Светлана Ледовская №2

Чашка, из которой растёт ива

Чашка, из которой растёт ива
Работа №2. Тема дуэли: Сладкая грязь
Текст:

– Открывай,– сказал мужской голос в покрывающимся вечерним уютом кафе.

– Что я там увижу? – спросила девушка, вертя кончиками пальцев красную коробочку.

Маленькая традиционная шкатулка из ювелирного магазина скорее напугала именинницу, чем обрадовала.
– Мы недавно познакомились, это слишком, — продолжила она, чуть повысив голос, и посмотрела в глаза своего друга, желая пристыдить его за подаренное бархатное смущение, перевязанное ленточкой.
Витя поправил стакан с водой и посмотрел вдаль, мимо собеседницы.
“Что это? Да кто он такой, чтобы...? Почему? С чего вдруг?” – одна за другой пробегали мысли в голове Риты, но, впрочем, каждый этот вопрос степенно останавливался у той стены, что сложилась за время их знакомства с Виктором.
Рита вспоминала то, что было между ними, выйдя освежиться на улицу. Вот они встретились – зацепились глазами в метро, разгляди друг друга из сотен посторонних, он подошёл и отдал ей книгу, которую дочитал в поезде. Незнакомец вышел, а на первой странице остался телефон. Потом была вторая встреча, третья, и каждый раз они открывали для себя что–то новое в рутинных ухаживаниях. Всё было правильно и красиво.
В голове перестало гудеть. Рита потянулась к ручке двери, как вдруг память пискляво выдавила: “А кольцо?”. Для этого было еще рановато, но ведь Виктор был гораздо старше её одногруппников и внушал доверие. С таким человеком можно было связать будущее. Вперёд!
Рита распахнула дверь, представив, как отбрасывает старую жизнь. С видом готовности принимать от бабули поздравления об удачном замужестве и пеленать детей она прошла к столику, присела и открыла коробочку.
Внутри был кулон в виде сердца, точно такой же, какие носят все сентиментальные девушки, и отличающиеся от них только тем, что именно её не был кольцом.
–Нравится? Давай жить вместе?
–Давай.
“Это ведь тоже предложение, ”– подумала она, скрывая в ресницах наполнившиеся холодом глаза.
Они шли к нему совсем поздно, но даже в темноте пруд, таинственный и манящий, привлёк внимание Риты. Она сделала несколько шагов по его размытого берегу и прикоснулась к стволу плакучей ивы, от выпитого алкоголя ей показалось, что дерево в ответ слабо засветилось. Рука сама потянулась расправить клейкие листочки, ощутить тянущуюся, вязкую смолу, которая пахла мятой и гераниевыми листьями. Домой она вернулась, прижимая к себе отломанную ивовую ветку, про которую она забыла, когда Витя решил напоследок подарить ей себя. Только на следующее утро срез подвявшей палочки встретился с водой. Столкновение двух стихий произошло в чайной чашке по вине забывчивой Маргариты.
Через два месяца в кружке было полно корней, а листья черенок давно распластал по воздуху яркими весёлыми лопухами. Это было то единственное хорошее, что произошло с Маргаритой за это время. Удача взяла тайм–аут, декан – за шею из–за внезапно полетевший успеваемости. Мама вынужденно взяла больничный отпуск после того как узнала, с кем живёт её дочь и лежала в больнице, сопровождаемая будничным бормотанием “Ничего. Состояние не тяжелое. Кризис миновал”. Но Рита ни о чём не знала, её ни один сыч не додумался известить об этом. Когда скорая, вызванная её мамой, сняла дверь и увезла женщину, номер дочери уже был стерт из телефона в порыве злости. Других родственников у вдовы не было, и в коридорах больницы никто не вздыхал о ней, только сосед по подъезду, ещё более старый, чем она сама, уходил из больницы, успокоенный отступлением непонятного, страшного кризиса.
Рита входила в кабинет проректора, думая только о том, что надо вкопать иву в землю где–нибудь у дома или у того же пруда. Они бы мило смотрелись вместе с большим деревом.
–Ждём?.. – спросил её стоявший в кабинете бюст.
–Чего Вы ждёте? – продолжал проржавевший голос проректора из гнездовья кабинета.
Рита медленно прошла к страдающему от дефицита молодости и изрядно лысеющему коршуну, и встретилась с десятком поднявшихся на неё глаз. Головы, знакомые и не очень, снова опустились, разглядывая бумаги.
– Добрый день, — Рита снова отвлекла сердитых горгулий от любимого дела.
– Что ж... Оптимистично. Даже чересчур радужно, я бы сказал, — искривились губы самого морщинистого лица института.
Желая угодить, со своего места будничным тоном подхватила пальмообразная кляча:
– Экзамен по профильному предмету – неуд, пересдача – неуд, прогулы лекций, жалобы преподавателей. Милая, Вам пора.
– Куда?.. Сейчас на пересдачу? – разом заплакали все планы на вечер.
– На отчисление, — гаркнула косматая борода.
Наступила тяжелая пауза, во время которой воздух стал режущим и с трудом пролезал в сжавшиеся лёгкие.
–А день сегодня действительно хороший, — всё с той же улыбкой проректор отвернулся от подступавших к глазам слёз.
Преподавательская комиссия сдержанно захихикала, а студентка всё ещё не могла поверить. За окном был конец учебного года, а в следующем она должна была получить аттестат.
– Подождите. Мне нужно немного времени.
– Мы с Вами закончили, — слово “Вами” пальма произнесла тем елейно–презрительным тоном, как будто к стодолларовому мартини ей подали мало фруктов.
– Вы выставите меня силой? – Рита не собиралась сдавать позиции.– Нет? Тогда...
– Мужайтесь.
– Проигрывать надо уметь с достоинством.
С этими словами студентку выпроводили вон.
Через несколько дней бывшая комнатная девочка Рита впервые нашла себе работу на ресепшен в хостеле. Не небо в алмазах, но и не промозглая улица в листве и окурках. Надо было жить дальше. А жизнь вертела ею, как сломавшийся аттракцион, и девушка приспосабливалась. Смирилась, что мама её видеть не хочет, что Виктор уже не смотрит так, как раньше, что шанс доучиться у неё появится, только если к ним приедет делегация профессоров и будет давать Рите частные уроки за жильё.
Но профессора то ли опаздывали, то ли не знали, что она их ждет, и всегда селились где–то в другом месте. Рите попадалась совсем другая публика: алкаши, перебивающиеся кто чем мог, гастарбайтеры, владеющий только грубой руганью, но хуже всех были жадные люди, которые не хотели тратить деньги на дорогое жильё. Они селились в гостинках и всё время жаловались на недостойный их сервис – подтекающие краны и жёсткие постели неожиданно оказались тем, за что можно от души накричать на человека. Портье просто улыбалась и ждала конца смены, чтобы сбежать домой.
Восемь. Маршрутка. Метро. Мимо пруда. Дом. Подъезд. Дверь. Смех, такой неприятный и натянутый, что удивлённая Рита чуть не споткнулся о сваленные в прихожей вещи. А они там были: утрамбованные в пакеты и просто брошенные, ещё державшиеся и свалившиеся на пол – под ногами смиренно валялось всё, с чем она переехала сюда.
Перешагнув эту горку, Рита случайно задела косметичку, запрыгавшую и разбросавшую вокруг содержимое. Как в тумане, она подобрала всё и услышала на кухне довольный женский голос, выпустила сумочку из рук и случайно пнула её снова. Первое удивление проходило, на его место из глубины квартиры вышел Витя.
– За раз не унесешь. Но ничего, можешь постепенно перетаскивать. Хоть весь день.
–А что у нас происходит? – Рита повела рукой в сторону вещей, но вместо этого покачнулась сама.
– Не начинай, прошу. Ты же всё понимаешь, истерики не помогут. Мы всё решили; тебе здесь не место. Уходи.
– Видимо, ты – кобель, и меня тебе было мало. Но скажи хоть, ради любопытства: почему остаётся она, а не я?
– Пожалуйста. У нас скоро будет ребёнок. Семь месяцев осталось, — прибавил он с улыбкой.
– Здорово, – турбиной самолёта просипела Рита изменившимся голосом. Прокашлявшись, она добавила. – Только Адамом не называйте.
– Что? – объединились викторианские брови в сплошное удивление.
– Адам Козлевич, это уже было в “Золотом теленке”, не повторяйтесь.
Было гадко и немного больно, захотелось плюнуть в нахмуренную рожу, пройти на кухню и хоть патлы этой выдре повыдирать. Мысль об оборванных локонах девушку вдохновила, она отстранила Виктора и скользнула в проход. За столом сидело нечто, и весело потягивало чай из кружки. Надо заметить, что чашек в квартире всегда было две. Когда одну заняла ива, Рита после пар купила третью, для себя. Сейчас её стакан с рисующим котом торчал из мусорного пакета, который был полон подозрительно знакомых вещей. Рита остановилась и удивленно посмотрела на фифу с чаем. Чего–то недоставало. Ивы. Её дом был опустошен, вымыт и использовался новой хозяйкой.
– Котик не может дверь найти? Или свой мусор? – протянула нахохленная будущая мать.
– Где ветка? – отрешенным голосом прервала издевательства поникшая девушка.
– Чего?... А–а–а... В урне твоя гадость, — подсказала бывшая соперница.
Рита нагнулась, подобрала пакет с грустно торчащим листком, прошла назад в прихожую, где взвалила на плечо сумку, подняла остальные пакеты и поняла, что не унесёт. Ей не хватало сил, но она вдавила локтем ручку, толкнула дверь и попрощалась:
–И Евой тоже не называйте, она ведь тут уже живёт.
Отщепенец отельного бизнеса впустил её к себе. Даже со скидкой, которую, правда, надо было отрабатывать лишними рабочими часами. Клоповник пах краской и чьим–то сгоревшим обедом, но к маме Рита не хотела переезжать. Мама была права насчёт этого бабника, она непременно должна была разозлиться и накричать на непутевую дочь. И это мешало вернуться с повинной. Тяжесть понимания собственной ошибки была достаточна, чтобы безрассудно совершать новые. Рита даже не звонила матери, а улыбалась, сжав зубы, постояльцам, заваривала дешёвую лапшу, и иногда разговаривала с маленькой ивой, которую высадила в парке.
Однажды смену прервал звонок на сотовый. Рита потянулась и ответила незнакомому номеру:
– Да?
– Полевая Маргарита Семёновна? – спросила догадливая трубка.
– Это я. Вы что–то хотели?
– Я по поводу денег.
– Вы тоже не знаете, где их взять. Искренне сочувствую, — Рита уже собиралась разъединиться с очередным рекламщиком кредитов и микрозаймов.
– А Вы волевая женщина, если можете шутить в такой момент. Но на гроб скинуться придётся. Я из похоронного агентства. Думал, вы сразу поймете.
– А я тут при чём? Вы что–то путаете. Я ещё поживу, пожалуй, — к стойке приближался постоялец, и девушка хотела поскорее отделаться от бесполезного разговора.
– Вообще не смешно. Через три дня Вы обязаны забрать свою мать из морга. Куда Вы её денете? В реку? У нас выгодные предложения.
– Какую реку?– мозг наотрез отказывался соображать.
– Вы, кажется, не в себе.
– А Вы ошиблись номером, — Рита положила трубку. Через два дня были похороны.
Месяц спустя в парк вторгся неожиданный посетитель. Его облачённое в элегантный костюм тело бережно несло кожаный кейс. Ровно до той секунды, пока лицо и одежда не оказались перепачканы прилетевшей сбоку грязью. Комки, попавшие даже в рот, оказались неожиданно сладкими, это был шоколад. Молодой человек слегка обескуражился и нашёл глазами источник загрязнения. Прямо перед ним стояло маленькое, неокрепшее дерево, на листьях которого остались следы преступления. Юноша попятился и решил сходить к врачу, срочно. Неожиданно, хотя в данный момент парень от жизни уже ничего не ожидал, ива выпрямила ветку и против ветра потянулась в сторону соседнего дома, слегка засветившись. Через дорогу был какой–то хостел." Что с деревом? Ничего. Деревья не светятся. Подсознание сработало. Симпозиум скоро начнётся, а я выгляжу деревенским чучелом. Зайду и переоденусь. А грязь, наверное, от собаки,"– подумав так, докладчик рванул через дорогу.
На ресепшене стояла милая девушка, ничего особенного, но всё же что–то в ней было. Только глаза уж очень печальные. Взмыленный парень решил это исправить и, привалившись к стойке, завёл разговор:
– Знаете, Гоша, Вы сегодня сам не свой.
Рита попыталась понять идиотскую фразу, отчаянно цепляясь за отдельные слова. Не помогало. Она перевела взгляд туда, куда красноречиво пялился незнакомец. На фирменном жакете красовался бейдж "Георгий".
– Простите, это случайность. Меня зовут Маргарита.
– А я Лёня. Не хотите ли Вы, прелестный Георгий, сходить сегодня в кино или в театр?
– У меня есть планы на вечер.
– А я вообще здесь проездом. Кстати, у Вас нет знакомого дерева?– задумчиво протянул Леонид.
– Предположим, есть, — опешила девушка.
– Я даже знаю, где оно... Прошу прощения, мне нужно сейчас идти. Через пару часов Вы ещё будете здесь? – получив утвердительный ответ, юноша ушёл переодеваться.
Впиташая в себя пяль десятилетий книга раскрывала страницы под сморщенными руками старушки, окруженной детворой. Детская была наполнена смехом и постоянной вознёй. Младший, пошушукавшись со всеми, вышел вперёд и спросил:
– Бабушка, бабушка, а как тебя дедушка называл? Ритузик? Маргаритка?
Пожилая леди откинула голову на спинку кресла и счастливо улыбнулась, тронув безымянный палец. Пара деревянных колец появилась на ветках ивы через несколько месяцев после знакомства.
- О нет, когда он был чему–то рад, то ласково называл меня Гошей.
Конкурс завершен:
Да
+9
18:22
416
07:09 (отредактировано)
Впиташая в себя пяль десятилетий книга


Это всё хорошо, но рассказу нужна вычитка. Не потому что орфографические ошибки нужно исправить, а потому что этап вычитки включает к тексту ответственное отношение, включает логику, критичность и так далее. Если легко скользить мозгом по строчкам, то всё норм, но вообще не надо так.

Заканчивайте писать под дедлайн. )))

Вот вы написали полетом вдохновения — и хорошо, но потом ещё есть этапы работы. Мне досадно, потому что местами довольно симпатично, хотя читаешь и читаешь и читаешь как типичный «современный любовный роман» и фэнтези очень немного…
22:44
Да, не в ту сторону увело, согласна
13:08
Нужно больше ивы, а ещё — разделений частей текста. Вот с Гошей только-только познакомились, хоп — а он уже бабушка. Поставьте *** между абзацами, от вас не убудет, а текст станет восприниматься гораздо легче.
А так — истории отчаяно не хватает волшебства. Сплошное жизнеописание и бытовуха, а магия запряталась в одну веточку.
14:47 (отредактировано)
Вот не надо так. Этого так много в тексте, что из разряда «оригинальный, авторский стиль» переходит в категорию «словоблудие».
Рита медленно прошла к страдающему от дефицита молодости и изрядно лысеющему коршуну, и встретилась с десятком поднявшихся на неё глаз.

искривились губы самого морщинистого лица института. Желая угодить, со своего места будничным тоном подхватила пальмообразная кляча:

всему-то есть образные определения, имена заменены на «кляч», «недоразумений» и «коршунов». Это не плохо, этого просто too much.
Фантасмагоричноть истории подкреплена чересчур драматизирующимися бытовыми событиями.
Весь этот немного истерический стиль повествования, где до поры до времени все герои, кроме Ггероини, «дураки и сволочи какие-то», не вызывает раздражения, ему как бэ веришь, как фельетону, типо стиль такой. Но не допилено, не довычитано, порывы литературного энтузиазма почти в каждом предложении никто не собирался сдерживать.
И сладкой грязи не завезли, по-моему, сюда)))
16:06 (отредактировано)
не, там было! Лёне в рот попало.
22:46
Спасибо, совершенно справедливые замечания, учту
16:05 (отредактировано)
Здесь какой-то сумбур. Как будто взяли рассказ в два раза больше и срочно перед дедлайном из него надергали кусков.

Начало неплохое — сцена в кафе, немножко раскрыли Риту, показали иву.
Но дальше автор прикинул, что так ему объема не хватит и пошел писать в телеграфном стиле. В одном абзаце мы узнали, что у студентки Риты старая больная одинокая мама, которая с ней еще и не разговаривает. Зато показали подробно сцену в деканате — зачем? Она к сюжету особо отношения не имеет, героиню не раскрывает.
Дальше неплохо было про будни Риты в хостеле, мне понравилось. Но сцена с новой любовницей опять очень странная — почему Рита такая спокойная? Я даже сначала подумала, что они перед этим втроем жили (это бы объяснило и шок мамы). Но вроде нет?

Дальше опять телеграфный стиль, но почему-то есть диалог Риты с работником морга. Не поняла, зачем он. Чтобы показать, какая героиня бедная? И зачем вы вообще маму загубили, автор? Вот совести у вас нет.
В конце да, надо звездочки поставить. Я сначала вообще ничего не поняла.
17:14
Нну… Про бабушку Гошу мне понравилось. А остальное не очень. Какая-то несладкая грязь, описанная в рассказе. И пара странных словесный конструкций присутствует.
15:35
+1
Автор, вы что сказать-то хотели?
22:51
Это такая щепотка отпимизма, сродни притче о лягушке в банке с молоком
22:52
Не читается.
17:45 (отредактировано)
Я не смогла дочитать. На середине слилась.
18:00
Это совершенно невозможно написано, но именно в этом что-то есть. С одной стороны, все эти нелепые подробности торчат, сбивают, мешаются, но в итоге, так врезаются в восприятие… И у меня на окне веточка вербы с вербного воскресенья пустила корни.))) При всей неприглаженности исполнения, я дочитала до конца. Прямо было интересно, что ж будет-то. Я вижу ошибки в изложении, в повествовании, в введении персов, в построении сюжета, но, чертовщина какая-то, я не могу назвать это неудачным текстом)))
22:52
+1
Спасибо)
03:17
«Через два дня были похороны.
Месяц спустя в парк вторгся неожиданный посетитель.» — Почему не выделяете абзацы? Вот честно, без них как-то крайне сложно воспринимать текст… мозг не успевает переключиться с одной сцены, а уже оказывается идет совершенно другая.

Очень даже неплохое произведение. Прочитала с удовольствием. Но, на мой взгляд, требуются кое-какие доработки… все-таки «ива их свзяа-ала» — а обыграна она совсем маловато. Все же есть некоторое ощущение шероховатости по всему тексту, но рассказ получился здоровский и читать его было в удовольствие)
22:52
Спасибо! blush
11:21
Простите, но это совершенно невозможно читать, не только из-за оформления, но и из-за того, что мысль скачет, рядом стоящие предложения вообще друг к другу никак не относятся, а начало настолько невнятное, что никакого смысла вникать дальше нет.
17:30
Вот люблю я беспросветную бытовуху. Вкусовщина, ИМХО. Хотя тут и магии мало, и финал разочаровывающий. И исполнение далеко не всегда гладкое. И все равно ГОЛОС
22:53
Благодарю
07:48 (отредактировано)
А не надо здесь абзацы выделять. Жизнь так и идёт, что многие части уходят в никуда, и никак их не вспомнить. Человек вообще мало, когда бывает в сознании, всё во сне, иллюзиях, мыслях, мечтах и т.д., в пустоте, в общем. И остаются с тобой только вот такие обрывки, как в этом рассказе.
Браво, автор! bravoЖизнь, как есть, без редактора.
ГОЛОСздесь. За новую воплощённую идею. А вы не пробовали писать только восприятия по прошлому траку своей жизни? Только без прикрас, объяснений и литературных хорошестей? Попробуйте. Получится примерно это…
08:08
Где-то тут, наверное, было фэнтези, но признаюсь, я его пропустил. Рваный сюжет, рваная стилистика. И содержание такое, что так и хочется спросить: блин, опять?
09:54
Неплохая история, но теряется в огромном количестве лишних, на мой взгляд, образов. Текст просто нагружен ими. Причём истории отношений с Виктором показалось мало совсем. Ивы тоже. Но, думаю, этот рассказ стоит править. Тогда получится совсем хорошо.
Текст не плох, он колченог. Но на мой взгляд, здесь хорошо раскрыта «сладкая грязь». То есть и сладость, и грязь отношений. Чередование грязи и сладости полосами или временными интервалами. Все как в жизни. Понравился пассаж про Гошу. Плюс.
17:05
+2
Тут… что-то странное. Слишком простой сюжет для такого стиля, а стиль… Как птенец, выбирающийся из яйца. Это уже не простое яйцо, скорлупа пробита — но и птенец наружу еще не выбрался, да и выглядит он, только проклюнувшись, еще как-то… неказисто, недоптенцово.

Читать, тем не менее, было очень интересно. Несмотря на кажущуюся простоту, я все ждала, что вот сейчас что-то крутое начнется, вот оно, вот, уже виднеется, уже обещает… Не началось. А закончилось все зайкой и лужайкой.

Этому рассказу, с моей точки зрения, не идет хеппиэнд. То есть, вот именно такой дурацкий хэппиэнд не идет. Было бы гораздо интереснее, будь это, например, история мести. Скажем, Рите бы не отдали ветку ивы по какой-то причине, и она вспоминала бы о ней в хостеле, даже тосковала. А ветка выросла за одну ночь, протянулась из кухни до спальни и задушила бы во сне Виктора. Я слишком кровожадная, да? Но мне было бы интересно посмотреть, как бы Рита отреагировала. Обрадовалась? Ужаснулась? Что бы она сделала? Хоть какая-то интрига в рассказе бы появилась.

Виктор, понятно, ходячая декорация, но самое обидное странное, что и Рита превращается почему-то точно в такую же декорацию после экспозиции и завязки. С разбега вскакивает в любимый сценаристами российских сериалов троп «бедной девушки», там и остается.

Вообще, кстати, если этот рассказ расписать, как раз сериал для телеканала и выйдет, особенно для «России» или «Домашнего».

Внутри был кулон в виде сердца, точно такой же, какие носят все сентиментальные девушки, и отличающиеся от них только тем, что именно её не был кольцом.


Скажите мне, добрые люди-комментаторы, кто понял это предложение? Я с разных сторон к нему подходила, но не могу сообразить, что имелось в виду.

В общем, пока что «ну такое», но, кажется, именно писательский потенциал есть. Интересно будет последить за развитием.
Скажите мне, добрые люди-комментаторы, кто понял это предложение? Я с разных сторон к нему подходила, но не могу сообразить, что имелось в виду.
— Очевидно что героиня уже была согласна на кольцо, ожидала кольца. А все сентиментальные девушки отличаются от неё только тем, что сердечки покупают сами или получают в восьмом классе на день Валентина. Мне так кажется. laughНо на самом деле тут конечно же описка. pardon
17:36
Понимаю, что описка — не могу сообразить, какая. Кулоны носят все сентиментальные девушки и отличающиеся от них тем, что у них кулоны — не кольца? Так и у сентиментальных девушек не кольца, а кулоны. Или: кулоны носят все сентиментальные девушки, а этот кулон отличается от их кулонов тем, что он — не кольцо? Так и у них не кольца, у них кулоны. Не могу сообразить. Ничего про отсутствие дарителя у сентиментальных девушек в предложении нет, вашу интерпретацию тоже не понимаю.
17:40
+1
Основная проблема рассказа — мало ивы))) на самом деле. Покажите через изменения в ивовой веточке, как меняется состояние героини. Она может не подозревать, что Витя ей изменяет, но веточка должна дать сигнал. Ещё было бы здорово провести какую-то связь сразу между ивой и героиней. Может, это дерево высадил кто-то из её предков, например. Это было бы здорово. Такой родовой оберег.
Ещё очень и очень резануло исполнение. Я обычно на это в турнире внимания не акцентирую, но тут прям автору надо постараться. Потому что очень хорошие моменты перемежаются просто с дикой нелепицей. Тут нужен хороший, дружественно настроенный бета-ридер, которому вы доверяете и который вас понимает. Это будет совершенно замечательный текст, но к нему нужно приложить много совместных усилий.
Что понравилось — вот сама история. Она классная, она замечательная, в ней есть взлёты, падения, ложные надежды, отчаяние, разрешение конфликта. Всё это в хорошем волшебном обрамлении.
По итогу, это будет замечательный рассказ, если его тщательно выверить по стилю и добавить больше ивы, чтобы она была своеобразным индикатором состояния героини.
17:41
Думаю, что автор — опытный писака, и ему скучно стало писать обычные рассказы. Решил здесь эксперимент замутить. Удачно, я скажу. Но не все поняли.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2