54 по шкале магометра

Мы все одни

Мы все одни
Работа №3. Тема дуэли: Кладбище кораблей
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Текст:

Морские волны мерно оббивали берег, полоскали водоросли, выкатывали на сушу крабов. Песчаная полоса далеко тянулась за горизонт, сталкиваясь в светлой дымке с опрокинутой чашей неба, а чуть повыше иссиня-черной воды в воздухе висело, прячась за облаками Солнце. Пейзаж красивый, и одновременно отталкивающий. Как будто чего-то не хватает... Всё естественно и гармонично, но не обдает вода брызгами, не чувствуется ни одного запаха. Снимаю очки визуализации, на сегодня с меня довольно, выключаю аппаратуру и выхожу из класса. Это не было пляжем, не было реальностью, для меня это даже не воспоминание, а бесплотная картинка. Земли давно нет, все оставшиеся люди перебрались на следующий полигон и бороздят просторы вселенной, с нового места поглядывая на ставшую далекой звезду. Поколение моих родителей занялось тем, чтобы найти и заселить планету получше, но вычисления такого сокровища , как комфортное и пригодное для жизни место, производимые обленившимися учеными давали столько же результатов, как и прорицание заветных координат по Венере в Близнецах: ни одна экспедиция не стала спасительной.

И иду по коридору, сворачиваю к люку двери и запрыгиваю внутрь. Здраствуй, милый дом! Не представляю, что значит это слово, ведь с такими мыслями я захожу в отсек длиной около двадцати метров, испещренный капсулами для сна, которые трансформируются в кресло или в спортивный тренажер. Мы все живём здесь, это не наказание, а правила.

Лет 150 назад люди колонизировали Марс, началось развёртывание пригодной для жизни базы. Спустя 20 лет ситуация с экологией Земли заставила ходить в хим. костюмах и противогазах, с этим ещё можно было смириться, но обстоятельства неукоснительно ухудшались, надо было предпринять радикальные меры, например, общая эвакуация. Не все смогли принять новый мир, некоторым были дороги черепки разрушавшейся цивилизации, другим не хватило места на кораблях. Все оставшиеся со временем умерли, а марсианскую колонию возглавил владелец серии космических кораблей, новым правителем стал бестхост, форма правления отклонилась от всех известных и пошла по сторонней аллее.

Позднее, когда молодёжь, ведомая энтузиазмом, подостыла, экспедиции и поиски планеты заглохли, люди были недовольны, бестхост ввёл несколько санкций, в ответ последовали новые протесты. И понеслось, и завертелось. Колесо, готовое в очередной раз стряхнуть верхушку власти, было опрокинуто вооруженной армией. После этого акта особо активно зашуршали шестерёнками государственные ведомства. Были введены законы, упраздняющие семьи, как ячейки общества, теперь дети после рождения передавались в "улья", специальные комплексы для взращивания следующего, чистого поколения. Идеал остался рисунком чьего-то воображения. В отчетах планирования эти шаги оправдывались получением идеального образования, не зависящего от статуса и денег, выявлением личных способностей, нейтральным отношением, позволяющем сконцентрироваться на работе. И не только: основной целью было предотвращение новых протестов. Тех, кто продолжил выражать недовольство, судили и исключали из жизни. На празднике по случаю подавлению бунта была проведена демонстрация нового прибора, стирающего память. Его показывали один раз, а позже этому были подвержены сотни людей, после чего их отослали в места, где они никого не знали; искать встречи и возобновлять контакты с ними строго запрещено, нарушителям полагается то же наказание. Желающие вернуть справедливость иссякали на глазах, люди приняли новую и жуткую тиранскую реальность.

Времени нет, одеваюсь и выпрыгиваю назад в коридор. Там, у двери в оранжерею собираются люди, готовые на маленькое путешествие. Мы выбираемся из своего питомника и ходим по городу, воспитатели всегда смотрят сквозь пальцы, в каждом из нас они видят только не своего ребёнка, горечь в их глазах расцветает чаше, чем у прочих. Они вынуждены дарить внимание чьим-то детям, не подозревая, что происходит с их собственными.

Через двери, через сад из голых камней мы пробираемся к улицам. Белые искрящиеся безликие здания старательно ловят каждый луч света, дороги каждый день покрываются неистребимой пылью.

Пока большинство скрытых под капюшонами детей сворачивает по магазинам, я прохожу несколько кварталов прямо и скрываюсь в изгибистом переулке.

Есть одно место, которое недавно притянуло моё внимание, сегодня настало время посетить его. Озлобление тишины улиц подстрекает воображения, я ускоряю шаги и перехожу на бег. За метео-станцией, увенчанной остроконечной крышей, открывается наконец искомый пейзаж: ссохшаяся надтреснутая почва вдоль изрыта корявым куском железа. Это свалка космических кораблей, на которых летали энтузиасты-первопроходцы. Бросающийся в глаза измятый, с затертой краской, скрытый под грязью, из которой ветер в некоторых местах согнал узоры, уродующие и без того никудышное жестяное ведро, корабль был лишь первым на этом поле. Этот экземпляр упал сюда много лет назад, тогда место начали обходить стороной, а с окончанием поисковой деятельности бестхост бросил все оставшиеся корабли в кучу рядом с ним.

Я подхожу ближе, окружаю корпус траекторией шагов и возвращаюсь на прежнее место, не найдя ни одного способа заглянуть внутрь. Прохожу мимо и невольно взгляд цепляется за отличающийся от других корабль: он чуть больших размеров, чем обычные, и в отличие от грязно-серых пятен, дикими глазами смотрящих с ободранных шлюзов других шаттлов, проглядывает остатками голубой краски.

Я оббегаю корабль, но найденную дверь заклинило, поднимаю камень и пытаюсь пробить стекло, безрезультатно. Достаю нож, подлажу под приподнятый бок, цепляю выходящую наружу часть старого механизма. Внутри раздался тихий скрип и шлюз полу-отпал, полу-отъехал в сторону, освобождая старый затхлый воздух камеры. От места, в которое вкопалась дверь, откатилось несколько булыжников, поднимая клубы пыли, скатываясь в ближайший овраг.

Захожу в открывшийся проход, включаю фонарик и, осторожно переступая ногами, двигаюсь внутрь чудовища. Вдруг внимание подводит меня и я цепляюсь за торчащий выступ, спотыкаюсь и едва не растягиваясь на полу, ловлю равновесие, грузно приземлившись на обе ноги. Мой прыжок поднимает с пола вздымающиеся клубы пыли, которая тут же защекотала мой нос. Я несколько раз чихаю и невольно сгибаюсь от этого. Когда мелкие частицы немного оседают, я озираюсь по сторонам, начиная выпрямляться. Под одной из панелей в углу лежит целая гора грязи, воздушные потоки десятилетиями сносили её сюда… Какие потоки? Люк был герметично задраен, а корпус не изуродован пробоинами. Теперь я с любопытством подхожу к куску грязи, удаляю верхний слой и достаю какой-то предмет. Очищенная в свете фонарика, в моих руках оказывается книга с потертым переплетами и заломленными в нескольких местах страницами.

Я с интересом и трепетом прикасаюсь к прошедшей эпохе, углубляясь в чтение:

"Все мы и каждый по отдельности напоминаем выложенную брусчаткой дорогу. Грубая опора, обозначающая путь под ногами. Как и те камни, мы были выдернуты с привычного места и приложены для новой цели. Мы разные, само наше существо заставляет противоречить друг другу. Алекс презрительно фыркнул, увидев, что из всех возможных вещей я взял блокнот для записей. Единственное, что объединяло нас, была надежда. Мы шли за ней, петляя по галактике, видели впереди тени будущего, теряя собственное я. Благоразумие, которым для удобства называют тщеславие, нас оставило. Мы команда, мы едины в своём сплочении, пока жива наша цель. Этот корабль последний, скоро закончится наш путь, экипажа и этой планеты. Мы снова разделимся на груду мелочей, не будет поисков, не будет надежды. Безысходность не сплотит людей, этой планетой будет, конечно, легко управлять, но нестерпимо жить на ней. Впрочем, мне уже не придется; кладбище кораблей на этот раз станет и моим кладбищем, нет ничего нового, нам не сотрут память, это постановка, на самом деле будет лишь выстрел в голову. Нет силы и техники, способной изменить человека изнутри, только ты сам. Мне холодно и страшно, через несколько минут я потеряю всё, а эта чужая земля получит меня, а люди оставшиеся после меня, я им не завидую, теперь они все одни ".

Конкурс завершен:
Да
+5
21:03
483
10:01
+1
Могло бы быть интересно, если бы дальше пошло уже действие: герой то-то и то-то, туда-та и тогда-то, а там его по кумполу, а там его по чайнику. Ну и как он со всем эти справится и с чем выйдет. На корабле, капитаном или простым матросом.
17:55 (отредактировано)
Спасибо, учту, что действий мало, сюжет как таковой отсутствует, постараюсь исправиться.
10:41 (отредактировано)
+2
Рассказ без диалогов — достаточно сухая вещь. Нужно увлечь читателя чем-то другим. Но автор, как специально, сам себе усложнил задачу. Мало того, что текст читается тяжело, повествование в нем идет в настоящем времени от первого лица.
Это, конечно, не страшно, но требует особой внимательности, чтобы не сбиться во временах и не наделать ляпсусов.
Это автору не удалось.
Достаю нож, подлажу под приподнятый бок, цепляю выходящую наружу часть старого механизма. Внутри раздался тихий скрип и шлюз полу-отпал, полу-отъехал в сторону, освобождая старый затхлый воздух камеры. От места, в которое вкопалась дверь, откатилось несколько булыжников, поднимая клубы пыли, скатываясь в ближайший овраг.

И так много раз.
А зачем? Загляните в 4-ю работу, где тоже минимум диалогов. Но написана она в обычной манере, достаточно живо и понятно.
Этот рассказ тяжелый. Да и объяснить читателям, кто или что такое «бестхост» — совсем бы не помешало.
Да, вот еще:
скрываюсь в изгибистом переулке.

Не проще было написать: «в кривом переулке»? Как-то в голове моей изгибается не так…
… и в одном предложении сразу две скрытости:
...скрытых под капюшонами детей сворачивает по магазинам, я прохожу несколько кварталов прямо и скрываюсь в изгибистом переулке
18:08
А как же… Мы ж не как все, нашими бы руками да что-нибудь новое выкинуть, но не вышло. Спасибо за комментарий, учту, переделаюсь.
18:23
Ох, в этом мире ничего нового нет. Суешь в ящик руку, хвать, что попалось и кричишь: я выдумал! Это я Стругацких не дословно привел.
А на будущее — абзацы режьте смело. Не любит сейчас народ долго глаза напрягать. Да и диалоги существенно разбавляют текст.
18:35
Угу, надо ж было по дурости решить, что нужно выдать максимальный объём, зациклаоась на количестве символов, сюжет до конца не додумала. Не подскажите, как можно попрактиковаться, чтобы и критику свою получить, и на всю аудиторию сайта не позориться (как это в дуэле получается)?
20:00
+1
Запишитесь на Сковородку. С чем-нибудь другим. С этим и так все ясно. Там вас выпотрошат, разбомбят раскритикуют по-доброму и укажут все недостатки. Только недлинное что-нибудь. Или выкладывайте в публикациях. Только потом не обижайтесь.
16:53
слушайте, меньше 7 тысяч знаков, но так долго тянется изложение! Автор умудрился довольно большое объяснение впихнуть в малое количество знаков- это большой плюс.
«бестхост» — я так понимаю, «большой хозяин», кто-то главный? руководитель всей планеты?
с большим трудом притягивается начало с виртуальным морем и концовка с космическими кораблями, а в середине… антиутопия?
запятые и странные обороты выбивают, не дают гладкости чтения.
НО если обыгрывать тему дуэли, то получается вроде и неплохо: грустно, тяжело, шершаво, тоскливо.
16:58
+1
Вообще-то гугл выдает, что бестхост — основной провайдер в Беларуси. Фирма такая короче — интернет. Но в рассказе о этом ни гу-гу.
Комментарий удален
18:12
+1
Спасибо за отзыв! Действительно, задумывался «хозяин». Пожелания, предложения учту со все усердием.
15:57
+1
Очень много подробностей катастрофы, которые как выясняется, вовсе и не нужны. Иногда достаточно просто нарисовать последствия, результат, чтобы не рождать неправдоподобных деталей. И в результате довольно бессюжетное нечто, заканчивающееся ничем.
18:13
Согласна, хотела замах на философию сделать и не вытянула. Спасибо за коммент!
12:36
Не понял. Потому что не дочитал. Такие большие абзацы.
18:15
Не могу оправдаться тем, что кульминация в конце, тк сюжет действительно не получился
19:54
+2
Было скучно, но читала. Думала: вот-вот что-то начнется. Не началось. Даже ни одного диалога не случилось. Очень сложно построены предложения, через некоторые приходилось просто продираться.
18:17
Спасибо за упорство, сожалею, что Ваше время было потрачено зря. Надеюсь, что в другой раз не разочарую. Спасибо за отзыв!
13:51
Здравствуйте!)
Вот я и до вас добралась))

Предположу, что автор только начинает свой писательский путь. Об этом говорит тяжёлый слог, перегруженный. Из-за чего влиться в повествование мне удалось не сразу.
Числительные в художественном тексте пишутся словами, а не цифрами. Ну, возможно, мне сыграло роль ещё и то, что я не очень люблю космофантастику
*пожимает плечами*

И для такого короткого рассказа ну очень длинная завязка. И вот чем дальше я читаю, тем больше понимаю, что дальше завязки дело не пойдет.
Так и есть.

Что ж, тогда приветствую тебя, собрат по перу! Я тоже не умею писать короткие рассказы!)))
В таком случае, могу порекомендовать то, что практикую сама: прежде чем писать короткую историю, придумать её. И помнить, что чем меньше размер, тем точнее должно подбираться каждое слово.
Ну, там ещё много всяких нюансов – их однозначно знают мастера, которые комфортно себя чувствуют в малой прозе. Так что предлагаю пойти, поймать за хвост какого-нибудь Лиса и как следует потрясти))) Пусть делится секретами, как писать так здорово!)

А за рассказ спасибо – чувствуется, что писали не на отвяжись. Просто не хватило опыта. Но всё будет! Главное, писать и совершенствоваться!)
Загрузка...
Анна Сафина