Alisabet Argent

Финита ля Комедия

12+
Финита ля Комедия
Работа №7. Тема тура: Третья часть Марлезонского балета
  • Победитель
Текст:

— Ребята, собрались! Через полчаса выступление! — Режиссер похлопал в ладоши, созывая к себе обитателей театра.

Все побросали дела и поспешили исполнить священный долг — выслушать напутственное слово и зарядиться воодушевлением перед предстоящим мероприятием.

К небольшой группке подошла и я, хотя и так знала все наперед. Смотрела на высокого мужчину с усами-бакенбардами, словно на Боярского, и мысленно вспоминала, как он буквально вчера разносил всю команду в пух и прах:

«Стоп! У нас завтра представление, а вы мне что показываете?!» — В такие моменты нотки голоса Владлена Викторовича доходили практически до истерики.

«Плохо! Очень плохо! Паша, ты переигрываешь!»

«Тонечка, ну сколько можно говорить — твоя героиня с-т-р-а-д-а-е-т! Почему ты ржешь как кобыла на прогулке?!»

«Антон, мертвые должны лежать и не двигаться и уж тем более — не разговаривать!»

Я вздохнула, пытаясь не вспоминать дальше. Сейчас все было более-менее спокойно. Что-то о командном духе, что мы справимся и вообще — «мы бодры, веселы».

— Давайте, ребята, у нас все получится. Сегодня на спектакль приедут коршуны из других театров и даже из кино. Собираются вербовать талантливую молодежь в свои картины. Так что это ваш шанс показать себя.

У меня не хватит слов описать, как побледнели лица актеров. Вечно красные щеки Антона приобрели землистый оттенок, Тонечка стала сливаться с белыми стенами. Напряженный, вытянувшийся как стрела Паша был готов проткнуть потолок. Для каждого это был шанс на миллион.

К слову, это и мой последний спектакль перед окончанием практики из университета, поэтому Тоню, Пашу, Антона, ВВ, как мы коротко прозвали режиссера, и всех остальных мне осталось потерпеть всего лишь день.

«Ни за какие коврижки больше не подпишусь на практику в театре».

Думала: пару часов в день и все, свободна как ветер. Ан нет. Пахать в полную силу с утра практически до позднего вечера в роли «принеси-подай» — то еще испытание. Кто ж знал, что помощнику в театре мало иметь профильное образование. Тебе еще нужно уметь рисовать, шить, красить и бог знает что еще, на что хватит фантазии режиссера.

— Даша, я рассчитываю на тебя, — ВВ взглянул на меня особенно проникновенно. Я молча кивнула — большего и не требовалось.

— Да, Даша, надеюсь, в этот раз ты больше ничего не перепутаешь, — хмыкнула проходящая мимо Тоня, которую за спиной окрестили Дивой, но, скорее, в насмешку неуемным амбициям. Ее идеальные угольные брови, как всегда, хмурились при взгляде на меня. За что она меня так невзлюбила, что при каждом удобном случае старалась уколоть — навечно останется загадкой.

Полчаса пролетели в мгновение ока. Актеры нервно замерли за кулисами, пытаясь уловить настроение зала, скрытого тяжелой бордовой занавесью. Режиссер из каморки, горделиво возвышающейся над зрительскими местами, управлял всем, до чего только мог дотянуться.

Заиграла музыка — отмашка ВВ о старте представления. С шумом разъехались портьеры.

Все следующее время я носилась из угла в угол, не различая минут и постоянно помогая кому-то поскорее переодеться или взять нужный реквизит.

Переодевать Пашу было сущим кошмаром. Высокий и угловатый, когда он наклонялся ко мне, казалось, сейчас сломается.

С невысоким ростом Антона такой проблемы не существовало, затруднение вызывало другое: на его крупную фигуру с трудом налезал любой костюм, даже сшитый под заказ, а зачастую времени катастрофически не хватало.

Благо хоть Тоня всегда переодевалась сама, никого не подпуская к шикарным заказным нарядам. И обязательно где-то в отдельном закоулке нашего провинциального театра, подальше от чужих глаз, хотя что такое «стыд» здесь уже многие наверняка позабыли.

Когда освободилась, порядком замучавшись и вспотев, выступление как раз достигло кульминации и появилось пару минут перевести дух. В такие моменты я обожала просто сидеть и смотреть, как ребята играют, было в этом что-то притягивающее взгляд.

Настал черед выхода Паши и он, проходя мимо нас, обернулся и подмигнул. От этого жеста что-то дрогнуло в душе. Повинуясь внутреннему голосу, обернувшись, я заметила воодушевленную Диву, которая встретила этот жест игривой улыбкой.

Меня тут же отпустило. Я постаралась отвлечься, уделив спектаклю максимальное внимание.

Все это время зал молчал. То ли с интересом наблюдал за постановкой, то ли скучал — черт его разберешь, софиты так сильно били в глаза, что не было видно лиц.

Паша старался как мог, отдуваясь за всех на сцене, проникновенно рассказывая монолог Героя. «Мертвое» тело Антона, поверженного Злодея, лежало позади. Тонечка готовилась к выходу, нервно сминая край одежды.

За столько репетиций я выучила наизусть всю постановку, движения и реплики актеров. Вот сейчас Паша склонится в поклоне, попятится задом и исчезнет за тяжелой портьерой, его снова нужно будет переодевать. В это время на сцену выйдет Тонечка, сетуя на судьбу.

Самая мощная сцена встречи двух главных героев состоится немногим позже, сразу после монолога главной героини, отражающая их искреннюю и чистую любовь — достойный финал постановки. Обычная, ничем не примечательная романтичная история, скатившаяся в трагедию. Даже удивительно, что на нее билеты разбирали, словно горячие пирожки.

И вот Паша медленно продвигается назад. Каждый раз я наблюдала за ним с замиранием сердца, волнуясь, что эта сгорбленная башня может ненароком наступить на пухлого Антона. Правила театра были жестокими ко всем: показывать спину зрителю нельзя.

Он приближался, я была готова и держала в руках сменную одежду, готовясь накинуть ему на шею и помочь спустить вниз, пряча предыдущий наряд.

Но сегодня, видимо, постановка решила идти не по плану. Паша споткнулся даже не о руку товарища — он поскользнулся на ткани на полу, кувыркнулся назад и врезался в декорацию. Антона Герой тоже задел, так как он совсем некстати оказался на его пути.

Все произошло буквально за секунду. Картонный замок, который мы рисовали целую неделю, обиженно покосился и съехал. «Мертвец» жалобно ойкнул. Паша вскочил на ноги, бешеным зверем озираясь по сторонам. Он взглянул на своего сотоварища.

— Ты только притворялся мертвым, изверг! — нашелся Паша, вынимая недавно убранную за пояс шпагу. Его голос дал петуха, выдавая волнение.

Ожившему «мертвецу» ничего не оставалось, кроме как подняться вновь, но вот незадача — оружие давно было выбито из его руки. Более того, кинутое куда-то в сторону других актеров, заботливо подобрано и убрано на свое место.

Антон крутился по сцене, словно большая юла, пытаясь увернуться от напористых атак Паши. Было видно, что оба не знают, что делать. Злодей никак не умирал, Герой не мог подловить момент, чтобы снова его убить.

В зале послышался тихий гул, в котором я разобрала смешки.

— Даша, сделай что-нибудь, — прошипела мне в ухо Дива.

Времени подумать почему именно мне выпала обязанность «что-то делать» не оставалось, нужно было срочно облегчать незавидную участь ребят. Повинуясь внутреннему голосу, я выдернула шпагу из рук актера второго плана и швырнула ее на сцену из закулисья, целясь в Антона. Понадеялась, что он быстро поймет, что к чему, и поймает ее; благо, бутафорское лезвие никому не сможет причинить вреда.

«Сделала все, что могла», — с чувством выполненного долга подумала я. Слишком рано. Прежде, чем увидела, что фигуру Антона внезапно заслонил Паша и шпага тяжелым набалдашником приземлилась прямо в голову Героя.

Тот застыл, схватившись за ушибленное место, хотел, было, повернуться в мою сторону, но тут Антон превзошел самого себя.

— Туше́! — крикнул он, явно заигравшись, и со всей силой врезал Паше.

По шоку на лице Антона стало ясно, что он явно не рассчитывал на то, что Герой осядет на пол, бессмысленным взором глядя перед собой.

Все замерли: и за кулисами, и на сцене. На лицах актеров я смогла прочитать лишь отчаянный вопрос, что делать дальше. Постановка выходила из-под контроля. Трагическая история любви рисковала превратиться в фарс.

Зал разразился смехом, наблюдая за бессмысленной возней актеров.

— Ты не достоин битвы со мной, — громогласно объявил Антон и величаво прошел к нам за кулисы, подобрав по пути валяющуюся шпагу. Стоило бордовой ткани скрыть его облик от зрителей, он тут же кинулся к Диве.

— Тоня, иди играй!

— Ты с ума сошел?

— Мы выйдем после тебя еще раз, иди играй, говорю!

С этими словами он едва ли не вытолкнул Тонечку на сцену, где Герой уже понуро плелся в сторону противоположных кулис.

Той ничего не оставалось, как попытаться разжалобить зрителей стенаниями о своей изломанной судьбе и любви вопреки всему. Зал и не думал останавливаться от смеха, поэтому ее монолог на фоне творящейся вакханалии выглядел абсурдным. Но судя по веселым возгласам — зрителям нравилось.

Паша, между тем, оббежал сцену с другой стороны и налетел на Антона.

— Ты охренел? Ты чего не умираешь?!

— Ты на меня грохнулся! Чуть своими костями не проткнул!

— Сдохни уже!

— Сейчас еще раз выйдем — и сдохну!

— Ужас, — не выдержала я. Оба обратили на меня внимание только сейчас, синхронно повернув головы.

— Ты не переживай Даш, все будет хорошо, — заверил меня Паша. Он неотрывно смотрел на меня, но я не смогла понять с чем это связано.

— Мы справимся, — поддержал его Антон. Переведя взгляд на него, я заметила, что он тоже внимательно за мной наблюдал.

Они тут же отвернулись, странно посматривая друг на друга.

Но чего у них не отнять — так это профессионализма. Стоило только Диве уйти со сцены, противники со шпагами наперевес вновь ринулись заканчивать начатое.

— Вот ты где! Я стал сильнее! В этот раз я тебя… — Герой запнулся, тщательно подбирая слова. Растерянность отразилась на его лице и зал заулюлюкал. — …победа будет за мной!

Паша даже не думал хоть как-то соответствовать предыдущему сценарию и просто атаковал Антона. Тот пытался слабо отбиваться, показывая, насколько Герой «вырос» за то короткое время, пока его не было на сцене.

Они сражались, но Антон все не мог найти удобного момента, чтобы умереть. Паша весь измучился, пытаясь как-нибудь проткнуть его так, чтобы было видно, что Злодей повержен.

И все бы хорошо, ребята бы обязательно справились, если бы не одна деталь. Ткань, оставшаяся лежать гармошкой, снова попала под ногу Героя. Он наступил в ловушку второй раз и вновь полетел вниз, на этот раз прямо в партер.

Полет Паши сопровождался истерикой зала.

— Последняя часть Марлезонского балета, — нервно проговорил Антон в полголоса, но это услышали все. И хотя до этого выход дивы всея театра немного умерил пыл зрителей, они снова требовали хлеба и зрелищ.

Тонечка шумно выдохнула: Дива больше всех мечтала о возможности попасть в какое-нибудь кино. Сейчас она выглядела так обреченно, что на долю секунды ее даже стало жаль.

Паша вновь поднялся на сцену и взял оружие наизготовку. Их танец продолжался недолго, мы с напряжением наблюдали за действом. Покруче, чем мыльная опера, ей-богу.

Спектакль надо было как-то доигрывать и уводить его в сторону от известного финала — плохая идея. Это понимали все. Зрители похлопали, подбадривая неловкого Героя и шутливого Злодея.

И вот, наконец….

— Туше́! —крикнул Паша с воинственным оскалом, вытянув руку со шпагой. Лезвие почти сложилось пополам, «протыкая» мягкий живот Антона. Тот со стоном упал, возвещая победу Героя над злом. — Конец балета.

Уже было все равно, что они использовали фразы из какой-то другой оперы. Не важно, что отошли от запланированного сценария. Никто не смотрел, что Антон лежит, вцепившись в доски сцены до побеления костяшек, а на лице Паши застыло такое красноречиво стыдливое выражение, словно его перед всеми обвинили в краже.

Тонечка не вышла — выпорхнула на сцену, обнимая «любимого» за шею, чтобы поскорее закончить спектакль.

Зал аплодировал.

Я могла поклясться, что ВВ сейчас на грани сердечного приступа.

«И все-таки в этом что-то есть», — завороженно думала я, уже зная, что напишу в дневнике производственной практики. 

+14
01:07
1310
03:15 (отредактировано)
Смотрела на высокого мужчину с усами-бакенбардами, словно на Боярского

А как надо смотреть на Боярского? И вообще, причем тут он?
Почему усы-бакенбарды через дефис?
Ну и дальше много таких жучков.

Герои картонные — не нарисовались, к сожалению.
Сюжетные линии не выдержаны. Ни с выбором актёров рекрутерами, ни с непрриязнью Тони. Финал отсутствует.
Вот драка описана эпично. Поржала. Спасибо)
05:03 (отредактировано)
+1
Хм… затянутый анекдот на тему
«казус во время спектакля, когда было невозможно сдержать смех | Записки актёра»
я подустала от скорости и сумбурности действий. с утра не выдержала боевой темп повествования, но желание перечитать — есть, ибо забавненько вышло)

мне было сложновато ещё и потому что я не понимала, а как должно быть, и поэтому актёры показались заигравшимися детьми.
12:06 (отредактировано)
+1
неудивительно) в подобной кутерьме вдохнуть некогда)) но шоу должно продолжаться,
импровизация — это круто! особенно когда актёры чувствуют друг друга и способны играть не сговариваясь)) с опытом всё глаже и глаже)))
перечитала, снова посмеялась) главной героине — сил и терпения)) «принеси-подай» — это вам не хухры-мухры)
06:51
Надеюсь, Антона взяли в кино). Мне не очень зашло, но это ничего не говорит о качестве текста.
09:02
+1
Написано действительно легко и живо, но и впрямь чуть затянуто. Интересно будет узнать об источниках вдохновения и информации, я в последнее время полюбила театр (очень рекомендую No_Name Theatre — если кто-то собирается в Волгоград, можно подгадать так, чтобы попасть на их постановку, особенно хороша «Это всё она». Ну и в соцсетях они много интересного постят, в том числе о внутренней кухне).
07:01
Такой затянутый анекдот-байка.
Но стиль лёгкий. Небезупречный, не совсем грамотный, но лёгкий.
Соответствует жанру, но здесь я лично ничего нового для себя не открыл.
07:18
Байки о профессии люблю вживую. Читать не люблю.
13:27
+1
У меня странное ощущение, что я это уже читала. unknown
14:10
Ну вот тоже не очень верю.
Это что за театр, где практикантка и декорации рисует, и штаны на премьера надевает? Пьесу тоже она написала? Вообще-то везде есть костюмерный цех, гримерный, и т.д.

В остальном соглашусь с ораторами, затянуто, герои довольно картонные.
Драка описана хорошо и забавно, особенно вот удачный момент:
Антон крутился по сцене, словно большая юла, пытаясь увернуться от напористых атак Паши. Было видно, что оба не знают, что делать. Злодей никак не умирал, Герой не мог подловить момент, чтобы снова его убить.


Вторая драка похуже менее смешная. Я сначала подумала, зачем она вообще. Но, видно, из-за названия.
В целом плюс за экшен)
14:13
)))) это очень маленький провинциальный театр… одна комнатка и коридор, декорации картонные… практически цирк на колёсах актовый зал)
по размерам и антуражу есть явное сходство с предыдущим (может быть это он и есть quiet)
14:16
wonder
ну там вон сколько кордебалета, и все в пачках
как бы она их всех одела.
15:54
ловкостью рук)
11:12
Это что за театр, где практикантка и декорации рисует, и штаны на премьера надевает?
Много таких театров. У нас АРТиШОК когда начинали 20 лет назад тоже были что-то вроде этого. Играли в подвале обычной пятиэтажки. А сейчас — солидный театр, даже буфет есть laugh
14:01
Ну я все-таки думаю, что декорации рисует художник (пусть студент института искусств по знакомству), а не девочка с улицы.
14:28
На сколько помню, 20 лет назад декорациями были две табуретки
14:42
Главное — художественный подход.
14:44
То есть расстояние между табуретками должен высчитывать человек с худ. образованием. Тогда это искусство.
15:10
+1
Я не знаю, кто у них высчитывал расстояния (и высчитывал ли вообще). Я просто зритель.

Сейчас то там точно крутой художник работает. Был недавно на спектакле, понравилось.

15:04
Слабовато, т.к. история из жизни, рассказанная, как история из жизни. Раз театр, то можно было бы и подать «по-театральному».
Мамонт-Критик
15:38
+2
Стилистика и язык
Диалоги и описание: Диалоги в тексте живые и показывают характеры персонажей, однако местами кажутся перегруженными сленгом и неформальными выражениями, что может сбивать с толку и отвлекать от сюжета.

Пример: «Ты охренел? Ты чего не умираешь?!»
Тон и атмосфера: Автор успешно создает драматическую и одновременно комическую атмосферу, что подчеркивается через неожиданные ситуации и реакции персонажей. Однако, смена тонов между серьезными и комичными моментами порой кажется неоправданно резкой.

Структура и Нарратив
Построение сцен и переходы: Несмотря на то, что сцены динамичны и содержат множество действий, переходы между ними иногда происходят слишком быстро и без достаточной подготовки, что может затруднить понимание происходящего.

Пример: Переход от момента, когда Паша упал, к диалогам и вновь к действию на сцене.
Развитие сюжета: Сюжет содержит множество оборотов и неожиданных событий, которые добавляют тексту остроту и интерес. Однако, такой хаос на сцене, хоть и является средством создания комедийного эффекта, может вызвать у читателя ощущение недостаточной организованности событий.

Персонажи и развитие
Глубина персонажей: Персонажи нарисованы с яркими, выразительными чертами, однако их мотивации и развитие в тексте недостаточно исследованы. Персонажи действуют скорее как функции сюжета, а не как полноценные личности с развивающимися характерами.
Тематическая целостность
Основная тема: Текст касается темы театральной жизни, ошибок во время выступлений и их влияния на актеров и зрителей. Освещение внутреннего мира театра интересно, однако могло бы быть более глубоким и систематическим.
Оценки
Форма (язык, стиль, структура): 3 из 5. Хотя текст динамичен и содержит множество живых диалогов, нужна работа над языком и более плавными переходами между сценами.
Содержание (тематика, развитие персонажей, диалоги): 3 из 5. Содержание активно и местами занимательно, но требует более глубокой проработки персонажей и тем.
13:59 (отредактировано)
+5
«Мама, а можно мне Пощады не будет

«У нас есть Пощады не будет дома»

Пощады не будет дома:
16:39
02:10
Превосходная критика.
11:37
Автору хочу заметить, что любые театральные (и вообще любые) байки хороши только тогда, когда они коротки. Это тип анекдота — только подлиннее, но ненамного. А когда она затягивается, то она теряет.
12:47 (отредактировано)
Напомнило сцену дуэли в театре из «Берегись автомобиля».
но там есть двойное дно, а тут нет. От этого вся эта сцена в плоскости проигрывает — и объемом и рельефом.
Один из смыслов выражения про Марлезонский балет как затянувшейся шутки обыграна.
И много штамповки типа «в пух и прах», «священный долг», «разбирали как горячие пирожки».
13:03
Написано легко, иронично. Посмеялась. Но… Автор заинтриговал, тем что намекнул, почему Тоня не любила Дашу. Что за переглядки между Антоном и Пашей, а развития этому не показал. Немного затянута вышла картинка на сцене.
13:58
Я прочитал этот рассказ.
Во-первых, не прочувствовал, в чём же тут тезис.
Во-вторых, это, наверное, комедия, но мне не было смешно. (Но это не ваша вина, автор, просто у меня чувство юмора гораздо суше).
Ну и в целом не моё. Не нашёл для себя ничего в этом тексте.
14:42
Прямо долго думала, как прокомментировать рассказ: что-то как-то в принципе у меня оказалось мало мыслей по его поводу, что само по себе не очень хороший знак. Прочитала и прочитала, через несколько дней забуду о том, что прочитала. Звучит не слишком обнадеживающе. Насчет истории сложно сказать что-то кроме «ну, бывает».

Что касается повествования: действительно, очень затянуто, много абсолютно не нужных деталей и мыслей. По меньшей мере половину рассказа можно было бы выбросить без ущерба для… всего. Возможно, это ужасно и неправильно, но я это сделала (потратив минут десять).

— Ребята, собрались! Через полчаса выступление! — Режиссер похлопал в ладоши, созывая к себе обитателей театра.
Все побросали дела и поспешили исполнить священный долг — выслушать напутственное слово.
— Давайте, ребята, у нас все получится. Сегодня на спектакль приедут коршуны из других театров и даже из кино. Собираются вербовать талантливую молодежь в свои картины.
У меня не хватит слов описать, как побледнели лица актеров. Для каждого это был шанс на миллион.
К слову, это и мой последний спектакль перед окончанием практики из университета.
— Даша, я рассчитываю на тебя, — режиссер взглянул на меня особенно проникновенно.
«Ни за какие коврижки больше не подпишусь на практику в театре».
— Да, Даша, надеюсь, в этот раз ты больше ничего не перепутаешь, — хмыкнула проходящая мимо Тоня, иначе — Дива.
«Ни. За. Какие. Коврижки».
Полчаса пролетели в мгновение ока. Актеры нервно замерли за кулисами, режиссер из каморки, горделиво возвышающейся над зрительскими местами, пытался управлять всем, до чего только мог дотянуться.
Заиграла музыка, с шумом разъехались портьеры.
Все следующее время я носилась из угла в угол, не различая минут и постоянно помогая кому-то поскорее переодеться или взять нужный реквизит.
Переодевать Пашу было сущим кошмаром. Высокий и угловатый, когда он наклонялся ко мне, казалось, сейчас сломается. С невысоким ростом Антона такой проблемы не существовало, затруднение вызывало другое: на его крупную фигуру с трудом налезал любой костюм, даже сшитый под заказ. Благо хоть Тоня всегда переодевалась сама, никого не подпуская к шикарным нарядам.
Все это время зал молчал. То ли с интересом наблюдал за постановкой, то ли скучал — черт его разберешь, софиты так сильно били в глаза, что не было видно лиц.
Паша старался как мог, отдуваясь за всех на сцене, проникновенно рассказывая монолог Героя. «Мертвое» тело Антона, поверженного Злодея, лежало позади. Тонечка готовилась к выходу, нервно сминая край одежды.
За столько репетиций я выучила наизусть всю постановку, движения и реплики актеров. Вот сейчас Паша склонится в поклоне, попятится задом и исчезнет за тяжелой портьерой, его снова нужно будет переодевать. В это время на сцену выйдет Тонечка, сетуя на судьбу.
Но сегодня, видимо, постановка решила идти не по плану. Паша споткнулся — поскользнулся на ткани на полу, кувыркнулся назад и врезался в декорацию, задев по пути Антона.
Все произошло буквально за секунду. Картонный замок, который мы рисовали целую неделю, покосился и съехал. «Мертвец» жалобно ойкнул. Паша вскочил на ноги, бешеным зверем озираясь по сторонам. Взглянул на своего товарища.
— Ты только притворялся мертвым, изверг!
Ожившему «мертвецу» ничего не оставалось, кроме как подняться вновь, но вот незадача — оружие давно было выбито из его руки, заботливо подобрано кем-то за кулисами и убрано на свое место.
Антон крутился по сцене, словно большая юла, пытаясь увернуться от напористых атак Паши. Было видно, что оба не знают, что делать. Злодей никак не умирал, Герой не мог подловить момент, чтобы снова его убить.
В зале послышался тихий гул, в котором я разобрала смешки.
Нужно было срочно облегчать незавидную участь ребят. Повинуясь внутреннему голосу, я выдернула шпагу из рук актера второго плана и швырнула ее на сцену из закулисья, целясь в Антона — благо бутафорское лезвие никому не сможет причинить вреда.
«Сделала все, что могла».
В это время фигуру Антона внезапно заслонил Паша, и шпага с тяжелым набалдашником прилетела прямо в голову Героя.
Тут Антон превзошел самого себя.
— Туше́! — крикнул он и со всей силой врезал Паше.
По шоку на лице Антона стало ясно, что он явно не рассчитывал на то, что Герой осядет на пол, бессмысленным взором глядя перед собой.
Все замерли: и за кулисами, и на сцене. На лицах актеров я смогла прочитать лишь отчаянный вопрос: что делать дальше?
Зал разразился смехом.
А ведь играли трагедию.
— Ты не достоин битвы со мной, — громогласно объявил Антон, величаво прошел за кулисы, подобрав по пути валяющуюся шпагу – и тут же кинулся к Тоне.
— Иди играй!
— С ума сошел?
— Мы выйдем после тебя еще раз, иди играй, говорю!
С этими словами он едва ли не вытолкнул Диву на сцену, где Герой уже понуро плелся в сторону противоположных кулис.
Той ничего не оставалось, как попытаться разжалобить зрителей стенаниями о своей изломанной судьбе и любви вопреки всему.
Судя по веселым возгласам — зрителям нравилось.
Паша между тем обежал сцену с другой стороны и налетел на Антона.
— Ты охренел? Ты чего не умираешь?!
— Ты на меня грохнулся!
— Сдохни уже!
— Еще раз выйдем — и сдохну!
И стоило Тоне уйти со сцены, противники со шпагами наперевес ринулись заканчивать начатое.
— Я стал сильнее! В этот раз я тебя…
Зал заулюлюкал.
— …победа будет за мной!
Паша даже не думал хоть как-то соответствовать сценарию и просто атаковал Антона. Они сражались, но Злодей все не мог найти удобного момента, чтобы умереть. Герой весь измучился, пытаясь как-нибудь проткнуть его, пока не наступил на злосчастную ткань, по-прежнему гармошкой лежавшую на сцене, еще раз и полетел в партер.
— Последняя часть Марлезонского балета, — нервно проговорил Антон вполголоса, но это услышали все.
Спектакль надо было как-то доигрывать. Паша вновь поднялся на сцену и взял оружие наизготовку. Зрители похлопали, подбадривая неловкого Героя. И вот…
— Туше́! —крикнул Паша с воинственным оскалом, вытянув руку со шпагой. Лезвие почти сложилось пополам, «протыкая» мягкий живот Антона. — Конец балета.
Тонечка не вышла — выпорхнула на сцену, обнимая «любимого» за шею, чтобы поскорее закончить спектакль.
Уже было все равно, что они использовали не те фразы, не важно, что отошли от сценария. Никто не смотрел, что Антон лежит, вцепившись в доски сцены, а на лице Паши застыло стыдливое выражение.
Зал аплодировал.
Я могла поклясться, что режиссер сейчас на грани сердечного приступа.
«И все-таки в этом что-то есть», — завороженно думала я, уже зная, что напишу в дневнике производственной практики.


Вкратце: убрала вообще все, что не касалось самой анекдотической ситуации, которой посвящен рассказ, в том числе намеки на любовный четырехугольник, чуть-чуть поправила синтаксис и пунктуацию, пару фраз добавила/поменяла местами. Если кто-то захочет прочитать, любопытно услышать мнение.

Автору: ни в коем случае не хотела ничего плохого, только помочь. Но, честно говоря, из подобной истории в принципе сложно вылепить произведение-победителя дуэли.
17:41 (отредактировано)
Я так понимаю, что всё действо писалось ради вот этой фразы:
— Последняя часть Марлезонского балета, — нервно проговорил Антон в полголоса, но это услышали все.

Опять же тема притянута за уши. Казус на сцене, то ли всех спасшая героиня, то ли не спасшая, а актеры сами справились. Ничего неожиданного. Режиссёр выжил? Или инфаркт схватил?
17:55 (отредактировано)
+1
Читала и вспоминала одну весьма известную сторию, когда на сцене пистолет не выстрелил и один дуэлянт пнул дургого сапогом, а тот не растериялся и закричал: «Я понял! Сапог был отравлен».
Ждала прямо такого финала, но слава богам пера и чернил автор пошел по иному пути.
На мой взгляд вторая драка была явно лишней.
Главная героня так и не сыграла главную скрипку в оркестре.
Смешно особо не было, потому что у меня, наверное, тяжелое и серьезное чувчтво юмора)
Не зашли диалоги.
Но это не самый худший, но и не самый лучший рассказ в группе.
Рассказ должен был зацепить меня за театральное пошлое, но чего-то не хватило. Каких-то оживляющих штрихов. Хотя переодевание за кулисами когда плевать кто что видит это жизненно, да. В ребят принеси-подай-помоги нарисовать декорации-выйди на сцену массовкой тоже верю.
Много лишнего, не играющего ни на сюжет, ни на атмосферу.
Понравились батальные сцены и неуклюжие попытки вывернуться из дурацкой ситуации)
11:07
Та же ситуация, что и у предыдущего комментатора — за театральное прошлое рассказ меня не зацепил
Начали-то здорово! Что ж закончить-то не смогли? Ни оригинального решения не произошло, ни действительно яркой выходки, ни толкового спасения ситуации. Да и результата — никакого. Просто ситуация, каких сотни, ничем особым не выделяется. И у нас бывало подобное, правда не на трагедии, слава богу, так что было проще.
Но вопрос остается открытым — зачем это читать? Жалко, могло получиться очень бодро, если бы не увлеклись беготней по сцене. А в итоге получилось «Ну ок»
13:00
Я тут подумала еще немного над рассказом. Задалась вопросом, а зачем здесь, собственно, вообще нужна главная героиня (как бы странно это ни звучало)? Из значимых для сюжета вещей она только шпагу бросает, и то не туда, куда надо. Думала-думала, и пришла к выводу, что рассказ вообще не о той ситуации, вокруг которой он строится (внезапно). Он, получается, о том, как главная героиня, изнывающая во время практики, в кажущейся беспросветности видит хорошие моменты и понимает, что «все не зря». Отсюда такая концовка, отсюда странные намеки на Антон-Даша-Паша-Тоня (хотя об этом, конечно, Даша в отчете о практике не напишет) и ряд других моментов.

Но если это так, то все равно текст надо резать и править, с моей точки зрения. Выбрать уже одну центральную идею, а дальше строить повествование так, чтобы все на эту идею работало. Сейчас действия и детали уходят, как ни крути, вразброд, в результате читатели остаются в недоумении, что это вообще было и зачем. И у них есть для этого все основания.
16:15
Долго раскручивалась сцена с вдохновляющей речью режиссёра. Знакомство с актёрами, благодаря деятельности героини, как по мне, можно было провести в процессе костюмированных проблем закулисья по время выступления. Тем более, героиня так удачно там стажёром «принеси- подай». Отняла знаки сцена с переглядыванием Паши и Дивы. На сюжет никак не сыграла, как и за кулисами, когда двое парней ругались и бросали странные взгляды на Дашу. Не поняла этот момент. Толи с внешностью что не так, толи лишний раз показать, что несмотря на Диву, Даша тоже не пальцем делана. Но в свете основного комедийного момента — это затягивало повествование. А вот сам момент театральной неразберихи и дружного стремления удержать представление — это получилось хорошо. Живо и весело.
16:48
Забавный рассказ. Видно, автор как-то знаком с театром, хотя мне кажется это не совсем про взрослых актеров: "«Тонечка, ну сколько можно говорить — твоя героиня с-т-р-а-д-а-е-т! Почему ты ржешь как кобыла на прогулке?!»«Антон, мертвые должны лежать и не двигаться и уж тем более — не разговаривать!»". Но театральная атмосфера ощущается — это плюс автору.
16:51
Да, тоже хотелось бы «А сигареты „Друг“?»… но увы.
18:23
Смотреть такое, наверное смешно. Есть такие комедии, где все падают и зритель смеется, но это начало 20 века в гениальном пластическом решении. А читать такое… Ну смысл-то дайте.
08:39
Написано бодро. Но для меня здесь больше какой-то сюжетной кутерьмы, чем полноценной истории. Лучше бы на героиню внимания больше было, чем на драку актёров.
09:02 (отредактировано)
А где у Боярского бакенбарды?
По содержанию: байка без попыток в глубину.
По технике: полно штампов, полно абсолютно лишних пояснений, разжевывающих и уточняющих то, что нельзя разжёвывать и уточнять, типа: «но я не смогла понять с чем это связано», «Это понимали все» и т.п. Лишние и недораскрытые детали, не выстраивающие сюжет, типа: «За что она меня так невзлюбила, что при каждом удобном случае старалась уколоть — навечно останется загадкой». В целом — наверное, могло бы заиграть, если бы мысли героини, сопровождавшие всю эту историю, несли в себе нечто более содержательное, помимо простых констатаций и сопровождающих и так понятное уточнений.
09:29
А где у Боярского бакенбарды?

А вот))
10:03
О-о, это что-то нетипичное, так-то он больше в одних усах ходил, а вы точно ему это не подрисовали? ))
10:27
а вы точно ему это не подрисовали?

Точно. Клянусь своей треуголкой!
14:02 (отредактировано)
Минуточку. Это не баки. Это общая запущенная *богемная* небритость конца 70-х/начала 80-х. В эпоху диско очень модная.
Бакенбарды у Александра Сергеевича. И у Игоря Костолевского. laugh
Бакенбарды — это отдельный от бороды вид искусства. Их отращивают и ухаживают. Они отдельные. Сами по себе ребята.

*ля, во что я ввязалась, в дискуссию по бакенбардам laugh
14:13 (отредактировано)
Ну, чем богаты. Других у Боярского и вовсе не бывало)
ПС. Чет не нашла у Костолевского
15:06
С Костолевский это я погорячилась. Да.
Тогда только Пушкин)
18:31
Нашла. Ура.
16:43 (отредактировано)
+1
Хах) а мне понравилось. Здесь нет зауми-перезауми, которая не вполне зрима и не всегда сводит дебет с кредитом. Есть вполне внятная структура, идея, живые диалоги и какая-то жизненность.
Для меня тут все зримо, легко визуализируется читаемое, и текст в этом помогает, не мешает. И что немаловажно создается приятное впечатление (как после «Охоты») от прочитанного.
Да, как будто бы немного не хватает характера героини, но с другой стороны она и не действующее лицо спектакля, поэтому скорее выполняет роль транслятора.

Поддержу рассказ ГОЛОСОМ. Симпатичное раскрытие темы и легкость бытия. В заумь я и сама могу, а так чтобы жизненно и с легкостью — это не у каждого получится. Дерзайте!
02:14
+1
Читая этот рассказ, я то и дело ловил себя на мысли что не ухватываю суть. Поглаживая большим и указательным пальцем волевые крылья носа, я то и дело проговаривал:
— Гхэм хмыыык. — Но только лишь для того чтобы прочистить горло, все это время перечитывая те места что увы, не мог увязать.
Потом, запоздало пришла идея что я читаю то как выглядела сцена и актеры, что они должны сыграть, как у них дела, да и вообще их характеристики…
Их характеристики, как у них идут дела в обьеме 10 000.
Так я и думал, поправляя футболку вылезшую из рейтуз, потому что холод начинал пробираться под одежду и холодил собой кожу.
07:08
Напомнило сцену из «Петрова и Васечкина». «Это Я Серый волк!» — «Нет, я!» — и Маша: «Нужно идти через лес!»
Напомнило не в смысле оттуда, а в смысле тоже курьёз в ходе спектакля.
Динамику съедают подробности, но сама сцена драки забавная.
15:44
+2
Да, да. А мне ещё битва напомнила «Папа у Васи силён в математике...»
15:48 (отредактировано)
+2
Нормальный экшен для начписа. Есть парочка «не верю»… да уж ладно. Не хватает более крупной идеи. Ну, например, начало чьих-то отношений, или, что неожиданно Пашка получил приглашение на просмотр в крутой комедийный фильм, а, может быть, и то и другое. Вот это было бы совсем хорошей фенитой ля комедия.
20:59 (отредактировано)
+1
Рассказ, задуманный, видимо, юморным, таковым и вышел. За живот, правда, не держался. Да и театр я не особо.
Пару раз улыбнуло, когда злодей не по сценарию раз за разом наподдавал герою)))
Спасибо, автор, за юморное действо и усы-бакенбарды Боярского…
)))
09:26
Рассказ легкий. Понравился, но такая по объему байка, читается затянуто. Хотя повествование живое.
20:47
Не хватило мне легкости слога. Описываемая ситуация — это немножко сумасшествие, адреналин, комедия положений. Это история, которая должна быть рассказана так, чтобы читалась на одном дыхании, чтобы читатель вовлекся в ситуацию, наблюдал открыв рот и хохотал, как тот самый зритель, а этого не происходит. Недостаточно красочности и сочности в визуализации действия.
И еще кажется затянутой экспозиция.
Комментарий удален
02:13
+1
ГОЛОС за легкий рассказ написанный хорошим языком, пожелание доработать, потому что критика в основном верна. ok
16:14
Забавно. Интересный взгляд из-за кулис. И с юмором, и легко.
Мне понравилось. Спасибо!
22:24
+1
Многословно, затянуто. Слишком пространные пояснения к диалогам съедают динамику.
Но, в целом, неплохо — 1 день из жизни провинциального драмтеатра.
Понравился финал (заключительная фраза), объясняющий почему ЛГ в роли «принеси-подай».
Загрузка...
Владимир Чернявский