информации.

– Вот проектор и список гравюр, которые вошли в Список Семи, – тихо проговорил студент, открыв квадратную дверь медотсека.

– Спасибо, молодой врач! – отозвался зеленокожий по имени Парос. – Ты всегда приносишь свежую пищу для ума!

Кемрас вдруг вспомнил лекцию прошлого курса о принципах работы с регенератами. Врачи старались не просто восстановить личность организма, но и улучшить ее по возможности, если основа обладала какими-либо недостатками. Примером такого случая был этот шахтер. Его основа не отличалась ни глубокими познаниями окружающей Вселенной, ни честью или совестливостью. Во всех галактиках оставить своего регенерата на произвол судьбы считалось низким поступком. Даже отказ от потомства менее порицался обществом. Радовало лишь то, что подобные случаи были очень редки. Но тот факт, что Кемрасу достался такой брошенный подопечный, внушал грусть.

– Моя основа оказалась редкостным одноклеточным, – ругался шахтер. – Надеюсь, у меня получится достигнуть большего. Больничные харчи из любого сделают интеллигента!

Кемрас внезапно осознал, как же страшно оказаться в полупрозрачной коробке взрослому разумному существу, поэтому решил добросовестно выполнять свою нехитрую работу – поддерживать разговор с пациентами и объяснять им, как утроен большой мир за стенами диспансера.

Спутники уже скрылись за горизонтом, а студент все еще сидел в отсеке рол'ди и обсуждал произведения искусства.

– Кемрас, что на тебя нашло? – удивился доктор Таллас, незаметно подкравшийся к двери. – Я тебя повсюду ищу! Твоя смена закончилась уже час назад.

– Разговорились с Паросом, – отрапортовал студент, быстро попрощался с шахтером и вышел из отсека.

– Я просто не привык видеть, как ты отрабатываешь все положенное время! Даже не пытался отсидеться на складе! – пошутил Таллас.

– Я поговорил с Паросом, и настроение убегать пропало. В конце концов, скоро практика закончится, и я окажусь на свободе... Тяжело почти сутками находиться в диспансере.

– Ты сейчас на втором курсе из десяти. Для студентов Медицинского Отделения это переломный момент... Либо ты поймешь, что должен спасать жизни и останешься, либо выберешь другую специальность. Хочешь получить краткую характеристику? – поинтересовался Таллас.

– Конечно! – Кемрас прижал крылья к спине в ожидании. Не каждый студент мог получить даже устный отзыв от лучшего специалиста в системе.

– Тебе не хватает мотивации... Ты сможешь многого добиться, если станешь более усидчивым.

– Но пока из меня плохой врач, – закончил фразу Кемрас.

– Вовсе нет, – проговорил Таллас заговорщическим тоном. – Ты лучший студент курса. Я сегодня отправил сообщение в Отделение и говорил с твоими преподавателями. Мы обсудили нюансы работы на практике... Если ты согласен, я готов показать тебе нашего самого ценного пациента.

– Разве можно от такого отказываться! – воодушевился практикант. – Что за пациент?

– Скоро узнаешь.

Таллас подошел к вмонтированному в стене сейфу и взял ключ-карту, предварительно активировав все охранные системы. Свет в коридоре погас, только два круглых светильника виднелись вдалеке.

– Идем за мной! – почти приказал доктор.

Они спустились на нижний ярус диспансера и долго шли по коридорам. В тусклом свете крохотных ламп стены и потолок переливались оттенками фиолетового. Кемрас удивлялся, как Талласу удавалось ловко ориентироваться среди одинаковых помещений. Врач резко свернул налево и остановился у серой каменной стены, которая сильно отличалась от окружающего пространства. Не успел Таллас поднести ключ-карту к панели на стене, как прямо с потолка опустились несколько автоматизированных охранников. Роботы были гибкими, подобно червям, и медленно приближались к нежданным посетителям. Кемрас замер, когда в опасной близости от его лица остановился один из роботов.

– Не бойся, они проводят сканирование, – объяснил Таллас и спустя мгновение, когда послышался щелчок от автоматизированной системы, приложил ключ к панели.

За массивной дверью находился обычный отсек, что показалось студенту неожиданным. За пределами коридора крыло диспансера ничем не отличалось от обычного. Отсек с пациентом оказался чуть крупнее, а стены были упрочнены пластинами из иридия, но особого недоверия окружающая обстановка не внушала.

– Познакомься, Сит'Тас, – почти ласково сказал врач, обратившись к свертку на белой постели. – Это Кемрас, студент из Высшего Медицинского. Я решил, что ты должна знать всех врачей и их помощников в диспансере.

Сверток зашевелился, и из-под объемного одеяла показалось маленькое бледно-зеленое лицо. Таинственный пациент оказалась молодой нэрнийкой. Существо встало с кровати и медленно подошло к Талласу. Ее большие круглые глаза остановились на ключе в руках доктора. Что-то в ее облике было пугающе детским.

– Доктор Таллас! – она присела и улыбнулась в знак приветствия. – Студент Кемрас, я рада вас видеть.

– Ты уже сделала задание, что я дал тебе позавчера? – поинтересовался врач.

– Не-е-ет, – капризно заскулила нэрнийка. – Я уже выучила все буквы и считаю до пяти... Что еще нужно? Я уже умею все, что нужно взрослым.

– Ты должна трудиться, – мягко уговаривал ее врач, изучая взглядом каждую черточку на лице пациентки. – Твоя основа есть... была очень сильной и умной. Ты будешь даже лучше.

– Я живу здесь так долго! – пожаловалась Сит'Тас. Она наклонила голову и прижалась высоким лбом к прозрачной стене отсека. Ее ветвистые рога задели иридиевую пластину, отчего Таллас попятился. Кемрасу показалось, что врач был напуган.

– Твой вид развивается скачками, – стал объяснять врач невозмутимым тоном, хотя его рука потянулась к кнопке вызова роботизированных червей-охранников. – Совсем скоро твой разум станет зрелым, и ты за считанные часы выучишь то, на что раньше требовались годы.

– Доктор, а «требовались» – что это за слово? Его можно говорить вслух?

– Конечно, – ответил Таллас, заметно расслабившись. – Это значит «нужно». То, что раньше ты учила годами...

– Как буквы? – перебила его нэрнийка.

– Да, как буквы, – согласился доктор. – Скоро ты научишься считать за день, а то и быстрее.

– Это так чудесно! – Сит'Тас запрыгала на месте от восторга и схватилась руками за рога.

– Все это будет, – повторил доктор, что вызвало у пациентки новую улыбку. – Я тебе обещаю.

Таллас кивнул нэрнийке на прощание и почти рывком вытащил студента из помещения. Не успела каменная дверь плавно скользнуть в сторону, закрываясь, как Таллас тяжело выдохнул, повернувшись лицом к практиканту.

– С каждым днем все опаснее, – пожаловался доктор, глядя на растерянного Кемраса. – Я не стал посвящать ее в тонкости физиологии и объяснять, что только регенераты нэрниек очень медленно развиваются умственно, до определенного момента. Если бы она не была восстановлена из-за травм, не пришлось бы держать ее здесь так долго.

– Она совсем ребенок, – подал голос Кемрас спустя минуту напряженного молчания. – Почему она находится здесь? В этом... подземелье? И зачем столько охраны?

Таллас искренне удивился, задержав взгляд на лице студента.

– Кемрас, ты совсем не изучаешь криминальные хроники? – заметив непонимание и долю испуга в глазах своего почти ученика, Таллас чуть не закричал. – Это же Сит'Тас! Регенерат самой Сат'Тис!

– Я не знаю, кто это, – ответил студент с невозмутимым видом. Его крылья перестали мелко дрожать, когда он понял, что эти нэрнийские имена для него – просто белый шум.

Таллас медленно вздохнул, оценивающе осмотрев практиканта, и добавил уже шепотом:

– Сат'Тис – одна из самых опасных преступниц во всем скоплении галактик. Она ограбила почти сотню банков, не гнушалась мошенничеством и даже убийством. Ей удавалось чудом спасаться от погони. Но в последний раз удача была не на стороне Сат'Тис. Три года назад она грабила банк, но охранная система сработала на самоуничтожение. Взрыв буквально разорвал нэрнийку на части. Тем не менее, особи удалось выжить. Основа сейчас находится в тюрьме Кси-01, а ее регенерат все это время был под нашим контролем.

Студент молчал, осмысливая услышанное. Он искренне не понимал, почему Таллас, вместо того, чтобы просто спрятать регенерата воровки как можно дальше, уделяет ей слишком много внимания. Врач уловил недоумение собеседника по его безвольно повисшим крыльям.

– Дорогой мой ученик, ты же даже не понимаешь, какой шанс нам выпал. Ты же помнишь основное правило в работе с регенератами: в различных условиях среды схожесть между клонами можно снизить до двадцати процентов! Если нам удастся воспитать регенерат Сат'Тис миролюбивой и законопослушной, это станет научным прорывом! Коллектив нашего диспансера получит не только награды... Мы станем первыми, кому удалось подобное! Наши имена запомнит межгалактическая история!

Слушая восторженную речь своего наставника, Кемрас убедился, что Таллас был самым настоящим параноиком.

«Наверное, все гениальные ученые такие, – мысленно сокрушался студент. – Эх, если бы я поступил на Отделение Межгалактических Финансов, сейчас бы считал титановые слитки в каком-нибудь банке...»

Они возвращались на основной ярус здания в полной тишине. Круглые желтые глаза нэрнийки Кемрас запомнил слишком хорошо, чтобы не думать о них хоть на минуту. Ему было очень жаль этого полудетеныша, который страдал в подземелье только лишь из-за дурной славы своей основы.

– Доктор Таллас, – нарушил молчание практикант, – а скоро разум Сит'Тас дозреет.

– Ровно через полгода, четыреста суток. У нас есть всего четыреста суток, – задумчиво повторял врач. – Все может разрушиться в любую минуту?

– О чем вы? – удивился Кемрас. – Кто-то может напасть на регенерат Сат'Тис из-за мести основе?

– Вовсе нет, дорогой мой ученик, – доктор опять стал на удивление ласковым. – Проблема в том, что Сат'Тис имеет право навестить своего регенерата.

– Она же находится в тюрьме! – Кемрас вдруг почувствовал, как его крылья плотно прижались друг к другу. Ему явно хватило новых впечатлений за одни сутки.

– Таков закон, мой ученик. Никому, даже самым опасным преступникам ни один суд не вправе отказать в этом... Встретиться с регенератом хотя бы единожды. Более того, правительство обязано создать все условия, чтобы Сат'Тис могла посетить диспансер, если она этого захочет.

– А она захочет? – неуверенно спросил Кемрас.

– Не знаю, – честно отвесил Доктор Таллас. – Если это произойдет, я потеряю три года плодотворной работы.

– Вы думаете, основа может повлиять на Сит'Тас? Переманить ее на... свою сторону?

– Я не могу и догадываться, что в голове у опасного преступника. Но беседы с основами, которые бросили свои регенераты, хорошо не заканчиваются. У твоего подопечного шахтера был подобный случай. Основа посетила его однажды, сообщила, что у нее нет времени, сил и желания возиться с «остатками», они поругались. Естественно, такой разговор пошел не на пользу нашему несчастному регенерату...

Кемрас опять вспомнил лицо своего пациента, с интересом изучавшего знаменитые гравюры. Мысль, что с Сит'Тас может что-то случиться, внушала панику.

– Я могу чем-нибудь помочь, – поинтересовался студент, – пока моя практика не закончилась?

– Просто выполняй свою работу, – Таллас посмотрел на своего ученика с благодарностью. – Скоро малыша-пиам заберут в семью. Ты очень помог ему. Если хочешь, можешь заходить к Сит'Тас раз в пару суток, учить ее счету. Если наша теория подтвердится, и получится вырастить из нее миролюбивое существо, мы включим тебя в научный коллектив.

Впервые за все время Кемрас был рад, что выбрал медицину своей профессией.

Сутки сменяли друг друга очень быстро. Кемрас и не заметил, как прошло десять дней с момента его знакомства с «самым ценным пациентом». Привычные обязанности поглотили студента, и он редко вспоминал о перспективе стать частью передового научного коллектива, что могло произойти только в случае успеха.

Кемрас читал вслух сочинение Мака и понимал, что главный минус работы в диспансере – расставаться с существами, с которыми успел подружиться.

«Все это время я ждал вас, папа и мама. Я надеюсь, что не разочарую вас», – когда Кемрас дочитал последнее предложение, он понял, что его эмоции выдавали дрожащие крылья.

– Ты очень умный малыш, Мак! Очень жаль, что мы не скоро увидимся.

– Ты мой друг, – подтвердил кроха-пиам. – Я уверен, мама и папа разрешат мне приглашать тебя в гости.

Не успел студент ответить, как на пороге отсека появился Таллас с тремя пиам.

– Кам! – воскликнул детеныш и кинулся в объятья своей основе. Мать присела и обняла своих сыновей, зажмурилась и что-то неразборчиво шептала. Отец семейства поклонился Талласу и положил руку на плечо взволнованной супруге.

– Спасибо вам, доктор Таллас, – сказали отец и мать одновременно, чем не на шутку удивили студента.

– Благодарите не только меня, но и весь диспансер, – проговорил врач, а потом кивнул в сторону ученика. – Мне очень помог Кемрас. Это практикант из Высшего Медицинского Отделения, лучший студент курса. Когда-нибудь он станет первоклассным специалистом!

– Спасибо вам, Кемрас! – сказал отец-пиам, тогда как мать опять прижалась лбом к головам сыновей. – Вы подарили нам еще одного сына...

Даже для студента, не отдыхавшего почти двое суток, сцена воссоединения семьи оказалась слишком трогательной. Пиам ушли, а Кемрас все еще видел полные счастья глаза Мака и Кама.

– Поздравляю, мой не совсем безнадежный ученик, вот ты и выпустил в мир первого пациента! Если бы у меня был такой учитель, какой есть у тебя, я бы уже в юности стал лучшим в системе по работе с регенератами, – проговорил Таллас не без доли самолюбия.

– Я работал с Маком не с самого начала, – сказал студент полушутя. – Но соглашусь, что мне достался лучший наставник.

– Как же все это умилительно, – иронизировал врач, слегка толкнув Кемраса в плечо. – Ты делай, что посчитаешь нужным, а у меня заслуженный выходной. Работать в диспансере труднее, чем на шахтах. С графиком девять рабочих суток из десяти нормально не отдохнешь... Но оклад того стоит.

– Может быть, я даже останусь здесь работать, – заявил студент, подсчитав, какое состояние можно заработать в диспансере.

– Работай, как я, и купишь планетоид, – подбодрил его доктор. – Все, я улетаю, не скучай. Если не знаешь, чем заняться, отнеси картины шахтеру или хотя бы постарайся научить Сит'Тас считать.

В отсутствие Талласа в особо охраняемый отсек Кемраса отводил кто-то из старших сотрудников. В этот раз его сопровождала краснокожая ассистентка доктора Талласа.

– Активируешь роботов, когда решишь уходить, – объяснила она студенту. – Так я узнаю, что пора тебя забирать.

Кемрас махнул крылом в знак признательности и подошел к прозрачной стене отсека. Ему не нравилось, что никому не разрешалось даже заходить в палату несчастной нэрнийки. Все могли только рассуждать о том, что клоны имели психофизические различия в зависимости от среды обитания, но держали несчастного ребенка взаперти, как заключенную.

– Привет, Сит'Тас! – студент начертил крылом окружность, что вызвало у пациентки наивную улыбку. – Будем учиться считать?

– А у меня получится? – спросила Сит'Тас и присела, приветствуя нового наставника. – Я уже очень долго учусь считать...

– Все получится, ты же так стараешься! – похвалил ее практикант. Ему вспомнились слова Талласа о том, что, не будь Сит'Тас регенератом, она бы достигла интеллектуальной зрелости за полгода. Все новорожденные нэрнийки были детьми с умом взрослых, Сит'Тас же была взрослой с умом ребенка. Именно такое свойство регенератов этого вида и прельщало доктора Талласа проводить исследования.

– А что мне считать? – удивилась нэрнийка. – Ты сегодня не принес кубики.

– Забыл... – искренне признался Кемрас, похлопав себя по карманам, чем вызвал очередную улыбку детеныша. – Но мы что-нибудь придумаем? Можешь посчитать, сколько у тебя пальцев.

– Могу! – почти запищала Сит'Тас. – Один, два, три, четыре!

– А на другой руке?

– А мне не надо считать, – похвасталась пациентка, – я и так помню. Четыре!

Она демонстративно протянула раскрытую ладонь Кемрасу и подпрыгнула на месте, выражая радость.

– А выросты на рогах можешь посчитать? Хотя бы на одном?

– Один... – Сит'Тас коснулась пальцем витиеватого ответвления на правом роге и замерла, что-то усиленно обдумывая. – Два, т-три, четыре...

– П-я-ять, – продолжил за нее практикант. – Шесть. Семь. Восемь. Девять. Десять. Одиннадцать. Двенадцать... Теперь твоя очередь.

– Четыре, семь, один, два! – нэрнийка положила ладонь на левый рог, замолчала на полминуты, а потом пожаловалась. – У меня не получается, их слишком много.

– Все получится! Я тоже очень долго учился считать, – прошептал Кемрас, за что был вознагражден улыбкой.

– Эй, Кемрас! Студент, пора выходить... – донесся голос ассистентки Талласа.

– Сит'Тас, мне нужно и других учить считать, но я скоро вернусь. Обещаю! – быстро говорил практикант, встревоженный интонацией голоса ассистентки. Только в этот момент он понял, что даже не знал ее имени.

– Хорошо! – жалобно прошептала нэрнийка, прижавшись лбом к стене. – Я буду ждать!

– Что случилось? У меня же пациент! – возмутился Кемрас, но заметил испуганный взгляд помощницы Талласа.

– Прошло официальное сообщение от Кси-01... Завтра Сат'Тис планирует навестить своего регенерата.

Кемрас не спал в мучительном ожидании следующего дня. Только утром, когда спутники только всплыли над горизонтом, прибыл доктор Таллас. Вид у него был изможденный и испуганный. Всего через два часа прибыл корабль из Кси-01. Кемрас ни разу в жизни не видел столько вооруженных охранников порядка. Почти сотня надсмотрщиков окружали периметр диспансера, и дюжина работников Межгалактического Контроля сопровождали саму Сат'Тис.

Кемрасу казалось, что вся платина системы пошла на оковы нэрнийки. Она медленно шла под тяжестью металла. Блестящие платиновые полосы окружали ее наподобие экзоскелета. Даже на лбу находился мощный обруч, который не давал заключенной свободно поворачивать голову.

Ее вели по коридорам, и Талласу вместе со всем старшим персоналом диспансера приходилось сопровождать конвой. Даже Кемрасу был вынужден идти рядом в преступницей, что пугало его до судорог в крыльях.

– Эй, доктор! – подала голос нэрнийка, когда Таллас оказался рядом. – Не подскажешь, есть ли поблизости потайная дверь?

Один из офицеров Контроля, судя по узору на шлеме – главный начальник отряда –толкнул Сат'Тис, отчего она зашипела, едва устояв на ногах.

– Разве можно обращаться с леди подобным образом? – издевалась нэрнийка, за что получила очередной пинок.

– О нормах поведения расскажешь тем, кому ты размозжила череп! – прикрикнул офицер и навел оружие на заключенную. – Без глупостей, Сат'Тис. Мы не хотим, чтобы с тобой что-нибудь случилось, правда ведь?

– Блефуешь, офицер! – лицо нэрнийки исказила хищная улыбка-оскал. – Я пришла сюда встретить регенерата, а не рисковать своей шкурой.

Кемрас не мог поверить, как это чудовище могло быть основой Сит'Тас. Как и любые клоны, они были абсолютно одинаковы: те же большие желтые глаза, зеленоватая кожа и серо-коричневые рога. Но, хоть голос Сат'Тис был идентичен, манера речи явно отличала ее от несчастного детеныша.

– Доктор-доктор, почему бы тебе не рассказать мне историю? У вас сколько всего происходит, в вашем диспансере. Неужели не осталось парочки баек для обиженной жизнью скиталицы?

– Еще одно слово и я прострелю тебе ногу! – пригрозил офицер, чем вызвал ухмылку преступницы.

– Не посмеешь, офицер! Во-первых, вокруг слишком много свидетелей. А, во-вторых, как же я буду встречаться с регенератом, если ты прострелишь мне колено. У нэрниек прыжки на месте – безусловный способ выразить радость. Только не говори, что не знал этого... Я же буду рада видеть свою Сит'Тас!

Таллас, который шел рядом с заключенной, был настолько напуган, что даже не обращал внимание на возгласы Сат'Тис, поэтому попятился, когда она вновь заговорила с ним:

– Доктор, мне можно будет поговорить с моей красавицей с глазу на глаз. Она мой регенерат, в конце концов. Ты не бойся так. Не убегу... Посмотри на иглу у моей шеи. Только попытаюсь вырваться, эти в шлемах активируют штуковину. В капсуле пять грамм ацетата серебра. Хватит, чтобы положить сотню таких, как я. Для нэрниек это страшнейший яд. Убивает за доли секунды. Ну же, доктор, не бойся меня! Можешь проверить, что иголочка сработает. Ты же, скорее всего, не только с регенератами занимаешься. В Отделении учился... Значит должен знать, как быстро ацетат меня убьет.

Таллас замер, а потом медленно перевел взгляд на старшего из конвоя. В ответ на немой вопрос офицер кивнул.

– Это действительно ацетат серебра? – едва слышно спросил врач. Не успел он поднести руку к сложному механизму у шеи преступницы, как резко отдернул ладонь, будто обжегся. Так и не дождавшись ответа от офицера, Таллас замолчал.

Пристально посмотрев на испуганного доктора, Сат'Тис слегка подпрыгнула, переполошив всех охранников порядка.

– Только дернись еще раз! – зарычал офицер и прижал ацетатную гранату к затылку преступницы.

– Он очень забавный, – наигранно заскулила нэрнийка, явно издеваясь. – Почему вы все такие скучные? Весело же!

Офицер не выдержал и под одобрительные возгласы сослуживцев толкнул нэрнийку так, что она пролетела несколько метров и упала у самой двери в медицинский отсек. Заключенная лишь улыбнулась и мотнула рогами, даже не выказывая своего удивления.

– Злой-злой офицер, постарайся не убить меня на глазах у регенерата!

По команде офицера Таллас открыл дверь. Все оружие охранников было направлено на скованную нэрнийку, однако она выглядела на удивление уверенной. Сат'Тис с трудом поднялась на ноги и в ожидании замерла у медленно открывавшейся двери.

Сат'Тис подошла к прозрачной стене, ища свой регенерат в глубине отсека.

– Я пойду с ней, – предупредил офицер Талласа и перезарядил оружие.

– Я тоже пойду! Главное – безопасность Сит'Тас. Она еще детеныш... Я не позволю, чтобы работу всего диспансера уничтожила одна фраза преступницы! – возмутился доктор и, дав команду нескольким своим помощникам, осторожно приблизился к заключенной.

Кемрас в этот момент предусмотрительно спрятался среди вооруженной охраны, хотя внимательно наблюдал за происходящим. Не каждый второкурсник мог похвастаться работой с регенератами столь опасных существ.

Сит'Тас бесшумно встала с кровати и подошла к ухмылявшейся Сат'Тис. Они молчали, но Кемрас заметил, как испуганно задрожала Сит'Тас, когда встретилась взглядом со своей основой. Если бы не тяжелые оковы преступницы, нэрнийки были бы неотличимы друг от друга.

– Привет, малышка! – Сат'Тис мотнула головой, будто хвасталась рогами. – Ты оказалась лучшей версией меня...

Таллас замер. Кемрас понимал опасения доктора: любая выходка Сат'Тис могла лишить его амбициозного открытия в психологии регенератов.

Сит'Тас испуганно опустила глаза и попятилась. Вдруг свет погас. Даже крохотные светильники на полу отключились. Кемрас не мог различить ни одного силуэта.

– Что произошло?! – возмутился офицер.

– Диспансер остался без энергии... – голос Талласа дрогнул.

Кемрас в темноте не мог разобрать, что происходило. Послышался треск и монотонный гул. Женщины истошно закричали. Студент смог узнать только голос ассистентки Талласа.

– Аварийное открытие отсеков... – прохрипел доктор Таллас, а потом охнул. Послышался треск костей и шум падающего тела.

Кемрас увидел мелкие зеленые огоньки. Это горели датчики в руках старших офицеров. Студент догадался, что эти приборы были подключены к ацетатной капсуле на шее Сат'Тис. Если она попытается вырваться, ее ликвидируют.

Через секунду в помещении опять стало светло. Дверь отсека Сит'Тас была приоткрыта. Таллас лежал на полу без сознания. Его ассистентка была тяжело ранена, оранжевая кровь насквозь пропитала ее халат. Испуганная Сит'Тас в полуобмороке сидела на полу, прислонившись щекой к прозрачной стене, и крупно дрожала. Сат'Тис же пыталась вырваться из оков. За три секунды в темноте ей удалось сорвать небольшую пластину со лба, но на большее не хватило времени и сноровки.

– Помогите! – молила Сит'Тас, увидев лежащего на полу Талласа.

В суматохе Кемрас не заметил, как ассистентку Талласа подхватил на руки один из конвоиров. Некоторые врачи поспешили наверх, другие замерли в ужасе. Лязгнул металл, и игла блеснула у шеи Сат'Тис. Заключенная продолжила вырываться, будто не осознавала опасности.

– Берем ее живой! – приказал офицер своем отряду и выстрелил нэрнийке в колено. Та закричала от боли и оперлась на стену. После несколько охранников схватили ее, рывком поставив на ноги. Преступница опять попыталась вырваться, но ее обезвредили мощным ударом по голове.

– И давай таким права, – возмутился офицер, зашипев в сторону Сат'Тис.

Кемрасу понадобилась секунда, чтобы осмыслить происходящее и кинуться к едва живому Талласу.

– Ему нужна помощь! – закричал студент, коснувшись раздробленного плеча доктора.

Сит'Тас все это время скулила, хватаясь за рога. Несколько врачей, имен которых Кемрас не знал, подняли Талласа и понесли на второй этаж. Студент хотел последовать за ними, но рука офицера его остановила.

– Что произошло с регенератом? Ее нужно допросить! – приказал офицер.

Пожилой доктор с серыми нитевидными выростами на коже подошел к стене медотсека и окликнул Сит'Тас.

– Она сейчас не в том состоянии, чтобы ее допрашивать, – возмутился врач.

– Я должен быть уверен! – отрезал офицер. – Спросите то, что может знать только этот регенерат.

– Маленькая, не бойся... – обратился доктор к дрожащей Сит'Тас. – Вспомни, пожалуйста, это очень важно... Кто был первым, кого ты увидела в диспансере?

– Доктор Таллас, – прошептала нэрнийка. Ее глаза помутнели, а с рогов от пережитого стресса начала клочьями осыпаться кожа. – Где он сейчас? Где Таллас?!

– Все хорошо, ему помогут... – соврал пожилой врач и активировал защитную панель, закрывая отсек регенерата каменной дверью.

– Вы довольны, офицер? – процедил он сквозь зубы. – Она сказала правду. Не хочу озвучивать ваши опасения, но теперь ясно, что они беспочвенны.

Офицер перевел взгляд с закрывавшейся двери и Сит'Тас, отчаянно хватавшейся за стену, на заключенную, которая все еще висела на руках у конвоиров. Крепко выругавшись, глава отряда дал команду возвращаться в тюрьму Кси-01.

Кемраса чуть ли не под руки вывели из подземелья работники диспансера. В коридоре на верхнем этаже ему дали выпить чистой воды.

– Сиди здесь, студент, – высокий врач с желтыми полосами на лице накрыл плечи Кемраса одеялом, – не до тебя сейчас.

Практикант почти час просидел в полусне: вода действовала на его вид как сильнейшее успокоительное. Когда он очнулся, первым делом отправился на поиски доктора Талласа. Наставнику Кемраса повезло: его травмы быстро регенерировали. Как позже узнал студент, ассистентке Талласа повезло меньше, но и ее жизни ничего не угрожало.

Не успел Кемрас зайти в палату к Талласу, как услышал низкий голос пожилого серого врача:

– Студент Высшего Медицинского Отделения, пройдемте со мной. Вы и Доктор Таллас должны посетить отсек регенерата Сат'Тис.

Серый доктор кивнул в сторону двери, не давая практиканту даже шанса ослушаться приказа.

– Идите, мы с Талласом подойдем через минуту.

Когда Кемрас спустился в подземелье диспансера, там находилось больше десятка врачей. Студент был уверен, что там собрались лучшие специалисты больницы. Почему его тоже пригласили, Кемрас не понимал. Пожилой доктор не соврал и ровно через минуту прибыл к каменной двери вместе со своим знаменитым коллегой. Таллас едва держался на ногах, из-за кровопотери его шипы на голове заметно побледнели. Он опирался на невысоко серого доктора и устало осмотрел всех присутствующих.

– Доктор Айвис, я думаю, это ваша идея собрать здесь всех сотрудников, работавших с Сит'Тас? – спросил Талласс, все еще опираясь на плечо пожилого существа.

– Офицер не зря насторожился. Мы должны быть уверены... – не договорил врач. Вместо слов он открыл массивную дверь.

Сит'Тас сидела на полу в углу отсека и медленно билась рогами о стену. Она с трудом подняла веки, когда услышала шаги. В ее глазах читался одновременно ужас и что-то... пугающе самодовольное, о чем Кемрасу даже думать не хотелось.

– Сит'Тас, мы пришли к тебе, – ласково заговорил Таллас, подойдя ближе к отсеку на правах главного в диспансере. – Как ты себя чувствуешь?

– Мне страшно, – призналась нэрнийка. – Почему моя основа сделала вам больно?

– Она не хотела, – солгал Таллас, пристально заглянув в глаза регенерату. – Мне уже не больно. Со мной все будет хорошо... Как и с тобой. Здесь ты в безопасности. Мы тебя защитим.

– Спросите у нее что-нибудь? – вмешался Айвис и, несмотря на немой протест Талласа, обратился к нэрнийке. – Милая, ты не помнишь, что ты впервые увидела в диспансере?

– Большой зеленый шар, – задумчиво ответила Сит'Тас, – который висит в той большой комнате, где собирают кусочки...

– Спасибо, не продолжай! – зашипел Таллас, обращаясь не то к Сит'Тас, не то к Айвису.

– Ваши опасения беспочвенны, Айвис, – бесстрастным тоном констатировала главный хирург и демонстративно покинула помещение. За ней последовали несколько коллег.

– Если вы все еще в чем-то сомневаетесь, мы можем навестить ее завтра, – обратился Таллас к Айвису. – Дайте ей хотя бы сутки на восстановление...

Кемрасу на долю секунды показалось, что Сит'Тас ухмыльнулась, и от выражения ее лица онемели крылья.

Почти целые сутки лучшие врачи и один невезучий студент провели в диспансере. Кемрасу не хотелось ни есть, ни спать. Его терзало нехорошее предчувствие, но озвучивать его было глупо.

Консилиум собрался тем же составом, разве что Таллас выглядел немного бодрее. Не тратя время на долгие разговоры, он сразу предложил Сит'Тас немного позаниматься, чтобы проверить, как стресс отразился на ее умственных способностях.

– Можешь сосчитать, сколько у тебя выростов на рогах? На левом роге? – спросить это был «удостоен» Кемрас, хотя он заметно нервничал от беседы с пациенткой на глазах у светил регенерационной медицины.

– Могу, – ответила Сит'Тас и по обыкновению коснулась пальцем рога, теперь покрытого лоскутами кожи из-за пережитого страха. – Один, два, три, четыре, пять...

Ее лицо изменилось, когда она продолжила считать. Казалось, нэрнийка пристально следила за Кемрасом, оценивая его реакцию.

– Шесть, семь, восемь, девять... – она резко замолчала и отдернула руку.

– Доктор Таллас, – обратился Кемрас к наставнику, пытаясь унять дрожь в крыльях, – она научилась считать до девяти...

– Я все слышал, – Таллас начинал злиться. – Я же стою рядом с тобой, студент!

– Может быть, это реакция на общение с основой? – озвучила свое предположение хирург.

– Нам нужно оценить работу ее мозговой ткани, – негромко сказал Таллас и обратился к нэрнийке. – Сит'Тас, ты же помнишь ту маленькую комнату и круглую кровать? Нам нужно пойти туда. Ничего не бойся, мы рядом...

Не дожидаясь согласия коллег, Таллас открыл дверь отсека. Сит'Тас неуверенно подошла к отверстию в стене, боясь переступить порог.

– Вы безумны, Таллас! – изумился доктор Айвис.

– Я не позволю вашим страхам уничтожить работу целого диспансера, – шипел Таллас в ответ.

Он подошел к нэрнийке и защелкнул наручники на ее запястьях.

– Что это? – спросила Сит'Тас с детской наивностью.

– Это украшение... Его дарят самым красивым регенератам нэрниек.

Таллас повел пациентку в коридор, с издевкой сказав айвису:

– Вот видите, доктор... Вы зря считаете меня беспечным.

Аппарат для сканирования мозговой ткани находился в соседнем помещении. Его мощность позволяла ставить диагноз даже самым разнообразным видам в галактике.

– Пока мы не открыли еще одну дверь, – опять заговорил Айвис, – давайте зададим последний вопрос...

Кемрасу показалось, что Сит'Тас немного напряглась. Она давно не покидала свой медотсек и впервые находилась в коридоре диспансера так долго, но что-то осмысленное мелькнуло в ее глазах.

– Назовите девиз нашего диспансера, – попросил доктор Айвис.

– Я не помню! Это было давно! Там были сложные слова! – капризничала Сит'Тас.

Всем, даже студенту, больше не понадобилось подтверждений. Все поняли, что перед ними находилась настоящая Сат'Тис. Ее желтые глаза блеснули. Нэрнийка почувствовала опасность. Она сломала наручники, будто они были сделаны из хрупкой серы, и напала. Одним редким движением она вырвалась из рук Талласа и прижала его к стене. От силы удара лицевые кости врача затрещали. Доктор захлебнулся темно-серой кровью и попытался оттолкнуть нэрнийку. Хирург попыталась нажать кнопку вызова охраны порядка, но Сат'Тис ее опередила и ударила рогом по приборной панели, сломав систему оповещения.

– Включи резервную систему! – кричал Айвис кому-то в толпе.

Кемрас не успел опомниться, как услышал ответ:

– Резерва нет!.. Кто-то вскрыл систему диспансера!

Нэрнийка пересекла половину коридора за один прыжок. Она побежала к лестнице, ведущей на верхний ярус.

– Остановите ее, – охнул Таллас прежде чем потерять сознание.

Через секунду наверху послышался лязг металла и истошный визг. Крик не прекращался, пока что-то тяжелое не упало, вызвав вибрации на нижнем этаже. Кемрас еле держался на ногах, когда прогремел взрыв. Укрепленное подземелье осталось неповрежденным, но ударный импульс разбил стены бывшего отсека Сит'Тас. Осколки прозрачного минерала посыпались на пол. Кемрас укрыл крылом хирурга, прежде чем очередной взрыв сбил его с ног. Главный хирург вскрикнула от неожиданности, краем глаза Кемрас увидел, как осколок поранил ее ногу. Всем врачам оставалось только ползти к лестнице и надеяться, что от верхнего яруса что-то осталось.

«Кто-то же должен был вызвать охрану», – подумал студент, чувствуя, как сознание быстро ускользает.

Кемрас очнулся в палате злосчастного диспансера. Взглянув на часы, практикант понял, что не прошло и трети часа. Сил встать не осталось. Крыло было ранено осколками. Из-за этого любое движение руки отдавало простреливающей болью. Голова кружилась очень сильно. Перед глазами мелькали разноцветные огоньки. Стоило повернуть голову, как уши сразу закладывало. В таком жалком состоянии лучшего студента курса и застал посетитель.

– Меня зовут детектив Фрэнкли, – представилось существо, едва переступив порог. – Прошу меня простить, вы еще не оправились от травм, но ситуация экстраординарная...

– Где доктор Таллас? – выдавил Кемрас. – Он в порядке?

– Не сомневаюсь в этом, – ответил детектив Фрэнкли, не скрывая презрения. – Пока ведущий доктор Таллас – наш основной подозреваемый.

– Подозреваемый в чем? – не понимал студент.

– В содействии серийной преступнице...

Детектив хотел сказать что-то еще, но его прервал сигнал голографического сообщения. Фрэнкли что-то внимательно читал, прижимая большие уши к макушке, а потом резко подошел к кровати Кемраса.

– Я знаю, вы еще не оправились... Но вы обязаны пойти со мной.

– Куда мы летим? – тихо спросил практикант, когда его с силой поставили на ноги. Ему едва хватило выносливости, чтобы сделать шаг.

– В Кси-01! – ответил детектив тоном, не терпящим пререканий.

Во время полета на корабле охраны порядка Кемрас едва осознавал происходящее. Он четко запомнил только темно-синие узоры и тонкие крылья корабля, прежде чем его затолкали внутрь. На корабле было много охранников правопорядка, но Кемрас вспомнил лишь одного – офицера, который был главным конвоиром Сат'Тис во время ее прибытия в диспансер.

Тюрьма Кси-01 находилась на орбите одноименной планеты. Раньше ее безжизненная поверхность служила местом заточения, но после того, как ядро стало нестабильным, пришлось перенести тюрьму за пределы атмосферы. Каждая камера напоминала куб, укрепленный клеткой из титана. Издали тюрьма была похожа на свернутую спираль, и Кемраса ужаснуло то, что каждая из едва заметных точек была чьей-то камерой.

Выбраться из тюрьмы не получалось ни у кого. При малейшей попытке к бегству куб разгерметизировался, и заключенному оставалось выбирать: сдаться или погибнуть в открытом космосе.

Пилот посадил корабль на одном из выступов так, что идти до камеры Сат'Тис нужно было меньше минуты.

– У нас плохие новости, – сказал детектив, прочитав очередное сообщение. – Таллас нашелся. Он мертв. Никелевая граната... Нужно отдать должное: Сат'Тис грамотно заметает следы...

– Детектив, как вы узнали, что ко всему этому причастен доктор Таллас? – удивился Кемрас.

– Он очень богат даже для лучшего специалиста по регенерации. Оставалось немного копнуть, чтобы узнать о его счетах в банках, которые раньше грабила Сат'Тис. Это он настоял на обследовании, чтобы вывести преступницу из медотсека. Он мог отключить систему питания, из-за чего диспансер остался без энергии. Всего на три секунды, но Сат'Тис этого хватило, чтобы вырваться и надеть оковы на своего регенерата. В конце концов, Таллас мог дезактивировать капсулу с ацетатом серебра и надеть на воровку заведомо неисправные наручники. Не забывай, что во всех случаях он был ранен, но не сильно... Как будто от него намеренно хотели отвести подозрения. Не удивлюсь, если они с Сат'Тис спланировали этот побег еще три года назад.

– Я отказываюсь в это верить! – твердо сказал Кемрас, наблюдая, как медленно открывался люк корабля.

– Можешь не верить. Талласа все равно уже нет. Самое важное сейчас – достать из Кси-01 регенерат. Раз преступница на свободе, значит Сит'Тас сейчас находится в камере.

Как ни странно, в тюрьме оказалось очень светло. Стены узкого черного коридора были изготовлены из того-же материала, что и корабль охраны.

Кемрас вдруг понял, что не может встать: за последние сутки он пережил слишком много травм. Детектив уже хотел столкнуть измученного студента со скамьи, как вдалеке промелькнула чья-то фигура.

– Это надсмотрщик! – констатировал офицер охраны правопорядка. – Назовите свой учетный номер.

Ответа не последовало. Некто открыл камеру и вытащил на свет едва живую Сит'Тас. Она что-то говорила, Кемрас не мог различить слов. У ее шеи блеснула игла, и нэрнийка упала на пол. Через секунду надсмотрщик выстрелил себе в голову.

– Ты смотри! – веселый тон детектива напугал Кемраса больше, чем все происходящее. – Скорее всего, это ацетат. Еще и отравитель прострелил себе мозги. Наемники Сат'Тис повсюду. Конечно же, она побоялась, что регенерат станет отличной зацепкой. Похоже, имеем дело не просто с организованной, а с очень организованной преступностью. Эх, не видать мне повышения в этом году...

Даже сидя на скамье внутри корабля Кемрас видел, как зеленое лицо нэрнийки побледнело. Безвинная Сит'Тас, совсем еще детеныш, бездыханно лежала на полу. Ее руки покоились на груди, а желтые глаза остекленели. С ветвистых рогов медленно осыпалась кожа.

Кемрас знал, что никогда не забудет мертвую Сит'Тас. Сит'Тас, которую не смогли спасти. В памяти всплывали образы Талласа. Кемрас слишком доверял этому доктору, что стоило жизни невинному существу. Работа в Регенерационном диспансере оказалась намного страшнее, чем можно было представить. Она несла слишком много боли, отчаяния, предательства и разочарования.

Глядя в пустые глаза Сит'Тас, Кемрас окончательно решил, что переведется с Медицинского на Отделение Искусств. Лучше быть бедным живым художником, чем богатым мертвым врачом.

+5
352
Алекс
08:29
+2
Палата 6…
11:39
-1
Фантастическая нуднятина, взрыв мозга! sick

До конца дочитал с пятой попытки. Читается тяжело, громоздкий слог. куча каких-то псевдо фактов и ереси. Автор явно пытался шутить и проводить параллели с земной жизнью, иначе зачем туда было вставлять все эти межгалактические финансы и прочий бред???

Динамики нет никакой, такое ощущение, что главные герои — бактерии, которые лениво копошатся под стеклом, а нам, читателям отведена роль отстраненного наблюдателя через микроскоп…

Короче сочувствую всем тем, кому это придется прочитать. Минус — от души! devil
13:33
всё правильно! Чему там восторгаться!
08:45
Тяжело читается. Много повторений слов, т.е. стилистических ошибок, былок и длинных, громоздких предложений, из которых можно сделать два-три коротких. Яркий пример:

Хоть этот пиам был совсем детенышем, его нужно было обучить навыкам чтения и письма на универсальном языке, дать основную информацию по истории, биологии его вида, физике Вселенной, еще и вдобавок научить решать простые логические задачи.


Фантазия у автора, конечно, работает, но можно было и сократить текст и убрать излишние канцеляризмы, чтобы стало легче читать.

Как не прискорбно, но не зашло…
10:57
Хороший рассказ, смелый. Мало кто берётся показать, какой может быть физиология и психология разумных не гуманоидов. Ещё меньше тех, у кого выходит. У вас очень неплохо — попытка удачная.
11:49
В который раз убеждаюсь в том, что читается всем по-разному)) какие-то рассказы осилила с трудом, а кто-то был в восторге.

Этот мне занудным не показался. Наоборот, очень динамично, яркие космические образы, хоть это и не совсем мое в плане жанра. Представлялось все в виде мультфильма с кучей разных цветов.
Неплохой рассказ, грубых ошибок не заметила, хотя шероховатости по стилю, конечно, есть. Немного запуталась в именах и том, кто какой вид представляет — чаще мы об этом узнаем из того, какого оттенка кровь потекла)) Что-то подобное попадается постоянно, но вполне себе неплохая история.
10:46
А да-да-да, читала, понравилось!
Оригинальный мир, отлично выстроенный и выдержанный сюжет с внятным концом. Языку бы добавить еще немного выразительности, образности, чтобы затягивал не только сюжет, но и красочность повествования.
Agapy
21:55
Мне понравился рассказ, хоть мне и не всё сначала не было понятно.))) Неожиданный финал оказался. Доктор Таллос казался таким милым. Жаль, что он оказался негодяем. Единственное что мне было не совсем понятно как же выглядит Кемрас. Поняла, что есть крылья, а внешность-то какая?) И к какому виду такому он относится, что его от воды вырубает. Было жалко Сит'Тас. Вообще понравилась эта игра слов.)) А так здорово, увлекло. Даже не смотря на то, что я не очень люблю читать длинные тексты. Успехов!
Загрузка...
Максим Суворов