Самое сильное заклинание

18+
  • Опытный автор
Автор:
Александр Добсон
Самое сильное заклинание
Аннотация:
С турнира городского фэнтэзи.
Много было спорных мнений по поводу качества юмора и концовки...
Концовку оставил, т.к. рассказ с переделанной концовкой, надеюсь, допилю в "триптих", да и по-прежнему считаю самой главной магией писательское мастерство. Так что вот.
Про юмор... ну не знаю куда вы смотрели)
Текст:

Ведущая прогноза погоды в голове Петра Горелова резко жестикулировала. Она рассказывала об ужасном катаклизме — грозе десятилетия.

Последнее что Петр помнил о вчера, это то, как он на прокуренной кухне пил коньякоджин, наколдованный каким-то опустившимся на дно магическо-социальной лестницы волшебником. Закусывали они исключительно консервами «летающие ящеры в томате», отчего во рту стоял щиплый электрический привкус. Вспомнилось, что вместе с этим же персонажем они говорили о рыночной магии, абракадебрации госпредприятий, спорили о самом сильном заклинании. Потом, вроде как, даже дрались. Но это уже совсем всё как во сне – удары были слабыми и почти не попадали по партнёру.

Вдруг над ухом зажужжал комар. В нынешнем состоянии Петра это было равносильно взлёту орбитального корабля-ракетоплана «Буран» там же внутри, где уже бушевала супергроза. Пётр сжал ладонями виски. Затем он освободил одну руку и прощупал трико. Из кармана была извлечена потертая волшебная палочка:

— Анигилириум анизотропиус!!! Моменто Писденто!

Вселенная сколлапсировала в сингулярность.

***

Вселенная из точки вернулась к прежним размерам.

Гроза в голове у Петра Горелова всё так же бушевала. Пётр лежал в зале на расправленном коричневом диване. Левая рука упиралась в красный настенный шерстяной ковёр, на котором была вышита перевёрнутая пентаграмма.

- Вот, трахтибидох, заклинание же было невозвратным.

- Оно было бы невозвратным, если бы ты, как и обещал, вынес вчера мусор, Петруша, - на пороге стояла красногубая рыжеволосая Антонина в спортивном костюме "Адибас" и деловито жевала жвачку.

Пётр Горелов и Антонина Атасова ещё со школьной парты (первое их совместное имущество) любили друг друга. Однажды Пётр на уроке СоцМагХимии вместо зелья – оживления Вождей, сварил джинсы для Антонины. При этом он отхватил две судьбоносные для себя вещи: кол от Венедикта Вольдемаровича и поцелуй от благодарной Антонины. После. За гаражами. Вот так, вместе с «варёнками», и сварилось зелье их любви.

В одной руке у Антонины было полное мусорное ведро. Наружу из него торчали края газеты, застланной изнутри. Другая её рука сжимала розовую волшебную палочку.

Петр взял ведро и, что-то бурча себе под нос, поплёлся вниз, шаркая и шлепая тапочками о пятки, мимо забитых шлюзов мусоропровода, мимо стен, исписанных запрещенными и устаревшими заклинаниями.

- Купи батон в «кооперативном»! И не забудь, летом ты обещал поездку в Чудо-Юдославию… - крикнула Антонина в след. А сама она вернулась в зал, включила телевизор и вставила кассету в видеомагнитофон. После она села в центр пентаграммы настенного ковра, сложила руки на разведённые колени и принялась повторять движения за тренером «вертикальной аэробики».

***

Городок Вольфмессингск, солидарно с Петром, отходил от похмелья. Майское солнце нехотя проглядывало из-за перекладин чёртового колеса. Участковый осматривал повесившегося ночью на этом же чёртовом колесе гражданина. Заточённый в недра завода дракон, пускал дым через широкую трубу ТЭЦ. Тяжёлый дым оседал на город. Продавцы в ларьках читали заклинания алкоголизма, сквозь маленькие форточки раскидывали невидимые сети табакозависимости, и слали телепатические импульсы с рекламой «Вуншпунш-колы» в головы молодых жителей Вольфмесингска. Понемногу возле ларьков скапливались мужики. Молча пили, дымили и кашляли в кулаки.

- Эй, Пётр! Ты чего это в шляпе и в трико? Мокмор? Давай к нам! – крикнул кто-то со стороны ларьков.

«Сейчас, мусор выкину» - открытой мыслью подумал Пётр.

Тот, кто его ранее окликнул эту мысль считал и плеснул руками.

На балкон крайнего этажа пятиэтажного дома вышла баба Нюра. Она доставала из таза и развешивала на бельевые верёвки темно-серые облака и тучи. Слабые деревянные прищепки, плохо держали и облака с тучами, то и дело вырывались и занимали небо. Баба Нюра от безысходности плевала им вслед.

«Ладно хоть шляпу, надел» - думал Пётр орошаемый бабой Нюрой.

Единственное, что непривычное в этой картине было то, что мусорные баки были наполовину пустые. Ещё в прошлом месяце начальник городского ЖКХ обменял единственный мусоровоз на билеты волшебно-акционерного общества «МММ». С тех пор обслуживанием всех помоек города занялась фирма одного местного бизнесмена – В. Мусор вывозили два раза в день, даже в выходные.

Пётр вытряхнул содержимое помойного ведра в мусорный бак. Подержал ведро немного над баком в перевёрнутом виде – из ведра стекала мутная жидкость. Затем он заглянул в ведро, нахмурился – подостланная газета намокла и прилипла к внутренним стенкам ведра. Отлеплять руками зловонную газету Пётр брезговал и поэтому принялся искать неподалёку какую-нибудь веточку или хотя бы кость. Ничего подходящего рядом не было. Голова снова стала болеть. Он вспомнил про утреннее заклинание и полез в карман трико. Оттуда достал волшебную палочку и глядя на неё стал произносить «Анигилириум …».

- Стоп, - смекнул Пётр глядя попеременно на мокрую газету и палочку.

«Применение палочки не по назначению – одно из самых распространённых причин получения увечий, рождения чёрных дыр и выхода новых песен у нашего школьного ансамбля «Ящик Гудини», что равносильно получению увечий и даже, ага» - вспомнились Петру уроки ОБэЖэшника Михаил Ивановича.

Пётр посмотрел в сторону ларьков, его знакомый снова призывно махнул рукой. Померещилось холодное пиво. И, больше уже не думая, Пётр подцепил прилипшую бумагу.

***

Модель палочки Петра была старой. Влагозащиту стали применять на более поздних версиях. К тому же Пётр принципиально не клеил на неё защитную плёнку. Всё это, а быть может и химический состав помойной жидкости повлиял на самопроизвольное срабатывание базового заклинания. Ярко вспыхнуло возле мусорных баков. Пётр превратился в настольный гипсовый бюст президента страны и свалился вместе с ведром в мусорный бак.

Во дворе, громко стреляя выхлопной трубой, появился мусоровоз. На пассажирской подножке стоял здоровенный одноглазый людоед Серёжа. Серёжа был циклопом с рождения. Колдовать не научился, зато мог без всякой магии с лёгкостью переворачивать мусорные баки в прыжке над кузовом мусоровоза. Этого ему было достаточно. Ну и ещё разве что пару тройку почтальонов на неделю. Именно поэтому в Вольфмессингске почта доставлялась нерегулярно. Серёжа осмотрел толкущихся у ларьков мужиков - почтальонов среди них не было, и принялся хватать мусорные баки (одной рукой за дно, второй за кромку), прыгать над грузовиком и будто баскетболист Мэджик Джонсон – забрасывать содержимое в «корзину» мусоровоза.

Остался последний бак. Серёжа остановился перед ним, глядя внутрь.

- Эй, Григорий, глянь-ка тут этот! – Серёжа махал на себя огромной ладонью не отрываясь от чего-то.

- Кто? – крикнул водитель Григорий.

- Ну как его, ну этот! Ну подойди, крибля-крабля!

- Ага, знаю я ваши бесовские потешки. Опять Валера голый сейчас выскочит? – говорил Григорий, а сам, приглаживая бороду и поблескивая пронзительным взлядом из тени глубоких глазниц подошел к баку.

- Тьфу, Серёжа! – Григорий протянул длинную сухую руку в бак и достал гипсовый бюст. – Это, свин ты откормленный, наш президент – Амаяк Акопян!

- Точно! А я думал это Стругацкий!

- Аркадий?

- Борис!

Григорий шлёпнул ладонью по липкому лбу, вытер ладонь о черную рясу, забросил бюст Акопяна в кузов мусоровоза, а сам залез в кабину, приказав Серёже заканчивать работу.

Серёжа закончил. Грузовик поехал на старую свалку.

***

Над огромной горой мусора кружили вороны и вороны. Разбив свалку на участки, не спеша, квадрат за квадратом, по ней перемещались крепкие молодые люди в жёлтых комбинезонах химзащиты. Их было трое - тройняшки Ларины. Братья держали в руках по волшебной палочке, время от времени останавливались, направляли палочки на какой-то найденный предмет, произносили заклинание, ждали несколько секунд и шли дальше.

Один из братьев отшвырнул ногой пластмассовое ведро. Под ней обнаружился обязательный предмет настольного интерьера любого мало-мальского государственного управленца – бюст президента.

- Визибл-Швизибл. Покажись! - сказал Первый Ларин взмахнул палочкой.

Волшебный луч долетел до скульптуры. Она вдруг засветилась синим цветом и в следующий миг превратилась в Петра. Пётр Горелов стоял преклонив одно колено, уперев во второе локоть, а кулак этой же руки он упирал себе в лоб.

- Э-э-э! Я это кино видел, он сейчас будет требовать у нас одежду и мотоцикл, – испуганно крикнул Второй Ларин.

- Да не боись. Это же Петюня, мы с ним в музыкальную школу на гусли ходили, - Третий Ларин подошел к Петру и протянул руку.

Пётр тряхнул головой – голова прошла! Он увидел Ларина и протянул ему руку в ответ.

Пётр поблагодарил спасителей и рассказал свою помойную историю. Братья дружно посмеялись.

- А вы что здесь делаете? – спросил Пётр.

- Велено не говорить, - крикнул Первый Ларин и показал кулаки двум братьям.

Наступило молчание. Братья смотрели друг на друга, иногда поправляя волосы, будто глядели в зеркало.

- Ну не хотите говорить, так я пойду. Спасибо ещё раз.

- Погоди, Петюня!

Третий Ларин отвел Первого и Второго в сторону. И что-то им втолковал. Наконец они радостно закивали, согласившись с какими-то аргументами брата и с улыбками вернулись к Петру.

- Петюня, а палочка у тебя рабочая? – спросил Третий Ларин.

Петр даже не заметил, что в руке у него всё время была зажата волшебная палочка.

Пётр перезагрузил палочку, проверил фронтальное светмойзеркальце, связь с Шамбалой – палочка работала.

- Ну вот и отлично. Значит ты нам поможешь за то, что мы тебе помогли. Ищем мы здесь одну вещицу…

Какой-то из Лариных рассказал: «работают они на коммерсанта В. Бизнес его связан с чертовщиной: компьютерами, математическими вычислениями и всемирной паутиной. Разработали его сотрудники какую-то программу, с помощью которой компьютер может «добывать» из флогистона непридуманные ещё ни кем заклинания. Полученные заклинания записывались на дискету – пластмассовую квадратную штуковину. Накопилось на ней целое состояние - около десяти тысяч заклинаний, которые никто никогда не произносил. И вот за день до приезда покупателей из Соединенных Штатов Абракадабры, нагрянули в офис товарищи из КГМБ и изъяли всё без объяснения причин. Но босс - успел превратить дискету в какой-то предмет, который он выбросил в мусорный бак на улице. В какой предмет? Пока вывозили его в лес – копать ямы – у него из головы вылетело. Вот и ходим мы по свалке – расколдовываем предметы. Тебя расколдовали – поэтому ты нам обязан помочь. Вчетвером быстрее справимся!»

***

Солнце на горизонте коснулось мусорной кучи – она вспыхнула. День подходил к концу. Поиски продолжались. Пётр безразлично пнул вскрытую консервную банку рижских золотых рыбок. Произнёс волшебное слово. Банка подпрыгнула, прокрутилась в воздухе, смялась и превратилась в дискету. Пётр обернулся: братья разбрелись по границам размеченного квадрата и не обращали на него внимания. Он сунул дискету в карман, выждал немного и позвал братьев.

- Что нашёл? – спросил первый Ларин.

- Нет! Отпустите меня домой, а? Мне на работу завтра, а мне ещё с сыном поделку из рога единорога делать, - жалобно попросил Петр.

Братья переглянулись.

- Ладно. Иди. Только смотри! Чтоб никому. Понял?

Пётр поспешил, но не домой.

Но Вольфмессингском Электро-Магическом Заводе, сегодня в ночную смену в охранниках был сосед Петра - Олег. У Олега были шикарные усы – густые, тёмно-каштанового цвета, хорошо контрастировавшие с прямыми белыми волосами – он носил каре. Но, к сожалению, Олег в зеркалах не отражался, так как был вампиром и вынужден был иногда заходить к соседям и просить подровнять его усы. Чаще всего он бывал у Петра.

Олег пропустил Петра в офисный корпус завода. Пётр добрался до своего сектора и включил компьютер отечественного производства «Гамаюн 93». Пётр вставил дискету в дисковод. На дискете хранились тысячи заклинаний, о которых Петр никогда не слышал. Все магические слова разбиты по папкам: «Богатство», «Бессмертие», «Власть», «Бесконечное Оружие», «Избавиться от погони» и т.д. Пётр пролистал до конца и увидел папку «Самое Сильное Заклинание».

«Вот оно!» - подумал Пётр и открыл текстовый файл с названием «ССЗ» и прочитал:

***

Пётр Горелов смотрел в пустое поле экрана:

- И что это?

- Что?

- Ну где текст самого заклинания? Здесь же пустой файл? И вы кто такой?

- Я – Автор рассказа о тебе, Пётр Погорелов! (подумать нужен ли здесь восклицательный знак). И заклинание здесь было. Я его стёр сразу после того как ты прочитал его.

- (вставить реплику Петра). Эй что это за скобочки? И почему я говорю, эммм, буквами? – спросил Пётр не въезжающий, как и вы, в то, что происходит.

- Напишу прямо, как задумал, ведь я же теперь Автор и могу раскрыть свою задумку в словах Автора (потому как не придумал как лучше объяснить этот момент в рассказе). Кратко: ты прочитал то «самое сильное заклинание» и вся твоя жизнь превратилась в короткий нудноватый рассказ. У твоей жизни появился Автор и он (то есть я) стёр из твоего рассказа то «самое» заклинание, чтобы ты не прочитал его второй раз. Ведь тогда получился бы рассказ в рассказе, а это отвратительный авторский приём.

- Ну допустим. А есть ли какой-то способ вернуть всё назад? Чтобы я не в буквах был, а как раньше? Можешь ты, как автор

- С большой буквы!

- Хорошо. Можешь ли ты, как Автор придумать такое заклинание, чтобы вернуть меня назад?

- Могу. Но не буду.

От такого дерзкого ответа Пётр рассвирепел:

- Ах ты, трахтибидох! Абракадабраст! Пошел ты на …

***

Антонина висела вниз головой привязанная к большому холодному сталактиту. Прямо под ней текла река раскалённой лавы. Ледяной сталактит таял от восходящего жара. Верёвка слабела. Антонина крепко обхватила сталактит ногами. Недалеко на безопасном островке стоял Григорий в чёрной рясе, облизывался, глядя на Антонину и потирал руки. Олег расчёсывал усы.

В противоположном углу пещеры Пётр Горелов сражался с людоедом Серёжей. Пётр проигрывал схватку. Как вдруг Пётр повернул голову и посмотрел в сторону:

- Ну хватит! Извини! Погорячился! Я всё понял!

- Хорошо. Прощаю!

Антонина сорвалась со сталактита и полетела на встречу к лаве:

- Ты не купил бато-о-о-о-н!

Пётр крикнул:

— Анигилириум анизотропиус!!! Моменто Писденто!

Вселенная сколлапсировала в сингулярность.

+5
20:35
154
07:46 (отредактировано)
Коктейль шуток thumbsup
Спасибо за быков.
drink
Загрузка...
54 по шкале магометра

Другие публикации

Доброта
Dimitrios 4 часа назад 1
Шаровый
Юрий 6 часов назад 0