Глава #24

12+
Автор:
Мортифилия
Глава #24
Текст:

После отбоя, Филипп тихо выскользнул на улицу. Иван спокойно дожидался его у фасада жилого корпуса, с небольшой мешковатой сумкой.

Вожатый спланировал визит на озеро под вечер перед собственными выходными, специально, чтобы не привлекать внимания. После вчерашнего происшествия, Иван убедился, что Филиппу срочно нужно рассказать о природе изменений в его теле в самой доступной для подростка форме. Но сначала следовало добиться максимального доверия. Иван понимал, что для этого придется показать Филе свою собственную истинную суть, но считал это малой ценой за возможность помочь юному оборотню разобраться в себе.

В пути до озера парни, основательно, разговорились, поэтому, к пункту назначения оба пришли во вполне жизнерадостном настроении. Они вместе натаскали хвороста на костёр, подожгли и уселись поблизости на песчаном откосе.

— Обожаю это место. Ночью здесь всегда так тихо, спокойно и вода совсем близко. - Вдохнул полной грудью Ваня и слегка улыбнулся подростку. - Прислушайся.

Филипп зажмурился и последовал совету. То, что Иван назвал ночной тишиной показалось парню настоящей какофонией. Стрекот сверчков и кузнечиков в траве, плеск воды где-то внизу под откосом, торопящиеся по своим делам белки, мыши и ежи. В глубине леса пытался достучаться до истины дятел и громко ухала сова. Огромный, живой и громкий мир, отнюдь не становившийся из-за этого менее прекрасным.

— Ты, верно, шутил, когда назвал это тишиной. У меня сейчас мозги взорвутся. - Фыркнул Филипп и скрестил руки на груди, облокотившись ими о колени.

— Нет - нет, я знал, что ты способен расслышать каждый змеиный чих, но в этом твоя основная беда. Тебе нужно учиться абстрагироваться от шума. - Возразил Иван и в знак успокоения, похлопал парня по плечу.

— Из-за того, что ты пока не умеешь фильтровать входящую избыточную информацию это давит тебе на психику и провоцирует на обрастание шерстью. Давай, я покажу, как должно быть? - Предложил Иван. Филипп еле заметно кивнул, не спуская глаз с вожатого. Тот спокойным жестом дотронулся до лба парня и велел: - Закрой глаза и попробуй запомнить это ощущение.

Филипп послушно зажмурился и повторно прислушался. Теперь, окружающая обстановка не издавала ни единого постороннего звука. Разум был абсолютно чист и подросток, впервые за долгое время, вздохнул полной грудью. Никакой мешанины из чувств, эмоций и мыслей, эталон, к которому следует стремиться. Ваня убрал ладонь со лба подростка и насмешливо произнёс:

— У тебя в голове настоящая клоун-фиеста, как ты разбираешься в этом бардаке?

— У меня он повсюду, я - привык. - Отозвался Филипп и почесав затылок опустил голову на колени: - Но чувство, когда ни о чём не нужно беспокоиться мне понравилось. Как ты это делаешь? Научи меня тоже.

Ваня покачал головой, бросив в костёр очередную ветку:

— Это одна из моих видовых особенностей. Зовётся - "головомойкой" и заключается в собирании на себя расстройств собеседника. У тебя в арсенале есть кое-что поинтереснее. Мохноры..,ой, извини, оборотни могут переносить свои переживания между своими сущностями. Держу пари, ты с твоим шерстяным соседом часто ведёшь дебаты. Так вот, используй эти моменты, чтобы скинуть свои переживания на него. Зверю неведомы психологические страдания.

Филипп вздохнул и поведал:

— Нет у нас с ним никаких дебатов. Если блохастый и живёт у меня в голове - он подсирает мне втихаря, вот, как вчера.

— Кстати, что с тобой случилось? На кого - то рассердился? Если ты это из-за Веркиных замечаний, то игра не стоила свеч. - Оживился Ваня. Филипп сконфужено покраснел:

— Нет, это из-за Светки. Пока мы целовались на дискотеке - начало знатно плавить. Она заметила, что у меня глаза светятся и я, на испуге, дал оттуда дёру.

— О-хо-хо, какой ты темпераментный дядя. - Хохотнул Ваня. - Обычно, вас подобным жестом принято усмирять, но похоже, с тобой будет работать только один вариант.

— Какой? - Заинтересованно осведомился Филипп. Ваня разулся, бросив у костра свою рубашку, подошёл к краю берега и нырнул с откоса, сделав сальто назад.

Фил подбежал к берегу и уставился на круги, расходящиеся от того места куда нырнул вожатый. Тот минуты полторы не появлялся на поверхности и подросток, забеспокоившись, прыгнул следом за старшим товарищем, торопливо сбросив футболку и шлёпки в траву.

— Ваня! Ты где?! - Испуганно заозирался Филя, вынырнув на поверхность озера.

— Здесь, и я польщён, что ты прыгнул меня спасать в моей же стихии. - Насмешливо прозвучал голос вожатого, откуда-то справа. Филипп повернул голову и встретился взглядом с Ваней, внешность которого затронули любопытные изменения. Кожу покрывали мелкие серебристые чешуйки, которые отдельными включениями проступали на лице - вокруг глаз и на щеках. На руках, между пальцами, были плавательные перепонки из-за чего они напоминали лапку ящерицы с коготками. Губы приобрели синюшный оттенок, стали заметно тоньше и скрывали за собой два ряда мелких остроугольных зубов. Незначительно увеличилась радужная оболочка, которую теперь прорезывал узкий кошачий зрачок. Ушная раковина уплотнилась и срослась с поверхностью головы. Вдоль границы выбритых висков теперь проступал капюшоноподобный полупрозрачный плавник, по переднему краю теменной зоны роста волос. Сам волосяной покров на голове отсутствовал, однако, несмотря на превращение, в водоплавающей нечисти без труда, угадывался позитивный вожатый.

— Так вот почему ты никогда не купался вместе с нами на речке. Наш вожатый - русалка, кто бы мог подумать! - С интересом обплыл Ваню Филя.

— Тритон - Поправил его тот и лёг на спину, распластавшись на поверхности таким образом, чтобы межреберные жабры были достаточно погружены в воду. - По крайней мере, был им утром. И ты прав - с водой мне лучше не контактировать, чтобы не подмочить свою репутацию. Ведь никто не доверит следить за детьми какому-то морскому чёрту.

— Да ладно, ты самый крутой морской чёрт, какого только можно себе представить. - Заверил Ваню Филипп и удивлённо вытаращился, заметив, что у приятеля удлинённые ластоподобные плавники, на месте человеческой стопы. Подросток, не удержавшись, дотронулся до одного из них, на что вожатый немедленно отреагировал с хихиканьем:

— Эй, это была моя любимая нога! Надо было повесить табличку - смотри, но не трогай.

— Стесняюсь спросить, а где хвост?! - Задал мучивший его вопрос Филя.

— Как бы так сказать, это моя лайтовая водоплавающая версия. Хвост нужен на долгие заплывы, сейчас он мне ни к чему. - Спокойно объяснил Иван. - У тебя тоже есть нечто подобное.

— В каком смысле? - Не понял Филипп

— Если замёрзнешь, то можешь, не превращаясь полностью, обрасти шерсть. Удобный финт, я тоже так хотел бы уметь. А то в Питере, бывает очень холодно зимой.

— И как же я это сделаю? Он же реагирует только на сильные эмоции. - Почесал затылок Филя.

— Не совсем. Конкретно эта фишка - у вас работает рефлекторно. Тебе, наоборот, придётся научиться её сдерживать, а то может случиться небольшой конфуз. - Усмехнулся Иван и снова ушёл с головой в разъяснения нюансов. - Для этих целей носи с собой что-нибудь с лавандой или зверобоем. Они хоть и не так же эффективны, как я, но это лучше, чем ничего.

Филипп помолчал, анализируя полученную информацию. В голове подростка всплыли воспоминания о несправедливых избиениях от Левинского с его шайкой. Отвратительное чувство собственной беспомощности и загнанности. И та самая - последняя драка с Новиковым, из-за которой всё и пошло кувырком. Внезапная идея озарила лицо Фила заговорческой ухмылкой:

— А если я разозлюсь, то смогу превратиться по собственному желанию?

Ваня окинул подростка изучающим взглядом:

— Да, но для этого нужно, чтобы внутренний зверь захотел тебе помочь. Однако, если ты будешь в опасности - он придёт без приглашения. Надеюсь, в твоей жизни никогда не будет поводов ни для одного ни для другого.

— Я тоже. - Уклончиво отозвался Филипп и поплыл к берегу.

***

Пробуждение, после первого обращения, выдалось для Стаса, на редкость, тяжёлым. Голова гудела, как алюминиевое ведро, доверху заполненное битыми кирпичами. Открыв глаза, парень осмотрелся, пытаясь понять где он сейчас находится. Сквозь занавески пробивались яркие лучи полуденного солнца. Возле небольшого шкафа, на стуле, лежала аккуратно сложенная одежда. На прикроватной тумбочке теснились "20 000 лье под водой" и "Собака Баскервилей", пол-литровая бутылка с водой, тарелка с двумя пирожками и небольшая записка от матери. - "Сынок, мы с папой ненадолго уехали за лекарствами, если тебе что-нибудь понадобится, подойди к Марине Николаевне."

"Фух, я у себя, это хорошо. Надеюсь, родители не заметил за мной никаких странностей." - Подумал Станислав и встал с кровати. Поход в душ показал, что падение в колючий кустарник не прошло бесследно. На лице, руках и спине было несколько неглубоких царапин. Впрочем, это было не столь критичные повреждения, чтобы из-за них стоило переживать. Куда больше беспокойства вызывала вчерашняя недвусмысленная тяга его эксцентричного "соседа" к Любашке и сам факт того, что они встретились. Станислав, как ни пытался, так и не смог вспомнить, что именно произошло ночью между этими двумя. Робкому парню оставалось только надеяться, что внутренний зверь не навредил девушке ни одним из возможных способов.

Захватив несданные книги, Стас направился в библиотеку. Произведя процедуру обмена, прочитанного на новое - он, преспокойно, отправился обратно. Одиночество нисколько не тяготило его, Стас не собирался контактировать ни с кем до приезда родителей. Но у одной юной особы было иное мнение на этот счёт.

— Привет, Стасик! Как я рада, что тебе лучше. Ты вчера так неожиданно скрылся куда-то. Всё нормально? - Подскочила к нему откуда-то из-за угла Любашка. Стас вздрогнул от неожиданности, почти подпрыгнув на месте.

"Люба, чёрт. Ну только не сейчас и не ты." - С раздражением подумал Станислав и натянуто улыбнулся:

— Приветствую, Люба. Да, прости. Ужин не вовремя решил отправиться на тот свет, пришлось показывать дорогу.

— Бедолага, как тебя угораздило? Мне тоже вчерашние макароны не понравились, какая-то бумага с примесью соплей. - Любашка, с сочувствием, погладила приятеля по плечу и, порывшись в сумочке, выудила мобильник: - Вот, кстати, ты забыл забрать свой телефон. Мы вчера ночью искали тебя битый час, но ты как сквозь землю провалился. Поэтому, подумали и решили, что ты вернулся в корпус и лёг спать.

Щёки девушки заметно порозовели при упоминании своего ночного сопровождающего, Станислав, это заметил, но произнёс следующую фразу максимально безразличным тоном:

— Не стоило, из-за меня, ставить на уши весь санаторий. Но, я благодарен за беспокойство. Тебе кто-то помогал?

— Да, один парень... - Отозвалась Любашка, пряча глаза: - Кажется, он из местных. Очень дружелюбный и вежливый.

Князьков неодобрительно прищурился. Девушка ойкнула и покраснела:

— Только не говори Фильке, что я ходила гулять с кем-то ещё. Ладно?

Станислав испытал бурю негодования в отношении своего непрошенного мохнатого соседа и с трудом сдерживая раздражение заверил подругу, что её тайна умрёт вместе с ним. "Ну, погоди! Я найду способ избавиться от тебя, сучий ты потрох!"

  • Дайте критику
Другие работы автора:
0
06:42
117
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...