Светлана Ледовская

Осталось только перегнать

Осталось только перегнать
Работа №3. Тема дуэли: Сладкая грязь
  • Победитель
Текст:

«Грязь поработила этот мир. Она покрывает всё и вся, и каждый живущий на планете любит её и ненавидит. Любит сладость и доступность, и ненавидит свою зависимость.

Мы все превратились в наркоманов, с той лишь разницей, что достать очередную дозу проще простого — только протяни руку. Никто не будет убивать и красть ради пропитания, потому что еды теперь предостаточно. Однообразной, надоевшей и вездесущей еды.

Хватит это терпеть! Даёшь разнообразие! Даёшь привычную пищу!

Приходи к нам и попробуй — всё будет иначе.

Заставим этот мир измениться. Вместе!»

Говорящий это парень бодро помахал листовкой, потом спрятал её в карман и достал оттуда нож. Он соскоблил грязь с поверхности водосточной трубы, возле которой сидел. Критически рассмотрел слизистую массу, потом слизнул прямо с лезвия, поморщился и повернулся к собеседнику.

— Если честно, то меня уже достало жрать эту парашу. А тебя?

Второй безучастно наблюдал за декламацией. Таких длинных речей уже давно никто не произносил. Пожилой бородатый мужчина сидел на этой картонке, скрестив ноги по-турецки, и молча соскребал артритными пальцами грязь с тротуара. Снимал верхний чистый слой, чтобы не подцепить землю и случайные травинки.

— Выбирать не приходится, — только и пробурчал он себе под нос.

Первый соскрёб ещё немного слизи с водосточной трубы, облизал лезвие. Заточенный режущий край блеснул в случайном луче солнца.

— А вот и запросто. Если хочешь знать, я утром ел настоящий бутерброд. С ветчиной и сыром.

Второй сухо усмехнулся и недоверчиво поднял мутные глаза на собеседника.

— Ты? Ты такой же бездомный, как и большинство вокруг. Хотя раньше всё было иначе. Раньше было лучше. Натуральных продуктов было больше, и даже вино. Да хоть и искусственное — всё одно, приятнее, чем эти розовые сопли. А бутерброд с ветчиной и сыром… Мечтай, если хочешь. Может, он приснится тебе ещё раз.

Первый вскочил на ноги, встал, наклонившись чуть вперёд.

— Да ты всё равно не поверишь. Но я его ел не просто так. Это была плата за важное дело. Я ведь теперь не простой человек. Я — член сопротивления. Я расскажу всем, и люди пойдут за мной. Будут есть вдоволь и приведут ещё людей. А потом мы свергнем режим. Ты знаешь, что у правительства полные закрома продовольствия, а питаться им не позволяют? Мол, дашь одному — придётся давать всем. Но мы — сопротивление — способны это изменить!

Второй хмыкнул, даже не поднимая взгляд.

— Это там тебе прочитали такую высокопарную лекцию, да? И против чего вы сопротивляетесь?

— Против угнетения. Против перенаселения и голода. Против жалких условий существования.

— Значит, против грязи, да?

Первый решительно кивнул. Второй поднял глаза.

— А чего тебе не нравится? Жить можно и на улице. Мыться в реке, благо она достаточно очистилась. Пропитания, опять же, хватает. Если бы ты больше читал, то понял бы, что грязь — это как манна небесная, которую ели Моисей сотоварищи. Каждый день её появляется ровно столько, сколько нужно по потребностям. И ни накопить, ни недобрать её не получится.

— Эта, как ты изволил выразиться, манна — зло. Она кормит тех, кто бы уже давно сам сдох от голода. Тогда и людей было бы меньше, и продуктов больше. Одни плюсы.

Второй флегматично пожал плечами.

— Грязь — это вообще всё вокруг. Её же перерабатывают обратно в пластик и используют. Те самосборные дома, в которых мы иногда ночуем — они сделаны из грязи. И пища из грязи. И твоя одежда, кстати, тоже. Хотя самой грязи становится всё больше и больше. И не скажу, что это плохо.

Первый опустился на корточки, потом сполз на задницу, опёрся спиной о стену.

— Как бы то ни было, теперь всё будет по-другому.

Он придвинулся ко второму, вновь достал нож и поднёс его ближе к глазам.

— Видишь? У меня на лезвие теперь нет ни капли грязи. Есть ржавчина, есть сколы и вода, а грязи нет. Знаешь, почему?

Второй даже не поднял глаз.

— Ну поведай мне.

— Этим ножом я резал хлеб с ветчиной. Мне всего-то надо было попробовать. И вкусно, и полезно. И эксперимент тоже удался, похоже.

— Эксперимент? Ты стал подопытной крысой?

— Да хватит уже! Настоящий научный опыт! И я был добровольцем. Нас собрали в машины, отвезли за город и дали вволю поесть. И попить чистой воды. Ты уже, наверное, и забыл, каково это — пить воду.

Второй как-то сразу приопустил плечи, задумался. В глазах, ещё больше постаревших, мелькнула давняя жизнь.

— Уже давно забыл. Но всё ещё помню. Ту, что в реке, пить нельзя — она пропитана грязью. А осознание, что грязь даже у нас в венах, временами наводит ужас.

Первый затих, нахмурился.

— Что значит, в венах? Грязь нельзя в вену, только внутрь. Только есть. Ты что, совсем обдолбанный?

Второй будто бы не заметил вопроса.

— Похоже, ты не знаешь, откуда она взялась — сладкая грязь?

— Как будто ты знаешь…

Второй вытянул ноги из своего недвижимого положения, расправил их, встал.

— Грязи мы обязаны пластиком. Это ведь из-за него всё получилось. Ты ещё был молод, а вернее сказать — мал. Ты не помнишь, как планета задыхалась от пластика. Он был везде — в воде, земле и воздухе. Упаковка — бич человечества. Упаковка не разлагается. И тогда создали грязь. Это ведь не что иное, как бактерия. Крохотная, безвредная бактерия, которая питается пластиком и перерабатывает его в грязь. Образует на любой поверхности тонкую плёнку своих испражнений, розоватую липкую слизь. Поглощая миллионы тонн пластика, бактерия спасла планету от загрязнения, обеспечила человечество пищей и материалом для переработки во всё, что угодно. Это и еда, и сырьё одновременно. И не только...

— Ну вот с ней мы и боремся! Чтобы не было перенаселения.

Второй поднялся на ноги, присел. Коленные суставы вполне ощутимо хрустнули.

— А ты знал, что пластик есть даже у нас в крови?

Первый неуверенно покачал головой. Глаза с сомнением смотрели на собеседника.

— Ну, если мы выведем эту бактерию из организма, хуже ведь не будет, да?

— Ты когда последний раз резался? Когда приносил жертву кровью?

Наступило излишне долгое молчание.

— Я умею обращаться с ножом, если ты об этом.

Второй замотал головой.

— Попробуй. Достань нож и порежься. Узнаешь много нового.

Первый неуверенно извлёк нож, разложил лезвие.

— И чего ждать?

Второй жестом показал: «Продолжай».

Первый приложил режущий край к ладони и быстрым движением полоснул по коже. Густая кровь выступила на поверхность и начала собираться круглыми каплями. Светло-розовая, яркого неестественного цвета.

— Лизни. Натуральная кровь должна быть солёной.

Первый поднял руку. Кровь не вытекала дальше, она скапливалась, наливалась пузырящимися гроздьями на ладони и густела, превращаясь в желе.

Он лизнул.

— Сладкая. Как… как грязь.

Второй опустился на тротуар, вновь сложив ноги по-турецки.

— Мы уже почти перестали быть людьми. Грязь покрывает нас, она же и наполняет наши вены. Стоит погибнуть бактерии — и гибнет тот организм, в котором она живёт. Ты не сопротивление. Ты — оружие борьбы с себе подобными. И в том бутерброде было что-то, что убивает бактерию. Убивает грязь. Убивает человека.

Первый присел на корточки. Ему становилось трудно дышать. Грязь на ладони продолжала выдавливаться из сосудов, не капая и не сворачиваясь. Она затянула всю ладонь, набухая хлопьями свернувшегося белка. Сползала по мокрой ладони вниз, хлюпая и падая на блестящий от слизи тротуар. Там, где хлопья коснулись земли, цвет грязи менялся. Темнел. Набухал такими же шматами, постепенно расширяясь вокруг первых капель, как круги на воде. Только медленно, очень медленно. Минуты прошли, пока круг разросся на десяток сантиметров.

Второй флегматично посмотрел на погибающего собеседника.

— В живых останутся единицы. Лишь горстка людей. И богов, которым всё это нужно, само собой. А ваше сопротивление — это не что иное, как массовый опыт по переработке.

Через полчаса он всё так же сидел, рассматривая своего, теперь уже покойного собеседника. Тело распростёрлось на тротуаре, покрывалось хлопьями погибшей грязи и превращалось в однородную мокрую массу. Во все стороны от поспешно разлагающейся жертвы расползались струйки влаги, уничтожая розоватую массу и превращая её в пышущую и хлюпающую губку.

Мужчина дотянулся рукой до массы и коснулся пальцами. Отщипнул кусочек, отправил в рот. Довольно улыбнулся и пробурчал себе под нос.

— И кто сказал, что амброзия должна быть жидкой? Старшим богам это наверняка понравится.

Он поднялся и заковылял прочь, временами поглядывая на небо — впервые за долгие годы.

— Кто сказал, что Бахус не сможет придумать новый рецепт?

Он хмыкнул себе под нос, пожевал губами остатки вкуса на языке. Пьяно взмахнул бородой, победно воздел руку кверху.

— Я же говорил тебе, Громовержец, что найду способ улучшить свой собственный рецепт.

Уходя прочь, он достал из кармана сложенную вчетверо листовку. Такую же, какая осталась у покойного теперь любителя бутербродов. Усмехнулся и выбросил её в сторону.

Теперь в ней не было нужды. Процесс брожения всего живого на планете начался.

— И когда я принесу тебе бесконечные запасы вина, ты, может, опять пустишь меня домой...

+5
18:23
377
13:21 (отредактировано)
Этим рассказом можно людей усыплять массово а-ля Кашпировский.
Что-то на экологически-апокалипсическом.
Тема раскрыта практически в каждом абзаце, я считаю)
13:22
Раньше все боялись наномашин в крови, пришла очередь микробов да бактерий искусственного происхождения.
Только в процессе сочинения горфэнт у рассказа отвалился, оставив соцфэнт на своём месте. Поминание пары богов не превращает всё в фэнтези, Желязны вам в доказательства.
Написано бойко, довольно интересно, только не на этот турнир.
14:05
А вот в этом рассказе сладкой грязи как грязи, в отличие от читанного мной перед этим, и перечитывать не надо.
15:12
+1
Попоринг из Ragnarok Online — это хорошо. А унылая антиутопия — не очень. Но и помимо нарушения правил турнира рассказ не так чтобы блещет достоинствами. Сплошная объяснялка в лоб. Так делать не стоит.
18:05
Ну, последние несколько предложений не делают рассказ горфэнтом.
Борьба с системой, антиутопии, это не совсем то, что ожидаешь увидеть.

PS: поринг милый.
23:28 (отредактировано)
Высказанные идеи автора я услышал, но в литературном плане рассказ слабоват.
Свою идею обесценить неожиданным поворотом из грязи в алкоголь — как-то ляповато получилось.
06:32
Не знаю кому как, но мне чертовски понравился рассказ) Что-то мне прям реально нравятся рассказы этой группы) Было классно жутко, а картинка прям классно подходит к рассказу. Правда на этот раз меня немного подразочаровала концовка… я так и не поняла, кем был этот «бомж», это типа дьявол или еще кто-то?.. в общем, мне это показалось каким-то лишним.
07:38
+1
Типа древнегреческий бог пьянок и разврата машет кулаком на Зевса. Надо же было фэнтезю приплести.
12:59
Аа) Пасиба)
09:34
Замечательный сюжет, отличные образы. Недостатков после первого прочтения не увидела.Голос.
10:10
Идея хорошая, прямо мне нравится — люди грязь. И написано приятно. Жаль, движения нет. Но как объяснение ничего.
10:23
Тексту много чего не хватает, но идея за идею ГОЛОС
11:29 (отредактировано)
Исполнение так себе, зато идея хорошая, оригинальная и такая вся метафоричная (пока читала, придумала три версии того, что это все значит, если переложить на реальный мир). Не понравилась концовка, не люблю, когда идёт намёк, что это типа о чём ещё большем, но вот о чём, я читателю не скажу.
Выбирая между хорошим стилем во «Вкусе детства» и оригинальной идее тут, побеждает последняя, поэтому ГОЛОС
19:48
На первый-второй рассчитайсь!
19:58
А Бахуса разве изгоняли с Олимпа? Просто что-то не припомню такого сюжета.
08:36
Этот рассказ открыл мне глаза: на фига персонажам имена? Номеров хватит, а если кто-то станет путаться, это его личные проблемы.
Сюжета толком нет. Есть длинные объяснялки, якобы замаскированные под диалог, и вотэтоповорот. Ради него, кажется, всё и писалось. Увы, меня этот рояльный Бахус не впечатлил
17:30
Персонажи разговаривают между собой, а целят в читателя. Это так очевидно, что даже неуютно как-то.

Мне понравилась идея, понравилось, что персонажи безымянные. Очень не понравилась концовка, осталось только руками развести. Но иначе был бы не горфэнт, понимаю.

Логика… странная. Если грязь супердешевая, и все делают из нее же, откуда низкий уровень жизни? Впрочем, Бахус со мной тоже согласен: «Пропитания, опять же, хватает. Если бы ты больше читал, то понял бы, что грязь — это как манна небесная, которую ели Моисей сотоварищи». Откуда голод, когда буквально с земли можно есть?

«И ни накопить, ни недобрать её не получится» — как может не получиться недобрать? Типа, она сама к тебе в рот или в руки лезет?

«Ты когда последний раз резался?» — мне кажется, или люди в среднем достаточно регулярно получают разные ранки и царапки? Даже если второй по какой-то загадочной причине не знал, что «грязь» и в крови тоже (он вообще, судя по всему, почти ничего не знает о мире, в котором живет, а при этом чему-то хочет сопротивляться — странный персонаж), он не бреется, заусенцев не сдергивает, бумагой не режется, острых предметов случайно не задевает по жизни? Странный, конечно, парень, что и говорить.

Древнегреческих богов, которые будут пить амброзию из людей, мне даже как-то обсуждать не хочется. Бахуса, который рассказывает о манне небесной и Моисее, вполне достаточно.
17:40
Основная проблема рассказа — катастрофическая нехватка «божественных» разговоров в начале. То есть, в финале классно выстреливает Бахус (или Дионис, без пол-литры не разобрать))), но выстреливает он из пустоты. А должен, по-хорошему, из подвешенного в начале ружья.
Что понравилось — всё остальное))) такая научфантовая, экологическая тема в основе — хорошо жеж))) такое наслоение магического на научное и почти реальное (в возможном будущем) — мне понравилось.
Ещё понравилось наличие агитаторов за натурпродукт.
И вообще — весь мир — эксперимент по божественной добыче нового алкогольного напитка — это прям забавно))) а финал грустный. Это тоже хорошо, чуть прижигает ощущение фарса и оставляет лёгкое послевкусие сочувствия.
По итогу, мне кажется, что введение каких-то намеков на то, что в мире всё-таки что-то там творится по воле богов, сделает рассказ лучше. И можно писать повесть)))) рассказ, разумеется, самостоятельный, но чёт мне очень любопытно, что было с Бахусом раньше и что будет после.
Загрузка...
54 по шкале магометра