Вся магия мира

Автор:
Саша Викторович
Вся магия мира
Аннотация:
Вся магия мира
/фантастический рассказ (продолжение)/
Юный проводник ведёт экспедицию в тайгу на встречу с загадочным пришельцем.
Текст:

Саша Викторович

Вся магия мира

(фантастический рассказ)

И засыпали снова, а выросший отряд уже катил свою каменную волну сквозь небольшой лесок. И странное дело, но оставшиеся камни составили удивительный узор на бывшей мостовой, очень похожий на слово "УДАЧИ!", но только, конечно же, на языке камней, а как вы хотели?!

У опушки леса лежал одинокий валун, огромный и корявый, он попытался заворочаться и пробасил:

– Я с вами, друзья, и я хочу. Ээх! – разочарованно запыхтел он и Валунчик легонько ткнул его по подошве.

– Отдыхай, добрый друг, мы всё сделаем сами, а на обратном пути я тебе подробно расскажу всю историю наших приключений.

– Тогда я буду ждать. Ээх-Оох-Уух! – пропыхтел валун и уснул со сладким предвкушением будущего рассказа об удивительных странствиях.

Выкатившись из леса, волна камней остановилась и опала. Перед ними открывался простор, посреди которого высилось плато.

– Мы прибыли, многоуважаемый Мазей, – обратился Валунчик к порфиру, – осталось взобраться наверх, и я знаю одну замечательную лазейку…

Все в отряде знали, что со всех концов света на плато идут такие же группы, собирая по пути собратьев, но увидеть такое количество камней в одном месте – редкое зрелище. Валунчик и компания, поднявшись на плато, сразу же попали под пресс дружеской возни, весёлых тычков и заразительных вибраций. Тысячи камней устроили дикий тарарам, но достопочтенный порфир был опытным шаманом, и достав из глубины своего каменного нутра рыжеватую пластинку слюды, стал отбивать на ней незатейливый ритм. Камни не остановились и не перестали производить меньше шума, но их действия стали осмысленными и целенаправленными. Подчиняясь настойчивому зову, они стали сползаться к центру плато, образуя огромный круг, на него заползали новые волны камней, а после ещё и ещё образуя курган. Иногда, при ужасно неудачном построении, камни расползались в стороны и перестраивали слой, а то и больше.

***

Три дня и три ночи грохот стоял такой, что во всех окрестных селениях и небольших городках было слышно, и большинство людей попрятались по домам, а самые смелые, похватав; кто вилы, кто ухваты, кто топоры, собирались в кучки и патрулировали улицы. Но не таков был старый Туграй живший на отшибе одного тихого городка. Чего ему было бояться в свои сто двадцать лет. Он сидел на лавочке под старой грушей, которую сам и посадил ещё мальцом.

– Эх, красавица, – он положил на высохший ствол груши не менее высохшую, морщинистую руку, – дожили до светопреставления, совсем ты у меня расхворалась, видно отжила своё, – а про себя подумал, – "знать и мне за тобой скоро".

Старик сидел на лавочке и смотрел на плато, откуда и исходил невыносимый шум, потом вдруг стало тихо на целых три минуты, а затем окрестности огласили далёкие раскаты грома, словно где-то в небе за горами разверзся ад. Туграй повернул голову в сторону долины и увидел, как откуда-то сверху пронеслась огненная вспышка и улетела за горизонт. А затем вдруг стало так тихо, что сердце старика остановилось, и он плавно опал на лавку. Его мёртвая рука продолжала лежать на иссохшем стволе мёртвой груши, и он не услышал отзвук далёкого взрыва…

***

Три дня и три ночи многоуважаемый Мазей строил курган из соплеменников, три дня и три ночи он непрестанно руководил процессом, и никто не оспаривал его решений. Три дня и три ночи камни усердно трудились, циркулировали и ворочались в гигантской куче мале, и шаман принимал вибрации каждого из них – ни страха, ни сожалений, одна решимость и желание свершения, желание добиться цели. Но пришёл момент истины, и пурпурный осколок священного Карфагена уловил чуждое и одновременно знакомое присутствие. Мазей вновь использовал кусочек слюды, и все камни замерли, затаили каждый свою вибрацию и обратились в слух, а через три минуты небо окрасилось мириадами ярких аксонных всполохов. Резкие, угловатые тени порскнули в стороны и пространство наполнили сотни крохотных трещин, словно кто-то очень большой и сильный ударил по глиняной амфоре, а затем замедлил время. Нечто, не имеющее размера, несло с собой волну огня и спрессованного воздуха, и давление было так велико, что всё кругом плавилось и вскипало. Казалось само солнце спустилось на землю, и удивившись жизни на ней пронеслось совсем рядом, едва коснувшись глубин тропосферы с любопытством разглядывая крохотных созданий, а после осознав бедствия, что несёт с собой,поспешно удалилось восвояси, оставив после себя лишь чудовищный взрыв.

– Наверх! – скомандовал Мазей, и весь отряд Валунчика ждущий у основания кургана стал карабкаться на него, цепляясь за бока лежащих сородичей, помогая мелким окатышам; кто, таща их на горбу; кто, подталкивая сзади, а Гаркин усадил с пяток коричневых горошин на свою палочку и поволок за собой. Нелепому и неповоротливому кварциту помогали его лучшие собеседники – пара булыжников, а упругий Валунчик скакал с камня на камень, приговаривая считалку: – Сарик тук! Вилок так! Лазго тик! Мимик… мимо! Эх!

И вот основной костяк отряда на вершине кургана. Мир, окрашенный в пепельные тона, стонет от напряжения, и бесконечные нити чуждой силы оплетают его словно кокон, пронесшаяся волна создала в пространстве вокруг траектории полёта завихрения, и маленькие чёрные точки плавно двигаясь, образовали чёткий след в вышине неба. Шаман, неистовствуя, нагнетает вибрацию, она низким гулом исходит из глубины его каменного нутра и обретая лёгкость стремительно уносится вверх, разворачивается в дрожащей высоте серебристой линзой и разбившись от соприкосновения с трещинами, опадает ярким дождём. Отряд Валунчика, каждого из них, окутывает белое сияние, а уже через мгновенье они исчезают, и выпадают на высоте километр в районе падения пришельца.

Гроздь камней окутанная радужным всполохом летит вниз и обозревает жуткую картину: чёрная, оплавленная проплешина посреди тайги; деревья, сломанные и скрученные чудовищной силой, лежащие в направлении от эпицентра на многие километры и напоминающие причёсанную шерсть гигантского зверя; и наконец – чёрные разрывы, словно реющие полотнища, что наполняют собой всё пространство в округе. И над всем этим крики, гомон и возня обескураженного валунчикого отряда:

– Ай-вай конец!

– Мазей! моя твоя колоть как орех…

– Йуху!

– Гы-гы-гы…

– Красота!

– Что это!?

– Жуть жуткая!

– Мы пропали, мы пропали, мы пропали…

– Пали, пали, пали…

+2
01:05
66
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №2

Другие публикации