Вадим Буйнов №5

К черту добро, давай на сторону зла

К черту добро, давай на сторону зла
Работа №199
  • 18+

1.

Ева очнулась около трёх часов дня. Сплюнув песок, она попыталась встать. Голова кружилась, перед глазами плыло, казалось, что желудок сейчас вывернется. Руки утопали в песке, грязь забилась под ногти.

Темнота давила, кругом мерещились тени и силуэты. Они наблюдали, ждали, пока она совершит ошибку.

Ева села и огляделась, заметила вдали свет. Выход.

Мозг отказывался работать, казалось, он плавился от духоты и страха. Перед глазами все стояло лицо отца, который выкинул ее за дверь.

Ева кричала, умоляла, плакала. Орала так громко, что саднило горло, брыкалась, вырывалась, чтобы сбежать и спрятаться, ведь знала - попадёт за стену и домой никогда не вернётся. Но он лишь приказал держать ее крепче, а потом всадил в вену на руке иглу. Успокоительное подействовало сразу. Глаза начали слипаться, тело обмякло, она хотела бороться, но не могла.

- Я же умру там... - прошептала она.

Отец склонился над ней, закрывая восходящее солнце. Кривая улыбка сделала его лицо безумным, волосы растрепались после борьбы с дочерью. Он приволок ее к стене, которая прятала их город от опасностей внешнего мира.

- Значит, ты умрешь, - ответил ей отец, подняв брови. - Думаешь, буду плакать? Но разве ты не хочешь стать особенной? Спасти нас всех? Игра стоит того.

- Я умру...

- Ну, подумаешь, все, кто был там до тебя, умерли. Умрешь и ты. Все там будем, рано или поздно.

Ева закрыла глаза, дышать стало тяжело, казалось, она исчезала, переставала существовать.

- Отнесите ее за стену. И быстрее. Помните, что бывает в темноте, - последнее, что услышала Ева перед тем, как провалиться в темноту.

Мрак вокруг душил, руку саднило после введения успокоительного. Ева содрала кожу на руках о скалу, пока поднималась на ноги.

Прижавшись спиной к холодному камню, она позволила себе отдышаться. Скоро ей станет легче. Просто побочные эффекты от препарата. Но надо спешить, кто знает, когда начнет темнеть? Одной ей не выжить, нужно найти остальных.

На ватных ногах Ева, покачиваясь, побрела на свет. Голова кружилась, но с каждым шагом становилось легче.

«Дыши, просто продолжай дышать, - твердила Ева. - Ты сильная. Просто дыши».

Она зажмурилась от яркого света, оказавшись на открытом пространстве. Солнце пыталось согреть, но ледяной ветер выигрывал битву. Ева поежилась от холода, но мозг начал приходить в себя. Сознание прояснилось. Она оглянулась назад, всматриваясь вдаль пещеры, туда, где есть дверь, ведущая домой. В безопасность.

Ева направилась к костру, который заметила вдали, надеясь, что это остальные несчастные, оказавшиеся за стеной. Она всегда думала, что в безопасности, что никогда не окажется по другую сторону двери, но ошиблась. Ее предал самый близкий человек.

Раз в полгода они выбирали несчастных и отправляли на миссию, зная, что никто не вернётся домой. Стань особенным, спаси мир - тогда мы откроем тебе дверь. Не получилось? Тогда умирай. Все ради общего блага.

Считалось, что людей выбирали случайно, но теперь Ева знала, что это не так. Ее выбрал отец, а не воля случая.

Ева отодвинула ветки деревьев и вышла на поляну. У костра в тени леса сидел парень и пил пиво. Лицо освещалось от пламени, серые глаза сверкали, а тонкие губы изогнулись в усмешке, едва он заметил растрепанную девушку.

- Принцесса! Наконец, пришла в себя!

- Не называй меня так, - буркнула Ева, стягивая резинку, чтобы распустить пучок. Волнистые, темные волосы рассыпались по плечам, кончики доходили почти до поясницы.

- А как я ещё должен вас называть, ваше высочество? Если ваш отец царь?

- Он не царь. Всего лишь мэр.

- Все знают, что он считает себя царем, так, принцесса?

Ева села рядом и протянула руку, указывая взглядом на пиво. Никита усмехнулся, открыл бутылку и подал ей. Рукав рубашки задрался, показывая забитую тату руку.

- Кто ещё? - спросила Ева, делая глоток.

- О, у твоего отца прекрасное чувство юмора, - Никита выдержал паузу, лукаво глядя на Еву. - Твой бывший, ныне коллега. Его девушка. И я. Твой сосед.

Ева резко выдохнула. И как она собирается выживать в такой компании? Бывший, который бросил ее ради поющей студентки-истерички. Так ещё и человек-косяк. После расставания они продолжили работать вместе в библиотеке, и с каждым днём Вадим умудрялся косячить все больше, потому что постоянно отлынивал от обязанностей. Хотя он был умен, но не использовал свой потенциал.

От Варвары, глупой певички, помощи ждать тоже не стоит. Ева слышала, что эта дама умеет только ныть.

Единственный шанс - Никита, сидящий напротив. Он с любопытством оглядывал Еву. На лице застыла довольная улыбка, а глаза лукаво блестели в свете пламени.

- И каков наш план? - Ева стыдливо опустила глаза, сердце в груди забилось быстрее, едва она засмотрелась на довольного Никиту.

- Твой план прост. Ждёшь, пока они опомнятся, поймут, что дочка мэра сбежала за стену, и вернут тебя назад.

- Я иду с вами.

- Не хочешь домой? Принцесса желает стать особенной и спасти мир? - Никита вздернул брови. Ева резко выдохнула и покачала головой.

- Где остальные?

- Отправились в магазин на поиски еды. Меня оставили, чтобы я следил за тобой. На случай, если ты придёшь в себя.

Ева поежилась от изучающего, внимательного взгляда Никиты. Конечно, у него были вопросы. Начиная от того, как дочка мэра могла попасть за стену, заканчивая, зачем ей вкололи успокоительное.

Деревья зашуршали, ветки резко раздвинулись и на поляну вышли парень с девушкой. Вадим, коренастый мальчишка в очках и россыпью веснушек на носу, взлохматил кучерявые волосы и несмело улыбнулся, заметив Еву. Затем сгорбил плечи и подошёл ближе.

Варвара же поправила светлые, длинные волосы, скривила носик и недовольно надула пухлые губки. На лице не было макияжа, но ресницы были длинными, как у куколки, а голубые глаза сияли. Ева подумала, что не удивительно, что Вадим выбрал Варвару. Куда пухлой девчушке с карими, чересчур большими глазами тягаться с такой красоткой? Так ещё поди и проклятых родинок нет по всему телу, как у Евы.

- Ребят, скоро стемнеет, нам лучше найти укрытие, - сказал Вадим, несмело глядя на Еву. - Там и обсудим, что будем делать дальше.

Они затушили костёр и пошли по лесу в сторону города. Вадим подал набитые консервами, пледами и фонариками рюкзаки Еве и Никите.

Варвара шла налегке, ведь Вадим нёс два рюкзака, недовольно поглядывала в сторону Евы, тяжело вздыхала и жаловалась, что стёрла ноги туфлями на каблуке. Но от предложения найти кроссовки отказалась, заявив, что красота превыше всего.

Никита держался рядом с Евой, задумчиво поглядывал в ее сторону.

Выйдя в город, Ева поражено замерла, разглядывая пустынные улицы, заросшие травой и сорняками, мусор и пыль, разбитые стекла окон и витрин, отражающие закатное солнце. Все казалось таким знакомым, но таким чужим. Ещё пять лет назад она бегала по этим улицам до пляжа, грелась на солнышке и покупала мороженое в гипермаркете у дороги. А теперь вокруг царила разруха и тишина. Ужас и печаль смешались, казалось, они облепили ее тело, как осы, летящие на сладкое. На руках появились мурашки.

- Жила здесь? - спросил Никита, останавливаясь рядом. Ева кивнула, едва сдерживая слёзы, глядя в сторону парка, где когда-то гуляла с мамой. - А я до вируса никогда здесь не бывал. Чудо, что успели добраться до безопасного места.

Ева почти не слышала, что он говорил, не замечала ничего вокруг. Перед глазами стояло лицо мамы в последнюю ночь вместе. Маме было так больно, так страшно. Этот взгляд полный боли и отчаяния часто снится Еве по ночам. Ей так хотелось помочь, забрать эту боль, но она могла лишь быть рядом и молиться, чтобы мама поскорее умерла и обрела вечность.

Они с отцом ждали появления симптомов, но не заболели. Все вокруг умерли, а они нет. В ночь, когда впервые появились призраки и духи, они спрятались в подвале, а уже на следующий день отец отправился на поиски безопасного места. И нашёл.

Они поселились в городке у моря, который оберегался от ужасов нового мира горой. Закрыв проход в скале прочной дверью, они смогли спать спокойно. И ждать других выживших.

- Ева? Идёшь?

Ева тряхнула головой, вспомнила, где находилась, и пошла следом за ребятами.

Они зашли в один из домов, поднялись на чердак, надеясь, что там будет безопасно. Пододвинули шкаф, закрывая проход вниз и разложили одеяла и подушки, принесённые из спален. С потолка свисала паутина, на полу был толстый слой пыли. Шкафы с отвалившимися дверками стояли у стен, внутри они нашли старые книги, банки и сувениры.

Никита вытащил бутылки пива и заявил, что теперь они обязаны познакомиться.

- Все знают друг друга, - ответила Ева, делая глоток. - Лучше обсудим, что нам делать?

- Не хочешь умирать? А, принцесса? Не бойся, я тебя в обиду не дам, - Никита взял бутылку пива, которая лежала рядом с Евой, словно специально провёл рукой по ее ноге.

Вадим сел напротив, открыл бутылку и подал Варваре, которая недовольно морщилась, разглядывая место ночлега.

- Ева права, нужно придумать, как мы проникнем в пещеру. - Вадим поправил очки, переливающиеся от заходящего солнца, лучи которого проникали сквозь маленькое окно. - Нас выбрали, чтобы мы нашли способ избавиться от духов и призраков. Наша цель - попасть в пещеру, в которой все началось. Выяснить, откуда взялся вирус, который убил большую часть населения, откуда взялись призраки и духи, а главное - как очистить наш мир от них, чтобы мы могли выходить из нашего убежища.

- Ну ты и зануда, - ответила Никита, вальяжно развалившись на подушках.

- И каков твой план? - Вадим недовольно изогнул брови.

- Мой план? Найти новое убежище и жить в своё удовольствие. Думаешь, я хочу спасать тех, кто выкинул меня на верную смерть?

- Мы не умрем, - испуганно пискнула Варвара. - Вадим, правда ты этого не допустишь, зайчик?

- Зайчик умрет первым, если сунется в ту пещеру. Наш мэр отправляет туда людей раз в полгода вот уже пять лет. И что? Никто не вернулся. Все мертвы.

- Мы не знаем, что они мертвы, - подала голос Ева.

- Верно! Может, они наши другое безопасное место и сейчас ржут над нами.

- Мы должны держаться вместе, - вздёрнув носик, сказала Варвара. - Разделимся - и нам конец.

Ева наблюдала, как Варвара прижималась к Вадиму, с какой нежностью он гладил ее по руке, вспоминала, как сама когда-то была на ее месте, но с удивлением отметила, что ни капли зависти не было. Она и встречалась с Вадимом, потому что он первый развёл руки в стороны и предложил обнять ее, когда ей было одиноко и больно.

- Пещера - наш единственный шанс, - тихо сказала Ева, опустив глаза. - Никого в мире больше нет. И наш единственный шанс жить нормально - найти то, что спрятано в пещере. Только так мы вернёмся домой.

Они сидели почти в темноте, солнце спряталось за горизонт, оставляя их в страхе и сомнениях, которые несли с собой сумерки.

А потом они услышали голоса и смех, доносящиеся с улицы. Словно кто-то включил звук на телевизоре, тишину нарушил гам. Ребята тихо подошли к окну и, прячась за пыльную штору, выглянули наружу.

Улицу заполонили призраки, которые проживали прежнюю жизнь. По дороге ездили машины, дети катались на великах и самокатах, мамочки гуляли с косяками, влюблённые пары шушукались на скамейках. Кто-то спешил на работу, а кто-то - домой. Подростки пялились в телефоны, слушали музыку и подпевали любимым песням.

Сотни людей проходили мимо дома, в котором они прятались. Разговаривали, смеялись, улыбались и плакали. И даже не подозревали, что вирус давно убил их всех. Теперь они лишь воспоминание, появляющееся каждую ночь. Как фильм, призраки показывали, чего они лишились, и какой жизни больше никогда не будет.

- Призраки абсолютно безопасны, - шептал Вадим, зачаровано глядя на улицу. Варвара часто дышала, вцепившись в руку любимого. - Они нас не видят и не слышат. Даже не знают, что мертвы. Но каждый день они проживают этот день заново. Они не могут пойти дальше, застряли тут, на земле. Вот духи - другое дело. Духи - искорёженные души злых людей, которые убивали, грабили и... были плохими, короче говоря. Они нас видят. И они нас убьют одним мизинцем. Их бесит, что мы живы, а они нет. Лучше не попадаться им на глаза.

- Как их распознать? - спросил Никита. Ева поняла, что он стоит позади, ведь почувствовала тёплое дыхание на шее, а потом ощутила, как он взял ее за плечо. Щеки начали краснеть от такой близости.

- Никак. Они выглядят как призраки. И каждую ночь они приходят к нашей двери и пытаются попасть к нам в город. Это их мы иногда слышим по ночам. Верно, Вадим?

- Да, Ева, все так.

Ева помнила первые недели после нашествия призраков и духов, как они прятались и искали способы укрыться. Отец изучал поведение, а потом написал книгу-пособие. На работе в библиотеке Ева часто выдавала ее желающим подготовиться к возможной вылазке.

Словно очарованные они продолжали смотреть на жизнь, которой лишились. Полных семей, ведь у каждого вирус забрал минимум одного родственника, чаще - сразу всех. Свободы. Теперь они узники города, из которого выходить слишком опасно. Благ цивилизации, ведь приходилось экономить воду, припасы, выращивать еду самостоятельно, а электричество давали по строгому расписанию. И будущего. Они выживали, но не верили в светлое будущее. Их осталось слишком мало.

Ева засмотрелась на маму, которая учила дочь кататься на велосипеде. Девчушка заливалась смехом, стряхивая песок с ободранных коленок. Ее ситцевое платье испачкалось, но мама лишь улыбнулась, помогая дочери залезть на велосипед. На секунду Ева забыла, где находилась, на глазах выступили слёзы, едва она вспомнила детство и свою маму.

Но потом она заметила мужчину позади них в развивающемся на ветру плаще. Он появился из ниоткуда. Призрак поправил галстук, надел шляпу, на лице застыла ухмылка, сузив глаза, он осматривался, а потом поднял голову и уставился в окно чердака.

Их взгляды встретились, всего доля секунды, но ладошки вспотели, а сердце забилось так быстро, словно она пробежала десятки километров. Ева застыла на месте, оцепенев от ужаса.

Никита схватил Еву за плечи и отпихнул от окна, вжимая в стену. Их лица оказались в миллиметре друг от друга. Ева чувствовала его тёплое дыхание, засмотрелась в его встревоженные глаза. Никита приложил палец к губам, призывая к тишине, Ева кивнула. Ноги казались ватными, если бы не Никитина рука, которая крепко сжимала плечо, она бы упала.

Вадим и Варвара стояли с другой стороны окна, такие же испуганные. Вадим, едва дыша, выглянул в окно, а потом расслабился.

- Уходит, - прошептал он. - Идёт в сторону стены. Пронесло.

Ева резко выдохнула, волна облегчения накрыла словно цунами. Никита наклонился к ее уху и зашептал, обжигая горячим дыханием:

- Надо отдохнуть, завтра выходим на рассвете. И... принцесса, я надеюсь, ты помнишь ту ночь?

Ева распахнула глаза, по телу пошла дрожь, едва она вспомнила, что случилось той ночью. Они были пьяными, она была несчастна, но это было ошибкой. Но почему тогда так хотелось снова оказаться в его объятиях?

Никита щелкнул ее по носу, улыбнулся и пошёл спать. Ева закрыла глаза, постаралась выровнять дыхание, но в итоге сдалась и побрела тоже спать, догадываясь, что уснуть не получится.

2.

На рассвете выяснилось, что погода испортилась. Позавтракав консервами, они собрали рюкзаки и собрались в путь.

Вадим растеряно смотрел в окно, пожимая плечами.

- Ветер поднялся. Все небо заволокло, похоже, солнце можно не ждать.

- Не сахарные, не растаем, - ответила Варвара.

- Не в этом дело. Духи не появляются днём, потому что боятся солнечного света. Нет солнца - они могут напасть.

Ребята переглянулись, встретились озадаченными взглядами.

- Может, переждем?

- Чердак так же опасен, как и улица, - ответил Никита, поправляя лямки рюкзака. - А погоду можно ждать днями, а то и неделями. Надо идти.

Посовещавшись, они решили идти на поиски пещеры. Вадим вооружился картой, заявил, что знает путь, и велел всем следовать за ним. Варвара гордо вздернула носик, вцепилась в руку любимого, и вместе они зашагали впереди.

Никита усмехнулся, покачал головой и дождался Еву. Они шли вместе, наблюдая, как Варвара щебечет без остановки, а Вадим с довольной улыбкой слушает ее.

Ветер едва не сбивал с ног, деревья опасно кренились к земле, мимо пролетали куски мусора и грязи. Ева собрала волосы в хвост, чтобы они не лезли в глаза, застегнула ветровку и тяжело вздохнула.

- Признавайся, что ты тут забыла? - Никита лукаво улыбнулся, надевая куртку. - Хочешь что-то доказать? С отцом поругалась, да?

- Просто я не та дочь, которую ждал мой папуля.

- Чем его не устраивает столь прекрасная дама?

Ева покачала головой, но не смогла скрыть улыбку.

- Вечерами сижу одна на пляже и рисую. Работаю в библиотеке. Замуж не вышла, внуков не нарожала. А пора уже мужа богатого и успешного найти.

- Как меня? Я подойду? - Никита толкнул ее в плечо, лучезарно улыбаясь, уверенные глаза сверкали.

- Владелец успешного продуктового магазина? Вполне. Отчасти благодаря твоим навыкам управленца мы ещё не умерли с голода.

Никита пожал плечами, делая вид, что ничего такого не сделал. Хотя это он наладил систему работы магазинов, заводов и ферм. Отец часто говорил Еве, что парень падает большие надежды: ещё и тридцати нет, а уже такой успех.

- Ты-то как тут оказался? Не верю, что мой отец мог тебя отправить сюда.

- Все решает воля случая, разве нет?

Никита вздернул брови, в глазах плясали смешинки.

- Ты прекрасно знаешь, что это не так.

- Верно, не так. Что же, я вызвался добровольцем, - видя замешательство Евы, Никита продолжил: - вирус погубил нашу цивилизацию, мы выживаем на клочке земли, живем в метре от опасности, но ничего не изменилось. Люди такие же циничные скоты. Двуличные. Говорят одно, делают другое. Грабят, избивают, готовы отобрать кусок хлеба у кормящей матери. Разве нет?

- И ты решил спасти этих скотов?

- Я решил уйти от этих скотов. Кто сказал, что я вернусь туда?

- Тогда зачем идёшь с нами?

- Думаешь, я тебя брошу тут одну? Не дождёшься, принцесса.

- Прекрати меня так называть!

Никита рассмеялся и щелкнул ее по носу, потом поймал руку Евы, когда она попыталась ударить его. Их взгляды встретились, щеки Евы начали краснеть, дыхание участилось. А потом они оба рассмеялись.

- Что же, сударь, я намерена пойти в пещеру и узнать, что там скрывается.

- В таком случае, сударыня, придётся идти с вами, чтобы спасти ваш прекрасный зад.

Ветер усиливался, мёрзли уши и нос, кончики пальцев, но они продолжали идти. Варвара жаловалась на холод и усталость, на стертые в кровь ноги. В итоге они все же зашли в разгромленный магазин и нашли ей кроссовки. Скривив нос, Варвара позволила Вадиму заклеить пластырем мозоли, а потом надела не модную обувь.

Ева вспоминала хаос, творившийся в городах во время вируса. Когда люди пронюхали, что, если заболеешь - умрешь, законы и порядки канули в лету. Каждый брал, что хотел, делал, что хотел и пытался выжить. Длилось это не долго, ведь болезнь распространилась за пару недель, но этого хватило, чтобы обворовать и разгромить все вокруг.

Они шли под вой ветра и шелест листьев. Громыхали двери и звенели разбитые окна. Вокруг было пугающе пустынно, они вглядывались вдаль, пытаясь заметить опасность, но все было спокойно. Слишком спокойно. Казалось, они попали в фильм ужасов, зритель слышал тревожную музыку и знал, что сейчас они попадут в беду. Но герои продолжали идти вперёд, не зная, что их ждёт.

Ветер резко перерос в песчаную бурю. Пыль и песок полетели в лицо, царапая кожу, глаза слезились. Видимость стала минимальной, вскоре Никита и Ева потеряли из вида, идущих впереди Вадима и Варвару.

Взявшись за руки, чтобы не потерять друг друга, они побежали вперёд, надеясь нагнать влюблённых. Буря усиливалась, Ева заметила неясные силуэты вокруг. Они тянули к ним руки, хищно улыбались и беззвучно хохотали.

Прикрыв рукой глаза от летящего песка, Ева продолжала бежать, крепче сжимая руку Никиты, делая ему больно. Дыхание сбилось, в боку начало колоть. Впереди она заметила фигуру в черном балахоне. Капюшон скрывал лицо, но едва она попыталась разглядеть, что под ним, сердце бешено заколотилось, тело окутал липкий, вязкий страх. Казалось, под капюшоном скрывалась сама тьма, бездонная яма. Чёрная дыра, которая засосёт все.

Фигура исчезла так же быстро, как и появилась, отпечатавшись в памяти Евы. А потом она налетела на Варвару, едва не сбив ее с ног.

Тяжело дыша, Ева схватила ее за руку, заметила Вадима, стоящего рядом.

- Мы потерялись! - воскликнул Вадим, комкая карту. - Я не знаю, где мы!

- Надо найти укрытие, - крикнул Никита. - Быстрее!

Держа друг друга за руки, они пошли вперёд в поисках ближайшего дома или магазина. Песок продолжал царапать лицо, глаза уже жгло от боли, слёзы катились по щекам. Ветер выл, заставляя их кричать друг другу. Слышались шелест травы и хруст веток.

Они почти дошли до двери, как дорогу им преградил тот самый мужчина в пальто, которого они видели вчера. Он снял шляпу, поклонился им, а потом хищно улыбнулся. Глаза сузились, превратившись в щелки, он поправил рукава и развёл руки в стороны, подняв брови, спрашивая, кто первый решится сразиться с ним.

Никита заслонил собой Еву. Она продолжала крепко сжимать его руку, словно это могло спасти их от смерти. Сердечко бешено колотилось, а в глазах темнело от страха. Неужели, вот так она и умрет? Здесь и закончится ее жизнь? В этой проклятой песчаной буре?

Невольно она вспомнила, как не могла попасть домой, потому что потеряла ключ. Никита вызвался помочь, но при условии, что она сходит с ним в ресторан. Пришлось согласиться. Они много говорили, на душе было так тепло, так хорошо. А потом она поддалась чувствам и оказалась в его постели. Не правильно, глупо, он - красавчик, который меняет девушек каждую неделю, успешный владелец магазина. Куда ему до тихой художницы?

И вот она стояла за спиной этого самого красавчика, который обещал спасти ее зад. И готовилась уйти в вечность.

«Зато увижу маму».

А потом Ева услышала дикий крик. Из бури выбежал Вадим, в руках сжимал какой-то предмет. Уверенный и решительный взгляд, изо рта вырывался отчаянный вопль.

А потом Вадим резко взмахнул предметом, зеркалом от машины, догадалась Ева, разрезая духа пополам. Враг растаял, оставив после себя дымку, но спустя секунду начал возвращаться.

- Бежим! Быстрее! - крикнул Вадим, хватая Варвару за руку и таща за собой.

Никита поволок Еву за собой, которая оцепенела от шока и едва могла передвигать ногами. Кажется, сегодня она не умрет.

Они забежали в первую попавшуюся дверь. Никита и Вадим пододвинули разгромленный прилавок, в котором когда-то продавали напитки, баррикадируя дверь.

Стараясь не шуметь, они ушли вглубь магазина, нашли подсобку и закрылись там. Тишина давила, Еве казалось, что все слышали, как быстро билось ее сердце. Они едва дышали после бега, а разум все никак не мог поверить, что сегодня они не умрут.

- Что мы говорим богу смерти? - спросил Никита, включая фонарь.

Ева зажмурилась, закрывая ладошкой глаза, потому что яркий свет ослеплял.

- Не сегодня.

Никита кивнул и улыбнулся, прижимая Еву к себе. Они сели на холодный пол. Вся одежда была в песке и пыли, волосы так же покрылись слоем песка. Глаза болели, во рту было сухо, как в пустыне.

Варвара хныкала, прижавшись к Вадиму, который гладил ее по голове, хотя и сам был напуган не меньше. Руки дрожали, зеркало от машины валялось в ногах.

- Как ты догадался? - спросил Никита.

- Сериал «Сверхъестественное» любил. Решил попробовать с машиной. Вдруг?

- Надо признать, буря нас спасла. Если бы не это - он бы увидел, куда мы забежали.

Они замолчали. Усталость и пережитый шок высосали из них все силы. Попав в тепло и тишину, они расслабились и быстро уснули, измотанные побегом от смерти.

3.

Ева проснулась от запаха гари. Протерла красные глаза и осмотрелась, пытаясь вспомнить, где была и как там оказалась. Она сидела на полу, прижавшись к Никите, справа от них спали Вадим и Ульяна. Очки сползли с носа Вадима, светлые волосы Варвары разметались по его плечам.

Сердце бешено заколотилось, едва она заметила неясную тень. Приглядевшись, она поняла, что это снова та фигура в черном балахоне.

Фигура стояла у двери, капюшон закрывал лицо. Она подняла руку вверх и приложила длинный палец с поломанным ногтем к месту, где скрывались губы.

Ева взяла фонарь в руки, направила его на дверь и увидела дым, пробирающийся к ним сквозь щель. Фигура исчезла.

Запах гари.

Дым.

- Пожар, - прошептала Ева, а потом закричала: - Пожар! Надо уходить!

Никита проснулся, растеряно глянул на дверь, а потом сообразил, что нужно делать. Пока Вадим успокаивал Варвару, которая плакала от страха и пускала сопли, Никита разорвал рубашку на четыре части, облил их водой из бутылки и выдал каждому. На все ушло не больше минуты. Он действовал быстро, слажено, так, словно всю жизнь планировал, как спасаться от огня и дыма. На лице решимость и ни тени страха.

- Приложите к лицу. Держимся друг друга, думаю, дыма столько, что будет сложно передвигаться. Наша цель - как можно скорее выйти на улицу. Ясно?

Ева кивнула, прикладывая ткань к носу и рту. Вадим поправил очки, решительно кивнул, прижал Варвару к себе, пытаясь успокоить. Но девушка плакала все сильнее, причитая, что не сможет идти по магазину в дыму.

Никита подошёл к Варваре и тряхнул ее за плечи, та изумленно замерла, из-за слез носик и глаза покраснели, искусанные губки дрожали.

- Успокойся и иди за Вадимом. Поняла?

Варвара несмело кивнула, но плакать прекратила, лишь широко распахнув глаза, смотрела на Никиту.

- Делимся на пары. Если потеряем друг друга, встречаемся на рассвете у автозаправки. Ясно?

Вадим поправил лямки рюкзака и решительно кивнул, взял Варвару за руку и нежно сжал ее ладонь.

Никита повернул ключ в замке, взялся за ручку и оглянулся, проверяя, что все готовы следовать за ним. Ева схватила его за другую руку, крепко прижимая ткань к лицу.

Дым заполнял подсобку, глаза начали слезиться, а горло уже саднило. Никита открыл дверь, впуская ещё больше гари и дыма.

В конце зала полыхало пламя, оставшиеся товары горели, плавились и источали отвратный запах. Чёрный, густой дым заволок пространство. Казалось, что они попали в ту самую чёрную дыру, которая все же засосала их души без остатка.

Глаза едва открывались, дышать стало трудно, грудь заболела. Ева попыталась понять, в какую сторону нужно бежать, но лишь испугано глядела по сторонам, не понимая, что делать.

Никита сжал ее руку и потащил за собой. Они бежали сквозь дым, с каждым шагом дышалось все сложнее. Горло першило и саднило, хотелось прокашляться, но не сейчас. Ева задержала дыхание, продолжая двигаться за Никитой.

В какой-то момент кто-то схватил ее за край ветровки, но она продолжила идти вперёд. Впереди показался проблеск лунного света, а потом они дошли до двери, которую сами же забаррикадировали.

Никита схватил один из прилавков за край, Вадим подбежал и взялся за другой. Вместе они подняли прилавок и кинули в ближайшее окно. Посыпались осколки с оглушительным звоном, от которого заболели уши. Никита локтем выбил остатки стекла, схватил Еву за руку и подтолкнул к проему. Царапая руки, Ева вылезла на улицу, вдохнула полной грудью свежий воздух и закашлялась.

- Ты как? - услышала она встревоженный голос Никиты.

- Жить буду.

Варвара вылезла на улицу, подставила заплаканное личико ветерку и прокашлялась, держась за грудь. Волосы облепили потные лоб и щеки, глаза покраснели. Черный дым валил из выбитого окна, пламя разгоралась все сильнее. Вадим спрыгнул на дорогу и подбежал к Варваре. Едва дыша, он удостоверился, что с любимой все в порядке.

А потом они заметили мертвых.

Призраки вновь гуляли по ночному городу, даже не догадываясь, что давно покинули этот мир.

Они смеялись, разговаривали и спешили по делам. Никто не замечал переполоха и пожара. Жили своей жизнью.

Никита приложил палец к губам и кивнул в сторону дороги, намекая, что нужно найти укрытие.

Ева взяла его за руку и вместе они пошли по дороге. Призраки шумной толпой следовали куда-то вдаль, облепили со всех сторон, касались их тел, от чего повалялись мурашки. Каждое прикосновение - словно ожог и обморожение одновременно.

Мальчик лет пяти нёсся на велосипеде так быстро, что врезался бы в Еву, имей он тело. Но вместо этого он проехал через неё, растворившись на секунду, а потом появившись вновь. Еве показалось, что на неё вылили ведро ледяной воды.

Если бы не тёплая ладонь Никиты, Ева сошла бы с ума от страха, но парень уверенно вёл ее через толпу призраков. Словно не боялся, словно его не касались холодные руки, словно его не жгли их случайные касания.

Никита дернул дверь первой попавшейся машины, немало удивился, едва она открылась и пропустил Еву вперёд. Оглянулся назад, но понял, что Вадим и Варвара бесследно исчезли. Выругавшись, он сел на сидение и захлопнул дверь.

- Мы должны их найти, - прошептала Ева, испуганно глядя в окно. Губы дрожали, а в глазах застыли слёзы. Только сейчас до неё дошло, что она была на грани смерти вот уже трижды за последние сутки.

- Завтра. Мы не можем рисковать.

Никита прижал Еву к себе, в обнимку они легли на сидение, надеясь, что так духи их не заметят. Глупо, но это лучшее укрытие. Выходить снова на улицу было ещё опаснее.

- Что, если они попали в беду?

- Значит, их уже нет.

- Но...

- Я не буду рисковать тобой, чтобы спасти их, поняла? Плевать, если все умрут, главное - ты.

Ева уткнулась носом в его щеку, почувствовала теплое дыхание, едва он повернул голову. Их лица оказались так близко от друга, что она могла рассмотреть все неровности кожи, внимательные, серые глаза.

- Я вызвался добровольцем, потому что увидел, как тебя выкинули за стену, Ева.

- Чтобы спасти мой прекрасный зад?

- Не только зад. Предпочитаю девушек с головой.

Ева нервно рассмеялась, закрывая глаза. Близость сводила с ума, сердце билось как сумасшедшее, но уже не от страха. Она забыла, что лежала в машине, окруженная призраками и духами. Забыла, что едва не умерла в дыму. Забыла и про песок в волосах. Казалось, весь мир сузился до этой машины, остались только они вдвоем.

- Мы попадем в пещеру. Получим эту силу, станем особенными. А потом вернемся и отомстим за то, что они отправили нас сюда умирать.

- Это жестоко...

- Хочешь быть героем? Они того заслужили?

Ева посмотрела в искрящиеся глаза Никиты, заметила песчинки на его длинных ресницах. И поняла, что он не лгал - ради нее от готов пожертвовать всеми.

- Почему не обращал на меня внимание, пока мы жили в городе?

- Ты думаешь, я так люблю читать, раз ходил к тебе в библиотеку раз в неделю?

- Мог бы сказать.

- Пытался. Ты сбежала утром от меня, помнишь?

Ева облизала губы, опустила глаза, из груди вырвался смешок. Никита нежно провел рукой по ее щеке, от его касаний по телу разливалась тепло, дыхание участилось.

- К черту добро, принцесса. Давай на сторону зла.

Ева резко распахнула глаза. Никита не шутил, он серьезно разглядывал ее, ожидая реакции. Казалось, парень перестал дышать, настолько взволновал был.

- Убьем всех и сбежим? - прошептала Ева, вспоминая отца. Его взгляд, словно он уже похоронил ее и был этому рад. Хладнокровность полицейских, которые по его приказу выволокли ее за дверь, как мешок с хламом. Вспомнила и радость людей, когда выбирали не их, чтобы отправить за стену в мифическую пещеру. И никто не пытался это остановить, спасти этих бедолаг. Все молча наблюдали, как людей выкидывали на верную смерть.

- Как вариант.

- Можем просто не вернуться.

Никита кивнул, а потом не удержался и притянул ее к себе. Ева почувствовала вкус его теплых губ, сильные руки прижимали ее все сильнее. И она позволила себя отдаться чувствам, раствориться в этом моменте.

К черту, что будет завтра. К черту добро.

4.

Они встретились на ближайшей автозаправке. Варвара осматривала помещения, складывала пригодную пищу в рюкзаки, напевая под нос. Волосы собрала в неряшливый хвост. Некогда белые кроссовки, которые покрылись слоем пыли, больше не тревожили красотку.

Вадим разглядывал карту, помечал что-то карандашом и улыбался, жуя консервы.

- Живы! Варвар, они пришли!

Варвара выбежала из подсобки и улыбнулась, едва не кидаясь на Еву с объятиями.

- Мы думали, потеряли вас! Слава богу!

- Бог тут ни при чем, - усмехаясь, заметил Никита, взял протянутую банку консервов, открыл ее и подал Еве, подмигивая. - Верно?

- Верно. Бог нас бросил. Остался один бог.

- Бог смерти, - поддакнул Никита, толкая ее в плечо.

Вадим и Варвара переглянулись, пытаясь понять, о чем шла речь, но решили не уточнять.

После завтрака Вадим заявил, что изучил карты и построил маршрут. Небо начало заволакивать тучами, вдали едва слышно гремел гром. После коротко спора ребята решили идти к пещере несмотря на возможную грозу.

В этот раз они зашагали рядом. После пережитого они привязались друг к другу.

Гром гремел все громче, поднимался ветер. Ева поглядывала на Никиту, поднимая брови, задавая немой вопрос, тот лишь пожимал плечами.

Они сошли с асфальтированной дороги и направились в джунгли. Шли уверенно, словно бы и не боялись. Варвара пела. Ева с удивлением отметила, что она и правда талантлива. Варвара попадала в ноты, пропускала песню сквозь себя, выворачивая душу наизнанку. Казалось, среди них объявился ангел.

Начался дождь. Без предупреждения крупные капли полетели с неба, словно бомбы. Кроны деревьев не спасали. Пальмы качались на ветру. Мерцали молнии, гром гремел так, что они каждый раз вздрагивали.

Накинув капюшоны, они уперто продвигались в дебри джунглей. Несмотря на раннее утро стало темно, как ночью. Ветер выл в ушах, мешая им говорить, ноги проваливались в землю, словно в зыбучие пески.

Варвара оцарапала лицо о кусты, заплакала, остановившись на месте. Ее некогда белые кроссовки покрылись коричневой грязью, прекрасное личико морщилось от боли, капельки крови стекали по подбородку.

Грянул гром такой силы, что задрожала земля. Казалось, началось землетрясение. Ева зажала уши ладонями, едва сдерживая слезы. Никита приобнял ее за плечи, пытаясь успокоить, но она лишь помотала головой, борясь с собой и страхом.

Варвара прислонилась к дереву, подняла личико к небу, удивленно глядя на яркую розовую молнию, которая озарило неба. На секунду стало светло, как днем. Но потом они вновь угодили в темноту.

Вадим кружился на месте, оглядывая деревья, которые кренились к земле от сильного ветра.

- Ребят, надо назад... укрытие найти...

- Нет.

Ева расправила плечи, часто дыша от волнения. Слезы смешались с дождем, мокрая одежда прилипла к телу. Она убрала налипшие волосы с уверенных глаз.

- Я знаю, что в пещере! Нас ждет Смерть.

Дождь начал стихать, вдали замерцала молния, раскалывая мир.

- Мы там умрем...

- Нет. Сама Смерть. В образе... человека.

Вадим и Варвара непонимающе уставились на Еву. Никита опустил глаза, он еще прошлой ночью выслушал правду о пещере.

- Я узнала, что произошло. Вирус - следствие войны Бога и Смерти. Смерть разозлилась на нас, потому что Бог создал вирус, который погубил почти все живое. И решила избавиться от всех. И насылает на нас мертвых каждую ночь. Чтобы они... закончили войну.

Вадим потряс головой, Варвара прижала ладошки ко рту, большие глаза расширились от страха, и теперь казалось, что занимали половину ее прекрасного личика.

- Я здесь, потому что узнала, что мой отец... Бог. Узнала всю правду про пещеру. Он разозлился и вышвырнул меня сюда.

Никита сжал ладонь Евы, пытаясь подбодрить. Грянул гром, но дождь почти прекратился.

- И мы идем к ней... чтобы что? - спросил Вадим.

- Чтобы убедить не насылать на нас мертвых. Получить дары.

- И мы не взяли оружие… потому что...

- Смерть нельзя убить, - вмешался Никита. - Все, что происходит: буря, пожар, гроза - ее испытания. Пройдем все - получим ее дары. Она ищет достойных людей, которые достойны жить. И эта кучка олухов, которые выкинули нас сюда – явно не претенденты на жизнь.

Вадим покачал головой, нервно рассмеялся, махая руками. Варвара же озиралась по сторонам, часто дыша.

- Ребят... - начала она, но ее никто не слушал.

- Она гневается на моего отца. И готова дать дары достойным. Если проявим смелость, покажем свои лучшие качества - она пощадит нас. Но для этого мы должны найти пещеру. И прийти к ней.

- Бог... твой отец? Ты... дочка Бога? Полубог?

- Ребят... - повторила Варвара, пятясь назад.

- У меня нет никакой сверхсилы, - заявила Ева, игнорируя Варвару. - Я не знала, что он Бог.

- Какая разница? - гневно спросил Никита, грянул раскат грома, словно отражение его злости. - Мы должны победить Смерть!

- То есть мы идем бороться с самой Смертью? Смертью? - Вадим снова захохотал, держась за живот. - Ребята, мы самоубийцы.

- Вы не понимаете. Мы должны ее обмануть. Получить силы. И потом... победить.

- Ребята! Послушайте же меня!

Они все же обратили внимание на Варвару, которая пятилась от змеи, ползущей в ее сторону. А потом огромный паук спустился на голову Вадиму, парень заверещал, как девчонка. Никита схватил палку и точным ударом смахнул паука на землю.

Но тут они поняли панику Варвары. Пауки, змеи, обезьяны, птицы и прочие ползучие и летучие твари окружали их, медленно приближаясь. Ребята прижались друг к другу спинами, испугано глядя вокруг.

- Мне нужна ваша помощь, ребят, - прошептала Ева, часто дыша. - Пожалуйста! Это наш единственный шанс.

- Обмануть саму Смерть? Да, здорово ты придумала! - воскликнул Вадим. Варвара лишь испуганно пискнула.

- Не будь идиотом, не пойдешь в пещеру - умрешь тут. Духи никуда не денутся.

- Может, нам с Варварой стоит отправить вас в пещеру? Мне кажется, дочери Бога отлично подходит такая миссии...

- Нет! - воскликнула Варвара, встряхивая Вадима за плечи. - Мы должны пойти вместе. Только вместе мы сможем победить ее. Ты их слышал – Смерть ждет достойных.

Твари подошли почти вплотную к ним, змеи показывали языки, словно дразнясь, оплетали деревья.

- Мы дополняем друг друга, как вы этого не видите? - продолжала Варвара, набираясь уверенности. - Мы все такие разные, но вместе - мы сила. Мы играем с самой Смертью! Дочери Бога тут маловато, разве нет? Здесь нужен ты, Вадим. Умный парень, который сможет уболтать ее. Нужен Никита, который сможет превратить нас в команду и привести к ней. Нужна Ева. Которая знала, куда шла, но уперто вела нас сюда. Чтобы спасти. И нужна я. Чтобы сплотить нас.

Вадим кивнул, соглашаясь с любимой, Ева благодарна ему улыбнулась.

Твари начали отступать, скрываясь в джунглях. Тучи рассеивались, пробивалось солнце.

- И что это было? - прошептал Вадим.

- Наши испытания, - заявила Ева, наблюдая, как появляется вход в пещеру.

5.

Ребята зашли в пещеру. Ева крепко сжимала руку Никиты, сердце бешено колотилось в груди. Они шли к самой Смерти. Сами. Не дураки ли?

Шаг за шагом они отдалялись от дневного света, погружались во мрак. Они молчали, слушая собственные шаги, которые эхом отдавались по пещере.

Включив фонари, они продвигались все глубже в пещеру, вскоре дневной свет совсем скрылся, оставляя их на съедение мраку.

- Как думаете, что нас ждёт? - спросил Вадим, светя фонарём по скалистым стенам, пытаясь найти подсказки. - Мы умрем, да?

- Не сегодня, зайчик, - насмешливо сказал Никита.

Фонари замигали, но не погасли. Ребята переглянулись. Когда тревога в душе достигла пика, Ева заметила впереди мерцание. Дыхание участилось. Они смогли. Хотелось закричать, убежать, обмануть всех. Но она обязана дойти до Смерти.

Ева услышала шепот, вздрогнула. Казалось, кто-то подошел к ней вплотную, поднес холодные губы к самому уху. По коже пошли мурашки, сердце бешено колотилось в груди. Она обернулась, но заметила лишь испуганные лица ребят.

- Вы это слышали?

- Ага.

Страх поселился в теле Евы, став незваным гостем, который никак не желал уходить. Ноги налились тяжестью, стали ватными. Она хотела что-то сказать, но снова услышала шепот. Руки дрогнули, фонарь выпал из потной ладони и погас. Фигура в черном капюшоне появилась за спинами Вадима и Варвары. Доля секунды, но этого хватило, чтобы испугаться до трясущихся коленок.

Ева вскрикнула, отступила назад, врезалась в стену.

Фонари еще раз мигнули, а потом погасли. Они остались в темноте. Мрак душил. Казалось, он оплетал их, как огромная змея. Сдавливал все сильнее, перекрывая возможность дышать. Тело покрылось потом, волоски на руках встали дыбом.

Ева услышала писк Варвары, голос Вадима, который пытался ее успокоить. Шепот становился все громче. Он проникал в нее, словно духи вошли в ее тело, захватили разум и сердце. Она пыталась разобрать слова, но ничего не понимала.

Надо двигаться. Надо идти. Иначе она сойдет с ума.

И тут она вновь заметила мерцание позади себя. Оно становилось все ярче, освещая ей путь. Вот куда она должна пойти.

- Надо идти…

Но в ответ тишина. Ева шарила руками в темноте, но никого не было. Звала Никиту, но слышала лишь эхо. И шепот. Чертов шепот.

- Надо идти, - сказала она себе.

Первый шаг оказался сложным, она едва смогла пошевелить ногой, словно кто-то держал ее, вжимая в стену. Второй дался легче. А потом она побежала, закрывая уши ладошками, лишь бы не слышать шепот, который пронизывал до души.

Ева бежала так быстро, что едва могла дышать. Периодически замечала ту странную фигуру в черном. На лицо натянут капюшон, на руках неестественно длинные ногти. А кожа белая, как у мертвеца.

Но Ева бежала дальше, зная, что, если остановится – останется в пещере навек.

Поворот и стала светло, как днем. Ева замерла, тяжело дыша.

Фигура в черном балахоне повернулась к ней. Позади работал старенький телевизор, который показывал мелодраму по каналу Россия 1. Напротив стояло мягкое кресло, столик, по которому был раскидан попкорн и несколько бутылок колы.

Смерть сжала пальцами с длинными, поломанными ногтями капюшон, а потом откинула его назад.

На Еву глядела старушка с короткой стрижкой. Ярко-розовые волосы топорщились в разные стороны, а небольшие глаза лучились добротой. На лице Смерти засияла улыбка, на румяных щеках образовались ямочки.

- Ну наконец-то! Заждалась тебя, сладкая моя!

Смерть щелкнула пальцами, заиграла песня «Highwaytohell» AC/DC. Она начала трясти головой в такт музыки, играя на несуществующей гитаре.

Ева отшатнулась назад, изумленно наблюдая за старушкой-любительницей мыльных опер и рок-музыки. И это Смерть?

- Да не бойся ты меня, солнце! Не я тут плохой парень!

Смерть подошла к Еве, потрепала ее по голове.

- Папаша твой – вот кто это все начал. А ты, внученька, все это закончишь.

- Внучка?

- А откуда Бог взялся? – Смерть вздернула брови, усмехаясь. В глазах сверкали икорки. – Он мой сын. Твой дед простой смертный, как и мать.

- Не понимаю…

- Мы немного повздорили. Я ругала его, что он не выполняет свою работу, как надо, а он обиделся и решил убить всех. Чертов писака! Видите ли, этот роман ему надоел… Твой папаша – писатель-садовник, вот кто он. И тут его персонажи пошли совсем не туда, куда он хотел. И он не придумал ничего лучше, чем сжечь рукопись. Гоголь!

- А зачем вы на нас мертвых насылаете?

- Зачем… зачем… - старушка рассмеялась. – Чтобы выманить этого писаку! И уволить!

Ева помотала головой, пытаясь сообразить, что происходит. Сердце колотилось в груди, от страха темнело в глазах, но она еще держалась на ногах.

- Зачем он посылает людей сюда?

- В надежде, что кто-то сможет меня перехитрить, получить силу, стать особенным. Благодаря мне вирус оставил людей, которые потенциально достойны получить силу и спасти человечество. Он же решил, что меня надо убить.

- И убить… - прошептала Ева. – Но это же невозможно!

- Ты здесь.

Ева кивнула, а потом оглянулась, прислушиваясь.

- Где мои друзья?

- Скоро придут. Хотела поговорить с внучкой наедине.

Ева взглянула на морщинистое лицо Смерти, которая тепло ей улыбалась, восхищенно разглядывая.

- А теперь ты, как особенная барышня, дочь Бога, внучка Смерти, найдешь в себе силу, победишь меня и спасешь человечество.

Смерть лукаво вздернула одну бровь, едва скрывая усмешку.

Ева же задумалась. Вспомнила лицо отца, который выкинул ее за стену. Он знал, что все, кого он посылал в пещеру, обречены на провал. Отправляя их к Смерти, он спасал собственную шкуру, прятался от гнева матери.

Вспомнила и лица жителей. Они все, как и она сама, молчали. Смотрели, как людей, словно пушечное мясо, выкидывали на верную смерть, но ничего не делали. Ведь их самих не трогали.

Ева помотала головой, едва скрывая слезы.

- Нет. Мы не достойны. Мы все, люди, двуличные, эгоистичные твари. Думаем только о себе. Лицемеры. Сделаем все, чтобы спасти собственный зад.

Послышались шаги, но Ева не оборачивалась. Слезы текли по щекам, но страх ушел.

- Нужна перезагрузка. Убей нас всех. И начни сначала.

Никита положил руку на плечо Евы. Она вздрогнула, а потом прижалась к нему. Тепло его тела помогало не терять силы, держаться на ногах. Вадим успокаивал Варвару, которая не могла сдержать рыдания. Но едва Ева взглянула на заплаканное личико Варвары, та кивнула.

- Нет, так не пойдет… - пробормотал Никита, а потом заговорил уверенно. – Вам же нужен новый бог? Разве нет? Убейте всех, но оставьте Еву!

- Ох, - Смерть заулыбалась, - герой пожертвует собой, чтобы спасти весь мир, злодей же пожертвует всем миром ради любимой.

- К черту добро, - крикнул Вадим. – Ева права. Мы двуличные эгоисты. Человечеству нужна перезагрузка. Выбери одного, а остальных убей.

- Одного… а кто же род человеческий продолжит, а? – Смерть усмехнулась, а потом подошла к Вадиму. – Отныне ты владеешь воздухом, тебе подчиняется ветер. Ты ум. И сможешь построить новый мир.

Смерть коснулась плеча Вадима, а потом перевела взгляд на Варвару. Вадим потер плечо, ощущая, как трепыхалось сердце. По венах заструилась сила, опьяняя его.

- Ты – земля. Владеешь природой и всем живым. Ты – душа. И сможешь сплотить всех.

Варвара резко выдохнула, взглянула на руки, ожидая увидеть там изменения. Голова закружилась, сила захлестнула ее с головой. Это было похоже на эйфорию.

Смерть подошла к Никите, улыбнулась, кладя руку на его плечо.

- Отыне ты – огонь. Ты - отличный лидер, который сможет править новым миром.

Никита едва удержался на ногах, чувствую ту же силу, которую накрыла его с головой.

Смерть же повернулась к Еве.

- Ну а я? Я же просто дочка Бога, - Ева пожала плечами. – Глупая особенная героиня, которые ничего не может.

- Отныне ты, внучка, - вода. Тебе подвластна вся водная стихия. Дождь и гроза. И ты сможешь потушить огонь, когда будет нужно. – Смерть кивнула в сторону Никиты, который сжал ладонь Евы, поддерживая. – Ты – справедливость.

Смерть коснулась плеча Евы, которая едва устояла на ногах, ощущающая, как сила заполняла ее вены.

Смерть удовлетворенно кивнула и развернулась. Села на кресло, щелкнула пальцами, чтобы включился сериал.

- И это все? – спросила Ева. – А что нам теперь делать? Убить всех и сбежать?

- Выбор за вами. Я буду здесь, чтобы посылать своих жнецов собирать души усопших. Духи и призраки больше вас не побеспокоят. Теперь вы – будущее.

6.

Новоиспеченные боги сидели на склоне и наблюдали, как умирал старый мир.

Бушевала страшнейшая гроза. От грома содрогалась земля, молнии грозили расколоть мир пополам. Вспышки озаряли небо, делая его розовым.

Ураган вырывал деревья с корнями, бушевал так, что срывались крыши.

Ползучие и летучие твари напали на город. Последнее пристанище выживших подверглось атаке змей, пауков и прочей нечисти.

Дома горели. Огонь полыхал так ярко, что становилось больно глазам.

Бог давно умер, пытаясь сбежать из города, кинув своих людей.

Новые боги сидели парами, держась за руки, наблюдая, как начинается новая эра.

И теперь они сделают все правильно.

Теперь они начнут сначала. 

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
11:14
215
23:58
+3
Рассказ не читал, но название офигенное!
11:49
+1
Отверженные.
Обида и неудовольствие.
Преодоление трудностей и опасностей.
Обретение покровителя.
Месть.
Массовое убийство с помощью посредников.
«Пусть свершится правосудие, даже если погибнет мир!»
Революция.
Слитая концовка.
unknown
Больше всего в этом рассказе понравилось название — огонь!
09:29
А мне рассказ очень понравился. Как по мне, автор хотел высмеять особенных героинь популярных ныне подростковых фэнтези книг, которые находят в себе силу, не такие, как все, а потом и вовсе спасают весь мир одним мизинцем. Получилось здорово!
20:28 (отредактировано)
Словно кто-то включил звук на телевизоре,

Наверное, в телевизоре все-таки… Да бог сним.
Повествование рваное. Я так и не понял:
а) порядок попадания выбранных за стену (количество и промежуток времени),
б) в какую пещеру они идут, что там возникло, зачем умерли не все, разницу между духом и призраком (по идее — оба бесплотны, значит, опасности представлять не должны),
в) и много чего еще.
Хотя это он наладил систему работы магазинов, заводов и ферм.

Это где? В маленьком городишке на берегу моря, закрытом горой, в которой есть дверь?
Кстати, почему духи не могут проникнуть в город по морю? Воды боятся? Это духи котов, что ли?
Фигура исчезла так же быстро, как и появилась, отпечатавшись в памяти Евы. А потом она налетела на Варвару, едва не сбив ее с ног.

Кто налетел на Варвару? Фигура или Ева?
он — красавчик, который меняет девушек каждую неделю, успешный владелец магазина. Куда ему до тихой художницы?

Ага. Даже если тихая художница дочка мэра? Автор плохо разбирается в жизни?
Из бури выбежал Вадим, в руках сжимал какой-то предмет. Уверенный и решительный взгляд, изо рта вырывался отчаянный вопль.

Предложения не согласованы как внутри, так и между собой.
Все. Дальше читать не смог.
Не скажу, что рассказ неграмотен критически. Нет. Читать его можно, кровь из глаз не идет. Но композиционно он сумбурен и рван. Все герои кроме Евы — картонные человечки. А Еву, как персонажа, спасают лишь незначительные всплески юмора.
Автор, извините, что не смог дочитать рассказ. Пусть этим занимаются официальные лица. Им положено читать все, что прислали сюда.
Успеха в конкурсе. (Хотя я в него не верю).
13:19
+2
Успеха в конкурсе. (Хотя я в него не верю)
В конкурс можно и не верить. Но он существует. Возможно.
13:20
Ни в то, ни в другое не верю. laugh
Эли Бротовски

Достойные внимания