Нидейла Нэльте №1

Бесценный груз

Бесценный груз
Работа №363

У путешествий сквозь червоточины был единственный недостаток – кому-то приходилось доставлять грузы с одной планеты на другую и отвечать за сохранность чужого имущества. Деятельность считалась не самой прибыльной, но всегда оставался шанс разбогатеть контрабандой. Чрийз перспектива оказаться за решеткой пугала в последнюю очередь, но за дюжину лет работы курьером нажиться на контрабанде он так и не рискнул.

В последнее время ему все чаще приходилось доставлять ресурсы, добытые людьми. Товарооборот жителей Млечного Пути рос с каждым днем, и нагрузки на Коридор тоже увеличивались.

Чрийз находился на станции в самом центре галактики Треугольника, когда металлический голос сообщил о новом заказе. Всего через пару минут курьер нес небольшую коробку с пометкой «особо хрупкий материал» к Арке Коридора. Арками называли особые помещения, в которых открывали межпространственные порталы. Чрийз равнодушно наблюдал, как автоматизированная система открыла квадратную дверь. Абсолютно пустое помещение напоминало полусферу, стены и пол блестели ярче чистой меди. Через несколько секунд в центре комнаты появился светящийся шарик, похожий на крошечную звезду. Он быстро рос, меняя цвет.

Когда сгусток энергии приобрел иссиня-черный оттенок, курьер шагнул навстречу и услышал скрип песка под ногами. Чрийз всегда жалел, что ни одно существо не могло увидеть перехода по Коридору, потому что был уверен – не существовало ничего прекраснее во вселенной.

Чрийз часто доставлял грузы на планету Парокс, но этот заказ был особенным – его сделал человек. Курьер внимательно посмотрел под ноги, удивившись, как ветер смог принести песок внутрь бронированной Арки. Неприятное предчувствие становилось все сильнее, но Чрийз решительно направился к выходу из помещения.

На Пароксе Арки разместили по несколько штук на гектар. Эта планета была одним из экономических центров жителей Земли. Мягкий климат, несмотря на обилие каменистых пустынь на экваторе, подходил не только людям, но и другим Цивилизациям.

Чрийз оглянулся по сторонам. Белая звезда сияла на фоне ярко-голубого неба, оранжевый песок переносился ветром, а невысокие металлические строения виднелись на горизонте – ничего необычного не наблюдалось. Неподалеку под разноцветными навесами находились торговцы особо ценными товарами. Среди драгоценных самородков и причудливых ракушек Чрийз увидел прозрачные колбы, привезенные с его родной планеты Вэл. Воспоминания о доме некстати вызвали тревогу и грусть.

Впервые за все годы работы курьером ему нужно было доставить груз человеку. Через пару минут блужданий среди пестро одетых существ, он увидел две высокие фигуры. Чрийз почувствовал, как кожа невольно окрасилась в ярко-желтый оттенок. За тысячи лет контакта с остальными Цивилизациями его виду так и не удалось полностью избавиться от природного свойства изменять цвет покровов, выражая эмоции таким образом. Чрийз постарался сознательно вернуть чешуе бело-голубой оттенок, но безуспешно. Не было ничего опаснее, чем выдавать свои искренние чувства во время разговора с людьми.

Курьер не мог подавить страх: он никогда не видел людей так близко. В пяти метрах стояли двое взрослых мужчин и о чем-то оживленно беседовали. Пожалев, что от заказа нельзя было отказаться, Чрийз, тяжело вздохнув, подошел к землянам. Он лишь отдаленно напоминал людей, поэтому боялся, что один его вид мог вызвать агрессию землян.

– Джек Мафуд? – нерешительно спросил курьер, опустив взгляд.

– Это я, – ответил высокий брюнет с зеленовато-серыми глазами.

– Подтвердите выполнение заказа, – когда Чрийз протянул тонкую электронную карту, он заметил, что рука стала покрываться фиолетовыми пятнами.

– Спасибо, – сказал человек с ноткой пренебрежения, быстро спрятал небольшую коробочку с посылкой в карман и опять повернулся к собеседнику – смуглому землянину с ярко-рыжими волосами.

«Мне не нужна благодарность завоевателей», – подумал Чрийз, но вдруг его внимание привлекла стройная фигура, появившаяся рядом с рыжеволосым человеком.

Многослойная одежда скрывала часть лица существа, но курьер догадался, что это была минко. Порыв ветра сорвал легкую серую ткань, обнажив покрытую выростами голову существа. Желто-зеленые глаза сливались с цветом кожи минко, а щитки на шее часто вздымались. Она не выдавала своих эмоций, но Чрийз был уверен, что минко совсем отчаялась.

Несмотря на красоту, это существо было для людей едой. Курьер внимательно посмотрел на высокого человека, скорее всего, собиравшегося купить новую рабыню. Лимфа минко считалась деликатесом, а ускоренная регенерация этого вида позволяла использовать их органы в качестве лекарственного сырья. Минко считались особо ценным ресурсом для землян, поэтому стоили в разы дороже других рабов.

Жизнь всех разумных существ в известной вселенной заметно изменилась после первого контакта с людьми. Семь веков назад земляне смогли покинуть свою галактику и присоединились к Цивилизациям. Но мирное существование продлилось считанные годы. Люди осознали, что намного сильнее других, и незамедлительно этим воспользовались, начав экспансию. Иные разумные не смогли дать отпор, ведь им были чужды жестокие законы Земли.

Из всего Млечного Пути только на одной планете появилась жизнь, но она была беспощадна по своей сути. На Земле каждое существо могло выжить, лишь убив другого. Пищевые цепи, конкуренция, борьба с суровыми условиями – все это закалило жителей третьей от Солнца планеты. Воля и стремление к жизни всего сущего на Земле взрастили самых могущественных разумных среди известных видов.

Человечество начало с завоеваний. Целые системы пали одна за другой, их ресурсы – почти полностью изымались. Люди старались не убивать других существ, однако превращали их в рабов. Всего за восемьдесят лет земляне достигли почти безграничной власти, лицемерно скрываемой под маской межгалактического союза. Из двадцати двух видов человечеству удалось поработить пятнадцать. Оставшиеся были нетронуты лишь потому, что их планеты и системы были совсем непригодны для жизни людей, а природные ресурсы не представляли никакой ценности.

У людей было преимущество – агрессивность. За тысячи лет в ходе эволюции и развития общества постепенно искоренялся слабый тип нервной системы, и меланхоличных людей попросту не осталось. Сильные темпераменты же будто были созданы для власти над другими. Одни равнодушно относились к страданиям чужих, совсем непохожих существ, другие, со свойственной холерикам неудержимостью, стремились подчинить себе всех. Показательная доброта и милосердие людей были направлены исключительно на себе подобных.

Все несомненно прекрасные идеи равенства, братства и толерантности, так обожаемые и ревностно охраняемые людьми, распространялись только на них самих. Еще до того момента, как человечество покинуло Млечный Путь, оно гадало: не повторится ли история с Колумбом и племенами, ведь страшилось оказаться на месте завоеванных. Но история повторилась в точности как и раньше. Люди не ожидали, что окажутся одними из самых сильных среди известных видов. Они были очень умны, довольно физически выносливы, обладали развитыми технологиями. Но лидерство принесло человечеству лишь неуемное стремление контролировать все и вся.

Первоначально благая идея – создать Рай на Земле – исказилась до неузнаваемости. Человечеству удалось превратить Землю, равно как и почти всю галактику, в цветущий сад. Вот только ценой чужих жизней и чужого горя. Терраформирование сотен тысяч колоний в Млечном Пути стоило полного разорения планет в соседних галактиках. На Земле, что стала самым роскошным уголком вселенной, осталась жить горстка элиты.

Бравируя идеями гуманности, люди перестали даже употреблять в пищу соседей по планете, питаясь инопланетянами. Это не удивляло. Таков был закон Вселенной: жертвуй чужими ради своих. Поэтому человечество не гнушалось использовать разумных в своих целях, как некогда скот.

Чрийз перевел взгляд на минко. Ее вид десятки тысяч лет назад создал универсальные компьютеры, которые обрабатывали информацию настолько качественно, что даже люди заимствовали изобретения этих существ. Минко закрыла шею трехпалой рукой и низко опустила голову. Курьер догадался, что черноволосый землянин покупал рабыню в качестве подарка жене или любовнице – кровь минко своего пола была более полезна для людей.

Чрийз понимал, что межгалактическое общество ничего не могло поделать с произволом землян. Пятнадцать Цивилизаций просто знали, что рано или поздно половину их населения постигнет участь быть проданным. Люди постоянно собирали «урожай» с других планет.

– Разве не прелесть? – поинтересовался рыжеволосый, нахваливая свой товар.

– Сколько ей лет? – спросил человек по имени Джек Мафуд.

– Чуть больше сорока.

– Еще ребенок! – прокомментировал покупатель. – Вряд ли она такая же живучая, как взрослые минко.

– Так и цена небольшая, – сказал рыжий, его лицо исказилось. Чрийз знал, что подобные движения лица землян называли ухмылкой. – Всего двести раковин урии, и эта минко ваша.

Высокий человек внимательно осмотрел рабыню, что подслушивавшему разговор Чрийз было страшно даже предположить, для каких целей ее еще могли использовать. На секунду курьер обрадовался, что его вид вэлтов был бесполезен человечеству, а условия на родной планете с фосфиновой атмосферой оставались чрезвычайно опасными для людей.

Минко дышала все реже, пластины на ее шее едва заметно двигались. Рабыня была сильна и с легкостью справилась бы с несколькими подготовленными бойцами-людьми. Но минко просто не могли нападать. Эволюция в галактике Андромеды сделала их такими. Они привыкли спасаться от опасности, избегая ее. А если не получалось, оставалось только смириться, надеясь на благоприятный исход. Такова была природа этой Цивилизации, и никакие реалии не могли ее изменить. Даже семьсот лет рабства не смогли научить минко защищаться.

Люди отличались воинственностью, это и стало главной причиной их могущества. Многие миролюбивые виды не могли даже понять, как можно нападать на других. Оказавшись хищниками среди хемосинтетиков, люди не щадили никого, кто мог быть полезен. Как-то давно, еще в двадцать пятом веке, один из парламентеров Республики Земли, единого государства, в которое объединились почти две сотни стран, самокритично заметил, что люди стали напоминать лиса в курятнике. И действительно, трудно ли было справиться с существами, что мыслили, действовали по-иному, у кого отсутствовал сам инстинкт нападать, даже контратаковать, защищаясь?

– Ладно, куплю... – сказал черноволосый после нескольких минут размышлений. – Потом перепродам ее, если окажется слишком чахлой.

Подтвердив акт купли-продажи на мини-компьютере, рыжий улыбнулся с наигранным дружелюбием и попрощался со своим сородичем.

Минко не сказала ни слова, хоть Чрийз видел, что она едва не потеряла сознание от пережитого страха. Ее большие с поволокой глаза втянулись глубже в череп, а пластины на щеках прижались друг к другу.

– Я живу на Армстронг. Это планета на окраине Млечного Пути, одна из самых богатых земных колоний.

Минко ничего не сказала в ответ, и это разозлило Джека Мафуда.

– Убогая, у тебя хоть имя есть? – издевался человек.

– Мой вид – всего лишь пища для завоевателей. Мое имя ничего не значит для человека... Поэтому я ничего не скажу.

Чрийз внимательно слушал их разговор, поэтому совсем не обращал внимания на алый цвет своей кожи. Курьера терзали эмоции, даже название которых не существовало ни в одном языке землян. Он понимал, что устройство мира не изменить в одночасье, и что люди всегда будут править остальными, но какая-то часть сознания твердила: «Нужно помочь». Пусть Чрийз и не под силу спасти все пятнадцать Цивилизаций, он должен, обязан приложить все усилия, чтобы освободить эту юную минко.

Одна мысль, что за три века жизни кровью этого существа будет питаться два поколения людей, что новые раны будут каждый день появляться на ее коже, казалась чудовищной. Скорее всего, минко не удастся дожить не то что до старости – даже до зрелости.

Чрийз вспомнил о наследстве, которое получил недавно. От дальнего родича ему достался астероид в центральной системе Треугольника. Наследство небольшое, но стоило достаточно, чтобы обменять на жизнь одного разумного существа.

– Ты еще здесь?! – удивился человек, когда увидел стоящего неподалеку курьера. – Ты работаешь слишком медленно, так что не рассчитывай на чаевые!

– Джек Мафуд, я хочу предложить вам выгодную сделку, – проговорил курьер, набравшись решимости. – Мне нужна эта рабыня, и я готов заплатить тройную цену.

– Именно она? – удивился землянин, внимательно осмотрев минко с ног до головы.

– Да, – подтвердил Чрийз.

– И откуда у курьера столько денег? – спросил человек, не скрывая насмешки.

– Я владею астероидом, при нынешнем курсе валют он стоит пятьдесят миллионов долларов... Явно больше, чем первоначальная стоимость этой минко.

Человек задумался, опять взглянув на недавнее приобретение. Рабыня прижимала тонкие руки к груди, не сводя глаз с курьера. Она мелко дрожала и пыталась защитить голову от горячего ветра, срывавшего серую ткань одежд.

Никто, кроме людей, не покупал рабов. Однако вэлты остались почти суверенной Цивилизацией, а люди ни в чем не нуждались, поэтому не забирали у оставшихся незавоеванных видов их имущество.

– Не знал, что вэлтам нужны рабы! – сказал человек с недоброй улыбкой. – Но пятьдесят миллионов долларов! От такого предложения откажется только дурак!

– Так вы согласны? – с нетерпением спросил Чрийз.

– Забирай! За такие деньги я смогу купить целых четыре минко.

Мысленно попросив прощения у покойного родича за растрату его имущества, курьер ввел код на компьютере, подтвердив продажу астероида.

– С вэлтами выгодно иметь дело! – рассмеялся землянин, кивнул на прощание и направился прочь.

Минко протянула руки навстречу своему новому хозяину и едва слышно прошептала:

– Спасибо!

Она была спасена от участи донора органов. Но Чрийз это не радовало, ведь он будто только в эту секунду осознал, сколько было таких обездоленных по всем галактикам. И всем он даже при всем желании не мог помочь.

– У меня ничего не осталось, – признался вэлт. – Мне даже негде жить теперь.

– Это моя вина, – сказала минко, понизив голос.

– Как тебя зовут? – спросил Чрийз, закутав голову минко несколькими слоями ткани.

– Шай, – ответила она без раздумий.

– А мое имя Чрийз. Твои родители?..

– Зачахли, еще до моего вылупления... Им не повезло – они попали на фармацевтическую фабрику. Там не суждено долго прожить...

Чрийз не хотелось идти к Арке, некогда построенной первыми десятью Цивилизациями. Человечеству удалось усовершенствовать ранее существовавшие технологии и открыть червоточины сквозь сотни галактик. Коридор стал торжеством человеческого разума и человеческой жестокости.

– Какие языки ты знаешь? – спросил Чрийз, приобняв минко, чтобы защитить от ветра.

– Своей планеты, и эсперанто – язык захватчиков.

– Это хорошо, – задумчиво проговорил вэлт. – Нам нужно придумать, что делать дальше.

– Я не буду снова выставлена на продажу?! – удивилась Шай.

Чрийз внимательно посмотрел на хрупкое существо рядом и остро почувствовал свою беспомощность. Он выкупил ее, спас от страшной участи, но помогут ли его действия хоть немного исправить ситуацию во Вселенной. Одна спасенная жизнь – уже невероятная победа, но людей остановить невозможно. У этой минко все равно нет будущего. Она так и останется одна, без друзей и семьи, вынужденная постоянно опасаться за свою жизнь. В принципе, в рабстве у нее тоже не было бы шанса даже думать о семье, но оправдание казалось жалким.

– Теперь ты свободна! Можешь отправиться куда угодно, – сказал Чрийз с дрожью в голосе.

– Мне некуда идти, – Шай смотрела куда-то вперед с немым укором. – Сомневаюсь, что осталось много других... освобожденных.

Чрийз молчал. Он мог помочь другому существу, но вдруг в его разуме появилась лишь одна мысль: «Почему ничего нельзя изменить?».

– Когда-нибудь люди будут повержены. Не нами и не в ближайшие тысячелетия, но будут.

– Но сколько крови еще прольется от их рук! – сокрушалась минко. – И мы ничего не можем сделать... Даже скрыться не выйдет.

– Ты можешь отправиться со мной, – предложил теперь уже бывший курьер. – У меня ничего не осталось, но я больше не смогу продолжать работать на Коридор. Мы должны помочь им... другим, хоть нескольким, пока не стало поздно.

Эта минко, совсем еще ребенок, задышала слишком часто и испуганно, будто впервые увидела чужую планету.

– Мы не сможем противостоять им, но должны, – сказала она твердо. Люди позабыли ценность жизни, они некогда не станут такими, как прежде. Ведь раньше они были иными – бесстрашными, благородными и жертвенными.

– Это идея! Мы должны найти их! – воскликнул Чрийз. – Мы должны найти прежних людей. Не могли же полностью исчезнуть целые психотипы.

– Шанс очень мал, – минко осторожно коснулась рукой плеча, что у ее вида было знаком искреннего сожаления. – Такие люди могли остаться только на Земле. Мы не сможем попасть в колыбель захватчиков.

– Мы постараемся! Только люди смогут повлиять на своих сородичей. Мы должны взывать к их совести, ведь бороться не сможем в любом случае.

Чрийз замолчал, мысленно составив план перемещения по Коридору до Плутона. Эта планетка располагалась неподалеку от Земли. Такое расстояние можно было преодолеть за несколько часов.

– Если ты боишься, лучше не иди со мной, – предупредил Чрийз. – Я отправляюсь на Землю. Это будет опасная прогулка.

– Мне все равно некуда податься, – сказала Шай. – Ты спас мне жизнь, я обязана всему твоему виду. Это глупо, но я всегда верила, что есть добрые люди. Только сомневаюсь, что более воинственные сородичи наделили их равными правами.

– Тогда у нас нет права медлить, – улыбнулся Чрийз. Его рука приобрела ярко-белый цвет, ведь теперь у этого существа появилась надежда.

+1
1182
06:38
+1
На Пароксе Арки разместили по несколько штук на гектар коряво
канцеляризмы
Жизнь всех разумных существ в известной вселенной была и неизвестная Вселенная?
коряво
банально
сеттинг непрописан
мотивация надуманная
скучно, просто откровенно скучно
таки вот так
спасибо, что хоть коротко
16:11
+1
пожалуй, излишне коротко — от полноценного сюжета, по сути, всего лишь завязка.
Зато показалась чрезмерно подробной и излишне разжёванной назидательная лекция, насухую излагающая положение дел с изгадившимися человеками. Причём с многократными повторами, в крайне однообразном и, пожалуй, да, приходится согласиться с Владом, несколько нудном ключе.
Всё бы эти перепевы да разбавить бы действием.
А то всё поясняется-растолковывается, прочитываешь в ожидании, когда же уже зачнётся что-нить происходиться, и тут на тебе — а всё уже… Ну кагжатак, афтар, зачем расказеку хвост оторвали, а?!
10:25
+1
Спасибо, буду исправлять все недочеты!
Загрузка...
Мартин Эйле №1