Пан Межирический, холопский сын Глава 57

  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Lalter45
Пан Межирический, холопский сын Глава 57
Аннотация:
Расставание.
Текст:

57.

К удивлению Василька, сапоги пришлись ему впору. Следующие дни он провел с бандой Хуана. Они промышляли на большой дороге, грабили неосторожных всадников, а иногда и купцов. Все были простые парни, которые по нужде за грабеж взялись. Но с Хуаном дело посложней было. Василёк его напрямую не расспрашивал, ему другие всё рассказали: видно, был Хуан из семьи зажиточной, даже образование получил. А когда отец умер, старший брат его на улицу выгнал, да на невесте его сам женился. И пришлось Хуану в армию пойти. Но и солдата из него не вышло - не хотел в чужих краях быть, домой захотел. А дома, наверно, только в лихие люди и сгодился.

На третий день они доехали до Исабы, села Хосефы, и задержались на окраине. Василёк напрямую идти не хотел и попросил Хуана:

- Может ты первый пойдешь, разузнаешь, как и что.

Хуан вернулся мрачный, с недобрыми вестями:

- Взяли твоих. Двое слуг и узник в сарае пока сидят, а завтра их на казнь в Мадрид повезут.

- А Хосефа?

- Про неё не знаю, девушки в сарае нет.

- Я их вызволить должен. Иначе их из-за меня повесят.

- Мы тебе поможем, - пообещал Хуан.

Они посовещались между собой и решили ночью напасть на сарай и перебить стражу. Но стражников было много, все вооружённые шпагами и мушкетами, так что драться предстояло не на шутку.

В сумерках Василёк, Хуан и остальные бандиты подкрались к сараю и затаились. Они наблюдали за стражниками. Вдруг взгляд Василька заострился: к стражникам, бесстыдной походкой, шла женщина. Она пошатывалась и виляла бедрами, а на плече у неё был бочонок с вином. Василёк пригляделся и с ужасом узнал Хосефу.

- Что они с ней сделали? - прошептал он Хуану. - Это подруга моя, что-то тут не так. Подождем, посмотрим.

Хосефа, все так же бесстыдно, начала ходить между стражниками, наливать им вино в глиняные кружки. Они грубо шутили, хлопали её пониже спины, щипали за грудь. А она все это принимала, будто девка гулящая. Василёк не мог понять, что с ней. Один из стражников схватил её в охапку и, на ходу задирая платье, потащил за сарай. Василек уже не мог этого выдержать, оставил Хуана, обполз вокруг сарая и увидел, что стражник уже подол ей задернул, штаны спустил, да лезет на неё.

Василёк бросился ей на помощь, но опоздал. Хосефа ловко вытащила из-за подвязки кинжал и заколола обидчика. Потом спокойно поднялась с земли и оправила платье. В ней и следа опьянения не было. Вдруг девушка увидела Василька и обомлела: бросилась к нему, поцеловала жарко.

- Я уж думала, поймали тебя!

- Не так-то просто меня поймать. А ты что делаешь? Пьяную из себя строишь?

- Ваську с Петькой, да и Бен Йегуду, выручаю.

- Это как же?

- В вино беладонна подмешена. Те, что выпили, спать как мертвые скоро будут. А там уж я ребят и вытащу.

- Сама придумала? - изумился Василёк.

- А еще кто? Их взяли, а я на рынке была. Вот и пришлось соображать.

- Я тебе подмогу привел. Пошли.

- Нет, я еще не закончила.

Она вышла из-за сарая, оправляя юбку, и опять начала разносить вино. Но тут еще один из солдат к ней приладился и потащил за сарай. Там он сразу увидел труп товарища, шпагу выхватил и закричал другим предупреждение. Василёк на него напал, от Хосефы оттащил, а Хуан, услышав шум драки, со своими ребятами на остальных двинулся.

Стражников было больше, и они начали теснить Хуана и Василька. Но вдруг, один за другим, стали падать в непробудном сне. Остальные испугались, что колдовство тут какое, и сдались. Их связали. Василёк зашел в сарай, где Васька и Петька, все в крови, лежали на полу, скрученные по рукам и ногам. Видно сопротивлялись они отчаянно. Бен Йегуде только ноги связали. Он все ещё крепко держал в руках свой мешок. Когда мужики увидели Василька, то обрадовались. Он перерезал веревки и помог им подняться на ноги.

- Задал ты нам страху, пан Василий, - сказал Васька, с чувством обнимая его. - Думали, пропал ты. Спасибо, во время подоспел.

- Это Хосефу благодарите, без её настоя нам бы солдат не одолеть.

В сарай вошел Хуан:

- Дай-ка гляну, из-за чего весь сыр-бор разгорелся.

Он внимательно посмотрел на Бен Йегуду.

- Это твой узник? Он же еврей!

- Да. Но он друг моего друга, а значит и мой, - ответил Василёк. - А это слуги мои.

- Ну, ребята, надо в лес уходить, пока им подмога не подоспела.

Хуан был прав. Все быстро собрались. К ним подошла Хосефа.

- Я эти места знаю, пошли со мной.

Василёк кивнул. Его доверие к ней было полным. Она уверенно вывела их в лес за деревню. Когда отошли достаточно далеко, то разбили лагерь. На берегу ручья омыли раны и перевязали свежими льняными тряпками из разорванных рубах. Потом напились воды и начали готовить ужин. Василёк заметил, что Хуан не спускает с Хосефы восторженных глаз.

- Ну и девка, сама всю стражу на себя взяла. Заколола мужика, будто косы заплела. Никогда такого не видел!

Василёк было приревновал её к товарищу, а потом подумал: «Я ей всё равно ничего дать не могу, кроме одной-другой ночи. Может с Хуаном счастье своё найдёт». Но Хосефа Хуана и не замечала. Подошла к Васильку, обняла да поцеловала жарко:

- Пойдем, любовь моя, встрече нашей порадуемся.

Василёк устоять не мог.

Они вернулись к костру раскрасневшиеся и уставшие, когда все уже поужинали. Хуан и смотреть на Василька не хотел:

- Сказал мне, жена любимая тебя дома ждет, да и соврал! А я тебе, дурак, поверил!

- Я тебе всю правду сказал, любовь моя дома меня ждет. Только я ж не святой. Полгода как из дома уехал.

- А девка про то знает?

- Знает. Не долго нам вместе быть осталось.

Хуан подошел к Хосефе и спросил:

- Не хочешь, дорогая, ко мне в банду? С твоими талантами, нам добыча легче доставаться будет.

Хосефа покраснела от удовольствия и смущенно оглянулась на Василька.

- Это мне, конечно, больше по нраву, чем в услужении. Только без вольностей всяких.

- Да мы уж видели, что с теми, кто вольности себе с тобой позволяют, случается. Всё по чести, по совести будет. - И Хосефа согласилась.

Деревня Хосефы промышляла контрабандой, жители переходили через границу с Наваррой толко им ведомыми тропами. Она нашла Васильку проводника, и сама с ним на Наваррскую сторону перешла. Там, в лесу на склоне горы, и заночевали. Оба знали, что больше никогда не увидятся. Хосефа снова и снова доводила Василька до блаженства, истощила его, но и он для неё постарался. К утру, она уж от одних его прикосновений испытывала такое наслаждение, какого раньше и представить себе не могла. И после любви страстной, обоим грустно стало.

- Не забуду я тебя, - сказал Василек. - Кабы один был, с тобой бы остался.

Она только глаза отерла.

- Ну, езжай к своей жене, красавице. Если что, ко мне возвращайся, ждать буду.

- Не жди.

На рассвете, они поцеловались в последний раз, и она ушла обратно, на испанскую сторону, к Хуану и его банде. Василёк со своими начали долгий путь домой.

+5
15:04
133
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Эли Бротовски

Другие публикации