Юлия Владимировна №1

Отражения

Отражения
Работа №2. Тема: Городская служба непознанного
  • Победитель
Текст:

Осколки зимы растворялись в текущей, журчащей, капающей воде. Превращались в лужи-желе. Только тронь, и отражение идёт рябью, меняет формы, становится зыбким и неустойчивым.

Пока не успокоилось оно, пока дрожит переходом, можно ловить и подглядывать, всматриваясь в ту, другую Москву.

Бывают детские задачки – найти отличия на двух картинках. Рисунки вроде и похожи, а разные. И ты глядишь пристально, ищешь, знаешь, что ещё что-то должно быть, ещё пара непохожестей. Но не замечаешь. Вот и здесь: взгляд на зеркало воды, и вроде всё, как и должно быть. Ускользают отличия. Смазываются. Да и не будет никто их выискивать там, где всего лишь копии в талой воде. Только вот если знающий встанет перед маленьким океаном, поглядит вниз внимательно, глубоко, то и отметит, что в хрущёвке рядышком два окна ярким лиловым весенне-дачным светом горят, а взгляд опустишь – одно. Из второго зеленца льётся, клубится. Что-то варится, готовится, кому-то полезное, да не любому, и не каждому заметное, а если заметное, то непонятное.

Или вот птица пролетела под ногами, мелькнула да по плечу мазнула. Хвост длинный, юркая, не голубь и не воробей. Оглядываешься, головой крутишь, нет никого. Даже воздух не шелохнулся, может только от суеты твоей. Да и была ли птица, мало ли что показаться может в городской суматохе.

Листина знала, куда смотреть и зачем. Но глядела не на зеркала под ногами, а на цветы в руках. Розы пурпурные, дорогие, на длинных стеблях с обрезанными шипами не царапали ладонь и вообще никаких неудобств не доставляли, разве что чуть руку холодили. Букет ей подарил Макс, друг сестры подруги, уговоривший пройтись вместе по городу, отметить наступающую весну. Время было проведено, и в гастробаре вполне неплохо делали фобо. Надо бы запомнить на будущее. Дорогой букет не отражался в воде. Он вроде бы был, зацепил взгляд спешащей мимо под руку с мужем соседки, Татьяны Алексеевны. Пару минут пришлось распутывать, чтобы отпустил, а то Сергей Иванович успел и расстроиться немного – супругу он вёл в кино на любимый фильм, но цветы покупать не планировал, дорогие стали. Розы привлекали внимание, но отражение их смазывалось, терялось и серело невнятным пятном. Один лепесток слетел и опустился на него ярким пятном, будто желая компенсировать блёклость.

Лист опустила руку с букетом и оглянулась. Покачивая пушистыми боками к ней приближался большой кот со странным, будто заячьим хвостом, то ли обрубленным, то ли ещё что. О том кот никогда не говорил, но все подозревали, что это его обычный хвост, потому что, строго говоря, хранитель города был не совсем котом. Точнее, совсем не котом. Но на вопрос плохо знакомых сущностей, кто же он всё-таки, неизменно отвечал «Мяу» или просто «Ростислав».

– Доброго вечера, Рост.

– Привет, ведьмочка. Что грустная?

– Цветы неживые... Ни частички души, ни даже мысли какой тёплой не вложено. Вообще непонятно, как так можно, о чём вообще думал, – Лист подошла к скамейке и положила букет. Выбрасывать было жалко, а таскать с собой бессмысленно.

– Кто? Ты хоть как зовут помнишь?

– Зачем?

– А если зачем, то чего таки грустная?

– Я гуляла, Рост. В парках у нас, ездила в центр, даже на север ездила. Людей пока мало там, холодно ещё, но деревья просыпаются. Я их обнимала, собирала силу, болтала, слушала… Ходила по городу, по дворам и вдоль шоссе. Вчера до Нагатинской набережной дошла. Русалки лёд не отпускают, странно, в прошлом году сами тепла доливали, скучно им было. Что-то не так, Рост. Вроде бы звон слышу, солнце вижу, но город замер, грустит. Вот и я грущу. И ищу. Что творится, кот?

– Сегодня в восемь встреча Службы, Лист. Внеочередная, срочная. Думаю, не ты одна заметила. Все чуют. Даже люди. Обсудим. Ты где телефон посеяла?

– Ох. Звук выключила… Отвлекает. Я с городом ходила общаться, потом с Максом. Телефон лишний был. Кстати, вот. Помню как зовут его.

– Ну за пару часов даже для тебя было бы слишком забыть… Пошли пройдёмся, время есть. Искал тебя, чтобы позвать. Цени!

– Что меня второй раз за день зовут гулять неоднозначные личности? – Лист засунула руки в карманы куртки и медленно пошла по дороге.

– Что коренной Хранитель к тебе курьером бегает, неблагодарная! – фыркнул кот и вдруг подпрыгнул, мазнув лапой по воздуху. В луже мелькнуло перо, – Почти достал!

– Не трогай вестников. Не был бы таким вредным, мог бы вот их отправлять, а не бегать сам.

– Ну и ладно. Спорт полезен для здоровья. Да и меня что-то тревожит, Лист, –неожиданно тихо сказал Рост.

Прошли три дома, Пятёрочку, пять домов, Перекрёсток, школу, детский садик и коробку, ещё шесть домов, дорогу, парковку и вышли к скверу. Сквером роща у высохшего русла реки с одной стороны и тоненького обычно, но разливающегося по весне ручейка, с другой, стала называться три года назад. Тогда тропинки укрыли асфальтом, поставили скамеечки, беседки и мангалы. Сквер полюбили собачники, шашлычники и просто живущие рядом.

– Чувствуешь? – Лист плотнее запахнула куртку.

– Весну?

– Да весну понятно…

– Собачники не убирали всю зиму, и оно оттаяло, а теперь воняет?

– Фу… Нет, не то. Взгляд.

Метров через сто по дорожке девочка фотографировала большого белого чёрного с лоснящейся шерстью. Приседала, обходила с одной стороны и с другой, подносила телефон к морде и в итоге убежала, улыбаясь и не отрывая голову от экрана. Собака продолжала лежать.

Через пару минут девочка отошла, а Зина с Ростом подошли.

– Совсем совесть потерял? Всю скамейку занял… Двигайся давай, - Рост запрыгнул на скамейку, наступив на пушистый хвост.

– Привет, Хвост. Лист, и тебе привет.

Хвост Роста мелко задрожал, шерсть вздыбилась, – Рост, сколько можно повторять! РОСТ!

– Успокойся, хвостатый, – Пёс зевнул, продемонстрировав отменный оскал, – Есть дела поважнее.

– Опять?

– Да, Ли. Растёт. Скоро оформиться может. А противовеса мало. Нейтральным не разбавишь. У ручья сложно, а вот там, где люди… – Пёс повернул голову в сторону мостика, где за прозрачными пока деревьями виднелись постройки.

Лист повернулась к коту, похожему на статуэтку сейчас – сидящему без движения, не мигающему.

– За месяц уже семь сущностей развеяла. Здесь одну, у метро две. У рынка, у площадки и ещё в паре мест. Где людей много. Всех не успеваю, сил не хватает. И новые быстро появляются.

– Обсудим сегодня. Пойдём, Листик. Через полчаса встречаемся. Ещё чайку дунуть успеем, – Рост вздохнул и спрыгнул на землю.

– Спасибо, Пёс, - бросил через плечо.

У беседок было шумно.

Серёга, Мик и Руслан, приезжающие каждую субботу на мойку самообслуживания за сквером обсудить последние новости, перемыть косточки родне и начальникам, ругались у скамейки.

– Совсем офонарел, мало ли что я тебе обещал?! Какая помощь?! Ты себя слышишь, что несёшь?

– Я и себя и тебя слышу, трепло. Думать нечем, так хоть бы за слова отвечал.

– Да смысл с ним, идиотом, разговаривать, – весь в красных пятнах, Мик ударил по деревянной ограде.

Неподалёку, не обращая на мужчин внимания, девушка высказывала что-то ребёнку в коляске. Собачились два собачника.

– Идите в другое место гавкаться, – не выдержала она.

Между деревьями за беседками клубился рой мошек. Там всегда было влажно – вода рядом, но рано ещё для мошкары…

На ровной площадке снега уже не было, только тонкий слой воды. Лист с Ростом опустили взгляд одновременно, как по команде. На ветвях колыхалась прозрачным пологом небольшая сущность, колкая и тёмная, с маленькими красными глазками.

Лист глянула на рой, подошла к деревьям, достала из кармана пакетик с порошком, похожим на краски Холи, высыпала на ладошку и дунула в сторону роя. Казалось, быть сейчас скамейкам, снегу, деревьям и самой Ли радужными, но нет, цветной порошок вылетел, стал прозрачным, заискрился на солнце, накрыл сущность и растворился вместе с ней.

– Что ж такое… Нервы сдают. Выспаться бы… – девушка с коляской что-то поправила внутри, встала и ушла.

Ли закрыла глаза и села на скамейку.

– Пошли, опоздаем. Дома тебе заварю кое-что для силы, – Рост ткнулся носом в яркую шерстяную юбку.

– Идём. Пока здесь чисто. Захотят – и остальные скоро успокоятся, – Лист неловко поднялась.

– Чего встала посреди дороги? – рявкнула проходящая мимо невысокая благообразная женщина с сумкой, из которой торчали пакеты с сахаром. – Пройти дай!

– Ненадолго, вестимо, – задумчиво протянул Рост, глядя на оседающую пыль.

Добежав до затопленной почти парковки, Лист огляделась и бросила:

– Через зеркало пошли, – подошла к отражению девятиэтажки, не знавшей капремонта, в которой жила уже почти год и прыгнула прямо в центр лужи, где виднелось окно восьмого этажа. Рост ухнул следом. Исчезли, будто не асфальт, разбитый снегами, лопатами и машинами был под лужей, а омут глубокий, уж никак не меньше их роста.

Появившийся из-за угла мальчик на самокате отвлёкся от несущейся под колесо дороги и споткнулся о бордюр.

– Под ноги смотри, свалишься, никаких самокатов больше!

– Там зенсина пропала, ба! Стояла и в лужу провалилась!

– Фантазёр… Она за машину зашла, глупенький, – бабушка отряхнула брючки паренька и вздохнула. А вот ты увидел лужу наконец, объезжать придётся, всё не могут ровно асфальт положить, криворукие, ещё машины эти, ни пройти ни проехать…

Тем временем Лист и Рост выпали прямо на кухню квартиры Листины.

Лист открыла ноутбук. Служба непознанного в почти полном составе уже была на связи. Как обычно, водяные и русалки через воду, феи через зеркало, василиски по очкам, кицунэ глядели в стоячую воду, гоблины в застывшую реку. Всем было удобно по-разному, подобные встречи Служба уже много столетий проводила онлайн. Лет 20 назад Замоскворецкая Баба-Яга, облюбовавшая выкрашенную в дубовую рощу щитовую, предложила усовершенствованный вариант, подключив к сети человеческие системы.

Выступал Городовой:

– С полем эмоций плохое творится. В нейтральных местах скопления людей начинают формироваться тёмные сущности. И если в прошлый раз были в основном тоска, страх, одиночество, то сейчас добавляются злость и обида, ненависть и боль.

Мигнул экран подъездного, мужичка в рабочей спецовке с рыжей бородой:

– Я со своими говорил… Так у нас тоже. Ну не так много, конечно, но телефоны достанут, телевизоры включат, да или на кухне соберутся как водиться, и сереет. Было то и раньше, меньше только, в разы меньше. Мы не вмешивались то особо. Но до формы не дорастёт, думаю. Хотя…

– Спасибо. – Городовой помрачнел. – Но до чего это дорастёт, мы не знаем. Надо советоваться со Стабильными сущностями. Они впитали много разного, были разным, но нашли баланс. Они должны подсказать, как справиться. Лист, Майя, Ким, Тара, Хош – встретьтесь с пятью сильнейшими сегодня.

Названные кивнули. Листина отключилась, сделала большой глоток дымящегося отвара из чашки, закусила шоколадкой и пошла снова одеваться.

Через час Лист и Рост стояли у Библиотеки имени Ленина. Один из старейших Сущностей был в общем-то достаточно молод, не так давно ему исполнилось полтора века, и эту дату он отмечал с размахом. Его звали Библиотекарем, Сводником, Экскурсоводом, и ни с одним из этих имён он не спорил.

– Мне всё не вобрать, маленькая. – Стабильный закрыл Лист от ветра, положил голову на парапет. – Да и во мне разного много. Чтобы отдавать светлое, нужна подпитка. А сейчас… Сама видишь. Я стараюсь, но тёмное появляется часто, концентрированно, без отдыха.

– Мы тоже не справимся сами. Не успеем.

– Люди.

– Что люди? Мы понимаем, что это всё из-за них. Но что с этим делать?! – спросил уже сидящий на ступени Рост.

– Нет, не то. Люди должны помочь.

Ли задумалась, начала перебирать свисающие на лицо пряди. Рост посмотрел вокруг. Время позднее, людей было немного, но они были. Разные. Пара целовалась на ступеньках. Что-то тихо выясняла по телефону женщина. Смеялась группа молодых людей у памятника. Мужчина на корточках искал что-то на тротуаре, подсвечивая телефоном. Через пару минут телефон погас. Ещё какое-то время он высматривал что-то в темноте, потом сел на корточки и опустил голову. К нему подошёл Рост, мяукнул, потёрся о ногу.

– Там номер, понимаешь? – мужчина погладил кота, – Я должен найти… Уронил бумажку, дурак, прямо в грязь… А в телефон не успел внести…

Лист встала и подошла к смеющейся компании:

– Привет. Поможете? – показала на мужчину.

– Посветить что ли? – один из парней достал телефон, подошёл к сидящей фигуре:

– Ну… Кот вряд ли поможет. Что случилось то?

Через пять минут вокруг памятника бродило 8 человек: молодая пара, женщина и пятеро парней. Все пристально вглядывались в весеннюю грязь, подсвеченную телефонами с включенными фонариками.

– Нашла! Смотрите, я нашла!

– Ну не знаю, – Рост фыркнул, – выглядели глупо. Да и мало этого.

– Мало. Но людей много, а мы не справимся. Экскурсовод прав, смотри. – Лист показала на искорки, бликующие о землю. – Светлеет.

+6
18:22
530
18:58
+1
Много персонажей, много повествования. И, хотя я в восторге от чудесного имени героини Листина и кота Ростислав, мне не нравятся сокращения от них, тем более двойное у героини. Финальная сцена замечательная. Встреча с соседом — повествование удлиняет и усложняет, на мой взгляд. Тем не менее, рассказ плюсую, понравился. И картинка в тему.
20:24 (отредактировано)
+2
Я, похоже, ЦА этого рассказа)
Мне все здесь понравилось — и язык, и идея, и котик с хвостиком.

Немного сумбурно, чувствуется, что автор торопился. Кмк лучше, если было бы меньше локаций и героев, но чуть-чуть побольше про Листину. Ну и с темой немножко мимо вышло — они же сами себя так не называют?
Но ГОЛОС, конечно.
09:30 (отредактировано)
+1
Вот в целом хорошо написано, стильно, настроенчески, но ошибки глупейшие сильно портят впечатление. То бородатая спецовка, то «соберутся как водиться», и т.п. Кто такая Зина? Что такое «почти парковка»? Диалоги обрывчатые и нехарактерные, трудно определить авторство реплик, а автор не стремится пояснять.
И по итогу вышло несколько скучновато и суховато. Какое-то неспешное и неувлекательное описание событий. Много персонажей, много действий. Несколько сумбурно и не очень внятно.
Но совсем не плохо. Совсем не плохо, потому что написано своеобразно, не шаблонно. Пусть трудно с непривычки воспринимаются необычно составленные фразы, но, по крайней мере, именно язык не выглядит скучным.
20:31 (отредактировано)
Или вот птица пролетела под ногами, мелькнула да по плечу мазнула.

Вот есть бывшее одно время модным противное выражение «мазнул вглядом». Ну ладно, метафорически можно понять. Но как может мазнуть по плечу птица? Ведь это не взгляд, а материальный предмет. Если мазнула «чем», тогда все в норме. А так получается не метафора, а логическая несовместимость.
фыркнул кот и вдруг подпрыгнул, мазнув лапой по воздуху.

О, опять мажут. Только теперь кот лапой по воздуху. И что с воздухом стало? Он покрасился от лапы или испачкался?
Интересно, третий раз будут мазать?
Фух, дочитал. Мазать больше не стали и слава богу.
Крайне сумбурный рассказ, переполненный лишними деталями по самый заголовок, да еще с открытой концовкой.
Первые четыре абзаца плещутся самой обычной водой образности, которая никак не влияет ни на сюжет, ни на гладкость и понятность изложения. Сумбурность объясняется просто: огромное количество персонажей (пусть даже второстепенных), которые в рассказе не нужны вообще, поскольку это малая форма. Плюс совершенно неясный сказочный мир, состоящий из сонма каких-то непонятных сущностей типа Стабильных, Темных, Сильнейших и в довесок к ним целый Городовой есть! А он кто такой? Пуп всех сущностей?
Если бы автор поменьше разбавлял текст образными описаниями и красивостями, ему бы, может, и хватило знаков на сам сюжет.
Да, написано почти грамотно (за исключение мазания всего подряд), но это не спасает.
Слабый рассказ.
05:57
+1
«Он вроде бы был, зацепил взгляд спешащей мимо под руку с мужем соседки, Татьяны Алексеевны».
Чего-чего? Кого там взгляд зацепил?.. ничего не поняла из этого предложения. Аа… их взгляд зацепил букет… как-то прям реально сложно воспринимается это предложение)

«Прошли три дома, Пятёрочку, пять домов, Перекрёсток, школу,»
Наверное, все же в кавычках должны быть названия.

«Сквером роща у высохшего русла реки с одной стороны и тоненького обычно, но разливающегося по весне ручейка, с другой, стала называться три года назад».
Вообще шиворот на выворот предложение. Совершенно не воспринимается на слух.

«Через пару минут девочка отошла, а Зина с Ростом подошли.»
Зина? Какая? Откуда?

В целом задумка мне понравилась. Начало даже было классным. Но, как мне кажется, что-то пошло не так и дальше всех выглядит наспех написанным… не знаю, как-то внезапно становится много персонажей, много каких-то проблем… в общем, за начало отдельным плюсик, за кота и Листину – еще один большой плюсик, они реально классные! Но вот мне кажется, что над сюжетом еще можно поработать.
09:54
Вроде как и ничего текст, но кажется крайне неудачными сокращения эти — Ли, Лист, Рост. Раздражает и мешает воспринимать текст.
И вот в реке возле Нагатинской набережной и зимой-то лёд редко бывает, а уж весной-то…
15:44
Про то, что незачем абсолютно плодить разные имена для одного персонажа уже выше написали, и я скажу еще раз. Это, видимо, какая-то фишка для этого рассказа, но мне не зашла.
Написано вроде и неплохо, но вообще без огонька, ужасно пресно и неспешно, пока дошла до середины, уже забыла, че там в начале и зачем мне все это надо. Внимание рассказ держать не сумел.
10:19 (отредактировано)
+2
Из хорошего:
Язык. Авторский, акварельный.
Интересные детали: мужик, что перехватывает взгляд жены на розы, собачники собачатся, девочка с телефоном.

Про сумбурность повествования. Она есть и с этим уже ничего не поделаешь, поскольку на этом рассказ построен. Тут все как будто в отражении, размытое и неясное. Либо зайдёт читателю, отражая его собственное состояние, либо нет.
Если убрать шутку с собачьими какашками, то рассказ можно назвать нежным, задумчивым, как дождь в начале октября. Все эти милые подробности про Пятерочку, Перекрёсток, Нагатинскую набережную, пакеты с сахаром в сумке благообразной (чегой-то как про попа?) раздражительной дамы — хорошо.

Показались инфантильными все эти имена, про которые выше сказали. Эти детские, кукольные сокращения, ненужная вычурность.

Ещё, конечно, стопоришься на «друге сестры подруги» (или как там). И почему Листина (дал же бог имечко))) Шелестина было бы вернее) пошла с ним ужинать? И вообще зачем это в тексте, как это на сюжет работает?

В тексте куча волшебного народу обретается. Даже гоблинов не забыли, хотя, казалось бы, можно уж точно было обойтись без них.
Их как в вагон метро в час пик загнали. Им там не продохнуть, не то, чтобы рукой-ногой пошевелить. А ещё ж Библиотекарь парит. Масонская ложа просто)

И говорящие коты уже достали, если честно. Спасибо, что без остроконечной шляпы на этот раз. И где мётлы у ведьм, простите, ведьмочек? Если уж собирать весь набор «настоящая ведьма», то бородавка на носу, метла и чёрный кот — будьте любезны)) А то взяли моду только котов эксплуатировать в почти каждом рассказе на турнире.

14:59 (отредактировано)
+1
На мой взгляд, это замечательный рассказ, который требует серьезной редакторской работы, иначе рискует остаться менее прекрасным, чем потенциально мог бы.

Много лишнего. Центральная идея раскрывается в конце, но до нее надо еще добраться, вернее, пробраться, и не всегда этот путь легок, приятен и необходим. К примеру, эпизод со встречей Пса. Если есть тут добрые люди, которые при первом прочтении поняли вот этот ответ:

Да, Ли. Растёт. Скоро оформиться может. А противовеса мало. Нейтральным не разбавишь. У ручья сложно, а вот там, где люди…


— вам нужна какая-то особая медаль за понятливость. С моей точки зрения, вообще весь разговор с Псом можно и нужно из текста выбросить.

Сразу же после этого внезапно скачет фокал, и мы встречаемся с Серёгой, Микой и Русланом (потому что Листина очень вряд ли знала, как этих троих зовут). Что в них такого важного, что им дали имена, и почему в таком случае именами обделены девушка с ребенком и собачники? Так же внезапно фокал перепрыгивает обратно к Листине. Что это было, зачем?

И вот в рассказе немало такого. Мне не кажется это результатом задумки, стилем, приемом или чем еще. Это разгул авторской фантазии, который чистит редакторская работа. На эту тему есть замечательный фильм «Гений».

Поработать над рассказом, и выйдет прелесть, что такое. Настоящий горфэнт с хорошей задумкой и интересными персонажами.
18:55 (отредактировано)
+1
Чего-то не хватило, чего-то перебор. Стандартная картина для турнирной работы, зажатой в строгие временные рамки. Полировать рассказ нужно долго и нудно, для начала выведя основную идею вперед, а не давая ей внимание только ближе к концу.
ГОЛОС Пальма, может, и лучше, но из оставшихся — этот самый удачный, на мой взгляд.
19:28
А Зина это кто?
Много воды в тексте.
16:02
+2
Основная проблема рассказа – этакая растрёпанность. Не знаю, с чем это связано. Может, автор не успел отшлифовать идею, убрать побочные линии (которые возникли в процессе написания, но особой нагрузки не несут). Может, пришла идея сразу чего-то крупного, чему тесно в рамках рассказа. В общем, сейчас из полотна рассказа торчит куча ниточек, которые ни к чему не ведут. Теряются другие сотрудники службы, с которыми созванивались-обсуждались. Теряется весь путь домой после встречи с котом. Теряется Пёс. Теряется парень, который подарил героине неотражающиеся розы. Саами розы тоже теряются.
Что понравилось – про отражения))) что они немного отличаются от оригинала, и что по ним можно путешествовать. Ещё понравилась концепция оформившихся сгустков энергии, что они живут в нашем мире, что могут вбирать из окружения энергию «своего заряда». Финал про людей, которые своим поведением множат положительную энергию в противовес отрицательной – тоже очень классно.
И опять, что не понравилось – все эти хорошести потонули в море ненужной в рамках рассказа информации. Серьёзно, мне больше интересно, можно ли по отражениям гулять или они только для быстрой транспортировки нужны? Интересно, почему оформившиеся сущности предпочли жить в нашем мире, а не уйти в те же отражения, раз там всё такое магичное?
По итогу, мне кажется, здесь есть куда развивать идею, но в нынешнем виде после прочтения истории остаётся много вопросов, основной из которых – зачем так много ненужностей и так мало нужностей?
Загрузка...
Марго Генер