Нидейла Нэльте №2

Обратная сторона медали

Обратная сторона медали
Работа №337

Загадочное послание не выходило у Феликса Фишера из головы. Нервно покачивая ногой, он то и дело поглядывал в иллюминатор, пытаясь разглядеть землю. На высоте двенадцать тысяч метров за бортом авиалайнера наблюдались лишь сизые облака.

Фишер достал из кармана письмо и в очередной раз пробежался глазам по размашистому почерку.

« Уважаемый господин Фишер!»—говорилось в письме.

« Приглашаю вас на интересную работу на мой остров. Вы сможете на практике решить проблему «больного лидера», основоположником которой вы являетесь.

Уверен, что задание, которое я вам приготовил, удовлетворит ваше незаурядное профессиональное любопытство.

С уважением, доктор Флогс.

ps Мой джет ожидает вас на частном аэродроме в 18.00»

В послесловии следовала сумма годового дохода, в случае, если Фишер примет предложение. Цифра в десять раз превышала нынешнюю зарплату доцента мюнхенского исследовательского института.

Одного этого довода хватило бы, чтобы взять отпуск и махнуть в дальнее путешествие. Однако, загадочный доктор Флогс действовал наверняка и упомянул проблему больного лидера». Тему, которая и в самом деле интересовала Фишера, и которую он в своё время открыл.

Итак, Феликс Фишер, талантливый этолог и доцент кафедры зоологии мюнхенского исследовательского института летел на встречу неизвестности.

Чтобы отвлечься от мыслей, он включил телевизор. Молодой журналист вел экстренный репортаж из Кейпт-Код. Очередная партия китовых акул выбросилась на сушу, причина трагедии оставалась неизвестной. Местным жителям удалось спасти несколько особей, но большая часть животных погибла.

Фишер выключил телевизор. Уже в пятый раз за полгода китообразные выбрасывались у берегов Кейп-Кода. Ученые же только беспомощно разводили руками.

Симпатичная стюардесса прервала размышления Феликса и предупредила, что самолёт приземляется.Он выглянул в иллюминатор. За десять часов полёта он впервые увидел сквозь облака океан и небольшой островок суши.

Самолёт медленно снижался. Все чётче прорисовывались необъятные просторы океана. Курс лежал на архипелаг в самом центре бесконечной синевы.

Фишер с любопытством смотрел на гряду тропических островов. Лишь на одном из них он заметил сооружения. В прекрасной бухте этого острова стояли многочисленные баркасы и яхты. Фишер подумал, что загадочный доктор Флогс должно быть сказочно богат, если обладает такими природными ресурсами.

Самолет мягко совершил посадку. У трапа Фишера встретил молодой мужчина, который представился помощником доктора Флогса. Он живо погрузил багаж в компактный аэромобиль и они полетели.

Во время короткого перелета на другой остров, Феликс рассмотрел маленькое поселение с причудливыми конусообразными небоскрёбами. Он насчитал около двадцати сооружений, которые располагались вокруг живописной лагуны.

Аэромобиль приближался к лесному озеру. В самом центре водоема, раскинулась густая кипарисовая роща.

При снижении Феликс неожиданно обнаружил, что то, что он первоначально принял за гигантские деревья — вовсе не кипарисы, а искусно замаскированные высотные сооружения. Аэромобиль приземлился возле одного из небоскрёбов.

Они вошли в здание-«кипарис», где их ожидал лифт. Бесшумно поднявшись на последний этаж, Феликс и помощник оказался в центре просторного кабинета с панорамными окнами.

В комнате стоял удобный диван и пару кресел, а чуть поодаль — письменный стол. Фишер подошёл к окнам и с замиранием сердца глянул вниз. В этот момент он подумал, что должно быть именно так и чувствуют себя пилот самолетов, глядя на далёкий горизонт и бесконечные поля облаков. У Феликса закружилась голова.

— Необычное ощущение, правда? - раздался вдруг громкий, чуть хрипловатый голос. — В первый раз у всех кружится, даже у тех, кто не боится высоты.

Высокий худощавый мужчина в очках подошел и представился:

— Меня зовут доктор Флогс. Рад, что вы так быстро приняли решение, — он крепко пожал руку Феликсу.

— Надеюсь, полет вас не утомил?

— Ну что вы, — вежливо ответил Фишер. — Напротив. Я всегда мечтал полетать на частном джете, — он слабо улыбнулся и замолчал, подыскивая правильную тему для разговора.

— Мы находимся в Индийском океане, не так ли? — наконец сказал он.

— Оставим это в тайне, я люблю секреты, — ответил собеседник и едва заметно улыбнулся.

Фишер исподтишка разглядывал худое продолговатое лицо с острым, словно рубленным, подбородком. Флогс, в свою очередь, открыто изучал внешность Феликса.

— На фотографии вы выглядите намного моложе. Сколько вам лет? — бесцеремонно спросил хозяин острова, доставая из кармана старую газетную вырезку. — Лет сорок?

В газетной вырезке Феликс увидел старую фотографию, на которой он, в то время на десять лет моложе и намного стройнее, широко улыбался в объектив, демонстрируя крупные крепкие зубы. В то время он ещё не носил очки, да и волосы стриг по другому. В руках он держал статуэтку в форме дельфина, которую ему вручили накануне.

— Вы ведь именно в то время и начали работать над теорией «больного лидера», не так ли? — спросил Флогс, внимательно разглядывая фотографию.

— Вы хорошо информированы, — ответил Феликс, — В то время я только начал исследовать интеллект китообразных. Когнитивная этология, знаете ли, относительно новая наука в разделе зоологии.

— Было бы очень узнать, как вы пришли к такой теории, — сказал доктор Флогс и посмотрел на Фишера.

Феликс любил животных и море и поэтому выбрал профессию, которая объединяла эти вещи.

Он и его студенческий друг — профессор Годберз, поставили перед собой сложную задачу — разгадать древнюю загадку Аристотеля — почему стаи китообразных выбрасываются на сушу.

Учёные отправились на Фэруэлл-спит, возле которого самоубийства морских млекопитающих наблюдалась чаще всего.

Когда они добралась до места, очередная партия гриндов села на мель. Учёные не успели их спасти — стая погибла.

Фишер обратил внимание на одного из погибших китов — самого крупного и старого. Тело животного покрывало множество ран, животное др гибели страдало болезнью.

Он предположил, что эта особь — лидер группы и причина гибели остальных. Стая последовала за больным вожаком и погибла.

Этот феномен Фишер назвали теорией "больного лидера", за что впоследствии получил награду.

А через несколько лет после этого , Годберз бесследно исчез.

— Из-за этой теории я вас сюда и пригласил, — сказал Флогс, — Сейчас я вам кое-что покажу.

В комнате стало темно. Над низким столиком появилось трехмерное изображение земного шара. Картина отображалась настолько чётко, что Фишер, казалось, мог различить рельеф Большого Каньона.

— Когда человек убивает человека, —неожиданно жестко сказал Флогс, — это считается преступлением. Когда же он убивает животное, это спускается ему с рук. Я с такой справедливостью категорически не согласен.

Трёхмерное изображение Земли изменилось на африканскую саванну. Могучий носорог спокойно поедал колючки сухого кустарника, пока два темнокожих мужчины отстреливались из автоматов от белокожих людей. Животное, похоже, привыкло к такого рода перестрелкам, поскольку не обращало никакого внимания на заварушку. Неожиданно один чернокожий упал на траву. Кровь выступила на его груди.

— Его убили, — спокойно пояснил Флогс, словно комментируя футбольный матч, — Через пять минут застрелят и второго. Отчаянные кенийские ребята пытаются защитить от браконьеров последнего белого носорога. А теперь посмотрите на то, что произошло с бедным животным спустя время.

Следующую сцену Фишер не смог досмотреть. У животного вместо морды образовалось кровавое месиво, браконьеры выкололи ему глаза и из отверстия на месте рога лилась кровь.

— Выключите пожалуйста, — попросил он.

Флогс нажал на невидимую кнопку.

Носорог преобразовался в огромную кожистую черепаху, которая медленно плавала в воде. Она пыталась догнать какой-то прозрачный предмет.

Вначале Феликс подумал, что черепаха охотится за медузой, но когда пригляделся, увидел, что она преследует обычный целлофановый пакет.

— Эта черепаха, — продолжал пояснять Флогс, — обычно питается глубоководными медузами. Примерно через час она поймает и съест пакет, а ещё через какое-то время умрет. Из-за пакета, представляете? — он вопросительно посмотрел на собеседника.

Тот молчал. Говорить было нечего. Он и сам, как и большинство людей, часто пользовался целлофановыми пакетами.

— Ещё одна история и мы у цели, — продолжал Флогс.

Изображение вновь изменилась. Феликс увидел стаю китовых акул, которые мирно питались планктоном. Неожиданно одна из акул начала конвульсивно дергаться, словно от воздействия током. Животное заметалось и начало резко всплывать на поверхность. Другие китовые акулы, которые до этого спокойно ели, словно по команде, направились вслед, на поверхность.

— Конец этой истории вы знаете, не так ли?

Фишер утвердительно кивнул, вспоминая сегодняшнюю экстренную новость.

Флогс выключил изображение.

— Вы догадались, что объединяет эти виды животных? —он посмотрел на Фишера и, не дожидаясь, сам же и ответил:

—Они вымерли. А вернее, человек на протяжении столетий убивал эти и другие виды животных разными способами. Браконьерство, промышленные катастрофы, загрязнение суши и океанов — лишь немногие из них, — лицо Флогса стало вдруг жестким и безжизненным, словно гипсовая маска.

— Эти виды, — продолжал он, — бесследно исчезли с лица Земли по вине человека. И никто за это до сих пор не наказан.

Последнюю фразу Флогс сказал очень тихо, словно обращался к кому-то внутри себя. Фишеру стало не по себе. Он буквально ощутил на собственной коже вину за всё человечество.

Флогс резко замолчал и отстраненно смотрел перед собой в одну точку. Фишер ошарашенно наблюдал за экстравагантным доктором и, на всякий случай, помалкивал.

— Когда-то я думал, — сказал наконец Флогс, очнувшись, уже более живым голосом, — что гибель животных невозможно остановить, но сейчас уверен — возможно.

Флогс подошёл к лифту и двери тотчас открылись.

— А сейчас я покажу вам лабораторию и кое-кого представлю. Следуйте за мной.

***

Они спустились на тридцатый этаж. В огромном открытом зале, который напоминал скорее просторный вокзал, чем лабораторию, повсюду сновали десятки людей в белых халатах. Они то и дело подходил к Флогсу, докладывали ему о каких-то биомоделях, спорили между собой и вновь отправлялись на рабочие места. От непривычной суеты и усталости у Фишера шла кругом голова.

Когда они дошли до цели — отдельной комнаты, отгороженной тонкой стеклянной стеной, Фишер облегченно вздохнул. В комнате было намного спокойней. За компьютером сидел мужчина в белом халате. На многочисленных мониторах отображались непонятные синусоиды, графики и интерактивные фотографии, похожие на МРТ головного мозга.

На одном экране Фишер заметил подводный пейзаж, на фоне которого алавала стая дельфинов. Животные по очереди, один за другим, выталкивали на поверхность дельфина, который выглядел слабым и больным.

— Как у вас продвигаются дела? — спросил Флогс у учёного, рассматривая изображения. — Успехи есть?

— Прогресс на лицо, смотрите! —ответил тот.

Голос показался Фишеру странно знакомым. Учёный навёл мышку на интерактивные участки изображения, похожего на МРТ и изменил значения графиков.

Дельфин, словно по команде, перестал выглядеть больным и стал приставать к одному из крупных самцов, тот, в свою очередь, поддержал игру, а другие дельфины последовали за ним.

— Они реагируют, смотрите, — радостно сказал учёный и повернулся к Флогсу, чтобы увидеть реакцию. Но вместо этого увидел Фишера.

— Не может быть, — сказал учёный, поднимаясь с места. — Ты тоже здесь? Давно?

Феликс сразу узнал друга и коллегу Годберза, за эти годы он почти не изменился. Учёные крепко обнялись и похлопали друг друга по плечу.

— Так вот, — радостно сказал Фишер, — куда ты пропал, а мы тебя искали. Про тебя уже сплетни ходят, что ты с любовницей пустился в кругосветное путешествие и застрял на необитаемом острове.

— Ну так они правы, — подхватил шутку Годберз, —я и застрял на острове, только вместо любовницы у меня — интересная работа.

Они засмеялись. Флогс с улыбкой наблюдал за учеными.

— Я вижу вас не надо представлять друг другу, — сказал он. — Тем лучше для дела, с этого момента вы работаете вместе.

В комнату вошел помощник и сказал Флогсу что-то на ухо .

—Мне нужно отлучится,—сказал он, —профессор Годберз, введите коллегу в дело,

Флогс ушёл и Феликс почувствовал себя свободней.

— И как тебя угораздило сюда попасть, старый плут — спросил Фишер, — тоже получил письмо?

— И бешеный гонорар, — признался Годберз. — Флогс — баснословно богат. Настолько, что ты даже представить не можешь.

Он понизил голос и по-заговорчески прошептал:

— Поговаривают, что когда-то он входил в высшую лигу. Ту самую, — многозначительно добавил он шёпотом, — которая называет себя мировым правительством. А потом вдруг отделился от всех, купил этот остров и создал рай.

Он театрально закатил глаза и продолжил:

— Здесь царят странные законы, — добавил он, — и у животных прав больше, чем у людей.

Дельфины на мониторе продолжали играть друг с другом. Фишер с любопытством посмотрел на экран.

— И чем мы будем заниматься?

— Внедрять биороботов, — загадочно ответил Годберз. Флогс — сумасшедший гений, который пытается спасти мир. Во всяком случае, животный.

Он усмехнулся и продолжил:

— Он настолько любит зверей, что предпочитает их общество человеческому. Когда-то давно он создал этот уникальный эко-остров, где животные и люди живут душа в душу и обладают равными правами, выстроил инфраструктуру, ориентируясь на природу.. Здесь нет заводов и электростанций,в привычном для нас понимании, нет пластика и мусора. Животные обитают в естественной среде, а для людей он построил поселения, используя природные аналоги. Но главная его работа — спасение животных,— и он указал на монитор с дельфинами.

— Что, это? — не понял Феликс. — Дельфины?

— Не совсем так. Посмотри на монитор и покажи здесь главного.

Фишер некоторое время изучал изображение, а потом указал на крупного самца, который задорно играл с тем дельфином, который недавно казался больным.

— Ха, — обрадовался Годберз и радостно потёр руки, — я знал, что ты найдёшь. Не зря же ты руководил нами в Новой Зеландии.

Он снова изменил значения на графике и дельфин перестал играть, а начал медленно плавать по кругу.

— Как ты уже, возможно, догадался, я руковожу ним, — он показал на дельфина, который продолжал плавать по кругу.

— Это — биоробот. Мы называем их агентами. Из задача — спасти стаю от гибели в критический момент — когда «больной лидер» внезапно вздумает покончить с собой и направиться на мелководье. Твоя теория, помнишь?

— Конечно, помню.

— Я заранее внедряю агента в стаю, чтобы в нужный момент занять его место и не дать другим дельфинам погибнуть.

Он опять нажал на интерактивную фотографию, изменил значение графиков и биоробот отплыл на несколько метров от стаи. Вожак и стая последовали за ним

— Я руковожу ими через него, понимаешь? Он подчиняется моим командам и ведёт лидера, а стая следует за ними.

— Занятная штуковина, — сказал Фишер и широко зевнул, — Большое поле для деятельности.

Годберз посмотрел на красные от усталости глаза друга, его сонный вид и сказал:

— Я думаю, тебе на сегодня достаточно. Отдохни с дороги, поспи, а завтра начнем работать.

***

Помощник отвез Феликса к поселению у лагуны. Ещё издалека, Фишер заметил высокие, похожие на термитники, конусообразные постройки, стены которых были изготовлены из тёмных, натуральных материалов. Здания располагались так, что узкая поверхность конуса попадала под палящие лучи полуденного солнца, а восточные и западные стены оставались в тени.

Внутри помещения царила приятная свежесть и прохлада. И хотя Фишер не обнаружил ни одного кондиционера, он заметил, что воздух охлаждался и увлажнялся естественным путём, как и в природных аналогах. Многоэтажное здание представляло собой сложный лабиринт из комнат, на первом этаже которого были вырыты колодцы с подземной водой. Архитектору, который спроектировал это здание, не нужно было изобретать велосипед. Он позаимствовал готовую модель у природы.

Помощник проводил Феликса через лабиринт в комнату и тот, плотно поужинав, уснул.

Первое утро на острове выдалось на редкость приятным. Фишер проснулся от тихого стука в дверь. На пороге стоял Годберз с подносом, на котором дымились свежие булочки и чашка чёрного кофе. Друзья позавтракали и Годберз пригласил Фишера прогуляться по острову, на что тот с радостью согласился.

Тропический остров встретил ранних путешественников утренней свежестью и веселым гомоном птиц, которые деловито сновали между деревьями. Птицы не боялись людей, а, казалось, наоборот — радостно встречали звонким многоголосием. Они чувствовали себя здесь дома. Фишер мог различить среди птичьего многообразия довольно редкие экземпляры краснохвостых фаэтонов и олуши, а на одной из пальм —белозубую пастушку и дронта. Последние два вида вымерли лет двадцать назад.

В мангровом лесу учёные насчитали около двухсот видов цветковых растений, из которых пятьдесят были папоротники. Сотни различных видов бабочек спокойно летали рядом с летучей лисицей и голубым голубем, которых тоже давно считали вымершими. Увидев экзотических бабочек, сердце Фишера забилось двое быстрее, так как он давно коллекционировал их и знал в этом толк.

Неподалеку от живописной лагуны с кристально чистой водой они встретили стаю сухопутных черепах, которые, направлялись на водопой. Черепахи спокойно ползли мимо людей и не обращали на них ни малейшего внимания.

Первозданная красота острова настолько поразила Феликса, что он невольно подумал, что, именно так и выглядела бы, скорее всего, Земля, если бы не вмешательство человека.

Они только к полудню добрались до «кипарисового» города. Годберз назвал это место «мозговым центром», на котором доктор Флогс собирал видных ученых и поставил им благородную цель — восстановить вымершие виды животных, а также спасти тех, кого еще можно спасти.

Учёные поднялись в лабораторию и Годберз показал другу последние достижения. Робот-дельфин плавал вокруг одной из самок, то и дело касаясь ее брюха плавником. Годберз ввёл новую стратегию для привлечения внимания. Агент «ухаживал» за самкой, которая считалась в стае одной из главных, не считая лидера. Фишер внимательно наблюдал за парой, а потом решил, что такая стратегия - неэффективная и, скорее всего, ни к чему не приведёт.

В лабораторию вошёл помощник Флогса и попросил Фишера изучить рабочий контракт и подписать документ. Феликс бегло прочитал текст и, не обнаружив ничего подозрительного, перешёл к параграфу на последней странице - к разделу о размере месячной зарплаты. Условия устраивали и он, не долго думая, подписал документ.

Задание Фишера заключалось в том, чтобы изучить повадки нынешнего вожака и найти «слабое место». Воспользовавшись этими знаниями, Фишеру нужно было подменить лидера биороботом в нужный момент.

Феликс приступил к работе. Стандартная тактика - завоевания власти при помощи агрессии, не дала результатов. Биоробот, по команде Феликса, принимал угрожающие позв, бил хвостом по воде и переходил к прямому нападению. Но после драки ничего не менялось. Прежний вожак оставался авторитетом.

Фишер изменил тактику, после того как прочитал, что многие китообразные предпочитаю матриархат.

Вместо агрессивного доминирующего самца он ввёл в игру биоробота-самку, которая симулировала поведение «заботливой матери». Биоробот защищал не только своего «малыша», но и детенышей других. Результаты не заставили себя ждать. Формально власть находилась в руках у старого вожака, но новый агент приобретала вес и доверие стаи.

Заботой о потомстве и благополучии агент Фишера добился большего, чем агрессией и силой. Новоиспеченный лидер был практически готов для спасательной миссии.

Жизнь на острове налаживалась. Флогс иногда заходил узнать результаты и радовался вместе с учеными новым успехам. К Феликсу Фишеру пришло первое признание и все складывалось идеально.

Однажды вечером Феликс решил прогуляться. Случайно он зашёл в том самый лес, который поразил его многообразием бабочек. Необычайно красивых и редких, которых в его коллекции еще не водилось.

С того злополучного вечера жизнь Феликса Фишера пошла под откос. Он столкнулся с обратной стороной медали жизни на острове.

***

В полупустом зале стояла подозрительная тишина. Несколько пожилых зевак скучковались на задних сидениях у входа. Лица зрителей казались Феликсу Фишеру знакомыми: некоторые коллеги пришли поддержать его. Годберз с осуждением смотрел на него из зала. Купиться на какую-то бабочку и преступить закон.

На старомодном возвышении, словно греческие боги Олимпа, восседали судьи. Во главе судейской коллегии восседал доктор Флогс. Обвиняемый сидел на скамье подсудимых, смиренно опустив голову, как и подобает правонарушителю.

— Ваше полное имя? — спросил Флогс, словно они не были до этого знакомы .

— Феликс Фишер.

— Возраст?

— Сорок два года.

— Признаетесь ли вы в том, что совершили тяжкое преступление?

— Нет ,— ответил он.

В зале послышался шепот. Флогс нетерпеливо постучал молоточком по столу:

— Внимание, тишина в зале!

Шум в зале незамедлительно утих.

— Обвиняемый продолжайте пожалуйста.

Фишер продолжил:

— Убийство насекомого не может равняться с убийством человека. По крайней мере, не в той степени, чтобы лишать его за это свободы.

Судья в старомодной судейской шапочке прошептал что-то Флогсу. Тот открыл документы и быстро их просмотрел.

— Вы подписывали контракт на работу от двадцать шестого апреля две тысячи девяностого года?

Фишер задумчиво молчал.

— Потрудитесь ответить на поставленный вопрос! — с легким нажимом сказал Флогс.

— Подписывал, — ответил наконец Феликс, — но там ни слова не стояло об убийстве насекомых.

— В контракте, — продолжал Флогс, — вы, ознакомились с параграфом седьмым и подписали его, не так ли? — он посмотрел поверх очков и, не увидев на лице обвиняемого ожидаемой реакции, продолжил. — В седьмом параграфе говорится о том, что на острове все живые организмы обладают равными правами.

Флогс снял очки, протер платком стекла и водрузил из на место.

— Все организмы, — с расстановкой повторил он, — обладают равными правами. Независимо от вида.

Он замолчал, ожидая от Феликса ответной реакции. Фишер молчал. Он не читал контракт. Бегло пробежал глазами, ознакомился с последней страницей и подписал. Он не любил читать официальные бумаги.

— Таким образом, — продолжал Флогс, — преднамеренно убив бабочку Бражника, вы, господин Фишер, совершили тяжкое преступление и будете наказаны лишением свободы на неопределенный срок.

Второй судья стукнул молотком по столу:

— Приговор обжалованию не подлежит и будет приведен в исполнение незамедлительно.

***

Феликс подошел к стене и нажал на тумблер. Тусклый свет наполнил огромное помещение фабрики. Мутное стекло отделяло его от главного зала, в котором десятки роботизированных рук модели МТ1245, выполняли череду загадочных манипуляций, создавая новые искусственные разумы.

Прошло шесть месяцев с тех пор, как приговор привели в исполнение. По нелепой иронии судьбы, тюрьмой стала та самая фабрика, на которой создавались микропроцессоры для будущих агентов.

Роботы создавали себе подобных. Вмешательство человека не требовалось, Фишер должен был часами сидеть и наблюдать. Через три месяца он досконально знал каждое движение модели МТ1245, а ещё через три —сколько микросекунд требовалось на выполнение каждый операции.

Невыносимо скучно и однообразно проходили его будни и он даже начал подумывать о побеге, но однажды на фабрику неожиданно зашёл доктор Флогс.

—Мы освобождаем вас досрочно,—неожиданно объявил он. — За примерное поведение. Довольно валять дурака, ваш агент ждёт вас.

Фишер подумал, что это — розыгрыш, но голос Флогса звучал серьёзно. Почти лишаясь от радости рассудка, он двинулся на выход.

—А конфискованного у вас агента Бражника,—неожиданно сказал Флогс с легкой улыбкой,—вы можете получить назад. Мы обновили ему чип и операционку. Теперь он заработает, лучше прежнего.

+4
1158
14:50
Мне понравилось!
00:04 (отредактировано)
несколько слов о рассказе.
Тема: человечество и природа
Идея: человек может и должен возродить природу, восстанавливая пропавшие виды живых существ через внедрение в стаи животных-биороботов, которые подчиняясь командам людей, смогли бы в критической ситуации спасти стаю.
Сюжет:
молодой ученый — этолог Феликс Фишер получает загадочное письмо, в котором ему предлагают работу по специальности на острове, где он на практике сможет решить проблему «больного лидера», над которой работает.
соблазнившись гонораром и возможностью интересной работы, он подписывает контракт и остается на острове. работает над созданием биоробота дельфина, который при катастрофе, когда больной вождь стаи выбрасывается из воды и ведет за собой всю стаю, смог бы заменить больного и увести стаю от гибели.
работает ученый на острове, где природа охранялась в ее первозданном виде: сохранялись и восполнялись сотни видов растений, птиц, бабочек… увлекаясь бабочками, Фишер не смог пройти мимо одной из них, которой не было в его коллекции, и попал под суд, за убийство бабочки. Его приговорили к лишению свободы на заводе по созданию биороботов животных. Через какое-то время его освобождают и возвращают ему, пойманную им редкую бабочку, которая была биороботом.

Стиль.
Работа написана хорошим языком, после предыдущей, прям бальзам на душу))
Вполне грамотно и без заметных ляп. Читается интересно и легко.
Немного резануло глаз:
Было бы очень узнать, как вы пришли к такой теории, — сказал доктор Флогс и посмотрел на Фишера.
— не очень точная смысловая фраза.
На пороге стоял Годберз с подносом, на котором дымились свежие булочки и чашка чёрного кофе.
smileну, если булочки задымились, то они уже не свежие, а сгоревшие))

В мангровом лесу учёные насчитали около двухсот видов цветковых растений, из которых пятьдесят были папоротники.
— нуу… тут не совсем реально все это посчитать в ходе утренней прогулки )
С того злополучного вечера жизнь Феликса Фишера пошла под откос. Он столкнулся с обратной стороной медали жизни на острове.
— лучше не объяснять словами, что будет дальше, а просто показывать события имхо.

Общее впечатление:
Рассказ мне понравился. Единственно, не очень могу согласиться, что это хорошо, делать биороботов животных, насекомых и т.п. на мой взгляд, ценнее создавать условия для поддержания среды обитания живых существ. Спасибо автору за рассказ. Плюс.
п.с. в чем обратная сторона медали? в том, что в гармоничном мире человека и природы, где ценно каждое живое существо, человек несет уголовную ответственность за гибель по его вине даже самого малого насекомого (например, бабочки). А если это комары?? ))
Или обратная сторона медали, что живой мир природы будет превращаться в мир биороботов? Для нашего человечества имхо реально опасно второе…
10:18
Хах! Весьма интересно.
Конец совсем неожиданный, мне понравилось, я бы продолжил читать, если бы это был роман)
Оригинальная идея. Эта теория лидера существует на самом деле?
21:44
« Уважаемый господин Фишер!»—говорилось в письме.

« Приглашаю вас на интересную работу на мой остров. Вы сможете на практике решить проблему «больного лидера», основоположником которой вы являетесь.

ps Мой джет ожидает вас на частном аэродроме в 18.00» а на каком именно аэродроме?
Однако, загадочный доктор Флогс действовал наверняка и упомянул проблему больного лидера» открывающая кавычка потерялась где-то
Чтобы отвлечься от мыслей, он включил телевизор.
У трапа Фишера встретил молодой мужчина, который представилсяВШИЙСЯ помощником доктора Флогса. которизм есть, ждем Тота…
— Меня зовут доктор Флогс. Рад, что вы так быстро приняли решение, — он крепко пожал руку Феликсу.
— Ну что вы, — вежливо ответил Фишер. — Напротив. Я всегда мечтал полетать на частном джете, — он слабо улыбнулся и замолчал, подыскивая правильную тему для разговора.
— Ну что вы, — вежливо ответил Фишер. — Напротив. Я всегда мечтал полетать на частном джете, — он слабо улыбнулся и замолчал, подыскивая правильную тему для разговора.

— Мы находимся в Индийском океане, не так ли? — наконец сказал он.
и кому из «онов» принадлежит последняя фраза?
онозмов много, путаница возникает
животное др гибели дО
— Из-за этой теории я вас сюда и пригласил, — сказал Флогс, — Сейчас я вам кое-что покажу. неверное оформление прямой речи
Я с такой справедливостью категорически не согласен. справедливость — тут неверное слово
— Прогресс на лицо, смотрите! —ответил тот. danceвот и Тот!!!
— Как ты уже, возможно, догадался, я руковожу ним, — он показал на дельфина, который продолжал плавать по кругу. им, а не ним
— Обвиняемый зпт
финал слит
Загрузка...
Илона Левина №1