"Тайна "Аптекарского переулка"

  • Самородок
"Тайна "Аптекарского переулка"
Аннотация:
Городские легенды - неотъемлемая часть истории любого города, особенно крупного. Туристы и горожане просто обожают их, но считают не более, чем сказками. Искажение фактов, субъективность и суеверность рассказчика заставляют сомневаться в их правдивости. Но что, если в легендах правды куда больше, чем принято считать?
Текст:

Пришвартовав свою парусную яхту, Егор взял большую спортивную сумку с вещами и направился к выходу из порта. Был поздний вечер, все разошлись по домам, как и друзья молодого яхтсмена, с которыми он ходил в плавание. Юноша медленно шёл к проходной, наслаждаясь ночной тишиной, нарушаемой лишь тихими завываниями осеннего ветра. Предавшись приятным воспоминаниям, Егор немного испугался внезапного телефонного звонка.

– Ёлки-палки, – сплюнул он. – Надо сменить рингтон. – Егор принял вызов, но тут же пожалел об этом. – Слушаю... Опять ты?! Я тебе уже в сотый раз говорю, чтобы ты отвязался... Жизнь вообще несправедливая штука... Что?.. Ты мне угрожаешь?.. Протрезвей сначала, неудачник!

Отключив телефон, молодой человек медленно втянул в лёгкие свежий ночной воздух, пытаясь снова настроиться на приятные мысли, но настроение было бесповоротно испорчено звонком пьяного лузера, который всё никак не мог успокоиться.

Попрощавшись с охранником порта дядей Мишей – упитанным старичком, который в прошлом служил во флоте – Егор сел в машину и направился в центр города. Благодаря почти пустым дорогам, молодой человек довольно быстро добрался домой. Оставив машину на парковке, он направился ко входу в подъезд, сгорая от нетерпенья поскорее плюхнуться на мягкую постель, закутаться в тёплое одеяло и проспать как минимум до обеда следующего дня. Уже собираясь открыть дверь подъезда магнитным ключом, Егор услышал странные звуки, похожие на хлопки крыльев и приглушённый клёкот. Яхтсмен отошёл от входа в здание, всматриваясь в ночное небо, усыпанное миллионами звёзд, ожидая разглядеть на его фоне загадочных ночных птиц. Вскоре от такого исследования у Егора затекла шея, и, растирая её ладонью, он опустил голову, чтобы мышцы чуть расслабились. В тот же момент, глядя на серый потрескавшийся асфальт, в свете уличных фонарей он увидел стремительно пронёсшуюся по земле крылатую тень. Юноша настолько резко вскинул голову, что шея хрустнула, но того, кому мог принадлежать зловещий силуэт, в небе не оказалось.

Подумав, что переутомился, Егор спешно направился обратно к двери подъезда, желая, наконец, оказаться в уютной квартире, но как только он развернулся, его обдало потоком тёплого воздуха, будто громадный зверь, стоя перед самым носом, дышал на него.

Тело яхтсмена сковал первобытный ужас, не давая человеку пошевелить даже мизинцем. Такой же страх, наверное, испытывали древние люди, когда в ночном лесу встречались с саблезубыми тиграми. В полнейшей тишине собственное сердцебиение казалось ему оглушительно громким. Юноша был уверен, что перед ним находился довольно крупный зверь. Единственное, что подрывало эту уверенность – отсутствие такового перед глазами. По спине пробежали мурашки, лоб покрылся испариной, дыхание стало таким частым, будто Егор только что пробежал марафонскую дистанцию. Сердце билось с неимоверной частотой, а липкий комочек страха, до этого прятавшийся в самом тёмном углу подсознания, разросся и растёкся по жилам, наполняя собой каждую клеточку тела.

– Какого лешего? – прошептал молодой человек.

Это были последние слова молодого яхтсмена перед тем, как полный боли и отчаяния крик разорвал тишину ночного Петербурга.

***

– А где мой бутер? – возмущённо спросил Димон, заглядывая в холодильник.

– Понятия не имею, – промурлыкал Василий, облизывая свои лапы.

– Сколько тебе ещё повторять, комок шерсти, чтобы не брал мою еду?! – продолжал возмущаться Дима, указывая на библиотекаря вилкой.

Василий грозно взглянул на рекрута – молодого парня в чёрной футболке и серых джинсах, с взъерошенными короткими волосами и хитровато прищуренными карими глазами. Библиотекарь, не отводя пронзительного кошачьего взгляда медленно поднял переднюю лапу вверх, а затем разом выпустил все четыре изогнутых когтя.

– Воу-воу, полегче, мурзик. – Димон положил вилку на стол и шутливо поднял руки вверх. – Я капитулирую. А знаешь почему? Потому что не люблю, когда в еде есть слабительное.

Продолживший умываться после трапезы Василий, услышав это, замер с высунутым языком и широко раскрыл свои зелёные кошачьи глаза от удивления, а Филатов тем временем, скрестив руки на груди, довольно улыбался, празднуя маленькую победу.

После встречи с ветераном «мистических войн» и уничтожения мстительного духа-потрошителя прошло чуть больше месяца. За это время Димон и Серго, рекрутированные в качестве охотников на нечисть, успели обосноваться в штаб-квартире так называемых изнаночников – Либерее или, что более привычно, «Библиотеке Ивана Грозного». Это место является настоящим клондайком разнообразных оккультных знаний, реликвий и артефактов, которые когда-либо были обнаружены изнаночниками.

Либерею построили при Иване Грозном. До того момента все книги, свитки, дневники хранились исключительно в тайниках, разбросанных чуть ли не по всей Руси. Идею о создании единого хранилища выдвинули, чтобы защитить простых людей от воздействия артефактов, обезвредить которые было невозможно, а так же от всевозможных суеверий. А для того, чтобы непосвящённые окончательно разуверились в существовании нечисти, приходилось разыгрывать спектакли с переодеванием.

Например, однажды в Москве объявился волколак[1]. Изнаночники тогда сработали оперативно и быстро поймали его да казнили за убийство целой семьи. Однако, люди всё равно были напуганы, боялись повторить судьбу соседей, по городу стали ползти слухи, расти паника. Чтобы исправить ситуацию, было принято решение надеть на какого-нибудь каторжника волчью шкуру и публично поймать его и якобы разоблачить. Таким образом, вместо всамделишного ликантропа простому люду представили «овцу в волчьей шкуре». Люди, боявшиеся выходить по ночам на улицу, на следующее утро видели псевдо-оборотня и, не сразу, но поверили, что не вервольф их терроризировал, а лиходей. В течение нескольких лет нападения реальных нелюдей выдавались за преступления, совершаемые маньяками да психами. Постепенно люди переставали верить в нечисть, а изнаночники стали оберегать их скрытно, не выдавая своего существования.

Со временем общество борцов с нечистой силой превратилось в Тайную Канцелярию. Всё шло относительно не плохо, пока Александр I не упразднил это отделение и не лишил Канцелярию всяческой поддержки, заявив: «Теперь вы сами по себе!». Из-за чего это произошло и что повлияло на решение царя, ни Михалыч, ни Василий не рассказали. После этого указа у Канцелярии настали тёмные времена. Приходилось помимо охоты трудиться на благо страны, чтобы не умереть с голоду, однако ряды охотников всё же пополнялись.

С приходом большевиков к власти всё стало ещё хуже: большинство изнаночников было расстреляно, либо сослано в Сибирь, а церкви и защитные сооружения уничтожались и разорялись. Из-за этого сверхъестественная защита ослабла и огромное количество разнообразных тварей, почувствовав себя вольготно, стали беспрепятственно разгуливать по улицам, угрожая всем и каждому. Оставшиеся в живых изнаночники продолжали охоту. В какой-то момент им даже удалось убедить компартию в существовании чудовищ и заручиться их поддержкой. Создавались целые карательные отряды, в спеццехах заводов производили особое оружие и боеприпасы, а шаманы и колдуны мастерили защитные амулеты. Всё стало возвращаться на круги своя.

И всё бы хорошо, если бы в «подвалах» Лубянки не проводили эксперименты по скрещиванию нелюдей с человеком. Советские учёные безуспешно пытались создать сверхчеловека, идеального солдата. Не желавшие мириться с этим изнаночники, выпустили заключённых тварей на волю, чтобы помешать эксперименту. По словам Михалыча тем оперативникам «худо пришлось». Последующие войны снова сократили численность солдат «канцелярии», а после развала СССР дела пошли совсем плохо.

Много охотников на нечисть полегло в 90-е из-за тотального беспредела. Те же, кто на сегодняшний день остаются живы, усердно набирают рекрутов и обучают их, чтобы люди совсем безоружными не остались. У них больше нет поддержки государства и больших оперативных групп. Нет ничего, кроме древней «Либереи», стены которой продолжают хранить старинные книги, оружие, инвентарь и… золото партии.

На полках стеллажей под высокими сводчатыми потолками двух огромных «читальных залов» уместилось не меньше нескольких тысяч различных изданий, писавшихся в разные времена. Бестиарии, сборники заклинаний, алхимические рецепты – в Либерее было всё. А множество подсобных помещений, от пола до потолка обклеенных защитными символами, позволяли хранить артефакты без угрозы воздействия на людей.

Кроме того, «библиотека» имела жилое крыло с парой десятков просторных комнат, рассчитанных человек на восемь. Этакий хостел для борцов с нечистью. А нижние уровни, не такие помпезные, как «читальные залы», вмещали в себя алхимические лаборатории, несколько складов разного назначения, арсенал, тир и залы для тренировок.

И, как и любая библиотека, Либерея имела своего собственного библиотекаря – кота-баюна по имени Василий. Довольно забавное с виду существо – крупный угольно-чёрный кот с ярко-зелёными глазами и множеством длинных усов, расположенных по всей его моське. Он заведовал всеми делами штаб-квартиры, начиная с сохранности ветхих переплётов и заканчивая целостностью охранной системы – защитных знаков и оберегов. В первую же встречу Димона и Серго с необычным обитателем «библиотеки», последний поведал двум рекрутам одну историю: давным-давно, когда ещё не было изнаночников и люди боролись с нечистью своими силами, кто на что горазд, обычный русский крестьянин по имени Иван преследовал колдуна-самоучку, навлёкшего падёж скота на крохотное селение. В лесу он встретил странное существо, «похожее на человека и зверя одновременно». Иван решил было, что это колдун перекинулся в зверя. Пытаясь разубедить крестьянина, существо поведало ему о баюнах, а потом помогло выследить колдуна и убить. С той судьбоносной встречи прошло много веков, а эти чудные существа продолжают хранить оккультные знания, передавая их всё новым рекрутам.

Кстати, по словам Михалыча, именно баюны впервые назвали охотников на нечисть «изнаночниками». В какой-то момент Серго стало интересно, откуда пошло это название, и он спросил об этом у баюна.

– Понимаете, Серёжа, – с важным видом замурчал Василий, ремонтируя старинный фолиант в кожаной обложке. – Есть два типа людей: те, кто при покупке одежды, смотрит только на внешний вид, и те, кто не ленится изучить товар со всех сторон, в том числе и его изнанку. В отношении окружающего мира, действует та же система: есть люди, которые смотрят на мир однобоко и довольны этим, а есть те, которые не боятся копнуть поглубже и увидеть его изнанку.

Сам по себе баюн представляет собой достаточно крупного зверя, однако передвигаться он может как на всех четырёх лапах, так и на двух задних. Поэтому долгое время для друзей фраза «похожее на человека и зверя одновременно» оставалась не совсем понятной, однако, понаблюдав и пообщавшись с Василием, рекруты поняли, что не стоит воспринимать её буквально. Внешне хранитель библиотеки не отличался от своих животных собратьев ничем, кроме размеров и некоторых анатомических особенностей. А вот схожесть с людьми ему придавала не столько человеческая речь, сколько «нечеловеческий» интеллект: эти существа способны запоминать и обрабатывать огромные объёмы информации, из-за чего заслужили в лице изнаночников звание самых умных сверхъестественных существ.

– Вы, Дмитрий, лучше бы брали пример со своего товарища и взяли бы в руки книгу, – промурчал Василий, проигнорировав заявление рекрута о слабительном в бутерброде. – Выучили бы способы разоблачения перевёртыша, к примеру.

Сказав это, баюн продолжил облизывать свои лапы, но вдруг замер с широко раскрытыми глазами. Послышалось урчание в животе библиотекаря, а в следующее мгновение он рванул с места так быстро, что мог обогнать болид формулы один. Димон грустно вздохнул и направился в общую комнату – довольно просторное квадратное помещение, совмещающее в себе черты лаунж-зоны и офиса. Часть комнаты занимали расставленные вокруг журнального столика-трансформера из IKEA удобные диваны и кресла. Наверное, здесь бывалые охотники на нечисть собирались для брифингов перед заданиями или на посиделки после тяжелых будней. Интересно было бы на это посмотреть.

Остальное же пространство было отведено под несколько письменных столов, шкафов и стеллаж, полки которых прогибались под тяжестью наваленных на них папок и картотек. Один из столов, кстати, был доверху завален книгами с множеством закладок, а на краю столешницы скромно покоилась аккуратненькая стопка исписанных блокнотов, – рабочее место Михалыча, к которому старик запрещал приближаться больше, чем на метр.

Кроме того общая комната служила ещё и связующим узлом, своего рода «узлом» для остальных помещений Либереи: сюда люди попадали при входе, отсюда они могли попасть в залы библиотеки, подсобные помещения или нижние уровни.

Серго также иногда занимал один из столов, но большую часть времени работал, комфортно разместившись на мягкой софе. Сейчас, между прочим, журнальный столик не сильно отличался от стола Михалыча: стопки книг, пометки в нескольких раскрытых блокнотах, пара основательно сточенных карандашей. Однако, весь этот беспорядок, где бы и когда бы он ни был устроен, всегда незаметно исчезает, когда работа окончена. До того, как друзья связались со сверхъестественной охраной правопорядка, Димон частенько задумывался, не грешит ли Архипов магией «вне Хогвартса». После переделки с Потрошителем, опасения лишь усилились.[2]

Сергей Архипов – среднего роста блондин с тускловатыми голубыми глазами, спрятанными за толстыми линзами очков в чёрной пластиковой оправе – вычитывал что-то на экране своего небольшого ноутбука, периодически делая пометки в потрёпанных распечатках. Для него с момента переезда в старинное подземелье мало, что изменилось – всё так же сидит перед компом в окружении книг.

Дима устало плюхнулся в кресло справа от дивана, на котором сидел его друг, и протяжно вздохнул, попытавшись обратить на себя внимание. Ничего не вышло. Тогда рекрут тяжело выдохнул, будто только что разгрузил вагон гружённый другими вагонами. Снова тщетно – Архипов продолжал внимательно поглощать информацию из всемирной паутины. Тогда Дима поднял с пола скомканный листок бумаги и в сердца швырнул его в лицо игнорирующему его присутствие другу, однако Серго внезапно поднял правую руку и поймал летящий в него снаряд. При этом даже не взглянув в сторону напарника.

– Ох ты ж… – удивлённо протянул Димон. – Я же говорил, ты колдун! Чуйка у тебя, что надо.

– Это не чуйка, а хорошее периферийное зрение, – пояснил интеллигент и снова с головой ушёл в виртуальное пространство.

А Филатов, отчаявшись разговорить друга, взял со стола первую попавшуюся книгу, перевернул пару страниц и, не отыскав на них картинок, вернул томик на место.

– У меня уже мозги пухнут от этих книг!

Когда Михалыч «заклеймил» новоиспечённых изнаночников, Дима ожидал, что с того момента на него хлынет прорвавший плотину обыденности бурный поток приключений и опасных авантюр, но вместо этого он получил тихо бегущий из трещины дамбы ручеёк однообразных будней: спортзал, читальный зал, тир, читальный зал, лаборатория, перерыв и всё по новой.

– Не обманывай себя, – бесстрастно произнёс Серго, глянув на друга. – Твои мозги пухнут от любых книг.

Дима Филатов – коротко стриженный кареглазый брюнет, ростом чуть ниже среднего. Чёрная футболка, бело-голубые джинсы, красные кеды – обычный стиль Димона. На шее, на чёрном шнурке, висит кулон «венецианская маска», на правой руке три или четыре памятных фенечки, прикрывающие «клеймо», на левой – часы на кожаном ремешке. Развалившись на диванчике, Дима быстро стучал большими пальцами по экрану смартфона, набирая текстовое сообщение. По своему обыкновению, пару раз выругался, попав пальцем не по той клавише.

– Сколько мы уже сидим в этом «подвале»? – закончив с сообщением, завозмущался Дима. – Месяц или два? Я думал, мы на нехристь всякую охотиться должны, а не штаны просиживать в компании пыльных энциклопедий! Интересно, Михалыч прочёл хотя бы половину из этого перед тем, как замочить первого выродка?

– Прочёл, – как всегда хмуро произнёс внезапно вошедший в читальный зал Михалыч. – Радуйся, я нашёл вам первое дело.

Выглядел наставник несколько устало. За то время, что рекруты живут в Либерее, они ни разу не видели, чтобы старик улыбался или отдыхал (редкое чаепитие в одиночестве не считается). Он либо где-то пропадал часами, либо гонял ученичков в спортзале, либо работал за своим захламлённым столом. Михалыч тяжело опустился на диван напротив Серго и почесал седой затылок. Лёгкая седина и запущенная щетина прибавляли наставнику несколько лет возраста сверху. Сколько ему? Лет пятьдесят, не меньше. Но для своих лет дядька в хорошей форме.

– Ну, чисто формально, второе дело. – деловито заметил Димон.

– Будешь умничать, третьего не дождёшься, – строго произнёс старик.

– Что за дело? – спросил Серго.

– Вчера ночью был убит человек, – рассказал Михалыч. – Судя по тому, что мне сообщили, какие-то сектанты расчленили тело или вроде того.

– А что, сектанты тоже по нашей части? – спросил Димон.

– Смотря какие, – туманно ответил старик. – В общем, езжайте в Питер и убедитесь, что дело не связано с нечистью. Всё ясно?

Не дожидаясь ответа учеников, наставник поднялся и направился к заваленному книгами рабочему месту.

– А если связано? ­– спросил Архипов напоследок.

– Звоните мне, а там посмотрим. – устало бросил через плечо изнаночник.

***

Уже спустя несколько часов после импровизированного брифинга, друзья ехали в питерский отель «Ринго», где их уже дожидался двухместный номер. Сидя в салоне такси, Серго разговаривал с таксистом по поводу последних новостей города, а Димон под аккомпанемент «The Pretty Reckless» смотрел в окно, за которым щедро лил проливной дождь.

Сквозь плотную стену ливня просматривались всё те же многоэтажки, многочисленные магазинчики и киоски, несущиеся бесконечным потоком автомобили, а ещё люди. Толпы людей, которые и не подозревают о существовании чудовищ. Конечно, все они слышали о них, смотрели фильмы про монстров… Но одно дело видеть всё это и понимать, что ты никогда не встретишься с этим наяву, и совсем другое – увидеть их в живую и попытаться выжить после этой встречи. Кто знает, может, прямо сейчас школьника с пятым айфоном преследует перевёртыш, а гламурную дамочку терпеливо сопровождает вурдалак?

Увлёкшись своими мыслями, Филатов не сразу заметил, что автомобиль остановился напротив входа в отель, а Серго, уже рассчитавшись с водителем, выходил из салона. Напарники забрали из багажника свои сумки и, успев промокнуть насквозь всего за пару минут, поспешили войти в холл отеля.

Пока Архипов дожидался администратора, Дима снова погрузился в себя. На этот раз он внимательно всматривался в контуры «клейма», красующегося на левом запястье. Смотрел и вспоминал…

Ритуал был проведён через неделю после их с Серго переезда в «библиотеку». Сперва Михалыч и ассистировавший ему Василий нарисовали, при помощи трафарета, на левых предплечьях рекрутов особый символ-оберег – необычную руну, напоминавшую гибрид буквы «М» и трезубца и заключённую в ромб, контур которого представлял собой несколько стандартных рунных комбинаций. Этот своеобразный герб заменял собой огромное количество амулетов и оберегов, которые раньше пришлось бы распихивать по карманам, и защищал от большинства внешних сверхъестественных угроз.

Придумал его один очень креативный алхимик-оккультист из Белоруссии, совместив в своём творении механизмы защиты сразу нескольких магических систем. Кроме самих символов дополнительную защиту обеспечивали и сами чернила «татушки», которые готовятся по средневековому рецепту, легендарность которого сравнима с философским камнем.

Пока наносился символ-оберег, Димон и Серго, чеканя слова, проговаривали заученную наизусть клятву-заклинание, больше похожую на отрывок из эпической поэмы. Важной частью ритуала, кучу правил которого Михалыч нарушил, является факт искренности намерений рекрутов. Они должны быть готовы к потенциальным опасностям в первую очередь духовно и психически, иначе оберег просто не приживётся, а без него шансы выжить в борьбе с нелюдьми стремятся к нулю. И когда друзья произнесли последние сроки, символы на их руках, обрётшие целостность, вдруг, словно загорелись. Рисунок стал невыносимо горячим, стал обжигать кожу. Напарники чувствовали, как символ, буквально, уходил вглубь: сквозь кожу, сквозь мышцы… сквозь кости, отпечатываясь где-то в глубине их самих. Они чувствовали, как рисунок клеймит саму их Сущность.

– Эй, – окликнул напарника Серго. – Ты идёшь?

Архипов позвенел ключами, будто колокольчиком, и они стали подниматься на свой этаж. Всё это время Филатова не покидало ощущение, что за ними кто-то наблюдает, буравит взглядом затылки. Сделав вид, что разминает шею, Дима осторожно взглянул назад, но ни одной живой души позади не оказалось. Их номер оказался почти посередине длинного коридора. Дойдя до нужной двери, Димон посмотрел сначала в одну сторону, затем в другую – коридор был пуст. Кажется, попахивает паранойей.

– Ты чего? – спросил Серго, открыв дверь.

– Не знаю, – ответил Дима. – Показалось, наверное.

Первое, что предстояло сделать – изолировать временное пристанище от непрошенных гостей. Заранее начерченные с геометрической точностью защитные символы оба изнаночника принялись размещать по всему номеру: парочку на входную дверь и по одному на каждое окно. Плюс ко всему Димон установил и настроил в номере «будильник»[3]. На всякий случай.

После изоляции временного пристанища изнаночники уселись за ноутбуки, собирая любую информацию касательно их нового дела. Информационные порталы, новостные паблики, сомнительного вида форумы – в ход шло всё.

– Похоже в городе нашёлся "исполнитель желаний", – устало сказал Серго, спустя минут сорок.

– Как в "Сталкере"? – спросил Димон, не отрываясь от экрана.

– Не думаю, – задумчиво ответил Серго. – За полтора месяца четыре человека попали на первые полосы нескольких газет. Фёдор Шилов из уличного попрошайки превратился в преуспевающего предпринимателя, Марина Миронова излечилась от рака четвёртой стадии за пару дней до смерти, Глеб Скрипов за неделю стал самым востребованным театральным актёром.

– А актёр-то тебе чем не угодил? – Дима так и не оторвал взгляд от монитора.

– А тем, что он пропил своё имущество, когда его уволили полгода назад из театра.

– Может исправился парень, переосмыслил свою жизнь, – предположил Димон. – Мало ли.

– Возможно, но не мешало бы и его проверить.

– А кто четвёртый?

– Егор Носов, жертва.

– У него есть родственники или друзья?

– Родителей нет, – ответил Серго, – в городе только девушка и друзья по яхт–клубу.

– Поговори с друзьями, а я загляну к его девушке, – предложил Димон, всё так же глядя на экран. – И не мешало бы осмотреть тело.

– Тогда предлагаю сгонять в морг, а потом поговорить с близкими, – произнёс Серго. – А ты что-нибудь нарыл?

– Да… Нет… Что?

– Что ты там делаешь? – Серго резко поднялся со своего места и подошёл к другу.

Как оказалось, всё это время Дима играл в какую-то онлайн-стрелялку. В ответ на осуждающий и в то же время вопросительный взгляд товарища, Филатов лишь пожал плечами и виновато улыбнулся.

***

Нужный изнаночникам морг представлял собой небольшое с виду одноэтажное здание, вход в которое располагался в тупиковом проулке. Перепутать или не заметить его было невозможно. Во-первых из-за таблички «Приём тел» на чёрной металлической двери, а во-вторых из-за забытой каталки и свеженьких гробов у стены.

Приветливый санитар впустил ребят внутрь, проводил в кабинет врача, слева от входа, а затем куда-то пропал. Напарники не знали, чего конкретно ожидать от кабинета патологоанатома, но к их удивлению он практически не отличался от кабинета обычного врача, например, терапевта. Светлые тона, хорошее освещение, забранное решёткой окно с видом в проулок. Просторный угловой письменный стол, аккуратно заставленный всем необходимым для работы, старенькие кресла для посетителей, а на стенах неотъемлемый атрибут врачебного кабинета – анатомические плакаты.

Долгих бесед изнаночники решили не проводить – быстро представились, рассказали, зачем пришли. Врач, к слову, тоже не стремился поболтать.

– Тело уже осматривали, – сухо и безучастно сказал медицинский эксперт, заполняя отчёт о вскрытии очередного «жмура».

Высокий и тощий человек, на вид лет тридцати. Бледная кожа, унылое выражение лица, синие мешки под глазами – если бы не белоснежный врачебный халат, то судмедэксперт Евгений вполне мог сойти за одного из своих «пациентов».

– Мы знаем, – терпеливо ответил Серго. – Но в деле появились новые детали, нам необходимо ещё раз осмотреть труп.

– Как скажете, офицеры.

Офицеры. Непривычно было слышать такое обращение. Чтобы не вызывать подозрений, друзья решили воспользоваться одним из спецсредств в арсенале изнаночников под названием П.С.Е.В.Д.О. Небольшое устройство, по виду похожее на пейджер, наводило на людей морок, делая их более внушаемыми. Пока действует этот прибор, люди будут верить во всё, что ты им скажешь. Сама аббревиатура П.С.Е.В.Д.О. расшифровывается, как «Прибор СверхъЕстественного Воздействия Диалоговым Общением».

Евгений, так звали судмедэксперта, поднялся из-за стола, шумно отхлебнул из кружки с надписью «Биг Босс» поостывший чёрный чай, и велел охотникам следовать за ним. Пройдя мимо входа-выхода, они вошли в довольно большой траурный зал с мраморными стенами, пьедесталом для гроба и несколькими стульями по обеим сторонам от него, а на дальней стене висели венки и иконы.

Миновав зал, троица оказалась в секционном помещении, с четырьмя металлическими столами для вскрытия, инвентарными столиками и прочим оборудованием. Евгений отпер дверь в «трупохранилище» – не малых габаритов помещение, у стен которого находились холодильные камеры с телами умерших. Самое интересное, что совсем не чувствовалось тошнотворного трупного запаха. Да и вообще каких-либо ароматов не было. А сами помещения были намного чище, чем процедурки в поликлиниках. Эксперт пробежал взглядом по номерам обозначенным на ящиках, а затем выдвинул один из них.

– Это кто же так неаккуратно людей расчленяет? – слегка брезгливо спросил Дима, глядя на рваные края отделённых частей тела, разложенных в анатомическом порядке.

– Судя по всему, его не просто расчленили, а разорвали на куски, – пояснил Евгений будничным тоном, будто ничего особенного он в этом не увидел. Хотя он же патологоанатом, чего он тут только не видел. – В пользу этого говорят и следы от когтей на груди и лице.

– И много у вас зверей, любящих человеческие пазлы? – деловито поинтересовался Димон.

– Медведи могут легко разорвать людей на части, – всё таким же безучастным тоном говорил Евгений, шумно похлёбывая остывший чай из кружки в правой руке. – На это вполне способна рысь. Но я не думаю, что это был кто-то из них.

– Почему? – спросил Серго.

– Нет отметин от клыков. То есть его не кусали, а медведи и рыси активно пользуются своими клыками. Тут уж скорее какой-нибудь волк-оборотень или злобный вампир, – сказав это, патологоанатом коротко прыснул.

В «трупохранилище» повисла неловкая пауза. Казалось, даже трупы сейчас смотрят свозь стальные стенки своих камер и говорят стушевавшимся охотникам: «Упс, кажется спалились!»

– Ой, скажете тоже, – не очень убедительно произнёс Филатов, чтобы хоть как-то заполнить тишину в морге.

Покинув морг, напарники разделились: Серго отправился в яхтклуб, чтобы встретиться с друзьями погибшего, а Димон поехал в центр города, чтобы встретиться с возлюбленной жертвы.

***

Филатов сидел за столиком у окна в небольшом уютном кафе, дожидаясь встречи с Еленой – девушкой яхтсмена, чья бренная оболочка покоилась в морге. Созвонившись, они договорились встретиться в этой закусочной. На улице моросил дождь, играя с солнечными лучами и прибивая витавшую в воздухе пыль к земле.

– Здравствуйте, – чуть плача поздоровалась среднего роста девушка с длинными русыми волосами, забранными в хвост, и заплаканными зелёными глазами, присев за стол. – Меня уже допрашивали полицейские.

– Я не из полиции, – сказал Дима, включив П.С.Е.В.Д.О. – Я частный детектив, меня нанял один из друзей Егора по яхт-клубу. Сейчас я провожу сбор информации. Любые сведения могут быть очень важными.

– Хорошо, – согласилась Лена. Теперь её голос звучал ровно, девушка забыла об эмоциях, пусть и ненадолго. – Что вас интересует?

Каждый раз изнаночника удивляло, как легко чудо-прибор заставляет людей выкладывать любую информацию, не задавая лишних вопросов. С одной стороны это невероятно полезно и облегчает сбор информации, но с другой – даже немного пугало. Кем был изобретатель этого устройства? И для каких целей он его собрал? Не боялся ли, что его детище попадёт в руки какого-нибудь маньяка?

– Что вы знаете о случившемся? – задал вопрос Филатов, включая диктофон.

– Егор возвращался домой, – слегка монотонно говорила девушка, отведя взгляд в сторону от липового сыщика. Она скрестила руки на груди, чуть вжала голову в плечи, постоянно ёрзала на стуле. Даже под действием П.С.Е.В.Д.О. разговор доставлял её дискомфорт. – Он плавал на своей яхте с друзьями. Перед самым домом на него напали и… убили.

Она на миг прикрыла глаза, чуть зажмурив их, чтобы сдержать накатившие слёзы.

– У Егора были недоброжелатели? – выдержав паузу, спросил Дима. – Быть может, вы видели или слышали, что он ссорился с кем-нибудь.

– Егор был дружелюбным, – утерев всё-таки выступившие слёзы, ответила Елена. – Он никогда ни с кем не конфликтовал. Разве что... – девушка сделала паузу, что-то припоминая.

– Любая мелочь может пригодиться в расследовании, – шаблонная фраза из детективных сериалов сама пришла на ум Димону.

– Пару недель назад за мной стал ухаживать один парень, – продолжила девушка. – Он, видимо, не знал о том, что у меня уже есть молодой человек. Егор с ним поговорил и дал понять, что ему ничего не светит. Но он с ним только поговорил и ничего больше, я сама видела.

– А как имя этого человека?

– Вы же не думаете, что это он сделал? – в голосе девушки на миг проскользнули нотки удивления и неуверенности.

– Важна любая мелочь, – напомнил Филатов. – Возможно, он знает что-то, что может помочь.

– Его зовут Лёша Хромов, – тут же ответила девушка. – Он работает охранником в Пулковской обсерватории. Это всё, что я о нём знаю.

– Спасибо, что уделили мне время. Ещё раз приношу мои соболезнования, – вежливо произнёс Дима, вставая из-за стола. – Всего доброго.

Димон отключил П.С.Е.В.Д.О., сунул диктофон в карман и покинул заведение. А девушка ещё несколько минут сидела за столиком, пытаясь понять, зачем сюда приходила.

***

Опрос друзей жертвы ничего не дал: они не замечали за ним странностей, никто из них не знал о каких-либо необычных местах, которые мог посетить Егор. Во время плавания он был весел и как обычно шутил над всем, чем можно и нельзя. Управившись с друзьями, Серго решил попытать счастья на месте убийства и опросить соседей, может хоть они дадут больше информации.

В большинстве квартир никто не отозвался. Может были на работе, а может телевизор приковал ленивых зевак к дивану.

– Блин, только час дня, – сам себе сказал Серго. – Конечно, большинство людей на работе.

Стоя на площадке третьего этажа, Серго уже подумывал уходить, как вдруг встретил миловидную старушку, которая согласилась рассказать о вчерашнем происшествии и напоить гостя чаем.

– Егор был хорошим юношей, – рассказывала Маргарита Петровна, шестидесятилетняя учительница музыки на пенсии, разливая свежезаваренный чай по кружкам. – В любой момент готов был помочь, по ночам не шумел, женщин не водил.

– Это, конечно, замечательно, но меня больше интересует то, что произошло вчера вечером. Вы сказали, что кое-что видели, – вежливо напомнил Серго тему беседы, сделав глоток горячего чая с приятным ароматом лесных ягод.

– Конечно, извините. Что это я, – произнесла Маргарита Петровна, сев напротив Архипова. – Понимаете, я страдаю бессонницей. Вчера никак не могла уснуть и решила почитать книжку, как вдруг услышала странные звуки, очень похожие на взмахи крыльев, но очень громкие. Намного громче птичьих. Мне стало любопытно, и я выглянула в окно. Увидела Егорушку. Он, задрав голову, смотрел в небо. Только я собралась отойти от окна, как увидела, что по земле пронеслась огромная крылатая тень. Егор её, видимо, не заметил и пошёл к подъезду. Но, не доходя до него, замер на месте, а потом упал на спину. Будто его свалили. Ну а дальше вы знаете, что было.

– То есть, Егора убила огромная птица? – подытожил Серго.

– Нет, – пенсионерка явно чувствовала неуверенность. – Не совсем.

– Так что же там случилось? – спросил Архипов. – Мне вы можете рассказать всё, как бы странно не звучали ваши слова.

– Хорошо, – согласилась старушка и, выдержав паузу, сообщила. – Его убил...

***

– Грифон? – от неожиданности Филатов даже поперхнулся своим чизбургером. – А Карлсона она там не видала?

– Если тебе интересно, пойди сам спроси, – отмахнулся Серго. – Мы пришли. В обсерватории дали этот адрес.

После чаепития с Маргаритой Петровной Серго собирался поехать в отель, чтобы всё обдумать, но звонок напарника заставил его наведаться в Пулковскую обсерваторию, где работал некий Алексей Хромов. На рабочем месте подозреваемого не оказалось. Более того, он уже неделю не появлялся на работе. Узнав адрес Хромова, Серго скинул его по СМС Димону и сам направился к дому незадачливого работника, где встретился с напарником и поведал ему о беседе со старушкой.

– И ты думаешь, что этот тунеядец может быть замешан? – спросил Серго, пока друзья двигались к нужному подъезду.

– А почему нет? – ответил Димон, слизывая соус с пальцев. – Он, в отличие от твоих грифонов, существует.

– Не факт, – огрызнулся Серго. – Его ведь уже неделю не видели.

Друзья уже подошли к подъезду, когда металлическая дверь распахнулась, и из дома вышел подросток, чьё внимание целиком и полностью доставалось смартфону, по размерам большему, чем ладонь, в которой его держали.

– Не зевай! – сказал Филатов напарнику, придержав закрывающуюся дверь.

Изнаночники поднялись на пятый этаж. Серго собирался уже нажать на кнопку дверного звонка, когда Димон заметил, что дверь открыта.

– Может, он спешил куда-нибудь? – предположил Серго.

Филатов осторожно открыл дверь и взглянул внутрь. Окинув взглядом полнейший беспорядок в прихожей, он достал из кобуры на поясе пистолет и снял его с предохранителя.

– А может, кто-то спешил к нему, – Серго последовал примеру напарника, осторожно входя внутрь.

Остальная часть квартиры выглядела не лучше: всевозможные шкафы и ящики были открыты и выпотрошены. На кухне были разбросаны столовые приборы, в гостиной был опрокинут журнальный столик, а на диване валялись несколько разрезанных подушек.

– Почти как в твоей комнате, – тихо обратился к другу Серго.

Внезапно из соседней комнаты послышалась возня. Переглянувшись, друзья встали по обе стороны от закрытой двери, а затем, подражая героям боевиков, ворвались внутрь.

Справа от двери стоял наполовину опустошённый шкаф, слева – небольшой компьютерный столик, на крышке которого лежала сумка с ноутбуком. Прямо перед друзьями находилась кровать, с лежащим на ней чемоданом, набитым вещами. А компанию ему составлял на смерть перепуганный мужчина среднего возраста в серой майке с пятнами пота и старых рваных джинсах.

– Вы кто такие? – спросил ошарашенный мужик.

– А ты кто? – вопросом на вопрос ответил Димон.

– Тот, кто платит за квартиру, – бросил Хромов. – Вы как сюда попали?

– Ты дверь не закрыл, чудила, – усмехнулся Филатов. – Она настежь открыта была.

– И что? Это не даёт вам никакого права...

– Расслабься, Хромов, – перебил зарождающуюся истерику Архипов. – Увидели беспорядок, думали воры забрались.

– А пушки зачем? – спросил хозяин квартиры.

– Эм... – Димон запнулся, глянув на пистолет. – Да уж, не удобно получилось.

– Вы что, мусора? – сам того не понимая, Хромов дал напарникам легенду.

– Нет, мы...

– Не мусора, а полицейские, – перебил друга Филатов, включая П.С.Е.В.Д.О.. – Имей уважение. Майор Кипелов, это мой напарник – капитан Елин. Мы хотим задать тебе пару вопросов, – называя должность и фамилию, Димон показал Хромову "пустую" корочку. В ней не было ни фото, ни каких-либо данных, но человек под влиянием П.С.Е.В.Д.О. видел то, что было нужно изнаночнику.

– Извините, – пробормотал хозяин квартиры, почёсывая затылок.

– Ты знал Егора Носова? – перешёл к делу Серго.

– Да, это парень Лены, – сказал Алексей. – Его убили вчера ночью.

– Елена сообщила, что у вас с ним были весьма напряжённые отношения, это правда? – спросил Филатов.

– Ещё бы, он увёл её у меня... Стоп! Вы что, думаете, я его убил?!

– Необходимо отработать все версии, – вспомнил Димон ещё одну типичную фразу из детективных сериалов

– Вы видели его тело? – Хромов был явно в панике. – Его же разорвали на куски, буквально. Я что, на такое способен? Да чисто физически нет!

– А чего ты нервничаешь? – спокойно спросил Филатов. – Судя по бардаку в твоей квартире и чемодану на кровати, ты решил из города уехать. Что, завистник, расчленил конкурента и решил смыться?

– Нет-нет, всё не так! – стал оправдываться Алексей. – Это не я! Честно вам говорю, не я! Не так всё было!

– А как всё было? – спросил Серго.

– Если скажу, вы меня в психушку отправите.

– А если не скажешь – в обезьянник, – пригрозил Димон, усаживаясь на тумбочку рядом со шкафом и показывая всем видом, что готов выслушать любой бред.

– Когда Носов дал понять, что мне ничего не светит, я был в отчаянии, – начал свой рассказ хозяин квартиры. – Купил бутылку водки и пошёл бродить по городу. Сам не помню, как я до "Аптекарского переулка" добрался. Когда водка кончилась, я просто сел на асфальт, прислонился спиной к "Цифровой башне". Сколько я так просидел, не знаю, но помню, что искренне хотел, чтобы Егора не было, а потом цифры на башне начали светиться и…

– Что? – спросил Серго, когда пауза, сделанная Хромовым, сильно затянулась.

– Потом появились грифоны, – наконец выдавил из себя кульминацию рассказа Алексей.

– Кто-кто? – переспросил Дима.

– Грифоны. – повторил Хромов.

– Это те, что с телом льва и крыльями и головой орла? – поинтересовался Филатов, прибегая к жестам.

– Понятия не имею, что у них там и чьё. Их самих я не видел, только тени – большие и крылатые, а ещё слышал их… клёкот.

– О, тогда ясно, – произнёс Димон с ноткой иронии в голосе. – Сколько говоришь ты тогда выпил?

– Что дальше было? – Архипов вернул допрос в прежнее русло.

– Они с крыши дома спрыгнули, принюхались ко мне, а потом улетели, – сказал Алексей. – Больше я их не видел.

– Так ты ж их не видел, – недоверчиво произнёс Дима. – Хватит лапшу на уши вешать!

– Я и не вешаю! – прикрикнул хозяин квартиры, от неожиданности Филатов схватился на рукоять пистолета. Мало ли. – Говорю же, тени видел. И слышал их хорошо. А ещё типа чувствовал. Не могу объяснить, как.

– А где, говоришь, это случилось? – спросил Серго.

– Старый квартал аптекарей, – ответил Хромов. – Раньше там аптека Пеля[4] была, а сейчас только кирпичная труба от неё и осталась.

– Эта та, на которой цифры светились? – всё ещё не доверчиво спросил Димон.

– Угу.

Когда рассказ был закончен, в комнате повисла тишина. Серго и Димон переваривали услышанное, а Хромов терпеливо ждал вынесения приговора. Он жутко нервничал, ожидая, что скажут липовые представители органов правопорядка. Его лоб покрылся испариной, а сам он и не заметил, как стал усердно грызть ногти.

– Знаешь, кончай бухать, парень, – нарушил, наконец, тягостное молчание Димон и направился к выходу.

– И в переулок тот больше не ходи, – добавил Серго перед уходом.

***

По возвращении в отель, Димон сразу улёгся спать, а Серго решил обзвонить людей, которые попали на первые полосы газет до убийства Егора Носова. Представившись всем троим журналистом популярного (правда, не существующего) издания, Серго удалось договориться о встречах в разных частях города. Сначала изнаночник помышлял об использовании услуг такси, но, опасаясь пробок, остановил свой выбор на метро и не прогадал. Предприниматель и актёр оказались очень разговорчивыми, однако, как Архипов не пытался, про Аптекарский переулок говорить они не хотели, уводя разговор в сторону и хвастаясь своими талантами. Тогда на помощь вновь приходил чудо-приборчик. С Мариной Мироновой, после чудесного излечения от рака ставшей не только главным медицинским феноменом, а ещё и заядлой экстрималкой, Серго решил не ходить вокруг да около, а сразу использовал П.С.Е.В.Д.О., чтобы не тратить ни своё, ни её время.

В конечном итоге оказалось, что все они каким-либо образом были связаны с Цифровой башней и Аптекарским переулком. После опроса счастливчиков, на который ушёл почти весь оставшийся день, Архипов вернулся в отель и сразу же сел за компьютер, вбивая в поисковик: "Аптекарский переулок", "Грифоны", "Исполнение желаний". А уже спустя пару минут, будил своего сонливого напарника, чтобы рассказать о том, что удалось выяснить.

– Ещё раз меня разбудишь, и я тебя застрелю, – недовольно пробурчал сонный Димон, размахивая при этом из стороны в сторону водяным пистолетом, заряженным святой водой, который он вытащил из-под подушки. – Чего тебе?

– Хочешь верь, хочешь нет, но Хромову грифоны не привиделись в пьяном угаре, – затараторил Серго. – "Аптекарский переулок" – местная достопримечательность. В нем находится Цифровая башня, или Башня Грифонов.

С этой кирпичной трубой связана городская легенда. Якобы, она была построена Вильгельмом Пелем для своей тайной лаборатории в подвале дома. По слухам, он изобрёл "эликсир бессмертия", нашёл способ превращать любой металл в золото и создал "формулу счастья". В Либерее Михалыч нашёл записи о том, как некий «выдающийся аптекарь привёз в Город Святого Петра из экспедиции в горы Алтая яйца диковинных то ли зверей, то ли птиц». Пель выращивал их в подвале своей лаборатории, а когда те подросли, стал выпускать наружу. На людей они никогда не нападали, но, если верить всё тем же записям, однажды грифонов увидел какой-то прохожий и даже подал на Пеля заявление в полицию. Стражи порядка в крылатых львов не поверили и в расследовании отказали, а аптекарь нашёл способ сделать своих питомцев невидимыми. Через некоторое время, осознав опасность своих изобретений, он наказал своим питомцам охранять секреты лаборатории.

– А чем были опасны его изобретения? – спросил всё ещё сонный Дима.

– А ты представь, что каждый желающий смог бы сделать себя бессмертным богачом. – ответил ему Серго.

– То есть, – решил подытожить Дима, – эти пернатые поганцы невидимы, умеют летать, могут разорвать людей на куски, при этом охраняют лабораторию аптекаря, который нашёл способ превратить любой металл в золото. Я ничего не упустил?

– Я выяснил и ещё кое-что, – продолжил Серго. – Алексей Кострома смог побывать в этой лаборатории, он нашёл или создал "формулу счастья" – числовую комбинацию, которую называют "кодом Вселенной". Он нанёс её на кирпичную кладку башни, а затем с помощью какого-то ритуала сделал так, чтобы этот код появлялся в определённое время, которое нельзя предугадать. Если в это время прийти в переулок и загадать желание, оно непременно сбудется. Именно так разбогател уличный попрошайка и излечилась больная раком Миронова.

– И таким же образом погиб Носов? – спросил Димон. – Пьяный Хромов загадал желание, а грифоны его исполнили?

– Похоже на то, – устало ответил Серго.

– И что будем делать?

– Михалыч сказал, чтобы мы возвращались в Москву, а грифонами займётся его «сослуживец».

– Ага, а за это время ещё десяток пьяниц велят пернатым разорвать на части какого-нибудь обидчика? Ну уж нет. Сами убьём гадин.

– Да? И как же? – поинтересовался Серго.

– Да брось, – произнёс Филатов. – Я по твоей хитрющей физиономии вижу, что ты уже знаешь, как.

– Набрёл я на одну легенду, – с напущенной скромностью сказал Архипов. – В ней особо злого грифона рыцарь убил наконечником из чистого золота.

– Пф, всего-то, – иронично произнёс Димон. – Чистое золото на каждом углу валяется. – а затем серьёзно спросил: – Где нам взять золотой наконечник?

– В лаборатории Пеля, – просто ответил Серго. – Он ведь делал золото из других металлов. Просто сделаем тоже самое с нашими ножами и всё.

– А если истории о его опытах враньё и нет там ничего? – спросил Димон.

– Предлагаю решать проблемы по мере поступления.

***

Двое изнаночников стояли у кирпичной одиннадцатиметровой башни – атавизма аптекарской лаборатории Вильгельма Пеля, вернее прикрытия настоящей лаборатории, которая находилась где-то под ногами изнаночников. Вся башня была исписана белыми цифрами за авторством Костромы.

– Двери здесь нет, – Дима, осмотрев трубу. – Как мы попадём внутрь?

– Понятия не имею. – признался Серго.

Архипов подошёл к башне и стал ощупывать кладку в надежде найти потайной переключатель. Димон, немного погодя, стал делать то же самое. Через двадцать минут безнадёжных поисков, друзья уселись на асфальт и прислонились спинами к стене соседнего здания, устало осматривая башню.

– Мне кажется, или пару минут назад цифры располагались по-другому? – вдруг произнёс Дима.

– Может это как раз то самое время? – предположил Серго, недолго думая.

Неужели Башня правда может исполнять желания? Она ведь уже излечила безнадёжно больную, вернула пьяницу в ряды актёров… Значит, можно просто попросить? Димон стал медленно приближаться к башне. В его голове была вполне чёткая мысль, желание: вернуть семью. Нужно только попросить и всё будет хорошо… Но какова цена? Что, если вернув свою семью, он отнимет её у кого-то ещё. Рекрут остановился и задумался.

Серго поднялся с земли, затем медленно, будто боясь спугнуть удачу, подошёл к башне и, приложив ладонь к кладке, тихо произнёс:

– Впусти нас.

Цифры на кирпичах начали тускло светиться, а затем кладка башни стала перестраиваться, открывая взору напарников металлическую дверь, с торчащим из замочной скважины ключом. Когда кирпичная кладка перестала ходить ходуном, Серёга осторожно повернул ключ в дверном замке и открыл створку, за которой оказалась узкая винтовая лестница, ведущая вниз.

Вот теперь Димон окончательно поверил в то, что изрисованная кирпичная труба исполняла желания людей. Тут же в памяти всплыла выцветшая фотография, на которой были запечатлены родители Филатова[5], только на ней Дима их и видел. А что, если попытаться? Что, если прямо сейчас загадать желание: пусть семья вернётся. Ведь, если оно исполнится, вся его жизнь пойдёт по-другому. В его жизни не будет детдома, хулиганов и задир, у него будет дом и родные. Однако, тогда он, возможно, никогда не познакомится с Серго – своим лучшим (и единственным) другом, и вряд ли когда-нибудь станет охотником на нечисть. Да и сам он, наверняка, станет совершенно другим человеком. Ну и как быть?

Пока Дима размышлял, Сергей вдруг услышал громкие хлопки крыльев и тут же задрал голову вверх, всматриваясь в ночное небо. Прямо над головами изнаночников послышался клёкот. Опомнившись, Димон вдруг втолкнул напарника в открывшийся в башне проход, а затем и сам нырнул в проём, не забыв прихватить сумку с инвентарём.

Грифоны за рекрутами не погнались – видимо, проход для них был слишком узок. А это значит, что, во-первых, внутри друзья будут в безопасности, а во-вторых, что вызывало беспокойство, крылатые твари были не в пример крупнее охотников.

Держа в руке бензиновую зажигалку, Архипов медленно спускался по скрипящей лестнице, выжигая плотный заслон из паутины и освещая себе путь. Внизу дальнейший путь прикрывала массивная деревянная дверь, запертая на большой амбарный замок. Серго выжег последние паучьи силки, после чего Дима монтировкой сбил проржавевший затвор. Вдвоём напарники не без усилий открыли тяжёлую дверь, оцарапав ею пол, и оказались в длинном прямоугольном помещении с полукруглым потолком. Вдоль стен покоились лабораторные столы с различным оборудованием, затянутым в ловчие сети членистоногих обитателей бывшей аптеки. Вооружившись фонарями, изнаночники стали тщательно осматривать помещение.

– Добро пожаловать в аптеку прошлого века, – пробурчал Архипов, глядя на пыль, паутину и шмыгнувшую под ногами крысу. – Санэпидстанция была бы в шоке.

– Смотри, Пель ещё и книги писал, – сказал Димон, разглядывая небольшую записную книжку, которую он вытащил из ящика стола. – Всяк читающий сей дневник, должен осознавать бремя, которое несут мои открытия, – прочёл он, раскрыв на первой странице записную книжку в кожаной обложке.

– Дневник? – переспросил Сергей. – Весьма кстати. Может там будет что-то о превращении металла в золото.

Следующие минут двадцать Дима провёл за изучением дневника, осторожно переворачивая ветхие страницы и разбирая врачебный почерк учёного. Серго тем временем пытался найти в лаборатории золото на тот случай, если самостоятельно его изготовить не удастся.

– Я нашёл записи о грифонах, – сообщил Дима. – Он пишет, что нашёл три яйца в алтайских пещерах во время путешествия и забрал их с собой в Питер. Когда из них вылупились грифоны, доктор растил их на чердаке дома своего друга, попутно изучая их физиологию и анатомию. Однажды грифонов случайно увидел местный пьянчуга и заявил на Пеля, однако бродяге не поверили и возбуждать дело не стали. После этого Пель стал работать над способом сделать своих питомцев «невидимыми для посторонних глаз». Помогал ему в этом небезызвестный нам товарищ Менделеев. Тогда же они при помощи знакомого инженера-оптика соорудили специальные очки, помогающие «узреть незримое».

Сверяясь с записями аптекаря, Филатов подошёл к одному из столов и, открыв ящик, вытащил оттуда небольшой футляр, в котором находились чудо-очки. По виду они больше походили на лётные – вместо дужек очки держались на голове при помощи регулируемого ремешка, а их окуляры были снабжены несколькими рычажками. Надев их, изнаночник аккуратно передвигал рычажки туда-сюда, будто настраивая фокус, а затем стал медленно осматривать помещение.

Пространство вокруг стало светло-серого, почти белого цвета. Дима медленно водил головой из стороны в сторону, пока не заметил что-то под тем же столом, где покоились чудо-очки. Парень взял это "что-то" обеими руками и положил на крышку стола. Как оказалось, он вытащил из-под стола старинный врачебный саквояж, испещрённый множеством символов. Филатов осторожно открыл пыльный чемоданчик и вытащил оттуда штатив, спиртовку и колбу с мутноватой жидкостью.

Димон полистал дневник, а затем принялся готовить оборудование: на штативе он закрепил колбу с веществом, а затем поджёг спиртовку. Пару минут спустя, Филатов с помощью зажима снял нагретую колбу и вылил её содержимое на лезвие своего ножа, которые стало покрываться тонким слоем чистого золота. К сожалению, раствора хватило только на один нож.

– Серго, я сделал золото, – гордо произнёс Димон, поднимая на лоб очки. – Я просто гений.

– Ага, – подтвердил удивлённый Архипов.

Погасив свечи, друзья направились к выходу из лаборатории. Димон, как владелец чудо-очков и золотого ножа, шёл первым. Они осторожно вышли из башни, внимательно прислушиваясь к звукам на улице. Один из невидимых грифонов, притаившись на крыше башни, бесшумно изготовился к прыжку и, перемахнув изананочников, мягко и плавно приземлился в паре метров перед ними.

С помощью чудо-очков Дима смог рассмотреть грозного хищника. Существо с крупными мускулистыми лапами, чьи когти царапали асфальт, орлиной головой с треугольными ушами и птичьим клювом, а так же большими двусуставными крыльями, чьё оперение отливало золотом. На массивной шее грифона был закреплён широкий металлический ошейник в виде толстого кольца с начерченными на нём оккультными знаками. Кажется, изнаночник видел такие в одной из книг в «библиотеке», и судорожно пытался вспомнить, что они означали. Грифон же, поймав на себе долгий пристальный взгляд человека грозно зарычал.

Димон угрожающе выставил перед собой золотой нож, и грифон, расценив это как попытку нападения, в миг приблизился к охотникам и отшвырнул ударом лапы своего обидчика. После этого он одним прыжком взмыл в воздух и, поднявшись над крышами соседних домов, мощно взмахнул своими крыльями, «метнув» таким образом с десяток острых, как бритва, золотистых перьев, которые, со звоном воткнувшись в асфальт, выбили сноп искр.

Серго отпрыгнул в сторону и, упав на землю, закрыл голову руками. Одно из перьев «упало» прямо возле его головы. Архипов взглянул на него и увидел прочное золотое лезвие, напоминавшее птичье перо. Будто кто-то выковал декоративное лезвие для ножа. Он тут же попытался вытащить клинок из земли, что стоило ему немалых усилий и нескольких порезов на ладонях. То же самое изнаночник проделал и с остальными перьями, разбросанными по всему переулку. Так в его арсенале оказалось целых три ножа. Остальные ему не дал приватизировать спустившийся с небес грифон, всё ещё остававшийся невидимым для Серёги.

Услышав утробный клёкот зверя, Серго почти наугад метнул одно из «перьев». Оно ударилось о стену дома и со звоном отскочило в сторону. Следующие мгновения рекрут стоял без движения, слушая окружающее пространство, пока не раздался оглушительный рёв. Сергей закрыл уши руками, а когда рык стих, метнул в предполагаемый источник шума второе перо. На этот раз более удачно: золотой клинок воткнулся в лапу крылатого зверя, который в следующее мгновение завалил человека на лопатки, прижав его к земле всем своим весом.

***

Оглушительный рёв вернул Филатова в реальность. С трудом разлепив веки, он почувствовал острую боль в правой части затылка и пояснице. Несколько секунд потребовалось, чтобы осознать, где он сейчас находится и что произошло немногим раньше. Однако, ход мыслей быстро вернулся в норму, когда взору изнаночника предстало бездыханная туша грифона, бессовестно придавившая собой второго изнаночника.

Краем глаза Димон увидел второго пернатого хищника, приземлившегося на черепичную крышу Цифровой Башни. Он собирался прыгнуть на ничего не подозревающего Серго. Димон, сжал в кулаке рукоять своего ножа, поднялся на ноги, а затем, практически не прицеливаясь, с силой швырнул клинок в уже прыгающего грифона. До кровавой развязки оставались доли секунды.

***

Друг Михалыча приехал к утру. Какого же было его удивление, когда он, надев чудо-очки, увидел двух мёртвых грифонов возле потрёпанных рекрутов. Передав всю информацию Сергеичу, как представился им друг наставника, напарники отправились в отель, собирать вещи и возвращаться домой.

Весь полёт Серго проспал, а Димон, читая последние питерские новости никак не мог отделаться от назойливых мыслей. Цифровая башня исполняла желания людей, оказавшийся в нужный момент в нужном месте. Однако, как оказалось, её услуги были отнюдь не бесплатными.

Марина Миронова, неожиданно исцелившаяся от рака последней стадии, вскоре попала в аварию и получила травму позвоночника. По словам врачей, она навсегда останется парализованной ниже шеи. А всё потому, что оказавшись однажды на грани гибели, она решила жить на полную катушку и ни в чём себе не отказывать, поэтому, для начала, попробовала себя в роли уличного гонщика. Во время гонки и случилась авария. Да, она теперь не умирает от смертельной болезни, но и жить в полной мере она теперь не сможет.

Фёдор Шилов ещё пару месяцев назад бывший уличным попрошайкой, вдруг запустил мега-успешный старт-ап, заработав достаточно денег, чтобы закрыть все свои долги и жить не хуже среднего петербуржца. Однако, этого ему показалось мало. Боясь снова опуститься на социальное дно, Федя стал искать новые источники заработка, связался с бандитами, кинул их на бабки, за что потом и словил пулю в лоб. И снова Башня вроде как ни при чём – желание она исполнила, а дальше мужик сам виноват.

Ну, и наконец, Глеб Скрипов. Всего за неделю из беспробудного пьяницы он превратился в одного из самых востребованных театральных актёров. Он настолько хорошо входил в свои роли, что иногда казалось, будто он играет самого себя. Однако то, насколько разными были эти образы, подрывало эту версию. Вот только спустя пару успешных спектаклей, Глеб попал в психиатрическую лечебницу с диагнозом «диссоциативное расстройство идентичности». Он так хорошо играл своих персонажей, что они в итоге действительно стали частью его самого.

И вот, читая о том, что случилось с «клиентами» Цифровой Башни, Филатов невольно задумывался, что случилось бы с ним, если бы он не замешкался и загадал своё желание? Как бы воссоединение с семьёй сказалось на его дальнейшей судьбе? Он представлял, что, зная своих родителей и будь они рядом, он был бы счастлив. Как Башня вывернула бы наизнанку эту мечту? Как говорится, бойтесь своих желаний…

***

– Ну что, как вам оперативная работа? – спросил Михалыч, сидя за своим рабочим столом, когда его подопечные вошли в общий зал. Казалось, будто он с момента их отъезда даже не пошевелился.

– Знаешь, я, наверное, ещё книжки почитаю, – устало ответил Димон и отправился в свою комнату.

– Вы убили грифонов? – спросил наставник скорее для проформы.

– Да, – ответил такой же уставший, как и напарник, Серго. – Ты знал, что у них золотые перья?

– Что, правда? – как будто бы удивился Михалыч, не отрываясь от работы.

– Ага, – зевая, сказал Архипов. – Лабораторию, дневник Пеля и чудо-очки, мы отдали Сергеичу. В подробностях позже расскажем.

– Отдыхайте, парни. – понимающе кивнул Михалыч.

Серго вошёл в свою комнату, бросил сумку с вещами рядом с кроватью, а сам плюхнулся на неё и уткнулся лицом в подушку. Он медленно прикрыл глаза, предвкушая долгий и спокойный сон, однако звонок мобильника разбил в дребезги все его надежды, как десантник стеклянную бутылку об свою голову.

– Слушаю, – ответил на звонок Архипов.

– Серго, – послышался из динамика голос Димона, который точно так же лежал на кровати в соседней комнате. – Одного грифона убил ты. Второго прикончил я…

– Ты хотел убить обоих?

В силу своей усталости Серго не особо понимал, к чему ведёт напарник, а тот, в свою очередь, ненадолго замолчал.

– В дневнике написано, что в алтайских пещерах Пель нашёл три яйца.

***

На Санкт-Петербург медленно опускалась ночь. Люди заканчивали свою бесконечную беготню по городу, садились на диваны перед телевизорами, уединяясь со своими семьями, а где-то над крышами домов, взмахивая крыльями, кружил невидимый древний зверь, окидывая пристальным взором свои охотничьи угодья. Он приземлился на крышу Цифровой башни и, сложив двусуставные крылья, издал скорбящий рык в память о своих погибших братьях, охранявших секрет своего хозяина.

Услышав рёв зверя, высокий молодой человек, стоявший на балконе своей квартиры, устремил свой взор в сторону "Аптекарского переулка". В его глазах читалось удивление и волнение. Он обвязал вокруг шеи шарф, накинул пальто и направился к переулку.

Загадочный человек остановился в нескольких метрах от Цифровой башни и замер, глядя на неё с ностальгией, а затем он достал из внутреннего кармана очки с зеркальными линзами и водрузил на своё лицо. Грифон, увидев человека, спустился на асфальт и, подойдя к нему, уткнулся головой в грудь. Человек положил свою ладонь на пернатую голову и погладил зверя.

– Одни мы с тобой остались, Дружок, – грустно протянул человек. – Теперь и ты своих потерял.

Человек вставил старинный ключ в скважину на ошейнике и повернул его. Звонкий щелчок и тяжёлый ошейник упал на землю. Человек провёл по голове зверя рукой, а затем отошёл назад на пару шагов. Крылатый лев плавными движениями размял освободившуюся от ноши шею, а затем резко взмахнул огромными золотистыми крыльями и взмыл высоко в воздух.

– Поживи для себя, старый друг, – произнёс человек. – Теперь ты свободен.

Продолжение следует в «Правдивой истории русалочек» …

14.09.2014 – 05.12.2016



[1] В славянской мифологии – способный обратиться в волка. Среди волколаков обычно принято различать колдунов, которые превращаются добровольно и контролируют свои действия, и обычных людей, которые перекидываются в зверя по ряду не зависящих от них причин.

[2] См. «Чёрная «Волга»

[3] Устройство для обнаружения призраков. См. «Чёрная «Волга».

[4] Василий Васильевич Пель – провизор, владевший одной из старейших и известнейших аптек Российской империи, потомственный почётный гражданин Санкт-Петербурга.

[5] См. рассказ «Чёрная «Волга».

0
14:00
1070
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Эли Бротовски