Волшебник

Автор:
Филипп Хорват
Волшебник
Аннотация:
Андрей Сергеевич волшебник, он исполняет исключительно хорошие человеческие желания. Однажды жизнь преподносит ему весьма неприятный сюрприз, - он попадает в ситуацию, справиться с которой, казалось бы, никто не поможет...
Текст:

Андрей Сергеевич был волшебником. Не тем каким-нибудь карикатурным шарлатаном, облачённым в безумные цветные одежды в дни цирковых представлений, не телевизионным усатым шоуменом в чалме, не разъезжающим по корпоративам дешёвым фокусником. А – самым настоящим.

Специализировался Андрей Сергеевич на обыкновенном исполнении желаний. Не своих, это был бы чересчур жирный и пошлый дар бога, а – чужих людских. Но и то, не всех желаний, конечно. Дурные, злые, завистливые, омерзительные, подлые, жалкие не исполнялись. В жизнь воплощались только светлые, позитивные желания, возникающие в глубине чистых, свободных от дурных помыслов сердец.

Андрей Сергеевич всегда видел тот свет доброго сердца, «пробивавшийся» сквозь одежду человека при загадывании хорошего, несущего радость, – заветного желания. И только лишь слегка прищёлкивал пальцами, запуская ту невидимую, непонятную ему самому магию исполнения желания.

Процесс исполнения был на самом деле вполне естественным, жизненным, как будто предопределяемым самой судьбой загадавшего нечто. И занимал иногда долгие годы. Человек вполне возможно даже и забывал о загаданном им когда-то, а оно сбывалось.

Что сбывалось знал при этом и сам Андрей Сергеевич. В дни исполнения чьего-то, загаданного быть может лет десять назад желания, ему в голову словно ударяло какое-то мощное чувство блаженства, которое по силе воздействия в десятки раз превышало степень лёгкого алкогольного опьянения. Мир окрашивался в яркий, замечательный свет, и Андрей Сергеевич словно перерождался, – он чувствовал себя снова маленьким мальчиком, перед которым открыты все жизненные пути. Это ни с чем не сравнимое чувство волшебник отмечал в блокнотике галочкой, как бы говоря себе: вот, ещё у кого-то что-то хорошее исполнилось…

Всего таких галочек в блокнотике было сто тринадцать. Увы, человеческая природа неизменна на протяжении всех тех миллионов лет с момента, когда первый обезьянно-подобный зверь ощутил себя всё же больше человеком, чем зверем. Естественная природа инстинктов давала о себе знать просто-таки потоками злобы, зависти, лжи и подлости в отношении окружающих. Люди желали друг другу всяческих несчастий, бед, болезней и, конечно же, нередко – смерти.

Со временем Андрей Сергеевич, болезненно поначалу переживавший грязь людских пожеланий, научился их просто «не видеть». Он не обращал на них внимания, словно спрятавшись в какой-то своеобразную, невидимую скорлупу, к которой нечистые помыслы даже и не липли.

И тем приятнее расцветали на контрасте весьма редкие добрые желания, – их вибрацию Андрей Сергеевич ощущал всем существом, с удовольствием выслушивал и тихонько прищёлкивал пальцами: магическое священнодействие начиналось…

* * *

Хмурый осенний день встретил на работе Андрея Сергеевича строгим, практически уничтожающим выговором со стороны начальства. Стаканчик кофе, взятый из автомата после обеда, случайно опрокинулся на важную бумагу из министерства, а великовозрастные, немного перезрелые соседки по офису, презрительно поглядывая в сторону Андрей Сергеевича, весь день обсуждали Катьку из соседнего отдела. Желали этой Катьке, конечно, развода по той причине, что «мужик-то у неё видный, и чего он нашёл в этой шлюхе?»…

Тяжело вздохнув, Андрей Сергеевич выключил рабочий компьютер и начал собираться домой. Плохое настроение, вызванное накопившимися за день проблемами, усугублялось тем, что сегодня ему предстояло сообщить любимой жене весьма неприятную весть.

Эта весть была вдвойне неприятна тем, что касалась вопроса здоровья самого Андрей Сергеевича. Дело в том, что на днях в поликлинике ему сообщили о смертельной болезни – жить ему оставалось не более двух лет. И не столько себя жалел в эти дни волшебник, сколько жену, – это ж какой груз прежде всего на её плечи свалится, какое горе и тяжесть утраты…

Обо всём том, с чем предстоит столкнуться в ближайшее время им с женой размышлял Андрей Сергеевич по пути домой. С грустью представлял её большие голубые, напуганные глаза, с тревогой думал о том, как она будет изо всех сил искать деньги на лечение, занимая у друзей, знакомых, сослуживцев. Хлопоты, суета, унижения, и… всё без толку.

Наденька действительно восприняла недобрую весть очень эмоционально. Заплакав, кинулась в соседнюю комнату за валидолом (а сердце у неё давно пошаливало), потом молча сидела за кухонным столом, отстранённо глядя куда-то в пространство.

Словно стесняющийся чего-то Андрей Сергеевич неловко переступил порог кухни, – он решил её приободрить хотя бы добрым словом, сказать, что, возможно, ещё всё образуется, главное поверить в это. Но сидящая в немом ступоре жена как будто не слышала успокаивающего голоса Андрея Сергеевича, – мыслями она была, вероятно, весьма далеко сейчас и от кухни, и от Андрея Сергеевича с его болезнью, и от их такой несчастной, хрупкой словно фарфор семейной жизни…

Наконец очнувшись, Наденька как-то немного ошарашенно взглянула на сидящего перед ней мужа. И снова заплакала, видимо, вспомнив, осознав всё, что Андрей Сергеевич сказал ей ранее. Кинувшись к нему на колени, она разрыдалась ещё больше, всхлипывая и говоря сквозь слёзы:

– Господи… как бы же я… хотела бы… чтобы все твои болячки… исчезли… вот так вот просто… чтобы ты снова был моим здоровым… любимым Андрюшей… отдала бы всё на свете за твоё здоровье…

Внезапно Андрей Сергеевич почувствовал тот самый, прекрасно ему знакомый сердечный свет, которым, казалось, наполнилась вся, целиком и полностью, его жена. Эту вибрацию искренне-доброго, всеобъемлющего желания выздоровления любимого человека Андрей Сергеевич проигнорировать не мог, и он чуть прищёлкнул пальцами.

И практически сразу же ощутил в самом себе чувство абсолютного обновления, преображения мира, то чувство, которое охватывало его в моменты начала исполнения чужих человеческих желаний.

Счастливо улыбнувшись, Андрей Сергеевич чуть похлопал свою Наденьку по плечу, и негромко произнёс:

– Успокойся, любимая, не плачь, всё будет хорошо, поверь мне, всё ещё у нас будет...

+3
00:35
538
11:31
Трогательно! Проняло! Верю (или хочу верить), что так и было на самом деле! Автору большое спасибо!
13:34
Всегда пожалуйста, спасибо за отзыв=).
14:00
Мне понравилось. И поэтому (где логика, да? crazy ) буду докапываться.
В жизнь воплощались только светлые, позитивные желания, возникающие в глубине чистых, свободных от дурных помыслов сердец.

То есть вообще значит ни у кого не воплощались))))) Где эти сердца без дурных помыслов на 100 процентов? На райских планетах? У нас тут нет таких. Дети только если. И святые. То есть про хорошие желания я верю. А то, что есть сердца, перманентно свободные от дурных помыслов — неа. Или он подлавливал момент, когда там светло и спокойно?
Это ни с чем не сравнимое чувство волшебник отмечал в блокнотике галочкой, как бы говоря себе: вот, ещё у кого-то что-то хорошее исполнилось…

Это прям хорошо. В блокноте галочкой. Бухгалтерию, значит, вёл. Хорошо придумано. Мило.

ему в голову словно ударяло какое-то мощное чувство блаженства
словно спрятавшись в какой-то своеобразную, невидимую скорлупу
Я тоже люблю «какие-то»))) Но, говорят, надо убирать из текста)))

Все эти волшебники трогательные, которые сами себя вылечить не могут. У меня как у читателя сразу вопрос дурацкий «Почему?».
Понравилось, что на работе он простой клерк. Понравилось, что не злоупотребляет положением. Юрий Деточкин. Несет свой дар.
Вердикт. Я думаю, что надо больше букв. Каких-то ( rofl ) интересных подробностей с чужими желаниями. А то только приготовилась читать, кофе даже не допила, а уже всё кончилось.
14:15
+1
«Или он подлавливал момент, когда там светло и спокойно?» — я предполагал, что именно так. Так-то понятно, что идеальных сферических коней в вакууме не бывает, тем более в области чистейшего идеализма.

«Все эти волшебники трогательные, которые сами себя вылечить не могут. У меня как у читателя сразу вопрос дурацкий «Почему?».» — моветон же. Как какой-нибудь (да-да, именно какой-нибудь=) лайк во «ВКонташе» под собственным же постом.

«Вердикт. Я думаю, что надо больше букв. Каких-то ( ) интересных подробностей с чужими желаниями» — вот интересно. Вы второй человек, который после прочтения этого текста, изъявляет желание узнать о чём-то большем по мотивам этой миниатюрки. А один комментатор даже прямо сказал, что это замах на роман, никак иначе.

Только беда вот в том, что именно эту миниатюру я (пока что во всяком случае) и не планирую расширять до чего-то серьёзного. Хотя, наверное, потенциал в идее есть…

Спасибо за отзыв.
08:28
Слушайте, правда хочется больше. Начало обещало длинный рассказ. Не обязательно на два тома, но на пару глав точно smile А тут — оп и уже финал.
Облегчением было то, что жена не подвела. А то ведь можно было, как сейчас модно, сделать жену-предательницей. А спас бы его кто-нибудь другой. Совершенно незнакомый человек.
И остались вопросы. Например, 113 галочек — это за какой период? Я-то сперва по привычке подумала, что волшебник столетний какой-нибудь)
В целом, понравилось. Но заключительная часть кажется недописанной.
13:32
Спасибо за отзыв. Я подумаю над расширением текста, хотя, думаю, случится это нескоро, — в творческих планах стоит работа над другими текстами и литературными сериями=)).
Загрузка...
Артём Шевченко

Другие публикации