4. Как обычно, в воскресенье...

18+
Автор:
Лорка
4. Как обычно, в воскресенье...
Текст:

Улеглась в постель, но сна не было. Мысли снова роились и не давали отключиться. Почему всё так получилось с сыном? Почему он вынужден был бросить квартиру, работу и убежать из родного города? Ничего криминального он не совершил. Просто тогда было такое время, горячее. И люди, развращенные «диктаторским режимом» Януковича, не опасались высказывать свои взгляды. Антон точно не опасался, а зря. Нашлись недоброжелатели, да и просто конкуренты, которые воспользовались ситуацией для сведения счётов. Написали коллективный донос. Подло, низко… Новая власть, пришедшая после майдана, с энтузиазмом зачищала поле, избавляясь от несогласных. Вот и Антошка попал под раздачу. Об этом я узнала вскоре после отъезда сына, заглянув на его страничку в Контактах. Он не боялся писать что думает. Тем более живя уже в Крыму.

Крым, мой любимый Крым! Еще не так давно мы с Димкой часто там отдыхали. Объездили почти весь полуостров. Фантастическое, уникальное место. Особенно ярко запечатлелось наше первое путешествие сразу после свадьбы. До этого я никогда там не была. Димка подарил мне Крым... Поехали мы «дикарями» с палаткой. Останавливались под Алуштой на диком пляже, потом на катере переместились в Новый Свет, затем в Судак…
Я начала создавать мыслеобразы той поездки. Надеялась, поможет уснуть, но вместо этого в голове рождались стихи:


Мне снится дивный остров –
Он на краю страны
Свою раскинул сказку
Осколком старины.

Лазоревое море
Ласкает берега,
И дымка голубая
Прозрачна и легка.

Вдали подковой – горы,
Как стражи от ветров.
За гребни зацепились
Армады облаков…


Да, мечты, воспоминания… Как просто было ещё недавно осуществить такую мечту. Сел в поезд вечером, а утром уже в Симферополе, или в Феодосии… После отделения Крыма, поезда отменили. И получается, что говорят: «Крым – це Украина», а на деле, как туда попасть? Сын многократно приглашал меня в гости, но поездка для меня после обрушившихся лавиной проблем со здоровьем, стала непосильной. Долгие часы в автобусе, длинный пеший переход до границы, проверка документов, потом ещё автобус. Долго, тяжело. Я так и не решилась ехать, а потом началась эпидемия коронавируса… локдаун, изоляция, короче сплошные проблемы. Крым уплыл от нас, похоже, окончательно, уплыл вместе с сыном.
Антон так ни разу и не приехал домой. Обосновался в Крыму, получил российское гражданство. Правда, добиваться его пришлось очень долго. Российская бюрократия сурова и неумолима. Теперь уже почти ничего его здесь не держит. С отцом они стали врагами. Осталась единственная близкая душа, это я. Вот и общаемся по скайпу в воскресенье вечером… Правда, сегодня не получилось.

В тишине комнаты слышался тихий гул компьютера, который я забыла выключить. Пришлось встать. Голова была ясной, а сна ни в одном глазу. Бессонница теперь моя частая гостья. Знаю, будет мучить до рассвета. Вышла на кухню и накапала тридцать капель корвалола. Снова улеглась в постель и попробовала отвлечься чтением. Книги сейчас чуть ли не единственное спасение от беспросветности жизни. Уйти в другую реальность, забыть о своих проблемах. Начала читать новый роман Пелевина. На третьей странице поймала себя на том, что ничего не понимаю. Мысли блукали в прошлом.

После отъезда Антона, а потом и сестры у меня началась депрессия. Сначала это было просто подавленное настроение. Лежала и смотрела в потолок, часто плакала, жалела себя. Потом каждое утро становилось нестерпимо тяжёлым. Тошнило. Не могла заставить себя проглотить хоть кусочек пищи. А если что-то запихивала в желудок, тут же возникали рвотные позывы. Настроение становилось всё хуже и хуже. Не хотелось жить. Из-за болей в желудке обратилась к терапевту. Врач выслушала мои жалобы и тут же отвела к невропатологу. Выглядела я ужасно: бледная, осунувшаяся, сильно похудевшая. Разговаривала с трудом каким-то чужим сиплым голосом. Невропатолог сходу диагностировал тяжелое депрессивное расстройство и рекомендовал срочно ехать в психдиспансер. Тогда меня госпитализировали. Лечилась в течение месяца. На антидепрессантах попустило. Димка периодически навещал. Выглядел он неважно, и часто я улавливала запах перегара. Ясно было, что пьёт беспробудно.
Что же ждало меня по возвращению из больницы? Наверное, то, что я увидела, выдержать помогли только всё ещё принимаемые препараты, притупляющие эмоции.
Я открыла своим ключом дверь, вошла в квартиру. Кругом жуткий беспорядок, полная мойка грязной посуды. На столе остатки несвежей еды и целая батарея пустых бутылок из-под водки и пива. И запах, отвратительный запах застоявшегося, как в тамбуре поезда, табачного дыма. Но самое ужасное ожидало меня, когда я открыла дверь в Димкину комнату. На его диване спала какая-то растрепанная баба. Лежала она в неудобной позе, будто с трудом доползла и упала. А рядом спал муж…
Пнула его ногой, встрепенулся, подскочил с дивана и посмотрел на меня сначала удивленно, соображая, кто я такая и как сюда попала. Потом въехал в реальность. На лице нарисовалась дурацкая улыбка.

– А, это ты, Настёна моя! Не подумай чего плохого. А это… Это моя приятельница, Валентина. Пришла вчера навестить одинокого брошенного мужчину. Засиделись. Вот заснула. Я сейчас разбужу. Ты не сердись. Это не то, что ты думаешь, – произнес он ненавистную и заезженную мыльными сериалами фразу.

Тогда я поняла, что всё. Терпеть Димку больше невозможно. И восстановить наши отношения тоже невозможно.
Вспоминая эту мерзкую сцену, я удивляюсь, что до сих пор мы тем не менее вместе. Да и куда деться. Общая жилплощадь. Выгнать Димку некуда. А после того случая, он рыдал, стоя на коленях. Клялся, что бросит пить. Что любит только меня и без меня жизни ему не будет. И я снова пожалела его, как жалела всегда.

Ночь близилась к рассвету, а я всё никак не могла уснуть.

Проснулась поздно, но вставать совсем не хотелось. Солнечный день резко контрастировал с мраком души. Хотелось остаться во сне: нырнуть в него глубоко и не выныривать. Но нет, я снова здесь. Медленно поднимаюсь с постели. Спешить мне больше некуда. Я пенсионерка. Сначала пару минут приходится посидеть, чтобы унять лёгкое головокружение от смены положения тела. Мой организм уже давно пошел вразнос. С ним нелегко. Приходится как-то приспосабливаться.
Автоматически выполняю утренние ритуалы: чищу зубы, умываюсь, иду на кухню заваривать кофе. Утренний кофе – хороший стимул начать новый день. Но сегодня и он не срабатывает. Хоть бы не началась депрессия. Помню, как трудно было вырываться из той вязкой трясины. Когда доходишь до дна, никто помочь уже не в силах. Остается уповать только на таблетки. Да и от них эффекта ждать приходится долго. Нет, сегодня, это ещё не дно, потому как есть ощущение, что добрая весточка, душевный разговор с близким человеком помогут.
Из своей комнаты вышел муж, зашел на кухню за сигаретами. Конечно, как уже вошло в правило, не пожелал мне доброго утра. Да что там доброго утра, он даже не взглянул на меня, словно и не было здесь меня. Вот так мы и живем день изо дня. Одиночество вдвоем, отчуждение когда-то самых близких…
Ах, жизнь – великая обманщица. Меня она точно обманула. И ей, жизни, удалось всё превратить в свою противоположность. Свежесть молодости в увядание, восторженность в равнодушие, счастье в печаль. Так, по крайней мере, сложилось у меня. Как же трудно бывает проглотить действительность…
Но ещё теплится слабая надежда – может быть, всё вдруг изменится.
Я дождусь следующего воскресенья. Включу компьютер и встречусь с сыном. Он появится, я знаю. А когда-нибудь мы встретимся в реальности. Ведь не может же это всё продолжаться вечно...

Конец

+7
17:50
92
10:57
+1
Тяжёлый рассказ. rose
17:58
+2
Да, такова жизнь… Бывает. Спасибо за прочтение и комментарии! rose
Загрузка...
Анна Неделина №2

Другие публикации