Ясмина Сапфир №1

Жизнь происходит из Жизни

Жизнь происходит из Жизни
Работа №561

Читрагупта, секретарь бога Смерти, стоял у входа в тронный зал своего повелителя. Нервно переминаясь с ноги на ногу, он то и дело глубоко вздыхал, чтобы хоть как-то унять охватившее его волнение. В руках Читрагупты было несколько свитков, исписанных мелким ровным почерком. Он крепко прижимал их груди, словно сокровище, а сам немигающим взглядом смотрел на огромное кованые двери прямо перед собой. Вдруг одна из дверей с режущим слух скрипом медленно начала отворяться, и из образовавшегося проёма полился дивный яркий свет. Сделав снова глубокий вдох и выдох, Читрагупта робко шагнул внутрь.

Здесь вокруг Имры, бога Смерти и Справедливости, вовсю кипела жизнь. Из разных входов одного за другим вели грешников, которых ждал загробный суд. Вид их был как всегда печальный: истерзанные, искусанные, изодранные по дороге в обитель смерти, они со страхом озирались вокруг, не понимая, что всё-таки с ними происходит. Читрагупта давно привык к этому искреннему изумлению людей, которые вдруг после смерти начинали осознавать, что смерти нет, а вот расплата за содеянное в минувшей жизни есть.

На огромном троне величественно восседал Имра. Грешникам он казался воплощением божественной кары — горящие кроваво-красным пламенем глаза, сурово сдвинутые брови цвета ночи, сердитый оскал белоснежно белых зубов. Двенадцать его могучих рук держали разные виды оружия, которые олицетворяли разные формы воздаяния за грехи. Ужасающий облик Имры приводил вновь прибывших в такой трепет, что они теряли последние остатки самообладания и предавались безумию. Одни начинали рыдать и молить о пощаде, а другие теряли сознание и падали словно подкошенные. Их стражники немедленно возвращали в чувство хлёсткими ударами плетей. Возле Имры стояли Весы Справедливости, где слуги бога Смерти отмеривали ценность добрых и злых поступков каждого пришедшего на суд человека. Затем подсудимый либо получал наказание в аду, либо оставался жить и наслаждаться на планете предков, которой правил сам Имра, либо сразу получал новое рождение на Земле.

В противоположность неудачливым гостям обители бога Смерти Читрагупта видел Имру совсем иначе. Перед его взором сидел красивый, элегантно одетый мужчина лет тридцати с чёрными, словно ночь, волосами, покрытыми сияющей золотой короной. Мягким, сострадающим взглядом он смотрел, как его слуги снова и снова кладут на Весы Справедливости очередные записи человеческого добра и зла. После каждого взвешивания пронзительно звучал колокол, и Имра громовым голосом объявлял своё решение. Из трёх вариантов бог Смерти больше всего не любил ад, но, к сожалению, это было единственным средством исправления тех мятежных душ, которые потеряли всякий стыд и совесть. Конечно, он знал, что после мучений в аду, души получат тела животных, а потом со временем снова родятся людьми, но всё равно внутренне сочувствовал грешникам, обречённым на адские страдания.

Читрагупта стоял и смотрел на этот поток человеческих судеб и всё никак не мог решиться оторвать Имру от его дел. Блуждая немного уставшим взглядом по своему тронному залу, Имра неожиданно заметил Читрагупту и подозвал его к себе.

- Где же ты пропадаешь? - удивленно спросил Имра. - Твои помощники такие бестолковые. Уже полчаса пытаются разобраться в судьбе очередного грешника. Чему вы их там обучаете в вашей Службе слежения?

- Прости меня, мой повелитель, - быстро ответил Читрагупта. - Я только что из Службы нового рождения. У них там чрезвычайная ситуация, просят о помощи.

Имра с удивлением вскинул бровь. «Неужели опять кого-то по ошибке отправили в рай», - подумал он.

- Что случилось? - спросил Имра, понизив голос.

- Одна семейная пара на земле никак не может зачать ребёнка. Нет подходящей по их качествам души, - быстро выпалил взволнованный Читрагупта.

- А мы-то здесь причём? - спросил Имра. - Пусть ищут дальше. Мы здесь никого не задерживаем сверх отмеренного. Даже на секунду.

- Единственный подходящий для них ребёнок, - ответил Читрагупта, - это отец той самой девушки, которая не может зачать. Он недавно скончался во время аварии.

- Так веди его сюда, - прогремел Имра, - и мы решим этот вопрос немедленно.

- Я бы и рад, - ответил Читрагупта, - да только он погиб преждевременно, и поэтому всё ещё блуждает по земле в теле призрака. Хотя он человек очень хороший и мог бы уже переродиться.

- Читрагупта, дай мне его личное дело. Я сам посмотрю, - сказал Имра.

Читрагупта протянул Имре те самые свитки, которые держал в руках. На этих свитках досконально были описаны все события в жизни погибшего человека. Эти рукописи должны были стать его билетом в следующее рождение. Имре хватило одного мгновения, чтобы полностью ознакомиться с содержанием свитков. Он поднял свой взгляд на Читрагупту и спросил:

- Что ты от меня хочешь? Он должен жить ещё 20 лет по земным меркам. Пока не истечёт срок его нынешнего воплощения, я не имею права его трогать. Это незаконно. Более того, судя по твоим записям, беспокоиться ему не о чем. Придёт к нам, и мы его сразу направим в Службу нового рождения.

- Мой повелитель, здесь есть одна загвоздка, - Читрагупта опустил взгляд и замолчал.

- Послушай, мой друг, - начал негодовать Имра. - Загадывать загадки — это моя роль, а не твоя. Или выкладывай всё, что у тебя есть, или не отвлекай меня от исполнения моего долга.

Читрагупта собрался с духом, сделал глубокий вдох и начал свою историю.

- Та самая загвоздка — это жена умершего. В тот день, когда произошла авария, он собирался ехать по рабочим вопросам в другой город. Она так не хотела его отпускать из-за своей привязанности, что прямо перед отъездом прокралась в гараж, открыла капот машины и перерезала один из проводов, рассчитывая, что автомобиль теперь придётся ремонтировать, и поэтому её муж никуда не поедет. Однако часом позже она услышала звук отъезжающего автомобиля — муж всё-таки уехал. Вечером того же дня на трассе произошла авария. Он не справился с управлением, поскольку отказала тормозная система. Весть о смерти мужа пришла на следующий день. Также от полиции она узнала, что причиной аварии стала неполадка в тормозной системе, а точнее, перерезанный кем-то тормозной патрубок. Эта новость ужалила её в самое сердце, подобно ядовитой змее, чей яд убивает не сразу.

- Читрагупта, давай уже переходи к сути, - начал торопить его Имра, - таких историй, знаешь ли, я и сам могу тебе рассказать.

- С того самого времени, виня себя в смерти мужа, она погрузилась в траур. Она практически перестала есть, пить и разговаривать. Повсюду в доме она развешала изображения мужа. Её громкие плачи и стоны, которые то и дело прокатывались словно бушующий гром по безмолвному дому, были столь неистовы, что она обессиленная падала на пол и лежала без сознания по несколько часов. Она стала проклинать и смерть, отобравшую у неё мужа, и жизнь, которая стала невыносимой. Постоянно думая о своём супруге, она приковала его к земному миру, так что теперь он не может переродиться.

- Хм! Мне непонятно только одно, - нахмурился Имра, - согласно твоим записям, этот человек должен был ещё доживать отмеренный ему срок. Как могла произойти эта авария? Всё ли ты записал в своих отчётах, Читрагупта?

- Мой повелитель! Ты ведь знаешь, что закон и справедливость для нас превыше собственной жизни. Благодаря нашим посыльным мы наблюдаем за каждым мужчиной и каждой женщиной в земной реальности. Все их хорошие и плохие поступки вплоть до самого мельчайшего отражены на наших святках памяти. Здесь не может быть ошибки!

- Да, это так, - задумался Имра. - Однако... есть в этом мире такие дела, которые даже наши всепроникающие посыльные не могут ни увидеть, ни услышать, ни, тем более, записать.

- Мой повелитель, что ты имеешь в виду? - теперь настала очередь удивляться Читрагупте.

- Да! - Имра утвердительно кивнул головой и взглянул на Читрагупту исподлобья, - и не смотри на меня такими большими глазами. У людей есть только одна вещь, к которой нет доступа богу Смерти и Справедливости. Это служение Богу Вечной Жизни! Если Он из Своей безграничной любви хочет кого-то защитить, никто не может убить такого человека. А если ради возвышения к вечному существованию Он видит необходимость прервать чьё-то временное воплощение, никто не в силах этому воспрепятствовать.

- Что же нам делать, мой господин? - Читрагупта, казалось, заново родился на этот свет от таких новостей.

- Он даёт нам возможность послужить, - заулыбался Имра. - Я должен поговорить с этой женщиной, чтобы она освободилась от своих привязанностей и отпустила своего мужа. А он — получил новое рождение в семье своей дочери и продолжил свой духовный рост.

- Но она так сильно его любила! - заторопился Читрагупта. - Я просто не представляю, что может помочь одинокой женщине в её положении, чтобы она нашла в себе силы жить и любить дальше…

- Ох уж, эти люди, - вздохнул Имра, - привязываются к чувственной жизни, не любят смерть. Разве не удивительно, Читрагупта, каждый день они видят, как кто-то из их близких умирает, но при этом думают, что сами будут жить вечно, и совершенно не готовятся ко встрече со мной!

- Люди просто боятся смерти, поэтому, словно дети, они стараются не думать о ней, наивно полагая, что в таком случае смерть перестанет существовать.

- А я всё никак не пойму, - вздохнул обречённо Имра, - зачем им меня бояться? Неужели я какое-то чудовище? Я просто слуга Вечной Жизни! Отбирая у людей их временные привязанности, я помогаю им двигаться к просветлению. Разве не так, Читрагупта?

- Просто, ты делаешь это неожиданно, мой повелитель! Поэтому они расстраиваются и боятся!

- Вовсе нет! - запротестовал Имра. - Вспомни того царя, что набивался ко мне в друзья. Он так поклонялся мне, что я решил с ним познакомиться. Но, когда он попросил вычеркнуть его из наших картотек по причине дружеского расположения, я ему отказал, сказав, что сам также смертен, как и он. Тогда он попросил предупредить его перед кончиной, чтобы он мог подготовиться.

- И как? - спросил Читрагупта.

- Никак! - отчеканил Имра. - Я отослал ему четыре предупреждения: сначала у него поседели волосы, потом упало зрение, потом стали выпадать зубы, потом ему стало тяжело ходить. И что? Каждый раз он продолжал наслаждаться жизнью! Ни одного моего послания он не воспринял всерьёз! Встретились мы уже у меня во дворце при совершенно иных обстоятельствах.

- Люди неисправимы! - вздохнул Читрагупта.

- Но мы всё же будем пытаться их исправлять, - с энтузиазмом воскликнул Имра. - Я отправляюсь на встречу с этой женщиной, а ты пока займись нашими посетителями.

С этими словами Имра встал с трона и быстрым размашистым шагом направился к выходу из тронного зала.

* * *

Был серый тоскливый день. Дождь лил с самого утра, отчего дорога на кладбище превратилась в настоящее месиво. Не взирая на слякоть и грязь, женщина добралась до могильной ограды. Она стояла и безмолвно смотрела на изображение, отпечатанное на мраморном монолите. Внутри как обычно роились мысли — одна больнее другой. Если Бог есть, почему он забрал его?... Почему он позволил ей остаться одной?... Почему Бог так жесток?... Не может быть такого жестокого Бога! Значит, Его нет! А если Его нет, то какой тогда смысл в существовании всего, что нас окружает?

Эта битва в её сердце началась год назад, когда прекрасный мир с представлением о добром и заботливом Творце, в которого она верила с самого детства, пошатнулся из-за потери мужа. Она не могла понять, не могла принять, не могла пережить утрату столь близкого и дорого человека. Но больше она не могла принять того, что сама стала причиной этой утраты. Как же Бог мог поставить её в такое положение? Почему сделал её убийцей собственного мужа? На все эти вопросы она не могла найти ответа ни в своём сердце, ни в священных книгах, которые перечитывала одну за другой.

- Ты чего тут мокнешь, родная? - неожиданно раздался сзади чей-то голос. - Домой иди, пусть покойники отдыхают.

Она оглянулась и увидела улыбающуюся старушку лет шестидесяти. Та смотрела на неё каким-то проникновенным взглядом, как будто рассматривая самую её суть. Женщина отвернулась и, продолжая смотреть на изображение мужа, тихо проговорила прерывающимся голосом:

- Я пришла к мужу. Он ушёл год назад…

- Куда же он ушёл? - также бодро парировала старушка. - Вот ведь он тут лежит, под землёй. Он теперь уже никуда не уйдёт. А вот ты, милая, иди, живи дальше для других.

С этим словами старушка словно куда-то испарилась. По крайней мере, женщина, обернувшись через несколько мгновений, уже никого не увидела за своей спиной.

Сегодня ей почему-то не хотелось долго стоять у могилы. Как будто какая-то сила гнала её прочь от этого места. Она положила букет цветов возле ограды и торопливо зашагала к выходу с кладбища. По дороге домой она всё думала о словах этой странной старушки. Кого же она действительно оплакивала весь этот год, если муж всё также лежит в могиле. Она стала перебирать разные варианты, которые находила в священных книгах. Но ни один ответ не совпадал с её внутренними переживаниями. Первый раз за этот год она задумалась, что страдает не совсем по мужу, а по тем чувствам, которые вызывало его живое присутствие рядом с ней. Эта мысль какой-то занозой въелась в сознание и не уходила до самого вечера.

* * *

Пустой молчаливый дом угнетал её, поэтому она спасалась мелкими делами по хозяйству. Больше всего ей нравилось готовить. Казалось, что в эти короткие часы она как будто возвращалась к жизни, вспоминая те радостные мгновения, которые подарила ей жизнь вместе с мужем. Она как обычно приготовила ужин для двоих, накрыла стол на две персоны, поставила свечи и включила музыку. Аппетита не было, как не было и того, для кого она всё это приготовила. Слегка притронувшись к овощному рагу, которое так любил её муж, она медленно поднялась и вышла из-за стола. Неторопливо собрав остатки своего ужина, она хотела было отправить всё это в мусорную корзину, но нахлынувшие в этот момент воспоминания с такой пронзительной болью всколыхнули былые чувства, что она принялась неистово рыдать.

Слёзы лились не переставая. Она побежала к комоду и стала рыться в поисках старых семейных фотографий. Первый попавшийся под руку альбом был со свадьбы. О как это всё было живо в её уме! Белое платье, которое шил портной целых три месяца, потому что фасон был взят из последнего журнала выставки мод в Париже... Свадьба на теплоходе «Аврора» на берегах Невы... Медовый месяц в Италии… Она вдруг поймала себя на мысли, что больше вспоминает свои собственные эмоции и переживания, нежели то, как чувствовал себя муж, которому свадьба обошлась в кругленькую сумму. Она подумала, что никогда особо и не интересовалась, как чувствует себя он, поскольку всегда была замкнута на себе. Эта мысль немного отрезвила её. Она вытерла слёзы и вернулась на кухню, чтобы прибраться, однако от сильных эмоций навалилась как будто бы какая-то тяжесть. Решив отложить уборку на потом, она доплелась кое-как до кровати и, рухнув без чувств, погрузилась в глубокий сон.

Женщина проснулась от шума хлопающей оконной форточки. В комнате было прохладно и царила какая-то гнетущая атмосфера. Она поднялась с кровати и попыталась вспомнить, как оказалась в спальне и почему уснула в одежде. Вдруг она услышала какой-то шум с первого этажа. По телу пробежал озноб — двери были закрыты, неужели проникли грабители?

- Дорогая! Ты идёшь ужинать? - прозвучал низкий мужской голос.

Теперь к ознобу добавился холодный ужас. А с ним какая-то детская беззаботная наивность. Она бы узнала этот голос из тысячи, ведь это был голос её умершего год назад мужа…

- Иду, дорогой! - нервно отозвалась она. В разуме одна за другой побежали вереницы мыслей, которые опровергали всякую возможность подобного стечения обстоятельств. Муж погиб. Погиб год назад в автокатастрофе. А кто там сидит на кухне и зовёт её ужинать? Не злой ли дух какой-нибудь? Однако ум мгновенно заблокировал всякую логику и рассудительность. Она посмотрелась в зеркало, подправила причёску, и, выйдя из своей комнаты, стала медленно спускаться на кухню.

- Что же ты так долго? - снова спросил мужчина, как только она вошла и села за стол. Он точь в точь, как две капли воды, походил на умершего мужа. Но выглядел довольно-таки живым, уплетая с завидным аппетитом приготовленный ужин.

- Прости, я кажется отключилась, - робко ответила она, внимательно вглядываясь в мужчину, сидящего напротив.

- Ох и зверский же у меня аппетит, - заявил он, заедая остатки супа корочкой чёрного хлеба. - Знаешь, под землёй такого не варят. В основном только грешников. А кто их есть будет, они ведь страшно не вкусные.

Мужчина засмеялся и от этого смеха ей стало как-то не по себе.

- Ты кто? - спросила женщина.

- Как кто? - удивился мужчина. - Мужа своего не узнаешь?

- Но ведь ты умер год назад, - отчеканивая каждое слово, сказала женщина

- Ну, и да, и нет! - задумчиво ответил мужчина. - Гибель в автокатастрофе действительно была.

- Но выглядишь ты совсем как живой! - удивилась она.

- Чего не скажешь о тебе, - покачал головой мужчина. - Ты стала бледной как смерть. Да и постарела кажется немного.

- О Господи! Что же тут происходит? - женщина начала приходить в себя, понимая что оказалась в какой-то ужасной и зловещей ситуации. Она вскочила из-за стола и, случайно уцепившись за скатерть, опрокинула несколько тарелок. Кухня наполнилась звоном битой посуды, а мужчина тут же подскочил, чтобы успокоить собеседницу.

- Постой, не убегай. Я пришёл, чтобы с тобой поговорить об одном важном деле. Исход нашего разговора может повлиять на судьбы сразу нескольких человек: тебя, меня, твоей дочери и твоего будущего внука.

Эти слова как гром прогремели в голове девушки. Она повернулась обратно к столу и села на прежнее место. Мужчина тоже сел.

- Это будет очень короткий, но очень важный разговор, - продолжил он. - Я прошу тебя выслушать меня очень внимательно, а затем ты можешь поступить так, как посчитаешь правильным. Ты согласна?

Женщина посмотрела ещё раз на мужчину и молча кивнула.

- Вот и хорошо, ты всегда была умной девочкой, - спокойно заговорил мужчина. - А дело-то, собственно, вот в чём. С момента аварии, которая была ровно год назад, я не могу покинуть земные пределы и получить новое рождение.

- Новое рождение? Так значит это правда, что смерти нет, и нас всех ждёт новая жизнь? - на лице девушки как будто стал появляться слабый свет.

- Правда, я проверил! - решительно заявил мужчина. - Да вот только одно препятствие не даёт мне воспользоваться этой возможностью.

- Что же это за препятствие? - спросила она.

- Это препятствие, моя дорогая, как бы это выразиться… Это — ты!

- Я…? - неуверенно прошептала она. - Из-за меня ты не можешь снова родиться?

- Видишь ли, твои бесконечные стенания и твоя сильная привязанность к моему телу словно кандалы удерживают мою душу на земле. Я пришёл просить у тебя освобождения!

- Но...но я...я ведь всегда любила тебя больше собственной жизни! Почему ты так говоришь? - казалось, что женщина вот-вот снова заплачет.

- Любовь делает человека свободным, а привязанность сковывает его по рукам и ногам. Любящий человек доверяет и принимает, а тот, кем руководит страсть, пытается повелевать объектом своего вожделения.

- Хватит! Ты же знаешь, как я тебя люблю! - эти слова мужчины были подобны ударам кинжала в самое сердце.

- Любить кого-то означает заботиться о том, что дорого любимому человеку. Почему ты перестала навещать нашу дочь после той аварии? Ты ведь знаешь, что я в ней души не чаял. Почему ты отвергла помощь всех моих друзей? Они были для меня самыми дорогими после нашей семьи. Почему ты ни разу не съездила к моим родителям, для которых моя смерть стала невосполнимой утратой? Ты любила не меня, а мой образ в своём уме. Вспомни слова той старушки сегодня на кладбище! Хватит жить прошлым, моя дорогая! Смерть нужна для того, чтобы мы научились ценить жизнь, а не для того, чтобы пребывать в траурной апатии до скончания дней.

- Откуда ты знаешь про старуху? - женщина уже ничего не могла понять, но слова мужчины затронули те струны её души, к которым она сама последнее время боялась прикасаться.

- Загробная жизнь даёт мне кое-какие преимущества, - улыбнулся он. - Но по-настоящему поесть я смог только сегодня. Кстати, ты знаешь, эта пища, которую ты готовила мне каждый день весь этот год? Она была насквозь пропитана горечью твоей разлуки. Я даже не знаю с чем сравнить этот горький вкус. Наверное, как суп из полыни. Брр! Надеюсь, что в новой семье еда будет послаще!

- Почему ты так холоден со мной? - растерянность женщины стала сменяться на гнев. В уме назревало негодование, ведь возлюбленный муж, по которому она горевала целый год, сидел сейчас перед ней и просто издевался.

- Вот только давай без этого! - ответил мужчина. - Когда придёт время, ты поймешь, что в каждом рождении мы просто играем определенные роли: мужа и жены, родителей и детей, друзей и подруг. Никто не знает, где окажется в следующем воплощении, поэтому излишняя телесная привязанность крайне вредит духовному возвышению личности.

- Ну хорошо! - успокоилась она. Я действительно была как в бреду весь этот год. И больше всего из-за того, что ты… ну ты ведь и сам знаешь, правда?

- Знаю что? - спросил мужчина.

- Знаешь, что ты погиб из-за меня, - быстро выпалила женщина и, всхлипнув, отвернулась к стене.

- А, конечно знаю! Нам после смерти всё рассказывают. Это ведь как раз то, что я хотел сказать в самом начале. В тот день в гараже ты перерезала шнур подачи воды на ветровое стекло. Поэтому я смог спокойно уехать из дома.

- А как же тормозная система? - женщина широко открыла рот от удивления.

- Это целая история. Когда совсем стемнело, я остановился в придорожном кафе на трассе. Выходя из машины, я не до конца закрыл боковое стекло. Пока я ужинал, пара ребят вскрыли автомобиль и сняли магнитолу. А потом, чтобы избежать преследований, они решили залезть под капот машины и перерезать электронику, но в темноте по ошибке повредили тормозную систему. Вернувшись из кафе, я заметил, что магнитолу украли, но так торопился, что решил не разбираться с этим. А позже на трассе случилось то, что тебе передали полицейские.

Она слушала эту историю, а по её щекам крупными каплями текли горячие слёзы. Весь этот год прошёл как в аду, она корила себя последними словами и даже хотела покончить жизнь самоубийством, и только любовь к дочери удерживала её.

- Почему же..? - начала она.

- Да, видишь ли, там наверху постоянно думают о том, как нам помочь. Мне надо было сменить тело, поскольку, вступив на путь самоосознания, я испугался и решил снова вернуться к греховной жизни. Я и поехал то, на самом деле, не работать, а на встречу с другой женщиной. Вот Бог и решил меня притормозить.

- Какие ещё тайны откроются этой злосчастной ночью? - женщина казалась разбитой и уничтоженной. Все её представления о той семейной идиллии, которые она лелеяла последний год в своих воспоминаниях, рушились от той беспощадной правды, которую изливал её умерший муж.

- Я тебя ненавижу, - вдруг сказала она.

- Вот об этом-то я и говорю. От мирской любви до ненависти один шаг, - спокойно заключил мужчина. - Я прошу тебя, моя дорогая, отпусти меня с миром. Я благодарен тебе за все, что мы пережили вместе. И прости, что я не смог стать для тебя тем идеалом, о котором ты всегда мечтала.

От тела мужчины друг начало исходить слабое сияние. Оно становилось всё плотнее и плотнее, а он начал понемногу исчезать, как бы растворяясь в пространстве.

- Я люблю тебя, - прокричал мужчина. - Я всегда тебя любил, потому что ты лучшее, что было в этом воплощении.

Его тело становилось всё прозрачнее. И тут женщина вдруг осознала, что снова теряет того, к кому питала так долго самые тёплые чувства. Теперь она поняла, что всю их семейную жизнь к её так называемой любви примешивался эгоизм и желание наслаждаться тем, что Бог ей доверил для заботы. Он даровал ей мужа, как она и просила с самого детства. Но почему-то, став взрослой, она совсем забыла о том, что всегда хотела помогать и служить верой и правдой тому, кто возьмёт её в жены, тому, кто подарит ей ребёнка и будет поддерживать их семью.

- Я тоже тебя люблю, - закричала она исчезающему в воздухе силуэту своего мужа. - И поэтому я отпускаю тебя! Будь счастлив! Иди с миром! А я буду радоваться тем дарам, которые ещё остались в моей жизни!

Вдруг голова её закружилась, а в глазах начало темнеть. Спустя пару мгновений она мягко осела на пол. Проснулась она в своей кровати. Шумела хлопающая оконная форточка, в комнате было прохладно, а за окном восходило большое красное солнце. Она быстро сбежала вниз по лестнице и вошла в кухню. На столе стояла посуда от вчерашнего ужина, в которой виднелись подсохшие остатки её недавней трапезы. Она подошла ближе и, бросив взгляд на второй набор посуды, быстро выдохнула и осела на стул. В тарелке, предназначенной мужу, лежал надкусанный кусочек хлеба.

***

Через месяц ей позвонила дочь и радостным голосом сообщила, что тест на беременность дал положительный результат. А ровно через девять месяцев после той загадочной ночи в их семействе праздновали пополнение — родился мальчик!

Конец

Другие работы:
+1
938
Ava
09:55
+1
Классно. Нравятся мне подобные философские рассказы. Атмосфера теплая, ламповая. Конечно, наивно и над диалогами Читрагупты и Имры стоит порядком поработать, а то общаются они простовато, слишком человечно. Но в остальном мне все понравилось, возможно потому что чем-то близкая позиция автора, видно, что вложено много своих мыслей, желания ими с другими поделиться. Конечно хотелось бы видеть более красочные описания, автору стоит поработать (имхо) над красотой повествования, но в целом автору плюс. Хотелось бы почитать еще работы.
Загрузка...
Анна Голубенкова №1