Светлана Ледовская №2

Просто добавь воды

Просто добавь воды
Работа №4 Тема дуэли: Гидролизируй это
Текст:

- Харкер, говорит Сьерра. Как там у нас с курсом?

Убаюканный тихим гулом двигателя «Скарабея» и едва уловимым шумом ветра снаружи, я вздрогнул от неожиданности и судорожно начал щелкать по кнопкам приборной панели.

- Это Харкер, отклонение не более трех градусов к северу. Расстояние до цели – менее семи километров.

- Принял вас, Харкер. Дайте знать, если отклонимся больше чем на пять градусов. С этим ветром не удивлюсь, если приборы транспортера вскоре останутся нашими единственными глазами. Конец связи.

Рация с характерным щелчком выключилась, оставляя меня наедине со своими мыслями и смутным волнением. Потому я взял флягу и поплелся в багажный отсек транспортера, где располагались двадцатилитровые бочки с водой. Говорят, когда нервничаешь – стоит попить водички. Но у меня было стойкое ощущение, что пока мы не покинем Аргентум, даже огненная вода мне не поможет.

С нашей экспедицией с самого начала все было весьма странно. Вот представьте себе: система Дзета в созвездии Сетки. 39 световых лет от Земли. Система совершенно непригодна для колонизации. Здесь есть лишь парная звезда да несколько сотен малых тел, среди которых едва ли десяток можно с натяжкой назвать карликовыми планетами. Но «Гюнтер, Оржов и Дарк» тем не менее оснащает дредноут «Визкопа», тратит целое состояние, дабы заселить этот летающий мегаполис и отправить разведывательную миссию к черту на кулички. Ни разу не подозрительно, да?

Проходит почти год и естественно, что экспедиция не находит среди астероидов ничего стоящего, о чем и докладывали еще два месяца на презентации перед инвесторами. Но почему-то тех совершенно не беспокоят баснословные деньги, которые ежедневно уходят на обеспечение жизнедеятельности «Визкопы» и они пролонгируют миссию еще на год. Совсем не странно, ага?

А затем совершенно случайно обнаруживается Аргентум. Крупная (по меркам системы) планета, чья поверхность, судя по снимкам со спутников, практически полностью покрыта серебром. И речь сейчас не только о серебряном песке огромной пустыни, но и обо всем ландшафте планеты. Однако пока руководство в спешном порядке пыталось организовать высадку, отдел исследований больше интересовало нечто другое.

Все дело в том, что Аргентум приблизительно в два раза меньше Плутона, но каким-то образом его гравитации хватает для того, чтобы притягивать пять спутников, сопоставимых с ним по размерам. И эксперименты в наших лабораториях, и моделирование на Земле показывали, что где-то есть подвох. Как ни крути, но по расчетам Аргентум должен быть в шесть раз тяжелее, а объем ядра – в полтора раза больше чем вся планета целиком.

Ну и вишенкой на торте оказались снимки того, что позже на «Визкопе» будут называть не иначе как Полис. Это группа необычных образований, которые отдаленно напоминали Дорогу Великанов, на границе между горным хребтом и пустыней. Ну и чего уж греха таить: на тех снимках с определенной долей натяжки действительно можно увидеть и дома, и улицы. Но ведь люди и лицо на Марсе когда-то видели, правильно?

Тем не менее именно из-за всех этих невероятно удачных совпадений меня записали в наземную группу в качестве оператора транспортера, хотя обычно подобные короткие высадки обходятся без него. И теперь я словно погонщик верблюда, навьюченного под завязку всяким добром, пробиваюсь сквозь песчаную бурю в окружении отряда высокотехнологичной охраны.

До Полиса по такой погоде оставалось не меньше полутора часа. И все это время я нервно листал свои записи, пытаясь набросать хотя бы приблизительный план действий на месте. Все-таки нужно было за ограниченное количество времени максимальное количество информации о Полисе.

Однако сосредоточиться оказалось непросто. Казалось словно GPS-датчик кто-то вживил мне прямо в грудь. Чем ближе группа приближалась к городу, тем сильнее колотилось сердце. Когда стали различимы отдельные конструкции Полиса, оно стучало уже где-то в районе кадыка.

- Сьерра – всем. Мы прибыли на точку. Группе рассредоточиться по городу. Отель, идешь в девятый квадрат. Эхо тебя прикроет из шестого. Индия со мной – на нас седьмой и четвертый. Лима и Дельта сопровождают Харкера. Радиус действия – не более трех километров. В случае опасности – действовать по протоколу «Малакай». Вопросы есть?

Вместо ответа мехи тут же нырнули в ближайшие проходы между огромными нависающими конструкциями Полиса. Я тоже не собирался отставать

По мере того, как щелкали клавиши панели управления, от «Скарабея» начали отделяться разные модули. Первыми были дроиды для сбора образцов, напоминавшие машинки на радиоуправлении, но размером с собаку. Для их работы хватало активации нескольких программ, а дальше искусственный интеллект разберется сам.

По такому же принципу работали зонды, выстрелившие с крыши, и словно маленькие ракеты отправились к верхним слоям атмосферы. Планировалось, что они проведут анализ ее состава. И только после запуска всех механизмов я смог взглянуть более пристально на Полис через дрона.

И то, что я увидел, нашло отклик в моей тревожности.

Полис не имел аналогов из того, что я видел раньше. Огромное нагромождение неправильных параллелепипедов, прямоугольников и квадратов из блестящего металла превращалось в вакханалию форм и образов. Верхушка одной конструкции преломлялась и переходила в основание другой, а та в свою очередь невероятным образом сливалась с третьей, которая в то же время была параллельна первой. Складывалось впечатление, будто реальность превратилась в подобие кривого зеркала, которое насмехалось над самой идеей геометрии.

Но в то же время эти конструкции были сродни оптическим иллюзиям: чем больше ты в них всматриваешься, тем больше смысла находишь. И чем больше я всматривался в изображение на экране, тем четче видел в прямоугольниках многоэтажные дома с небольшими бойницами окон, нависающие же параллелепипеды невероятным образом превращались в монументальные храмы и поразительные дворцы. И с этим новым взглядом становилось все сложнее поверить в естественную природу этого творения.

- Харкер, можешь прислать дрона в квадрат 6-12? – донесся из рации низкий голос Эхо. – Мне кажется, это по твоей части.

Переключившись на второго дрона, я отправился к указанной точке. Узкие проходы между металлическими громадами вызывали воспоминания о давней поездке в Рим. Будучи первым на Земле городом, чьи кварталы простирались на высоту четырех километров, он вызывал ощущение собственной ничтожности уже после единственного взгляда ввысь. И Полис в этом аспекте ничуть ему не уступал.

Мех Эхо стоял посреди полости в одной из металлических конструкций, которая напоминала неровный шестиугольник и стремилась вверх, по меньшей мере, метров на пятнадцать. Внутри царила тьма, и понять, где находится Эхо, помогла лишь пара светящихся точек возле дальней стены. Включив фонарь, я подлетел ближе к меху.

- Смотри, – на стене появилась точка целеуказателя. – Мне одному это напоминает иероглифы?

Я пробормотал что-то маловразумительное и приблизил фокус камеры. Свет падал лишь на пару квадратных метров металла и в отличие от внешней стороны, здесь он не был гладким. По всей области виднелись причудливые вертикальная вязь из палочек, точек и простейших фигур, которые сплетались в единые причудливые символы, нанесенные на отрезок прямой.

- Я не специалист, но отдаленно напоминает клинопись, — наконец ответил я. – Нужно здесь все снять и передать лингвистам. Если это действительно текст, то в таком случае придется менять весь план экспедиции. Ведь кто знает: вдруг здесь еще и жизнь найдется?

И только после того, как я отпустил кнопку связи, пришло осознание того ЧТО я только что сказал. Письменность. Жизнь. Здесь. На серебряном шаре в дальнем уголке галактики. По спине пробежали мурашки и вырвался сдавленный смешок.

- Насчет жизни не скажу, но нечто мертвое уже нашлось, - донесся до меня голос Эхо. - Эхо – всем. Квадрат 6-12. У нас протокол «Каин». Предположительно труп.

***

- Серьезно, Билл, ты уверен, что этих ран не было, когда вы пстыковались? – профессор Гаррис, глава исследовательского отдела, посмотрел на меня в упор. В его очках играли блики моей настольной лампы. – Пойми, что смола надежно защищает тело от любого воздействия и возможно, мы сейчас говорим о единственном варианте провести полноценное вскрытие.

- Ничего подобного там не было, - я указал на фотографии, разложенные на столе. – Я лично закреплял тело в транспортере, и если бы на нем была хоть царапина, то я точно заметил бы.

Гаррис продолжал сверлить меня взглядом, словно пытаясь уловить малейший признак лжи. Я же только мечтал, чтобы он, наконец, ушел. Этот бессмысленный спор длился уже почти два часа, и мне срочно нужно было выпить чего-то горячего.

- Ладно, - Гаррис встал с кресла. – Но если вы вдруг, что-то вспомнишь, то сразу же обращайтесь ко мне в любое время. Фотографии пусть пока побудут у тебя.

И только когда за назойливым гостем закрылась дверь я смог позволить себе вздох облегчения. Казалось, что даже самая сложная высадка так не выматывает, как общение с упрямым и дотошным начальством.

С момента нашего возвращения прошло уже три дня. Найденное тело стало новостью недели на «Визкопе», что в свою очередь привлекло внимание и к группе высадки. Нас теперь то тут, то там узнавали в коридорах, время от времени подходили совершенно незнакомые люди, хлопали по плечу, поздравляли, предлагали угостить обедом. Наверное, впервые в жизни я себя смог почувствовать рок-звездой. Нравилась ли меня внезапная популярность? Конечно да. Была ли высадка хорошим способом ее получить? Конечно нет.

После тех слов Эхо мое сознание улетело в заоблачные дали и все последующие события будто бы происходили с кем-то другим. Я словно смотрел на себя откуда-то сверху. Сперва Эхо при помощи Отеля и Лимы вытащил тело наружу. Но вблизи рассмотреть труп удалось лишь когда его доставили к транспортеру.

Это было большое существо, которое при жизни достигало не менее трех с половиной метров в высоту. Больше всего оно напоминало сгусток черной вязкой субстанции, из которой торчало четыре отростка, похожие на ноги краба. Спереди же этого сгустка находились два небольших отростка, игравшие, по всей видимости, роль рук, а также некое извращенное подобие лица. На нем можно было различить лишь трещину рта и углубления, которые некогда были глазами.

И хоть пришлось повозиться, дабы надежно закрепить тело в багажном отсеке, но самые большие проблемы оказались впереди. На протяжении всей высадки мы так или иначе страдали от воздушных потоков, которые могли создать песчаную бурю из ничего за считанные минуты. И хоть эти бури прекращались так же резко, как и начинались, однако интенсивность их росла. А потому появилась реальная опасность, что мы не сможем покинуть Аргентум в нужное время и стыковка с «Визкопой» станет проблематичной.

И если по дороге к Полису мы двигались строго в боевом порядке, то назад все шесть мехов ползли перед транспортером, пытаясь пробить путь сквозь новообразованные барханы. Для меня это оказались самые нервные несколько часов. Каждый сантиметр транспортера гудел и вибрировал. Ходуном ходили кресла, скрежетали ремни, крепящие труп, грохотали зонды. Казалось, что от транспортера вот-вот оторвется кусок и устремиться в самое око бури. И как-то удивительно, что в конце концов, когда мы прибыли к модулю, поврежденной оказалась лишь одна бочка с водой.

Отогнав еще свежие воспоминания, я поставил кружку в приемник кофемашины и трижды нажал на кнопку горячего шоколада. С тихим урчанием аппарат заработал, и тоненькая струйка напитка зазвенела, наполняя чашку. Это явно надолго.

Вернувшись за стол, мой взгляд снова остановился на фотографиях профессора Гарриса. На них был изображен все тот же труп жителя Аргентума. Однако теперь по всему телу виднелись небольшие голубоватые точки посреди темной жижи, которые отдаленно напоминали кислотные ожоги. Именно о них пытался узнать профессор.

И хоть и его самого, и его подопечных я посылал лесом, но загадка этих ран яснее не становилась. Основной теорией, которую впрочем доказать я не мог, была вина грузчиков. Ведь после стыковки с «Визкопой» у меня не было допуска до транспортера и всех собранных материалов. Бочка вряд ли могла сильно навредить антихрупкой смоле, а значит все случилось уже на борту «Визкопы». Хотя с другой стороны сложно представить, чтобы настолько ценный груз доверили олухам…

Кофемашина тихонько пискнула. Плеск шоколада затих. Сегодня она опять налила слишком много воды, и потому до края кружки оставалось всего пара миллиметров. Затаив дыхание, я аккуратно взялся за ручку. Поверхностное натяжение колыхнулось. Рука с чашкой и губы медленно двинулись навстречу друг другу, пока мой взгляд гипнотизировал шоколад внутри…

Резко завибрировал коммуникатор. От неожиданности я дернулся, и содержимое чашки пролилось на ковер. Я выругался, а на заднем фоне был слышен голос инженера Тейлора, который что-то говорил по поводу транспортера. Поставив чашку на стол, я пошел в ванну за тряпкой, рассыпаясь комплиментами в адрес нерадивого инженера.

- Надо ж было тебе прям вот ни минутой позже, ни минутой раньше сообщение прислать, - возмущался я, вытирая ковер. – Видать, судьбой мне уготовано полы вытирать: что здесь, что в транспортере…

Осознание пришло неожиданно. Откинув тряпку, я рванулся к коммуникатору и набрал номер профессора Гарриса.

- Вода! В транспортере разбилась бочка, и на полу была вода!

***

- Таким образом, проведя гидролиз верхних шаров трупа, мы смогли отделить непосредственно тело инопланетянина от того, что, как мы полагаем, было экзоскелетом, который и помог телу сохраниться все эти годы. Снимки истинного облика покойника, вы, уважаемые инвесторы, можете видеть на слайде.

В наушниках воцарилась тишина, которой профессор Гаррис воспользовался, чтобы промочить горло. В глубине души он был опечален, что эта конференция была без камер, и нельзя было видеть лица присутствующих.

- Возможно, я что-то не так поняла, - неуверенно начала девушка по имени Кейт. – Но вы намекаете на то, что это человек?

- Генетически – да. Кроме того лингвисты заключили, что надписи на стене Полиса напоминают шумерские. А значит, у нас есть веские причины предположить, что на этой планете пять миллионов лет назад жили люди.

Конкурс завершен:
Да
+2
00:03
634
02:13
Город Р'льех, только не из загадочного зелёного камня, а из серебра. И шумерские мотивы. И инопланетянин в биоэкзоскелете из «Дня независимости». Только экзоскелет, который по идее должен защищать носителя от экстремальных условий, почему-то оказывается легко гидролизуем. Ну, хоть с правильным применением термина не накосячили.

А, да, и инопланетянин — человек. Тадам.

Вообще задумка хорошая, хоть и собрана из малость потасканных штампов. Но это опять не рассказ. Это снова экспозиция плюс завязка. Я заинтригован и хочу читать дальше, но считать удачной турнирной заявкой не могу.
08:57 (отредактировано)
Вернувшись за стол, мой взгляд снова остановился на фотографиях профессора Гарриса. На них был изображен все тот же труп жителя Аргентума
Чтобы разочароваться в тексте, достаточно одного-двух безграмотных предложений. А здесь ещё и ошибок полно, и опечаток
если вы вдруг, что-то вспомнишь, то сразу же обращайтесь ко мне

Ни одного нормально написанного рассказа в миссии.
12:42 (отредактировано)
Рассказ плохо вычитан. Много досадных ошибок и повторов. Возможно, автору времени не хватило или рассказ не вылежался. Но есть и корявости.
и судорожно начал щелкать по кнопкам приборной панели.

Чем щелкать по кнопкам? Руками, ногами, мухобойкой? Не проще ли написать
щелкать кнопками?
у меня не было допуска до транспортера

К транспортеру.

Есть еще всякое. В том числе неправильное употребление деепричастного оборота, что указал Водопад.
Но и с логикой автор тоже немного накосячил.
чья поверхность, судя по снимкам со спутников, практически полностью покрыта серебром.

И после этого автор пишет, что ГГ в транспортере пробивается через песчаную бурю. А потом упоминает какие-то барханы. Эх-х! Ну написал бы, что песок серебряный, что ли, а транспортер из урановой брони… ))
Но в целом рассказ читабельный. И может даже интересный. Для такого объема неплохо, в принципе.
13:48
+1
Эх-х! Ну написал бы, что песок серебряный


чья поверхность, судя по снимкам со спутников, практически полностью покрыта серебром. И речь сейчас не только о серебряном песке огромной пустыни
13:57 (отредактировано)
страдали от воздушных потоков, которые могли создать песчаную бурю из ничего за считанные минуты.

Песчаная буря из серебряного песка? Серебро в чистом виде? А масса таких песчинок? Воздушные потоки? Интересно, как транспортеры не сдуло?
ползли перед транспортером, пытаясь пробить путь сквозь новообразованные барханы.

Барханы из серебра?
Автор — детский сказочник фантаст!..
14:06
+1
Ну это уже следующие вопросы )
18:55 (отредактировано)
люди и лицо на Марсе когда-то видели, правильно -эт что, юмор, что ли? почему «наземную», если «надругопланетную»? Показалось скучновато, это показатель — здесь точно научная фантастика.
10:44
Написано вроде умело, но как-то очень скучно. Идёт перечисление, перечисление… потом вдруг бах! И финал.
18:39 (отредактировано)
+3
ГОЛОС — после всех моих возражений (приведённых ниже).
Рассказ недоделан, но тем не менее он мне больше понравился, чем остальные. Есть фантастический элемент, есть немножко темы. Сюжет, интрига, поиск. Есть ошибки, конечно, но как же без них?

Некоторые проблемы с визуализацией действия. Например, рекомендую дать описание найденного тела сразу после нахождения оного, а то зрителю (читателю) не понятно, что представлять.

Вернувшись за стол, мой взгляд снова остановился на фотографиях профессора Гарриса.


Прямо по Чехову: «Подъезжая к сией станцыи и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа. И. Ярмонкин».

Получается, что взгляд вернулся за стол. Деепричастные обороты надо использовать умеючи. Например, «Вернувшись за стол, я снова обратил внимание на фотографии профессора...» То есть тот человек, который «возвращается за стол», должен быть действующим лицом и далее, а не его взгляд или шляпа.

Правильное использование оборота в начале предложения:
«Расправив бурые ловкие и чуткие крылья, лишь изредка трогая ими воздух, орлы начали стремительно выписывать в раздольном поднебесье огромные круги. » (М. Бубеннов).

И то, что я увидел, нашло отклик в моей тревожности.
Продумайте фразу получше — она очень нелепая.

По такому же принципу работали зонды, выстрелившие с крыши, и словно маленькие ракеты отправились к верхним слоям атмосферы.
Согласование частей предложения хромает. Лучше разделить фразу на две.

Таких примеров немало. Если вашу речь упростить, вычитать пару раз и подредактировать, то будет только лучше. И выбрасывайте ненужные детали!
12:26
ГОЛОС прошу засчитать сюда.
потому что меня — зацепило. Ошибки и несогласованности вычистить, уточнения вышевыступивших комментаторов учесть — и будет отличный рассказ.
Мне было интрижно настолько, что я ошибки просто внутренне отмечала и прогрызалась сквозь бурю дальше. И тема раскрыта убедительно, и за ГГ я попереживала, и загадку в финале получила — за это великодушно прощаю все косяки)) непоправимого там нет, а вот отгадка загадки, из которой произрастает новая интрига — есть.
13:30
+1
Глава 1

Автор, это то, что должно быть написано после отправленного вами на турнир пролога. По сути это может получиться хороший космофант. Я соглашусь с Ежом — несмотря на то, что детали могли приесться, сам по себе текст может выйти неплохим. Подчёркиваю — может. Но не в таком виде, потому что это только экспозиция. Сейчас тут развязки нет — только завязка, тайна, то, что нужно раскрыть. Вы заинтриговали читателя, ок. Следующая серия где?
22:45
+1
Начало было многообещающее, хоть и слишком фантастическое. Рассказчик сам отмечает, что в одной точке сошлось слишком много «если». И это могло бы быть неплохим стартом для конфликта, но толкового его разрешения в рассказе нет. Это в первый раз разрушило мои ожидания. Потом рассказчик мучил читателя своей вознёй с водой. Уж сколько отдано было эфирного времени стакану горячего шоколада, так в нём точно должен был обнаружиться космический паразит или какая другая форма ксеножизни, но нет. Всё свелось к «внезапной» разгадке высосанной из пальца загадки.
Концовка слита, потому что вся оригинальность сюжета в ней беспощадно убита.
Заключение: начало было хорошее, но развязка — отстой.
13:55 (отредактировано)
Странно, что всю систему разобрали по кусочкам и только через год нашли планету, которая, судя по описанию, должна сиять как галогенки в ночи.
Много кофе. Но это, видимо, затем, чтобы ГГ подумал о воде.
Очень много нескладных предложений\фраз: “Не меньше полутора часа”? “Отклик в моей тревожности”.

Но есть в рассказе какая-то правильная жесткость, которая меня подкупает.
Переговоры по рации понравились, живые.

Косяков много, но ГОЛОС оставлю здесь. За интригу и за созданную атмосферу, хотя ошибки, как метеоры, рвали эту атмосферу в клочья, но все равно она осталась, и вытащила рассказ.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1