Ясмина Сапфир №1

Лягушонок идёт в метрополию

Лягушонок идёт в метрополию
Работа № 333

Небо – просто демон, плюющий на нас холодным дождём… Виконт Берг с неприязнью посмотрел на свинцовые тучи, тщетно надеясь уловить хотя бы намёк на просвет. Тучи выдержали благородный взгляд с презрительным спокойствием, изрыгнув в ответ настоящий ливень. Придерживая рваный плащ, он поспешил под ближайший навес, с трудом выдирая стоптанные сапоги из грязного месива. Сдохнуть бы уже… Лучше чинно возлежать в общей яме среди таких же доходяг, чем провести ещё один день в этой богадельне...

Нет-нет, так не годится. Надо сосредоточиться хоть на чём-то хорошем. Ну, например, шипастая, как плод каштана, опухоль на затылке в такую погоду уменьшается, избавляя от головной боли. А заодно и служит безотказным барометром. Да и покрытая чешуей кожа свербит куда как меньше. И, наконец, за ливнем не разглядеть надоевшую до тошноты картину Санатория с гниющими хибарами в кольце бревенчатых стен.

-Цукат! – донеслось сквозь пелену дождя.

Он грустно усмехнулся, рассеяно потирая опухоль. Всё верно, никакой он теперь не виконт и не Берг. Просто ещё один «порченый». В Санатории тебя быстро вернут на землю, если попробуешь спрятаться за прошлой жизнью.

-Цука-а-а-т!

Ну чего тебе, Грызик… Специально же отошёл, один побыть хотел. И война уже закончилась, и ты не вестовой у Хитрюги-Ларса – а всё бегаешь, оповещаешь. Хотя, вдруг чего-то и впрямь интересное расскажет? Да и одиночество в Санатории надо дозировать, как опасное лекарство, особенно, если тянет поразмышлять: как, собственно, ты до такой жизни докатился? А потом нет-нет, да и приходится вытаскивать кого-то из петли или штопать вспоротые вены…

Грызик ждал его у ворот, сидя на бочонке вина – подарок из-за стены от местного кабатчика, однорукого Отиса. Бывший вестовой склонился над неловко зажатым пергаментом – пальцы на руках у него срослись, превратившись в пару клешней. Его мелко трясло, из горла вырывались какие-то всхлипывающие звуки. Цукат не сразу понял – Грызик смеялся.

-Что с тобой, Грызь?

Клешня тут же протянула ему пергамент.

-Ах-хах… Глянь…

Грызик немного успокоился и неуклюже смазал слезы с правой щеки. Вся левая сторона лица у него бугрилась шрамами и заросла «дурным мясом». Как раз там, где ужалила когда-то «кровяная вертлявка». Берг развернул подмокший лист и прищурился:

- «Дабы воздать надлежащие почести нашим храбрым солдатам…». Очередные восхваления из метрополии, что ли?

-Ты читай-читай.

-«…Повелеваем всех тех, кто ущерб потерпел от козней демонологов и тварей их, более «порчеными» не звать! А величать не иначе, как «изменёнными». За сим…» - закончить Цукат не успел, так как Грызика скрутил очередной приступ смеха.

-Понял, да?... Хах… Запихнули в эту дыру, пенсию зажали, имущество в казну отписали… Зато, сука, почестями не обделили!

Их беседу прервал лучник в чёрно-сером нарамнике:

-А ну свалили к херам от ворот, господа изменённые! – хрипло проорал он с барбакана, -Со всем почтением предупреждаю!

Цукат ответил ему при помощи пальцев и неуставного языка жестов разведчиков (Грызик этого сделать по объективным причинам не мог). После чего, забрав бочонок, компаньоны удалились с гордым видом. Раньше за такое и стрелу словить можно было, но теперь с дисциплиной у гарнизона были некоторые проблемы. Да и надзирающие демонологи почти все уехали. Потеряли, видать, интерес. Вот и остаётся «порченым» догнивать, никому не нужными, в этой помойке…

-Подержи-ка… - Грызик торопливо впихнул Бергу драгоценный сосуд с бодрящим и зацепил клешнёй деревянный мундштук из мешочка на поясе. После чего заскрежетал по добыче зубами, полностью оправдывая прозвище.

-Совсем невмоготу?

Бывший вестовой торопливо кивнул. Дальше шли молча. Настроение Цуката вновь упало до высоты змеиной задницы. Не очень-то приятно жить с мыслями о том, что может выкинуть твоё «порченое» тело на следующий день. Живой (вроде бы) пример всегда перед глазами – холм постоянно дрожащей плоти посреди Санатория. При ближайшем рассмотрении ещё можно разглядеть клочья волос на желтоватой шкуре, обрывки каких-то тряпок… Даже смутные черты лица на вершине этой… этого… Но близко подходить желающих особо нет. Кто был этот бедолага никто уже и не помнит. Звали его просто – Куча.

При их приближении Куча вывалил из складок несколько отростков, испражнившихся в грязь какой-то слизью. Приветственный салют, так сказать. Цукат негромко выругался… И тут же упал на колено, хватаясь за сердце. Причина была самая веская – из-за Кучи выпрыгнуло нечто маленькое, взлохмаченное и сплошь покрытое бурой коростой.

-Бу!

-Пощады, отважнейшая! – взмолился Цукат.

Довольная произведённым эффектом, девчушка со смехом повисла у него на шее.

-Ага, испугался?

-Ещё бы! А ты чего под дождём скачешь? Извозилась вся…

-Мы с дядей Кучей играли! – и добавила шёпотом, -С ним скучно очень, только ты ему не говори. Чтоб не обижался.

Берг потрепал её свободной рукой по голове.

-Умница… Кстати, дядя Грызик! Отис для лягушонка нашего ничего не передал, случаем?

Не переставая мусолить мундштук, Грызь кинул им завёрнутый в тряпицу кусок сахара и заграбастал упавший в грязь бочонок. Цукат не выдержал, отвернулся. Он знал, что будет дальше. Тряпица идёт за пазуху – на одежду кукле. На миленькой, не смотря на густую коросту, мордашке расплывается улыбка… А в следующий миг маленький ротик превращается в раскрытую до ушей пасть с игольчатыми зубами, в которой с хрустом исчезает лакомство. Эх, Тилли, лягушонок ты наш… Тебя-то за что?

-Будешь? – она подёргала его за ухо и протянула половину лакомства.

-Да ты ешь, ешь, - Цукат вымученно улыбнулся, -А я зубы поберегу. Я ж не Грызик.

-Мама говорили много не кушать, - наставительным тоном объявил девочка, -А то животик болеть будет.

Но сахар всё-таки дохрумкала. Дальше они шагали под непрекращающийся поток вопросов и предположений. Почему на юге так тепло, а тут так мокро? И когда они поедут в метрополию? А почему дядя Отис не с ними в Санатории – он же тоже не как все, руки-то нет! А демонологи такие мрачные, потому что с ними никто играть не хочет?

Вот и Дворец – самое большое и добротное здание в Санатории. Тут собрались те, кто ещё не махнул на себя рукой. Законопатили щели, прочистили дымоход, крышу подлатали… Вполне сносно вышло. Хотя, как не топи, от сырости даже там не спрятаться…

Едва они зашли, Тилли спрыгнула с рук и кинулась к общему котлу. Очень она гордилась своей ролью раздатчицы… Ну и покушать любила, конечно.

Цукат сразу двинул к Клину – тот, присев на колченогий табурет, строгал для Тилли куклу. Пользовался он при этом не только маленьким ножом, но и костяными наростами, которые повылезали у него по всему телу. Кулаки так и вовсе бугрились шипами, как перчатки кулачного бойца. Рядом, похожий на изготовившуюся к броску гончую, застыл на корточках Молчун. Воздух гудел от множества голосов:

…-Он, дурак, всё с южанами якшался. Золото в их банки перегнал, люстрации боялся. А тут война! Ха-ха! Я-то хоть здесь, в тепле, а он от кредиторов в одних портках аж на острова ускакал!..

…-Помнишь кузена моего? Мосластого такого? У него, как «спортился», всё нутро наружу прорастать стало. Так и ходил – кишки вместо пояса и сердце заместо кулона. А мозги, не поверишь…

…-Они мне – «порченых» по двойной цене кремируем! Три червонца за обоих! Я им – так она же одна у меня. А эти гниды тычут в живот – беременная, мол…

-Что нового? – взгляд у Клина как всегда с неприятным прищуром, оценивающий.

-Отис подкинул от щедрот… А, и мы теперь велением свыше не «порченые», а «изменённые»! Указ даже есть… Да и вообще – чего ты меня спрашиваешь? Вы же разведчики, хоть и бывшие. Ну так проведите рекогносцировку.

-Разведчик бывшим не бывает… И потом – нас другому учили. Это вы с Грызиком без сплетен из-за стены дня прожить не можете.

-Но-но! Ты полегче! А то лишим тебя порции бодрящего на общем собрании.

-Вот она – благородная кровь. Одни угрозы бедному солдату… Слыхал, Молчун?

Молчун равнодушно пожал плечами. Был он на редкость «средним» - рост, сложение, внешность... Даже «спортился» как-то неприметно – только кожа малость позеленела, да мелкими язвами везде обсыпало. Такой в любой толпе затеряется.

Цукат кивнул обоим, немного поколебался, но всё же пошёл в дальний угол, где в темноте тлел чахлый костерок. Около него скорчилась девушка, закутанная с ног до головы в разномастные тряпки. Рядом на циновке лежал высокий мужчина. Широкая грудь мерно вздымалась, жилистые руки, ещё не утратившие чудовищно силы, время от времени подёргивались, скребя пальцами по земляному полу. Из одежды на нём была лишь набедренная повязка – и в свете костра было отчётливо видно, как под кожей у него то и дело вздувались крошечные бугорки. Тогда девушка брала кусок тонкой проволоки и протыкала их отработанным движением. После чего недовольно ворча, выдавливала останки личинок.

-Как он? – тихо спросил Цукат.

-А сам не видишь, демон тебя задери?! – огрызнулась «порченая» -Горит весь…

-Отдохни, я сам дальше.

-Вы, мужики, всегда всё сами! А нам потом возись с вами…

Но всё-таки ушла. Цукат присел у костра, накаляя проволоку. Неожиданно широкая ладонь сдавила его предплечье с такой силой, что он невольно скривился от боли.

-Берг? Это ты?

-Я, старина, - он успокаивающе похлопал его по руке, -Ты бы отпустил, а? Со сломанными костями от меня проку мало будет.

-Ящеру под хвоста всё это… Эти гниды мелкие уже в глазах у меня ползают, не вижу уже ни хрена… Кажись, зажмурюсь скоро… Ха! Смешно, да? «Зажмурюсь»…

-Брось. Ты же Ломовик! И не такое вывозил, - Цукат заколол очередную личинку, -Та что давай-ка без лишних фанаберий.

-Без чего? – подозрительно поинтересовался верзила, -Опять умничаешь… Ладно. Я вот что тебе сказать хотел… Ты мне должен, Берг. Помнишь? Я же тебя на себе с того поля вытащил… Сколько же тварья того было… Как я одного от макушки до жопы вспорол, одним ударом! Все потроха наружу…

Он начинал бредить. Берг потрогал пылающий лоб. Надо бы хоть воды ему…

За его спиной Ломовик приподнялся на локте и хрипло закричал:

-Война нужна, Берг! Там наше место! – гигант вновь завалился на спину, тяжело дыша –Пока можем ещё… Не хочу здесь сдохнуть… Только не так… Ты должен мне, сделай…

Клин, вроде бы, ничего не слышал, занятый резьбой, но Цукат краем глаза поймал изучающий взгляд разведчика. Словно тот ждал от него какого-то ответа.

Едва он зачерпнул гнутым ковшом воду, как дверь заскрипела, впуская очередную порцию промозглой сырости. На пороге стоял вымокший Грызик. Не сидится ему спокойно, всё-таки… Но уцелевшая половина лица сияла радостной ухмылкой - никак, опять чего-то стряслось?

-Вот жеж сходил посс… эм… прогуляться! Цукат! Поднимай народ! У ворот целая телега для нас! Депеша пришла – у гвардейцев наших реквизировали жратвы половину.

Во Дворце повисла тишина. Разница между гвардейской пайкой и помоями, которые подкидывали обитателям Санатория, была столь значительной, что слова Грызика не укладывались в голове. На Цуката накатил внезапный приступ дурноты. Странно это как-то… И к добру ли? Но тут же засмеялся, услышав голосок Тилли:
-Ух ты! Покушаем!..

***

Берг проснулся под утро, стиснув рукой горло, дабы удержать рвущийся крик. Мотая головой, торопливо накинул плащ и вывалился наружу. Наверное, это и есть посмертье для особо провинившихся – видеть один и тот же кошмар снова и снова… Ещё и Ломовик напомнил…

…Кавалерия прорывается из окружения через орды «порченых» каннибалов в ржаных полях… Пика остаётся в груди огромного, под три метра, долговязого выродка… Он выхватывает саблю и, приподнявшись на стременах, разваливает до зубов голову второго – приземистого, в гнойных язвах по всему телу… Ругань, истошное ржание лошадей… Низкий, на одной ноте, вой «порченых»… Впереди просвет… Только поле и закатное небо… Ушли… «Тьманник»… Худой и чёрный, с многосуставчатыми лапами и длинным комариным жалом на идеально круглой, гладкой башке без всяких признаков органов чувств… Запрыгивает на коня сзади и в затылке вспыхивает такая боль, что остаётся только выть, подобно «порченому» выродку… Они падают, тварь наваливается сверху… Он как-то вырывается, едва не выдернув руку из сустава, и, извернувшись, смахивает ударом наотмашь отвратную голову с набухшим жалом… «Тьманник» дёрганными движениями исчезает во ржи… А на отрубленной голове проступает лицо жены, изуродованное Весёлой Чумой…

-Моё почтение, виконт Берг, - из тумана выступила фигура в плаще и стальной маске, инкрустированной бронзой.

Он что – ещё спит? Демонологи не заходят в Санаторий. И разговаривают мало - исключительно по делу.

Но голос… И ногу подволакивают как-то знакомо…

-Вард? – неуверенно спросил Цукат.

Фигура торжественно кивнула. Вот оно как. Брат жены. Когда же они виделись последний раз? На свадьбе ещё, наверное…

-Ты откуда здесь?

-С проверкой к вам. Увидел тебя в списках, ну и решил повидаться.

От пропитанного обеззараживающим составом плаща тянуло чем-то терпким.

-Ты из этих теперь, значит…

Вард едва заметно двинул подбородком в сторону Дворца:

-А ты из тех. У тебя что, тоже стойкие предубеждения против демонологов?

-Ну как тебе сказать. Я ведь из-за твоих подельничков Грету так и не увидел. Да и сюда меня тоже не император южный отправил.

-Ты сам хорош. В военное время попёр напролом через заставу. «Порченным». Ты же офицер, должен понимать.

-Лучше скажи – сам-то где был? Мажордом двоих гонцов отправлял – что, ни один не добрался?

-Оба были, - глухо донеслось из-под маски, -Извини, занят был.

-Да демону в задницу твои извинения, - процедил Берг сквозь зубы, -Она до последнего яд не принимала – нас ждала! Слышал, как люди под Весёлой Чумой от боли кричат?!

-Представь себе – слышал, и побольше, чем ты, - переживания Варда выдавала лишь еле заметная дрожь в голосе, -И Грету я не меньше тебя любил. Но есть вещи, которые бывают важнее семьи. Уж извини за высокий штиль.

Цукат хотел было его осадить, но тут Вард его припечатал:

-Ты ведь и сам это знаешь. Иначе не остался бы в армии.

Возразить Бергу было нечего. После захвата столицы южан его бы никто держать не стал. Почётная отставка, достойная пенсия - что ещё солдату надо? Но оставались ещё своры «порченых», недобитые отряды противника, бесконтрольные твари демонологов… Вот он и посчитал невозможным бросить свой эскадрон. «Грета, родная, за лето управимся – и я сразу назад…» Пока он это писал, жену уже сразил первый приступ…

Вард деликатно кашлянул, привлекая внимание:

-Прости, не в моих привычках старые раны бередить. Тем более, сделанного не воротишь. Предлагаю сменить тему – не против? Есть у меня к тебе просьба… А! Чуть не забыл - в списках с тобой ребёнок значится. Это же не…

Берг покачал головой.

-Нет. Лягушонка Грета подобрала, пока ещё на ногах держалась. Её отговорить пытались, «порченая», мол… Но ты же помнишь – если Грета что-то решила... Тилли единственная с ней до конца была, ухаживала…

-Вот значит как... Ах, Грета, Грета... – Вард тяжело вздохнул, -Нет, хватит об этом. Давай-ка о деле лучше.

-Валяй. Только какие у нас дела могут быть? Или у вас добровольцы для вивисекции кончились?

-С этим как раз полный порядок. Да и твой случай довольно заурядный. Другое дело, что ты у нас тут, вроде как, за главного?

-Ага. В нужник без очереди прохожу. И с умерших барахло распределяю. Не жизнь, а сказка.

-Прекрасно… В общем, мне нужна от тебя небольшая услуга – все твои «изменённые» собратья по несчастью должны завтра прибыть на осмотр к воротам. По одному, согласно спискам. Организуешь? А я к вчерашней телеге ещё что-нибудь для вас организую.

-Ага, от тебя, значит, подарочек? Премного благодарны… – Берг отвесил небрежный поклон, -Только осмотр, значит?

-Да, - Вард торжественно кивнул, сложив руки на груди.

Берг недоверчиво покачал головой.

-Темнишь, любезный. К чему такие сложности?

Демонолог молчал, словно что-то прикидывая. Наконец он отбил пальцами по маске замысловатую дробь и произнёс:

-Хорошо… Ты прав, не всё так просто. Даже наоборот. Скажем так – если вы будете чинить мне препятствия, то весь Санаторий в полном составе переедет в яму для трупов.

Берг сразу понял – брат жены не шутит. Не обмануло его предчувствие, значит…

-Да, умеешь ты заинтересовать… Ну, я весь во внимании.

Вард кивнул:

-Никаких лишних вопросов – узнаю старину Берга… В общем…

Продолжения не последовало. Цукат оторвался от созерцания затянутых туманом стен Санатория и бросил вопрошающий взгляд на Варда. Тот стоял зябко ежась и нервно потирая руки, глядя на заляпанные грязью мыски сапог, словно собираясь с духом… Демон его забери! Да он же боится!

-Вард, ты в порядке? – осторожно поинтересовался Берг.

-Ну по сравнению с тобой… - хмыкнул демонолог, но тут же взорвался, -Всё не в порядке, Берг! Дерьмо ящериное, как у вас в кавалерии изящно выражались!

Вард шумно выдохнул и продолжил уже спокойнее:

-Дело в той стороне. О, ты не удивлён? Ну конечно, всю войну мы только и слышали завывания церковников и черни о том, сколь страшные и богомерзкие силы призвали проклятые демонологи…

-А это не так, хочешь сказать? – не удержался Берг.

-С точки зрения обывателя – разумеется. Но поверь, мы контролировали каждый шаг самого последнего неофита. А это было непросто – фронт вот-вот грозил рухнуть, и бравые вояки нещадно подгоняли нас. Казалось – мы справились. И даже превзошли демонологов южан! Смерть вселенская, как же слепы мы были…

Рука в кожаной перчатке нервным движением поправила маску. Интересно, а зачем она ему? Южане хоть в свои намордники наркоту набивали, дымили-колдовали… Цукат мысленно выругал себя за непрошенные мысли: вот так всегда – важный момент, а он демон знает о чём думает.

-Понимаешь, Берг, легко твердить об отрешении от всяческих эмоций и даже внешне соответствовать этому. Но как же тяжело избежать ловушки тщеславной гордыни… Демонологи уверовали, что покорили невиданную мощь, неподвластную доселе разуму человека. А на деле мы были лишь мелкими грабителями, забравшимися в чужой дом… И теперь я чувствую, что хозяева обратили на нас внимание.

-Хозяева? Чьи? Тварья вашего?

-Не совсем... Понимаешь, та сторона… - руки Варда задвигались, пытаясь обрисовать нечто неопределённое, -Это сложно объяснить. Мы узрели лишь край полотна, но поверили, будто представляем картину целиком. Начали мерять по себе абсолютно чуждое пространство…

-И чего нам теперь ожидать? Массового вторжения «труподелов» с «тьманниками»?

-Если бы… С ними-то мы справляться наловчились.

-Ну не зря же вас «ловкачами» зовут, - Берг невольно потёр опухоль, -Хотя, я вон своему башку снёс – и ничего, ускакал.

-Так у него мозг не там. Это вообще не голова была… Хм… В общем, я склонен предполагать, что вскоре появятся новые аберрации. Которые будут проникать к нам без участия демонологов для внедрения в различные социальные страты.

-Слушай, ты не на коллоквиуме в метрополии. Попонятнее можно?

-Будут к нам соглядатаев засылать – так понятнее? Уже началось… Университет около Холодной горы ушёл на ту сторону. Вместе с горой. Только огромная лужа чёрной жижи осталась. И от испарений в ближайшей местности у людей кожа до мяса клочьями слезает… Пока они лёгкие по кусочкам выхаркивают. Моего наставника в метрополии нашли в запертой изнутри спальне. Вывернутым наизнанку. А он ведь под особым контролем был, двое из Багряной Сотни всегда у дверей дежурили…

-Погоди… - Берг потряс головой, приводя мысли в порядок, -Совсем меня запутал. Я в ваших материях не силён, но это всё как-то на тайную работу не слишком походит.

-Разумеется! – воскликнул демонолог, -Это лишь отвлекающий маневр. Но большинство моих коллег этой точки зрения не разделяют. Они торопятся пресечь вторжение, которого не будет. Причём самыми жёсткими методами… Наставник был на моей стороне, но теперь… Вот почему мне нужна любая помощь, Берг. Может, ещё не поздно…

-Ну у нас ты вряд ли чего нароешь. Кстати, а как искать-то надо? Может, я тоже из этих… соглядатаев твоих.

Вард замотал головой:

-Нет-нет, ты или вон тот… хм… господин, - последовал кивок в сторону Кучи, -Я вас… Как бы понятнее выразиться… Чувствую в пределах нормы, что ли? А мне нужны любые отклонения.

-Хорошо, я поговорю с нашими…

…Но возвращаться Цукат не торопился, накручивая круги вокруг Дворца. Обитатели Санатория просыпались, от входа тянуло чем-то аппетитным – Тилли, наверное, всех растормошила и теперь руководит готовкой. Надо объявить общее собрание… Но что-то его беспокоило в Варде. Как-то его теория уж очень на навязчивую идею смахивает. С другой стороны – что он знает об этой пресловутой той стороне?

Завершив очередной круг, Цукат решительно ткнул кулаком дверь.

-Клин! На пару слов.

Бывший разведчик неторопливо вышел, настороженно оглядываясь.

-Слушай внимательно и не перебивай, - в голосе Берга зазвучали прежние офицерские нотки, -Я знаю, что ты уже выбирался за пределы Санатория. Знаю про твои контакты с местными дельцами и про схрон с оружием под Кучей. И мне нужна от тебя одна услуга. Поверь, это нас всех касается. Задача следующая – узнать в Выгребе насчёт прибывшего вчера демонолога. Звать Вардом. Всё, что сумеешь.

Клин выслушал его с каменным лицом, ничем не выдавая беспокойства. Какой же у него взгляд… Любому не по себе станет. Наконец шипастый «изменённый» заговорил.

-Ну, допустим, всё так и есть. Только как ты себе это представляешь? В Выгреб сдёрнуть – не за угол поссать сходить. На стенах постоянно кто-то из «ловкачей» трётся. А они нас и через туман чуют.

-Ты же на них охотился раньше. Значит, знаешь, как обмануть. Очень надо, Клин.

-Раньше я «порченым» не был… Ладно, обещать не буду – но попробую…

…Вернулся он под вечер и перехватил Берга на пути от ворот – бывшему виконту в очередной раз выпала честь сопровождать умершего «изменённого».

-Значит так, - начал Клин без предисловий, -Этот Вард твой – тот ещё тип мутный. Вроде, ловкачи его не особо любят, хоть он и с одного корыта с ними хлебает. Малость двинутым считают. Это они-то, а? Но сила за ним есть – кто-то его в метрополии крепко подпирает.

-А поконкретнее есть что? – Цукат ненароком осмотрелся, словно выискивая пятно стальной маски в сгущающемся мраке.

-Есть, а как же, – кивнул разведчик, -Два лагеря, в которых хмырь этот до нашего побывал, зачищены по самое дно. Сразу, как он свалил. Ловкачи всех под нож пустили.

Цукат вспомнил свои переживания накануне из-за сырости. А как вам сейчас, виконт? Сырость беспокоит уже не столь навязчиво? Может, всё не так и плохо было, не находите?

-Валить его надо, Цукат. И остальных ловкачей. И уходить. Я тут подобрал десяток парней понадёжнее… А ты с Грызиком перетри. Он старшего по званию послушает. Растрясите остальных, нам бы ещё хоть пару дюжин...

-Может, Вард и не при делах вовсе? – тихо предположил Цукат.

-Может, и не при делах. Только шкура у меня, хоть и порченая вся, одна осталась. Неохота рисковать.

-А у меня только Тилли осталась. Тоже одна… Опять сегодня покоя не давала – в метрополию отправиться хочет…

-Ага, отправится она – в банках с формалином. Цукат, я же тебе сказал. Два лагеря. Тварьё ловкачье всех, от грудных до стариков, на лоскуты порвало. Или ты ноги сделать решил?

-Нет. Устал я бегать… Но сделаем всё так, как я скажу. Нож у тебя лишний найдётся?

Разведчик кивнул с довольной ухмылкой.

-Отлично. Видишь тот барак? Там до ворот с полста шагов… Как тебе позиция? И пока не забыл - доделай уже куклу для Тилли, в самом деле!..

…Утром у ворот его поджидал Вард с ловкачом из местных и пара гвардейцев во главе с капитаном, стройной островитянкой – без шлема, зато с шарфом, закрывающим лицо до самых глаз. Двое лучников со скучающим видом бдели на барбакане. В грязи кривился раскладной столик под наспех организованным навесом – за ним ловкач и расположился. На потемневшей от сырости столешницы лежала разбухшая учётная книга в медной обложке. А говорили, что демонологи только «порченную» кожу используют. Вот и верь слухам…

Цукат вспомнил собрание. С его планом согласились почти все. Тем более, что ободренный Ломовик пообещал оторвать башку любому, кто будет путаться под ногами. Конечно, была парочка особо недовольных, решивших заложить их по-тихому охране, но их перехватил Молчун с парой ребят. И всё-таки Берг надеялся на благополучный исход. Тилли он терять просто не имел права…

…Вард шагнул ему навстречу, дружески кивнув. Берг готов был поклясться, что под маской у него памятная, чуть извиняющаяся улыбка. Может, действительно обойдётся?

-Что такое, Берг? С тобой мы ещё вчера разобрались. С удовольствием готов пообщаться, но – уж извини – дело прежде всего.

Цукат кашлянул, прочищая глотку. Ну, была не была…

-У меня тут возникли некоторые сомнения, по поводу твоего визита. Надеюсь, сейчас мы их и разрешим.

Демонолог удивлённо развёл руками:

-А ещё меня обвиняют в паранойи… И с чего, позволь поинтересоваться, у тебя эти сомнения возникли, любезный?

-Даже не знаю… - Берг почувствовал внезапное раздражение, -Может с того, что пара лагерей уже была зачищены твоими коллегами? А, может, и не пара?

Некоторое время тишину нарушало лишь ритмичное хлюпанье со стороны Кучи.

-Так, - наконец ответил Вард, -Спрашивать, откуда эта информация, пожалуй, излишне. Я тебе уже говорил, что в нашем братстве нет единого мнения по вопросам «изменённых». То, что произошло с теми бедолагами, дело рук наиболее радикального крыла демонологов из Багряной Сотни. Я узнал об этом, увы, слишком поздно. Но здесь подобного не повторится. Разве что вы поведёте себя… Неразумно.

Берг кивнул:

-Прекрасно. То есть, мне опять надо поверить тебе на слово?

-Извини, а тебя есть выбор?

Всё верно. Нет за ним больше верного эскадрона… Да и нигде его нет. Полегли бравые кавалеристы почти в полном составе в бескрайних полях на западе, гниют теперь вместе с «порчеными». Может, хоть здесь он кого сберечь сумеет…

-Ладно, твоя правда, ловкач. Только я останусь. Не возражаешь?

-Ну если тебе мокнуть охота… И хватит уже напраслину на меня возводить, в самом-то деле! Для вас же стараюсь... Так, начнём, пожалуй, прямо по списку… Вы не против, коллега?

Демонолог равнодушно пожал плечами и щёлкнул замочком обложки.

-А чегой-то вы тут делаете? – звонкий голосок раздалось вдруг откуда-то сзади.

Берг торопливо обернулся. Тилли! И чего её сюда-то занесло?

Не дожидаясь ответа, девчушка с гордостью показала присутствующим куклу в новеньком наряде:

-Вот! Дядя Клин вчера сделал, а я платье сшила!

Невольно усмехнувшись, Берг присел на корточки и потрепал её по голове:

-Я же всем сказал – не соваться к воротам без приглашения. Ты хоть…

Он осёкся, заметив… Нет, не может быть… Чистая детская кожа – от локтя до запястья. Ни следа струпьев. Берг протянул было руку, но тотчас отдёрнул, словно боясь осквернить девочку прикосновением.

-Это… Ты что молчала-то? – спросил он почему-то шёпотом, -На руке только или ещё где?

Тилли с обиженным видом - никто не разделил восторга от куклы – пробубнила:

-На спинке ещё. Чешется.

-Так… Ты погоди немного, - Цукат нарочито медленно выпрямился. Вроде, радоваться надо…

-Берг! В сторону! – голос Варда неприятно резанул по ушам. Не осталось в нём ни приветливости, ни участия. Демонолог шагнул вперёд, сдёргивая маску. А ведь не изменился почти – такой же бледный, с выпирающими скулами… Вард обратился к демонологу за столом, не сводя прищуренных глаз с Тилли.

-Очень интересно… Ни малейших эманаций… У тебя так же? С любого вектора?

Его коллега ответил неуверенным кивком. Берг почувствовал, как события принимают не особо приятный оборот.

-Вард…

-Берг, позже! Я же сказал – отойди!

-Да что случилось-то?

-Я её не чувствую. Совсем. Вот это я и искал…

-Она ведь выздоравливает. Ты же видел, - Берг старался говорить как можно убедительнее.

Демонолог лишь скривил тонкие губы в усмешке.

-От той стороны не вылечится. Если она схватит тебя, то уже не отпустит. Правильно, ребёнок лучшее прикрытие… Надо лишь грамотно скорректировать поведение…

Берг встретился с ним глазами. И понял, что говорить бесполезно. Жёсткий взгляд уверенного в своей правоте фанатика. Как у «порченного» каннибала. Он уже знал, что последует дальше.

-Значит так – она идёт со мной, - Вард говорил отрывисто, с непривычными повелительными нотками, -Капитан! Объявляю карантин. Все контакты с внешним миром для Санатория пресечь. Вы двое – к девчонке, быстрее! Мы вас прикроем.

Последнее относилось к гвардейцам, которые неуверенно переглянулись, но всё же двинулись вперёд, с глефами наперевес.

-Парни, не надо, очень прошу, - его едва не стошнило от собственного умоляющего голоса.

Один из гвардейцев презрительно сплюнул:

-Свали, пока ходить можешь, Цукат! И своим скажи, чтоб не рыпались.

Вот и всё. Зато теперь, наконец-то, наступила ясность? Разве не этого вы хотели, виконт?

Заскрипел натянутый лук особо нервного солдата наверху, демонолог начал приподниматься из-за стола… Пора.

-Какой я тебе «Цукат», штафирка ряженая? – оскалился Берг, -Тилли, беги!..

И взмахнул рукой.

Клин, лежащий с арбалетом на крыше полуразрушенного барака под гниющими шкурами, тут же выстрелил. Болт ударил точно в лоб, пробив маску, и демонолог уткнулся в книгу, неловко вывернув шею.

Так, его очередь… Рвануть глефу за древко… Гвардеец оступается, отлично… Теперь выхватить из-за спины нож обратным хватом и ударить в прорезь забрала… Есть!

Высвободить нож он не успел – второй солдат рубанул его по плечу, едва не раскроив череп. Берг откатился в сторону… Не страшно – «порченые» уже пошли в атаку. В разномастном тряпье, вооружённые чем попало или вовсе с голыми руками… Кто-то упал, сражённый стрелой, но и лучник рухнул вниз с болтом промеж рёбер – значит, до Клина ещё не добрались… Островитянка рывком распахнула калитку в воротах и что-то рявкнула. Давай-давай, зови… Молчун уже рядом. Легко уходит от глефы гвардейца и вспарывает тому глотку тесаком. Ещё немного…

Но тут в дело вступил Вард. Ловкач небрежно взмахнул рукой, отправляя навстречу атакующим комок дрожащего мрака. На полпути он взорвался, забрызгав троих «порченых». Они одновременно взвыли – и было от чего. Плоть их слезала с костей целыми кусками, внутренности вываливались наружу… Несчастные успели сделать несколько шагов, оставляя кровавый след, прежде чем упасть в грязь скудными останками.

А около стены уже появилась антрацитово-чёрная лужа, от которой потянуло гнилью и чем-то ещё, словно после грозы. Нечто вырвалось оттуда, безглазое, как и все порождения той стороны. Похожее на гусеницу тулово изогнулось, готовясь к броску. На гладкой шкуре раскрылись, скрежеща зубами, округлые пасти. Щупальца, обвисшие вокруг них бахромой, упруго выпрямились в поисках добычи.

«Порченые» невольно попятились, очередной болт лишь сорвал капюшон с головы демонолога...

Гвардейцы по одному вбегали в калитку, выстраиваясь щит к щиту вокруг Варда. Тот не глядя протянул руку к твари, и та устремилась к бунтовщикам. Ты снова проиграл, Берг. Подвёл тех, кто поверил тебе. Оставалось только одно - подхватить глефу и кинуться наперерез твари…

***

…-С севера разъезд вернулся, - Клин зло сплюнул и присел на корточки, глядя со стены на строящихся солдат.

Берг затянул повязку на плече, помогая зубами, и пожал плечами:

-Значит, разом со всеми и порешаем. Меньше проблем.

Клин усмехнулся.

-Твоя правда.

Санаторий остался за ними. Несколько «порченых» ходили от дома к дому, пытаясь подпалить сырое дерево. Что бы не случилось дальше, возвращаться им не придётся.

На северной дороге появилась карета с гербом империи по обеим бортам.

-О, никак, из чинуш кто-то подвалил? Заставили их жир растрясти…

Берг прищурившись, смотрел, как капитан поспешила навстречу карете, придерживая меч. Голова островитянки была наспех перебинтована – кто-то удачно зарядил камнем, повезло, что гвардейцы её при отступлении вытащили. Любят, видать… Что ж, пусть расскажет – как оно было.

Как Ломовик заслонил собой Берга и сшибся с тварью, а потом давил её до последнего, пока зубы и щупальца рвали его плоть…

Как «порченые» отчаянно кидались с голыми руками на стену щитов, пытаясь опрокинуть хоть одного, разорвать строй…

Как погиб Грызик, сжимая своими клешнями глотку дюжего сержанта…

И как он сам добрался до Варда.

С глефой Берг не особо привык обращаться, и разделал демонолога довольно неуклюже, отрубив по локоть левую руку и выпустив кишки. Помог и подоспевший Клин, полоснув Варда ножом по горлу.

А вот что ему хотелось забыть, так это отчаяние во взгляде умирающего… Словно он подвёл и себе, и Берга, и вообще всех…

Кто-то подёргал его за рубаху. Тилли. Прижимает куклу к груди, вся заплаканная - за Грызика и остальных переживает.

Берг опустился на колено и взял её за руки, стараясь не задеть здорового участка. Столько хочется сказать, но времени нет…

-Лягушонок… Мы сейчас с дядей Клином пойдём за ворота. А ты беги к Отису. Видишь домик на холме? Только на глаза никому не попадайся. Ты в этом хорошо наловчилась. Поняла?

Тилли хлюпнула носиком и торопливо кивнула.

-А потом мы вместе в метрополию пойдём?

-Я… - Берг почувствовал, как что-то сдавило в груди, -Сама знаешь, я бы очень хотел…

-Идут! – хрипло закричал кто-то внизу.

Он торопливо вскочил, но тут же пригнулся – лучников-то они не всех перебили.

-Всё! Становись за нами с остальными!
Торопливо обняв Тилли, он сбежал вниз. Молчун протянул ему щит.

-Держим строй, парни, - Берг бегло глянул по сторонам, проверяя соседей, и крикнул дежурному у лебёдки, -Открывай!

«Порченые» миновали арку. До гвардейцев было уже с полсотни шагов. Солдаты шагали в ногу, вместо боевых кличей отбивая по щитам ритм рукоятями мечей. Кавалерия прикрывала с флангов, лучники рассыпались по ближайшим крышам.

-Красиво идут, - заметил Клин, -С сотню их наберётся, как думаешь?

Берг лишь зло ощерился:

-Ну что, на прорыв?

-Да можно попробовать…

«Порченые», неспособные сражаться, торопливо разбегались. Виконт успел заметить маленькую фигурку, шмыгнувшую к дренажной канаве. На душе вдруг стало легко и спокойно. Давно же у него такого не было…

Берг вскинул щит повыше и устремил клинок в сторону врага:

-Вперёд…

***

Трактирщик погасил фонарь над входом и взялся, было, за массивный замок, как сбоку раздалось жалобное:

-Дяденька…

Маленькая девчушка, в заношенном, но чистом платьице. Прижимает к груди куклу. Откуда она взялась-то?

-Чего тебе, малая?

-Пустите заночевать. А я вам куклу могу дать поиграть… Мне в метрополию к маме надо, весь день шла. Ножки совсем устали…

Трактирщик лишь поморщился:

-Завязывай! Я такое каждый день слышу. Жрать-спать все горазды, а как платить…

-Ну пожа-а-луйста…

Он посмотрел в умоляющие глазёнки, немного заколебался… Да нет, стащит ещё чего… Тут девчушка подошла поближе, и трактирщик разглядел два шрама на миленькой мордашке – от углов рта до ушей. Хоть он и был мужик тёртый, но такое и его проняло.

-Кто это тебя так?

-Дяди плохие… Которые папу убили…

В тишине запели сверчки, темнело…

…-Вот здесь и располагайся, - трактирщик широким жестом продемонстрировал новую пристройку, -По нужде – во двор. И утром чтоб тебя и духу здесь не было!

-Спасибо, дяденька!

Оставшись одна, она села в угол, аккуратно расправив платье. Мрак её не пугал. Наоборот, было как-то уютно. Да и видела она в темноте с каждым днём всё лучше. Вот только и есть хотелось всё сильнее…

Раздался едва слышимый скрежет. С той стороны, где пол ещё не достелили, на доски забралась огромная крыса. Поводив носом по воздуху, она осторожно двинулась к девочке. Та смотрела на неё с интересом, даже куклу отложила. Крыса оскалила мелкие зубки, сделала ещё шаг…

…Рот ребёнка распахнулся на всю ширину, до самых ушей. Пучок щупалец рванулся к крысе, оплетая тело. Тонкий писк, хруст косточек… Скоро всё было кончено. Щупальца втянулись обратно в глотку, утягивая добычу. Девочка довольно улыбнулась.

За стенкой раздался плач ребёнка. Она задумчиво посмотрела туда, что-то прикидывая. Но потом подобрала игрушку и пошла к выходу.

-Нет, - девчушка погрозила кукле пальчиком, -Много кушать нельзя – животик заболит…

…Девочка взобралась на холм - осмотреться. Вдали маняще горели огни метрополии. Опять захотелось кушать… Ничего, идти осталось совсем немного. И потом она уже никогда не будет голодной…

+8
1575
20:22
Занятный рассказ. Порча, демонологи и таинственная «та сторона». Прочитал с интересом, персонажи хорошие, выпуклые. Имена так удачно подобраны.
Хочется деталей относительно всей этой хвори, которая людей портит. А нет деталей – кажется, что это фрагмент. Самодостаточный, цельный, но фрагмент. Хотя концовка хороша :)

Изложение замечательное, лёгкое. Диалоги классные, стилистика выдержана. Слова все нужные. Опечаток практически нет. Читал с удовольствием! Спасибо )
20:46
Я начал читать рано. Где-то, на стадии когда дети изучают вкус собственных соплей. Вот мне и подвернулся тогда Джек Лондон с «Кулау-прокаженный». Впечатлило крепко. От сопереживания плакал по ночам. Лепра, мать ее.
В рассказе тоже своя лепра. Я ставлю рассказу высший балл. Потому что испугал финал. Все обитатели Санатория взрослые. С моралью, этикой, честью или тенью их. А Тилли просто хочет есть.
«Та сторона» прописана слабо. На домысливание. Но это неважно. Главное, рассказ встряхнул. Про неожиданную нравственность и «умереть в бою» — отдельная благодарность. Правильные книжки ты, автор, в детстве читал.
Молодец!
11:34
+4
Джек-Попрыгунчик, Влад Костромин! Вот где они, когда нужны?! Ведь здесь у нас крепкий, стоящий рассказ, явно обделенный вниманием Великих Зануд!
22:20
Спрячем его от них)))
22:22
??? Молот ведьм призывает Великих Зануд?! Подстава?
22:24
stop quiet
Кыш! Кыш!
Комментарий удален
22:27
Может, кто-то из них автор? Поэтому и не идут… crazy
22:28
Ну уж нет
22:29
нельзя исключать даже самые бредовые невероятные варианты
22:44
Спорим?
23:03
+1
Не, неохота) в споре один подлец, другой дурак)
зачем оно нам надо?;)
Случайно наткнулся…
Пошел читать))))
10:29
Значит молча подеремся. Ок)
10:57
Может лучше чаю с баранками, а?
11:35
или так
wonder я не понял, а что Конституция больше не для нас? разве не все рассказы равны перед критиком? или надо только избранные критиковать?
12:26
Хороший рассказ, интересный. Небольшой перебор с личинками и кишками, на мой вкус, но в общем-то и ладно. Действительно, контекст в значительной мере оставлен на домысливание читателю, это не очень хорошо. Остается много вопросов, какого черта произошло в этом мире понятно только в общих чертах. Но все равно написано хорошо и интересно, мне понравилось. Хотелось бы узнать толком, что там случилось.
Виконт Берг
Не скрою виконт смутил по началу.
Но потом все разложилось по полочкам.
А чё нудить обязательно?
Начну с минусов.
Так наверное будет правильней.
Минус:
Кто бы что не говорил, но это часть. И часть большая.
А наводит на такие мысли "та сторона"; "Веселая чума"; ну и остальные вехи по сюжету.
А часть это плохо.
Не люблю я части там, где вообще-то требуется целое. Да, потом, после завершения, можно попросить у автора — дай почитать.
Но, а как выиграет этот кусок, тогда что? Всем читателям бегать за автором?
Ладно. Эта часть пронудилась, идем дальше.
Много есть слов непонятных, смурных, на ругательства похожих. А сие есть совращение великое. Ну, а как все начнут по смурному да по ругательному говорить? Не, пояснения этим словам требуется. Обоснуй твердый и железобетонный.
Но обоснуя словам срамным да непонятным нет. Так как рамки стоят ловкие. Заслоны стоят административные. Вот говорят они не более 40 тысяч в одно рыло, и не знака более.
Вот и не хватило для обоснуя места. А отсутствие обоснуя вводит во грех великий. Так как могут здесь быть дети малые, да школьники подлые. И не возникло бы у них желание не потребного, выражаться смурными да на ругательства словами похожими.
Ну ладно нудить, пойдем плюшки развдавать.
Плюс:
Язык ровный, большой словарный запас автора избавляет читателя от чтения мучительных повторов и самостоятельных поисков синонимов.
Но слова срамные все же воду мутят. Но об этом уже речь шла.
Герои живые, такие, хоть и неряшливые. Веру в себя, на смотря болезни заразные, у читателя вызывают. Сопереживание этому лягушонку есть. И хотя вещует сердце беда от неё будет великая. Но автор остановил свой фонтан красноречия, и теперь эта тайна нас, начписов не опытных, и читателей доверчивых по ночам давить будет.
А это не есть хорошо.
Учти автор на будущее, и усмотри, в какую ты зависимость всех прочитавших тебя бросил. Запомни на будущее, и детям своим накажи, и детям детей передай = Говорят тебе административные указы писать рассказ, не перечь им, рассказ и пиши.
А большие куски для других целей создаются, и в других местах востребованы будут.
=
А теперь категорически так +.
10:14
+1
Если бы этот рассказ был в моей подсудной группе больше 5 я ему бы не поставил.
Я у себя все куски не больше 5 судил.
Не интересно когда вот такой отрывок выиграет конкурс рассказов.
А это не рассказ.
Это, как я уже и говорил, кусок.
22:13
+1
Не смог дочитать. Бросил на отметке 40%. Как-то повествование буксует и выламывает мой мозг. Фразы составлены так кучеряво, что требуют слишком много энергии для осмысления и плюс к этому довольно вялые незначительные события… и мозг отказывается выдавать эту энергию :)
21:45
изрыгнув в ответ настоящий ливень. Придерживая рваный плащ, он поспешил под ближайший навес, с трудом выдирая стоптанные сапоги из грязного месива. кто поспешил? настоящий ливень?
И война уже закончилась, и ты не вестовой у Хитрюги-Ларса что за война, что за Хитрюга-Ларс?
подарок из-за стены от местного кабатчика если подарок из-за стены, то кабатчик не местный
Бывший вестовой склонился над неловко зажатым пергаментом под дождем…
от козней демонологов а правильно ли тут употреблен термин демонологи?
Не переставая мусолить мундштук, Грызь кинул им мундштуком кинул?
заграбастал упавший в грязь бочонок клешнями?
Мама говорилиА много не кушать
Золото в их банки перегнал, люстрации боялся. люстрация тут явно выпадает
чудовищноЙ силы
После чего недовольно ворча, выдавливала останки личинок а почему останки личинок? просто личинок
ТаК что давай-ка без лишних фанаберий фанаберия тоже выпадает
пробел после тире при прямой речи
оформление прямой речи
для внедрения в различные социальные страты. тоже выпадает
опять ничего нового, но 4 поставлю
Влад, вы меня извините, но я хотел бы еще вам вопрос задать:
вы часто говорите:
опять ничего нового,

Что вы под этим подразумеваете?
Вы уже читали подобное?
или уже у кого-то этот Лягушонок пробегал?
Какого конкретно "новое" вы ждете от начписов?
я жду новых идей, а не затасканных до бледности презерватива старых
конкурс все-таки называется «Новая фантастика-2018», а подают прокисшие щи
Влад, я вас понимаю…
Правда не могу понять от кого здесь ждать-то????
от участников
А…
ну если только от участников))))
Так вся жизнь в ожидании пройти может…
а что делать?
Забить. Забыть. И не ждать…
Ваш рассказ можно будет прочитать?
конечно. я не возражаю
А номер?
27 группа. номер не знаю
Хорошо, я найду…
19:32
+2
потом скажете мне, а то люди интересуются
Обязательно.
спасибо. заранее благодарен
А вот фиг вам. Не указаны авторы…
Попробую высчитать по другому, получиться сообщу…
дерзайте
sue
00:40
Классный рассказ. Но есть ощущение, что с большей радостью я бы прочла того же автора на другую тему. Поначалу было интересно, но потом повествование ушло в совсем уж какую-то военно-полевую степь. Изначально казалось, что это будет рассказ про изгоев, что будут какие-то пояснения про Санаторий. Демонологов. Как они такими стали… Может, есть лекарство какое. Рассказ держится на том, как здорово автор держит внимание, на ярких персонажах, живых. Но даже ему не удается в середине это внимание удержать. Рассказ провисает, слишком много подробностей — но не о том, о чем интересно. Изначально, по названию, вообще было впечатление, что это будет рассказ от лица «лягушонка». И даже в таком виде его читать было интересно. Потом выяснилось, что это про «уродов». Потом оказалось, что это про отважных уродов)) Ну, в общем, необычное фэнтези. Но хотелось чего-то немного другого.
Загрузка...
Виктория Миш №1