Светлана Ледовская №1

Удачная сделка

Удачная сделка
Работа №95

Я курил кальян, когда ко мне завалился Дон. Погода была мерзкая. Целую неделю длилась слякотная канитель, небо будто обвалилось на город. Сыро, промозгло, беспросветно. Мне нужно было срочно изгнать эту сырость из лёгких, и я насыпал в кальян вместо обычного табака травку, которую хорошо проверенный чувак рекомендовал, как дюже забористую.

"Поцелуй лунной девы" входил в список запрещённых наркотиков, травка контрабандой доставлялась из малоизученной системы Х-5-Z и ценилась любителями экзотики и острых ощущений. Она здорово прочищает мозги, мир обретает хрустальную ясность, а ты становишься, если не всемогущим властелином всея Галактики, то непобедимым суперменом - точно.

Обычно я Дона недолюбливаю. Он - халявщик. Причём - профессиональный.

Ты сидишь у себя на кухне и, не торопясь, со вкусом потягиваешь крафтовое пивко. Дон успевает высосать за это время три бутылки, будто это обычная разливная бурда, пока сам ты прикончил только одну.

- Привет, Рэй! Как дела?

Я блаженно улыбнулся. На этот раз Дон выглядел не так паршиво. Ковбойские штаны из потертой кожи обтягивали толстые ляхи, ремень с массивной пряжкой прятался под выпирающим животом. Воинственный вид завершал кожаный плащ и шляпа.

Где-то в глубине души я знал причину своего раздражения. В последнее время я становился похожим на Дона. Я изрядно прибавил в весе, лицо моё раздулось и приобрело сероватый оттенок человека, ведущего нездоровый образ жизни.

Я старался не вытаскивать эти мысли на поверхность. Дон - неудачник, не - я.

- "Поцелуй лунной девы"? - ноздри Дона жадно затрепетали.

Я величаво взмахнул рукой по направлению к кальяну. Владыку мира украшает щедрость.

Дон прошлепал в комнату, оставляя на паркете мокрые отпечатки сапог.

- Главное, чтобы после нас оставался след, - засмеялся я. Всё казалось лёгким, смешным. Я напоминал себе воздушный шарик, наполненный гелием.

Дон присосался к загубнику, из ноздрей повалил белый ароматный дым.

- Кайф! - констатировал он.

- Вставляет? - хихикнул я.

Дон шлепнулся на ковер, заржал, дрыгая ногами, как взбесившийся конь. Мне это показалось забавным, и я сделал то же самое. Мы ржали, два идиота, курили, опять ржали.

"Поцелуй" сделал своё дело. Последнее воспоминание этого вечера - я стою у какой-то конторы с контрактом в руках, где стоит моя подпись. У Дона точно такой же документ. В кармане - пачка новеньких хрустящих банкнот - задаток. Остальное обещано по возвращению. Это весьма солидная сумма, которая решает разом все мои проблемы: кредит за квартиру, новую машину (которая уже успела превратиться в груду бесполезного железа).

Удачная сделка.

Дон хлопает меня по плечу. Приглашает отметить в местный ресторанчик. Платить, разумеется, придется мне, и я под каким-то предлогом отказываюсь.

Сборы назначены на утро. Нам обещано полное обмундирование и продовольственное обеспечение. Идти домой не имеет смысла. Мы снова курим. На этот раз угощает Дон. Одна самокрутка на двоих, тошнотворно сладкий запах, кислый привкус во рту. Дешёвая химическая дрянь. "Поцелуй" не выносит вульгарного соседства. Мир обрушивается на меня непостижимой твёрдостью, режет острыми углами. Голова превращается в адский котёл, и, о, да, я узрел ужасный лик того, чьё имя нельзя произносить истинному праведнику... Говорили, я называл себя пророком и вещал о приближающемся Апокалипсисе...

***

В нашей группе собралось человек двадцать различной потрепанности, самому младшему - на вид восемнадцать, старшему - лет сорок. Большинству, как и мне с Доном, было в районе тридцатника.Отряд возглавлял сержант с пискляво - визгливым голосом. Ещё был капитан крейсера с помощником, механик и тощая костлявая рыжая девица, про каких говорят: ни кожи, ни рожи. Запоминалось в ней одно. Её имя.

Я решил, что когда вернусь на Землю, куплю зверушку типа крысы, обязательно рыжую. И назову её Ма-тиль-да.

Да, забыл, при девице состояли два лаборанта, она была кем-то вроде астробиолога.

- Цель нашего рейса - привезти образцы с планеты Электрион, - ввинтился в уши визг сержанта. - Планета малообследованная, по имеющимся у нас данным,разумной расой не заселена.

- А кому нужны эти образцы? - спросил самый юный из добровольцев. Дэнис, кажется.

Парнишка мне понравился, это был хороший вопрос. Собственные мозги в отличии от этого мальчика ворочались туго, шуршание банкнот вкупе с наркотиками надёжно запечатало мой разум.

Сержант налился маковым цветом.

Его опередила девица.

- Эти образцы нужны мне. Я полностью финансирую эту операцию

- Это ж столько деньжищ! - выдохнул тип, стоящий справа от меня.

Я бы предпочел, чтобы он находился как можно дальше. От него несло, не хуже, чем от бомжа. Возможно, он им и являлся. Нам всем здесь выдали униформу, и мы прошли полную дезинфекцию и пахли, словно свеженамытые полы в торговом центре, которые обдали озоном. Но от этого типа все равно воняло.

Девица снисходительно усмехнулась.

- Вот поэтому я нанимаю вас, а вы выполняете работу для меня.

В этот момент она напомнила мне голодную хищницу. Я даже разглядел во рту по-акульи острые зубы.

- Ещё вопросы будут? - взвизгнул сержант, подразумевая, что вопросы должны кончиться.

- Но почему тогда вам не нанять настоящих профи? - спросил парнишка. - За такое вознаграждение у вас была бы стоящая команда.

Девица щёлкнула зубами, и я подумал, что этот мальчик будет её первой жертвой. Идея завести зверушку с именем Ма-тиль-да улетучилась. Иметь рядом с собой постоянное напоминание об этой рыжей? Бррр!

- Возможно, - процедила Матильда. - В следующий раз я подумаю над твоим предложением.

***

...Из водоворота воспоминаний меня выдернул пронзительный вопль сержанта.

- Ну чего развалились! Вставайте, скоты ленивые!

Я с удовольствием отметил, что в голосе сержанта дребезжит ничем не прикрытый страх.

Дон валялся рядом, пуча от ужаса глаза. Я тоже старался не смотреть в сторону болота. Вокруг зелёного островка, где залёг наш отряд, бурлила тёмная вонючая вода, образовывая концентрические круги. Она вела себя как живое голодное существо.

- Я говорил, что не нужно лезть в это болото, - всхлипывал парень со странной фамилией Лось. А может, это была его кличка, сейчас ни к месту узнавать.

Сержант разрезал воздух электрическим прутом, и нам пришлось оторвать от спасительной суши перепачканные задницы.

Мы побрели дальше, уныло переставляя ноги. Дышалось тяжело, к атмосфере этой планеты примешивалось что-то плотное и едкое, Матильда уверила, что местный воздух безопасен для лёгких, и кислородные маски не выдала (зажала, жаба). Вот только наш организм об этом не догадывался.

Нильс, белобрысый долговязый парнишка, на котором выданная форма болталась как платье размера XXL на тощей модельке, нерешительно затоптался у кромки болота.

- Вперёд! - гаркнул сержант.

Нильс понуро опустив голову, шагнул в зыбкое месиво.

Мы шли, стараясь не пялиться вниз. Вода чмокала, густой грязью обволакивала ноги, ступни проваливались в колеблющуюся жижу.

"Надеюсь, ты утонешь первым", - мысленно пожелал я сержанту.

Чуть ли не касаясь голов, по небу плыли плотные свинцовые тучи с нездоровым зеленоватым оттенком. Пот заливал глаза, влажность стояла такая, что мы вымокли, словно мыши. Далеко впереди показался очередной кусочек суши. Впереди идущие ускорили шаг.

В небе точно заворочался громадный зверь, ослепительная молния разрезала мир пополам, бабахнуло так, что болото тряхнуло.

Я почувствовал, как мои мокрые волосы зашевелились на голове и встали торчком.

Из чёрной воды вылезли белёсые щупальцы. Каждое толщиной с хороший морской канат, они раскачивались, извивались, мы не сразу поняли, что они выискивают жертву.

Доброволец Раф, очкарик с уныло вытянутым лицом, страшно вскрикнул, стоящие рядом шарахнулись в стороны, щупальцы плотно обвили несчастного парня и сдавили так, что все мы услышали хруст костей. Раф замолчал. Глаза его пучились, лицо побелело, щупальца, впившиеся в бедолагу, дрожали, перекачивая кровь в болото.

Почва под ногами заходила ходуном. У меня мелькнула неуместная мысль, что болото - никакое не болото, а живая оголодавшаяся тварь, и она высосет из нас все соки.

Наш маленький отряд, завопив от ужаса, бросился врассыпную по направлению к спасительной суше.

Я мчался (насколько это можно сделать, когда твои ноги засасывает топь) и видел, как из болота вытягиваются новые щупальцы, голодные, жадные. Я старался не думать кто будет очередной добычей. Мне очень хотелось, чтобы это была она, рыжая стерва, зазвавшая нас в этот ад и мой приятель Дон, благодаря которому я подписал чёртов контракт..

Сзади кто-то по-заичьи тонко вскрикнул, от жалости к этому бедолаге защемило сердце. А где-то глубоко внутри бултыхалась подленькая мыслишка: " хорошо, что это не я".

Почва дрожала, словно студень на тарелке, из трясины выплескивались новые щупальцы.

Количество жертв росло, я интуитивно держался поближе к рыжей, бог сегодня явно отдыхал, или, похоже, биологичка Матильда была бессмертной. Возможен был и такой вариант, что она сама - пришелец или из местных, и её кровь ядовита для здешних монстров. По крайней мере, около неё беснующихся щупалец было меньше всего. Так мы бежали целую милю к спасительному, как нам казалось, островку.

Едва ступив на твёрдую почву, мы попадали, совершенно лишившись сил. Сержант заполз под какой-то кустик и затих. Нас поливало химическим дождём, ужасно воняло серой и ещё чем-то тошнотворным, но мы не шевелились. Не знаю сколько времени прошло, мне лично показалось, что вечность. Я вдруг осознал, что валяюсь в луже и если не встану, то скоро захлебнусь, так как вода продолжала прибывать.

Я сел, ошалело вертя головой. Тупо пересчитал уцелевших. Наша численность сократилась вдвое. Не хватало Дона и лаборанта Матильды, что не могло меня не порадовать.

Сама Матильда дрожала под местным лопухом, рыжие волосы облепили синюшного цвета лицо. Но даже в этот момент она была мне несимпатична.

Я яростно мотнул головой, отплевываясь. С листа полетела влага, и я глотнул достаточно мерзкой жидкости, чтобы прийти в себя.

Остальные добровольцы так же начали осознавать настоящее время.

Дождь уже лил сплошной стеной.

- Дерьмо! - сплюнул Арсений.

Из раскисшей почвы повыбирались жирные красные черви.

Я торопливо пересел на другое место.

- Нам нужно вернуться на крейсер, - сказал Алекс.

Матильда яростно сверкнула глазами.

- Сначала мы добудем образцы!

- Засунь их себе в задницу, - невежливо высказался Алекс. - Я дальше не пойду.

Матильда встала, упёрлась кулаками в плоские бедра.

- Валяйте! - процедила она сквозь зубы. - Можете катиться куда угодно. Без меня вам отсюда не выбраться!

Алекс рванул из подсумка единственную резервную гранату, на случай если будет полный п...ц. Его подбородок прыгал, в глазах плясало безумие, палец дрожал на чеке.

Арсений грязно выругался.

- Отставить панику! - заорал я. Но было поздно. Палец Алекса завершил своё смертоносное действие. Я, как в детстве, зажмурился и рухнул ничком.

Граната плюхнулась к ногам Матильды и замерла.

Алекс остолбенело таращился, а Матильда едко усмехалась.

- Мальчики, неужели вы подумали, что я доверю вам опасные игрушки? Быстро все встали, ноги в руки и вперёд! Привал закончен, - приказала она сержанту.

Сержант с мученическим выражением лица поднялся из лужи.

- Привал закончен, - проблеял он.

Электрический кнут с треском разрезал плотную стену дождя.

Нам не оставалось ничего другого, как продолжать свой путь.

Мы побрели по колено в воде. Красные черви скатывались с комбинезонов, и мы перестали обращать на них внимание. Они лопались с чавкающий звуком, брызгая багровыми внутренностями, а для меня этот звук был лучше самой чарующей флейты. Такая маленькая месть за погибших парней.

***

Мы расположились на ночлег на поляне, вокруг которой стояли гигантские деревья с необъятными стволами. Это место казалось менее мрачным, чем гребаное болото, но у меня оно вызвало нервную дрожь. Я постарался быть подальше от этих инопланетных исполинов, лёг к огню так близко, что кожа зашипела от жара.

Ночью я проснулся от истошного крика, от нашего костра остались лишь слабые искры; по полянке метались страшные тени.

Белесые щупальцы опутали бедолагу Яна. Грэк, вопя, как раненый зверь, рубил топориком щупальцы, но Яна дюйм за дюймом утаскивало в плотную тьму.

Я онемел от ужаса. В темноте что-то довольно заурчало, над поляной на какое-то мгновение воцарилась тишина, несчастный Ян умолк навеки.

Вскоре я услышал жуткий шорох. Извиваясь подобно змеям, из темноты потянулись новые щупальцы.

Мы, как стадо перепуганных овец, жались к пепелищу.

- Когда это кончится? - как заведённый повторял Сэм.

И в этот момент у меня, что называется, наступило прозрение. Никто из нас не уцелеет на этой проклятой планете. Эта рыжая стерва затащила нас в самую настоящую преисподню.

- У кого-нибудь есть оружие?

- Сержант! Электрический кнут!

- Где этот чертов сержант?

Нас осталось семеро. Иногда кто-то из парней исчезал в темноте. Матильды тоже не было видно. Одна хорошая новость за последние сутки. Я почувствовал, что мне будет легче умирать с мыслью, что эта рыжая тварь сгинула во чреве инопланетного монстра.

Я постарался сохранить остатки разума. Возможно, если забраться на дерево, эти щупальцы меня не достанут. Я поделился своими соображениями с уцелевшими.

- Они выползают из воды! - заорал мне в ухо длинный и тощий, как жердь, парень. - Там везде вода!

Я это видел. Как и то, что с деревьев свисали лианы, по которым можно было, как по канату, подняться наверх. Если щупальцы не успеют тебя достать.

- Здесь мы сдохнем наверняка, - сказал я. - А там есть шанс.

- Я не умею лазать, - стуча зубами, проговорил пухленький парнишка. - Они меня точно сожрут.

- Я попробую, - сказал я. - Если у меня получится, я вам крикну. Тогда вы тоже лезьте... Когда мы доберёмся до крейсера, мы покинем дьявольское место...

- Если он уже не улетел.

Я сжал зубы. Мне нелегко далось это решение. Смелостью я никогда не отличался. Чем больше я слушал возражений, тем меньше у меня оставалось храбрости.

И чтобы не распрощаться с последними остатками решимости, таявшей, будто мороженое на пляже, я быстро прыгнул в темноту.

Я вцепился в древесный канат, который оказался шершавым, узловатыми что самое главное - не скользким. Вспомнив навыки своих древних предков, я, отчаянно цепляясь всеми имеющимися конечностями, разве что не зубами, подтягиваясь, взбирался наверх. Каждую секунду я ожидал, что в меня вопьются щупальцы и потащат вниз. Но нет! Подъём продолжался!

Я залез на толстую ветку. Сердце было готово выпрыгнуть из груди. Я несколько раз глубоко вздохнул, восстанавливая дыхание. Набрал в лёгкие побольше воздуха и крикнул:

- Ребята! Я на дереве! Я живой!

А потом я кричал ещё и ещё. Я сорвал голос, пока понял, что это бесполезно. Что-то произошло. И, возможно, я- последний оставшийся в живых.

Я вцепился в ветку обеими руками, намереваясь пережить эту ночь и продолжить обратный путь к крейсеру. Кто знает, может я всё-таки родился в рубашке? Никогда ещё я не любил так свою планету, город и уютную квартирку на сто двадцать четвертом этаже.

Проснулся я от того, что мои руки начали разжиматься,а я чудом не оказался в свободном полете.

Внизу раздавались голоса.

- Это была хорошая протоплазма. Когда ты привезёшь следующую партию?

- Через полгода. Иначе это начнёт вызывать подозрения.

- Надо раньше. Иначе я найду другого поставщика.

- Хорошо. Я соберу группу из поселенцев на Марсе.

Один голос принадлежал Матильде. А другой, булькающий... Это было воистину отвратительное существо. Оно представляло собой огромную кашеообразную массу, мне пришло сравнение с растекающимся мозгом. У этого нечто было несколько пар глаз, вращающихся на мохнатых стебельках, толстые складчатые губы приоткрывались, издавая характерные для бурлящей воды звуки.

- Теперь моё вознаграждение.

Существо подтолкнуло к Матильде маленькие гладкие кирпичики.

- Десять штук энергоблоков, как и договаривались...

- Ты знаешь сколько стоит амортизация крейсера? - закатила глаза Матильда.

- Найду другого поставщика, - булькнуло существо.

- Ладно, ладно, - кирпичики со скоростью света исчезли в заплечном мешке Матильды. - Какой ты несговорчивый, Бурнус.

- Это верно, как и то, что ты - рыжая! - хрюкнул Бурнус. - Ты обещала мне двадцать три порции протоплазмы.

- Я их всех и привела.

- Было двадцать две порции, - обиженно забубнил Бурнус.

- Они не все толстые были. Возможно, ты двоих принял за одного.

- Я умею считать! - возмутился Бурнус. - Не лги мне, рыжая самка!

- Я привела двадцать три человека, - огрызнулась Матильда.

- Двадцать два.

Назревала потасовка. Увлеченный зрелищем, забыв обо всех страданиях, горя одной лишь местью, я крикнул:

- Давай, могзоподобный! Наваляй ей как следует!

Это была роковая ошибка. Бурнус волнообразно заколыхался. Рыжая вздёрнула голову. Губы расползлись в плотоядной улыбке.

- А вот и наш двадцать третий. Спускайся вниз, сладенький. Я тебя так рада видеть.

- Полезай наверх, - пригласил я.

- Вот он твой десерт, Бурнус!

- Я невкусный, - стуча зубами, заверил я. - У меня в крови - яд. Кураре, - добавил я, вспомнив книжки про индейцев.

- Вкусный, вкусный, - уверила Матильда. - Сама бы тебя так и съела.

Она щёлкнула зубами, и я чуть не слетел вниз от страха.

- Идём к нам, лапочка, я познакомлю тебя со своим другом.

Я практически врос в ветку, став частью исполинского дерева.

- Ты всё равно свалишься, - пообещала Матильда. - Как долго ты сможешь там просидеть?

- Бурнус, он твой. А мне некогда.

- Матильда, подожди! - заорал что есть мочи я. - У меня шикарные апартаменты в центре города. Я готов отдать их тебе, если ты отвезешь меня домой!

- Не держи меня за дуру, - поморщилась рыжая ведьма. - Твоя жалкая лачуга уже моя. Читать нужно то, что написано маленькими буковками.

"В случае невозвращение из экспедиции, являясь единственным собственником, я передаю свое имущество в Фонд поддержки сирот-инвалидов", - процитировала Матильда противным голосом. - Догадываешься кому досталась твоя хибара?

- Не было там такого! - завопил я возмущенно. - Ты сейчас это придумала! И у меня целых две комнаты! Район, между прочим, приличный, рядом метро, школа и детский сад.

Матильда усмехнулась.

- Мой последний сладкий мальчик, которому вскоре предстоит оказаться высококалорийным питанием этого господина. Я занимаюсь этим бизнесом восемьдесят лет...

- А выглядешь на восемнадцать, - быстро вставил я.

Матильда покровительственно усмехнулась.

- Так вот... Неужели ты думаешь, что я не предусмотрела все возможные для себя выгоды? Такие как ты, с засранными от наркотиков и алкоголя мозгами, никогда внимательно не читают контрактов. А слово "большое вознаграждение" застилает разум и напрочь отбивает охоту разбираться в условиях договора. Выгодная сделка!

- Я могу быть тебе полезен! - завопил я.

- Да ну? И как же?

- Быть твоим... лаборантом! - выпалил я. Инстинкт самосохранения диктовал предпринять хоть какие-то шаги. Надеюсь, она не истолкует превратно моё предложение. Стать сексуальным объектом восьмидесятилетней старухи, пусть и выглядящей на тридцать... Брррр!!!

Матильда задумалась.

- Очень неудобно вести переговоры, когда ты, словно обезьяна, сидишь на дереве.

-Если я слезу, ты заберёшь меня на крейсер?

- Конечно.

- А этот... Бурнус... он меня не сожрёт?

Матильда повернулась к кашеообразной массе.

- Бурнус, ты не съешь этого молодого человека?

- Я сыт, - рыгнуло существо.

- Спускайся вниз, мой сладкий, - пропела Матильда. - Возможно, между нами завяжутся тесные дружеские отношения.

Я быстро обдумал свои и без того скромные шансы. В заплечном мешке Матильды было целое состояние. Не смотря на пропитанно-прокуренные мозги, я был довольно-таки эрудированным человеком. Интересовался техническими новинками и последними достижениями науки. Поэтому об энергоблоках тоже знал. Они мгновенно открывали портал в любую точку вселенной. Зачем мне крейсер Матильды, если у меня будет волшебный мешочек?

Настроение начало улучшаться. Появилась надежда, что я выберусь из этой передряги. Я начал медленно спускаться по лиане. Весу в этой тощей ведьме было от силы пятьдесят килограммов, когда пройдём болота, тюкну её по башке чем-нибудь тяжеленьким и весь разговор.

Я прыгнул на землю и очень удивился тому, что не могу сделать ни шагу. Ноги увязли в белой слизи и сколько бы я ни дёргался, вытащить их не мог.

Матильда хохотала и била себя по тощим ляжкам.

- Глупенький наивный мальчик. Купился на сказочку?

Серая масса по имени Бурнус подползла ко мне, все три пары глаз нацелились на меня, упиваясь страдания пойманной в ловушку жертвы.

Я понял, что это конец. Я стану очередным блюдом инопланетного чудовища. Как говорится, кушайте, оплачено.

- Будь ты проклята, - пожелал я Матильде. - Вселенная большая, когда-нибудь тебя постигнет та же участь.

- Ой, как страшно! - Матильда закатила бесстыжие глаза. - Я бы осталась посмотреть, как ты подыхаешь. Но Бурнус уже и вправду обожрался.

- Бурнус сыт, - рыгнула серая кашеообразная масса. - Я съем эту протоплазму завтра.

- Подавишься, - сказал я в бессильной злобе.

- Ладно, ты получил своего двадцать третьего. А меня ждут на крейсере. Прощайте, мальчики!

Матильда послала мне издевательский воздушный поцелуй, развернулась и исчезла в чаще исполинских деревьев.

Я изо всех сил рванулся из белой слизи, не удержался и рухнул на пятую точку.

- Тебе не убежать, - пробулькал Бурнус. - Мои выделения держат крепко.

Я постарался не домысливать из какого места кашеобразного существа эти экскреции. Ладони ощущали тягучую, скользкую субстанцию, падая, я умудрился коснуться клейкой дряни. И мои руки тоже прочно увязли.Теперь я не мог почесать даже кончик носа.

- Я съем тебя завтра, двадцать третий. Или послезавтра.

- Меня зовут Рэй, - огрызнулся я.

- Не имеет значения.

- Слушай, там были белые щупальцы, а у тебя одна... голова.

- Они мои симбиоты. Спруты охотятся, чтобы я был сыт, - недовольно пробулькал Бурнус. - Не мешай мне, двадцать третий. Я засыпаю.

- Бурнус, давай вы не будете меня жрать. Я смогу быть вам полезен.

Стебельки, которые увенчивались глазными яблоками, поникли, на глаза монстра опустились кожистые пленочки, что-то вроде век.

- Я могу привезти вас то, что вы никогда не ели, самое вкусное блюдо во вселенной, - пел я соловьём.

Бурнус, не открывая глаз, плюнул. Вонючая зелёная слюна запечатала мне рот. Если бы я попытался что-нибудь сказать, эта гадость неизбежно попала бы мне в глотку.

Проклятая тварь!

Ненавистный Электрион!

Бурнус растекся по полянке и громогласно захрапел. А я...

Я давился непроизнесенными проклятиями и ждал неизбежного конца. Мне вроде как говорили, что я родился в рубашке. Вероятно. В конце концов, не каждому удаётся окончить своё бесславное существование в желудке у инопланетного людоеда...

-5
343
16:59 (отредактировано)
+1
[Данный комментарий написан, дабы указать на ошибки в тексте, и ни в коем случае не ставит перед собой цель умышленно нанести автору рассказа непоправимую психологическую травму. Если такое вдруг произошло, члены клуба выражают искреннее сочувствие и рекомендуют обратиться к профильному специалисту по месту жительства]

Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 3
Угар – 2
Юмор – 2
Внезапные повороты – 1
Ересь – 0
Тлен – 0
Безысходность – 5+
Розовые сопли – 0
Информативность – 0
Фантастичность – 2
Коты – 0 шт
Лаборанты — 2 шт
Соотношение потенциальных/реализованных межвидовых оргий – 1/0
Энергетическая ценность человеческой плоти 100 гр – 240 ккал

Начнём сначала – концовка рассказа не удалась! Главный герой погибает просто так, по дурости. С виду простой среднестатистический обдолбыш, который благодаря личным качествам и воле к жизни выпутывается из безвыходной ситуации, выходит победителем, мочит Бурнуса, чехпыжит в духовку Матильду, а после удирает с энергоблоками на крейсере – вот как всё должно было закончиться. Почему ты не наделил его скрытым заболеванием, о котором не принято говорить (папилломы, герпес, гомосексуализм) который губителен для Бурнуса? Тот надкусил Рэя и подох. Хотя бы так.

Сам стиль написания ведь отличный, именно так и нужно писать добротную боевую фантастику. И юмор отличный, и живые персонажи, и правдивые диалоги, и сюжет… мда ты собственными руками загубил себе первое место.

И, чтобы горечь от неудачи была ещё более горькой, укажу ещё на несколько косяков

Где-то в глубине души я знал причину своего раздражения. В последнее время я становился похожим на Дона. Я изрядно прибавил в весе, лицо моё раздулось и приобрело сероватый оттенок человека, ведущего нездоровый образ жизни.

Рэй разжирел, и именно поэтому Дом пригласил его в долю. Так как Матильда поставляла провиант людоеду, она должна была набирать только толстых и в группе все тоже должны были быть толстыми.

Я сел, ошалело вертя головой. Тупо пересчитал уцелевших. Наша численность сократилась вдвое. Не хватало Дона и лаборанта Матильды, что не могло меня не порадовать.

Какой смысл нанимать отдельно лаборантов, если их всё равно отдали на прокорм?

Сержант разрезал воздух электрическим прутом, и нам пришлось оторвать от спасительной суши перепачканные задницы.

Через несколько минут прут у него превратился в кнут. И это, разве им не выдали огнестрельное оружие для охраны Матильды, всякие бластеры? Почему только гранаты? И почему кнут – это же оружие ближнего боя, отбежал подальше от сержанта, сделал крюк и вернулся на корабль, в чём была проблема поступить так?

В общем, потенциальный шедевр слит, и поставить минус будет очень великодушно. Конечно же, высечь электрическими кнутами, предварительно насадив на электрический прут, надо совсем не автора рассказа, а главного героя Рэя. А автору хочется пожелать всех благ и дальнейших творческих успехов. Красавчик!

Критика)
05:38
+2
В своем тонком стебе и критике, мы призываем не переходить на личность автора.
Смешно, стебно, зло и цинично — это все можно. Но оставайтесь в рамках текста. Лирические отступления в обращениях к автору рассказа вам чести не делают.
Отредактируйте комментарий, или он будет удален.
Да нет проблем. Я сейчас на тренинге по личностному росту для бомжей, в качестве ведущего, поэтому пока руки заняты, смягчу комментарий через несколько часов.
Загрузка...
Елена Белильщикова №1