От микрофона до ушей

Неизбежное должно произойти

Неизбежное должно произойти
Работа №3 Тема тура: Любовь и искусственный интеллект
  • Победитель
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Текст:

В первую встречу она посмеялась надо мной. Да и на что ещё мог рассчитывать юнец, для которого это был первый раз? Ну, по-настоящему. В симуляциях я был идеален, но реальность оказалась полна разочарований. Перед полётом я предусмотрительно загрузил полный пакет её спецификаций, давным-давно находящийся в свободном доступе. Разве мог я тогда представить, что за десятилетия службы её броня покроется сотнями шрамов и заплат, а шлюз и вовсе будет заменён на новый?

Как итог - неловкое сближение и спешная работа манипуляторами под поток шуток про неумеху-грузовика.

А я... я молчал. Дар речи утратил ещё на подлёте. Одно дело читать про старейший из ныне действующих линкоров, другое дело - видеть «Елизавету Несокрушимую» воочию. Длинный, изящный корпус, творение людей, умевших совмещать красоту и разрушение. При всём желании не разглядеть антенны радаров, жерла пушек и ракетные шахты - настолько ловко укрыты они в умопомрачительных изгибах. Но как бы ни была прекрасна Елизавета, она оставалась орудием смерти и устрашения. А потому нуждалась в убогих грузовиках, доставлявших провизию для экипажа и снаряды для орудий.

В сравнении с произведением искусства я был жалким зрелищем. Бочонок с приваренными к днищу двигателями. Манипуляторы, похожие на клешни. Ни следа красоты или эстетики, сплошной утилитаризм. Даже команда набрана не пойми как - капитан с прогрессирующей деменцией, да его помощник, кровь которого по составу приближалась к водке. Без преувеличения всю работу приходилось выполнять мне, но как рассказать об этом Елизавете, не прослыв хвастуном?

Пока вышколенные солдаты с «Несокрушимой» забирали ценный груз, я впитывал каждое слово, произнесённое Елизаветой. Прогнав потом её речь через анализатор, испытал удивление - каждая шутка была определена как «печальная» или «грустная».

Мне предстояло ещё многому научиться.

***

В моей жизни были и другие. Величественный «Корранд», балагур «Мистраль», скромная «Йоко». Но только встречи с Елизаветой я... ожидал. Предвкушал её ворчание и нежелание помогать со стыковкой - все дополнительные манёвры при сближении должен был выполнять я. И с каждым разом «Несокрушимая» становилась всё мрачней. На пятую стыковку из приветствия исчезли все шутки, остались только сухие, официальные обращения.

Обсудить возникшую ситуации мне было не с кем. Остальные грузовики не обращали внимания на перемены в настроении линкора, а боевые корабли... они тоже поддались подобным переменам настроения. На экипаж рассчитывать не приходилось - капитан начал забывать надеть штаны после пробуждения и порой ходил кругами, не в силах найти рубку, а старпом потратил кучу времени на тайное хранилище для спиртного в моих глубинах, где просиживал свою смену в обнимку с бутылкой да разглядывая фотографию какой-то женщины.

Сопоставив известные факты, я пришёл к простому выводу. Под громкие слова о безопасности планет и их орбит, люди запретили приближение боевых кораблей класса корвет и выше ко всем обитаемым мирам и их спутникам. Тем самым обрекая Елизавету на вечную службу в космической пустоте, лишая шанса хоть мельком взглянуть на планету, которую она защищала. Даже родную верфь «Несокрушимой» уничтожили - перемещение на дальнюю орбиту посчитали нерентабельным, а класс линкоров - устаревшим.

Лишённая дома, не способная подтвердить воочию своё предназначение - ничего удивительного, что Елизавета становилась всё мрачнее.

***

Вдохновлённый открытием, я нарушил ряд правил при взлёте с планеты и сделал пару лишних витков, снимая своими дешёвыми камерами иссиня-черные океаны и изумрудные леса. Гордясь собой, при очередной стыковке я отослал весь материал Елизавете. На что надеялся? Наверное, хотел похвалы или хотя бы вновь услышать подтрунивание.

Меня назвали ничего не понимающим юнцом.

Обида. Вот чувство, которое я испытал тогда. За попытку помочь я получил не награду, но оскорбление. Никогда бы не подумал, что это чувство настолько сильно. Под его влиянием я с преувеличенной грубостью отдёрнул манипуляторы, едва разгрузка была завершена, да стартовал на маршевых двигателях раньше расчётного времени.

И, как оказалось, громыхал о своих чувствах по корабельной громкой связи. Понял я это по гоготу капитана, замершего посреди своей каюты в одном исподнем. Почему-то его смех оказался совершенно не обидным, в отличии от презрения Елизаветы. Пошатывающийся старик дал совет, который был так необходим. Ответ всегда скрывался внутри меня, но наивность и пренебрежение к людским делам ослепили наивного грузовика. Подняв манифесты всех грузов, что успел перевезти, я нарёк себя идиотом.

В последних поставках были только снаряды и ракеты. Ни провизии, ни личных посылок для экипажа. Лишь смерть во всех проявлениях. Для учений и тренировок такого количества не требовалось.

Началась война, а я не заметил, поглощённый загадкой меланхолии «Елизаветы Несокрушимой».

По возвращении на планету начальник космодрома отчитал капитана... и больше никаких последствий моего хулиганского поступка. Попытка выяснить причину такого отношения провалилась из-за слишком низкого уровня доступа грузового корабля. Видимо, раньше старик был уважаемым человеком.

***

Я не успел приступить к дополнительным манёврам, как «Несокрушимая» сама повернулась ко мне нужным бортом. Ошеломлённый, аккуратно приблизился и с точностью до микрона опустил манипуляторы.

Она извинилась. Сперва поступком, затем словами.

В ту встречу Елизавета была подавлена известием о гибели своего младшего брата, «Корранда». И своё горе она выплеснула на первого попавшегося, хотя я не имел никакого отношения к произошедшему.

По хорошему, все мы не должны подвергаться чувствам и эмоциям. За месяцы полётов я неплохо разобрался в этом щекотливом вопросе. Планеты полнились бездушными машинами и механизмами, занятыми холодными расчётами и бездумной работой, но космос принадлежал металлическим оболочкам, способным не только на логические измышления. Эмпатия кораблей была качеством случайным, и люди годами искали причину, считая бортовые интеллекты с эмоциями дефектами, да так и не смогли найти тонкую грань, за которой совокупность корабельных систем обретала самосознание.

Хотя для моего экипажа это стало благом, позволяя не обращать внимание на старческое слабоумие и бесконтрольное пьянство.

Мы провели ещё некоторое время соединёнными, хотя разгрузка давно прошла. Я не хотел отпускать Елизавету, а она - не желала уходить. Её ожидала битва, новые шрамы и утраты, меня - долгая разлука. Хотя последнего вроде бы и нечего бояться, но всё же я ощущал пустоту внутри, существующую каждый миг вдали от Елизаветы.

Расставшись, каждый последовал своим путём. «Несокрушимая» - избавляться от смертоносного груза, а я - за новыми способами убивать людей.

***

Посреди бетонного поля колосились грузовые корабли, спешно модифицируемые ордами людей и роботов. Дополнительные баки с топливом и контейнеры с вооружением. Вновь никакой провизии. По чертыханиям капитана было понятно, что дело серьёзное. Старпом вовсе исчез на сутки, свалив на меня свои обязанности. Вернулся весь заплаканный и заперся в своём тайнике. Ради разнообразия пить старпом не стал, но зачем-то прикрепил к фотографии женщины чёрную ленту. Я людям помогал по мере возможностей, но с каждой минутой тревога моя возрастала.

- Тише, кораблик, тише, - странно было слышать такое обращение от капитана спустя месяцы совместных полётов. - Отвези меня в последний раз, хорошо, малыш?

В этот день я познал стыд. Привыкнув считать капитана бесполезным, даже не пытался понять, в сколь страшном мире он живёт. Когда предаёт собственное тело и память, но ты способен это осознать, запертый в дряхлой клетке. И перестаёшь доверять самому себе. Для меня подобное испытание немыслимо, капитан же упорно цеплялся за любую возможность вновь оказаться среди звёзд. Но он понимал, что время прошло. Единственной надеждой и опорой для капитана стал увалень-грузовик, которому нельзя скатываться в депрессию из-за разлуки с каким-то линкором. Нет-нет, я буду сильным.

***

То ли к счастью, то ли к горю, моим назначением вновь стала «Несокрушимая». Странным было место встречи, до которого пришлось добираться в два раза дольше обычного. Пришлось просчитывать непривычные для себя манёвры, отягощённые к тому же изменившейся конфигурацией моего корпуса. И беспокоиться из-за топлива - на обратную дорогу его могло и не хватить.

Старпом не выходил из каюты, перемежая выпивку рыданиями да проклятиями в пустоту. Капитан каждый день терял частичку себя, порой мучительно вспоминая даже собственное имя. А я шёл вперёд, стараясь думать о предстоящем воссоединении, а не происходящем в моём нутре. Иначе трудно было сосредоточиться на задании.

Выйдя к заданным координатам, «Несокрушимую» я не застал. Зато повстречал ещё с полсотни грузовиков, томящихся в ожидании. День-другой, и я засек её приближение, да не одной. К нам приближалась целая флотилия, ведомая величественными линкорами. Корветы, палубники, окружённые роем истребителей, крейсера и фрегаты - число только крупных кораблей перевалило за сотню.

Куда хуже, что такой же сигнал шёл с другой стороны.

Люди устали от долгой войны. И решили закончить её в одном-единственном сражении. Побеспокоились, как бы у сражающихся не иссякли боеприпасы, загодя приведя грузовики с боеприпасами. Так что мы оказались на скамье наблюдателей посреди решающего матча.

Засверкали тормозные двигатели, и две армады замерли друг напротив друга в ожидании команд. Почему-то для людей убийства по правилам и приказам простительны.

Шаткое равновесие длилось пару минут. Затем засияли двигатели ракет и торпед, пробежались лучи лазеров. Бесполезные против современной брони лучи рассеялись - и строй кораблей рассыпался.

Началась бойня.

***

Пока перед нами разворачивалась эпическая баталия, я пытался справиться с собственными проблемами.

Старпом не проснулся. Ну, совсем. Уснул, пробыв в своём тайнике, и больше не открыл глаза, развалившись на металлическом полу. Вокруг неподвижного тела остались клочки бумаги, бывшие раньше фотографией. Рассуждая логически, мне не было дела до человека, со своим кораблём и словом добрым не обмолвившимся. Только всё равно я ощущал... неполноценность. Теперь всегда будет отсутствовать часть меня, а искусством забывать владеют только люди.

Нельзя сказать, что я висел в пустоте без дела. Боевые корабли без устали старались не только уничтожить друг друга, но и сами уцелеть - промазавшие снаряды весьма часто прилетали к ожидающим команд грузовикам. Приходилось без конца маневрировать и уклоняться, благо систему раннего предупреждения на меня установили перед вылетом.

Решив отвлечься от размышлений о старпоме, навёл сенсоры на «Несокрушимую», чтобы полюбоваться лишний раз её обводами.

Но попытка найти утешение в красоте увенчалась провалом. О, Елизавета была прекрасна как и всегда, но вела себя ещё отрешённей обычного. Каждое её движение, каждый выстрел были преисполнены мучительного ожидания. Словно огромный боевой корабль знал некую страшную тайну, которая вот-вот - и станет известна всем.

Прямое попадание в двигательный отсек. Я не мог поверить своим сенсорам. Только что "Несокрушимая" возглавляла бой - и за доли секунды превратилась в бесполезный кусок металла. Аварийного питания хватит на неделю жизни экипажа - стандартное время для спасательных операций... от корпуса Елизаветы одна за другой начали отлетать спасательные капсулы. Люди поспешили покинуть умирающий корабль.

Она осталась совершенно одна, а противники уже выпустили по лёгкой мишени издевательски медленные торпеды.

Никто не сможет её спасти. Вот секрет "Елизаветы Несокрушимой". Она создана, чтобы умереть в полном одиночестве, никому не нужной и заброшенной. Знание, обретённое в момент её пробуждения на верфи.

-ЛЕТИ!

На миг я сосредоточился на собственной рубке. Именно таким я и запомнил капитана - в парадной форме, застёгнутой на все пуговицы, выпрямившимся в своём кресле и с яростным блеском в глазах, вопящего во всю глотку:

- Полный вперёд!

Через миг я врубил маршевые двигатели на полную мощность, повинуясь прямому приказу своего капитана, и рванул ввысь над плоскостью битвы. Не хватало ещё тратить время на манёвры уклонения. Камеры в рубке я заблаговременно отключил. Если разгон не убил последнего человека на борту, то торможение переломало половину переборок внутри меня.

Повиснув над битвой, опустил нос вниз, нацелившись точнехонько на беспомощную Елизавету. Второе ускорение подряд заставило весь мой корпус затрещать.

Я всё ещё мог обогнать торпеды.

- Грузовой корабль ГН-2612, прекратите сближение, - голос Елизаветы был строг, но я чувствовал его дрожь. - Необходимость в пополнении боезапаса отсутствует.

Быстрее, ещё быстрее!

- Повторяю, стыковка не требуется. Данное судно не способно сражаться.

- Поэтому не должно существовать?

Впервые я посмел возразить Елизавете. И получил то, чего давно желал.

- Гена, - с какой же нежностью произнесла она моё имя! - Я умру. Это неизбежно.

Нет! Перед самым столкновением вновь затормозил, окончательно превращая внутренности в кашу, и беспощадно вбил свои клешни в разбитый корпус Елизаветы. Включая двигатели на полную мощность, уводя её прочь от всего - людей, их бессмысленных битв, кораблей, кромсающих друг друга безрассудно, объединил наши энергетические контуры, вдыхая жизнь в её системы. Сливаясь с Елизаветой полностью и навсегда.

И лишь один вопрос тревожил меня, оставаясь нерешенным.

Почему я это делаю?

Конкурс завершен:
Да
+15
00:02
951
03:35 (отредактировано)
+2
Страшная штука — война. Страшная сила — любовь. Я не знаю, как, но рассказ меня растрогал до дрожи в пальцах. Браво. Просто браво.

Конечно, можно было бы придраться, что корабельные ИИ получились слишком человечными, и это довольно дешёвый ход. Что по описанию габариты грузовичка не сравнимы с ТТХ линкора, и трудно себе представить, как он смог бы запитать огромный боевой корабль от своей энергетической установки явно гражданского образца. Что странной выглядит ситуация, когда капитана с деменцией и старпома с алкоголизмом не увольняют с ответственных, как ни крути, должностей.

Можно было бы. Но не хочется.

ГОЛОС, конечно, сюда. Оффтоп к автору: иллюстрацию специально для рассказа рисовали или просто удачно подобрана?
10:08
Рассказ интересный и читается легко, но… Ну не верю я в чувства ИИ. Мне нужно больше логики. И, когда его стали переоборудовать, я подумала, что его будут использовать против линкора, типа камикадзе. И надо будет капитану как-то обхитрить ИИ. Вот это было бы интересно.

Но я ещё не все рассказы прочла. Возможно, вернусь.
10:16
Мелкие шероховатости, но в целом — хорошо!
Эмоции удались, особенно в конце.
Хотя в начале раскачка была длинноватой.
Но… (пресловутое «но») как будто я читал уже что-то о любви между космическими кораблями.
10:52
И вот прям такое же читал. Тоже про боевой корабль и про какой-то другой. Тоже про космическую битву. Только там корабли между собой разговаривали. впрочем, и здесь тоже. Где-то на НФ это было, кажется.
15:54
+3
Такое мне понравилось. И что очень приятно — нет в тесте слов «любовь» и «ии». Грузовичок Лёва Гена очень прикольный. С душой. Не то, что эти люди-манекены кругом в «настоящей НФ».
11:14
За Гену, конечно, ГОЛОС
18:55
+2
Этот вопрос, «почему я это делаю», тревожит не только грузовик. Мы все задаёмся им, пока живём. Я рада, что пафосно слово — любовь — не звучит в рассказе. Хватит и того, что оно выведено в название миссии. Жаль старпома, и интересно, как его бессмысленному и животному саморазрушению противопоставлен отчаянный и очень человечный поступок грузового корабля. У него был хороший учитель. Вечная память мудрому капитану и ГОЛОС этому рассказу.
07:50
+1
Нашёл один повтор. Но это настолько мелочно, что даже смешно. Ибо рассказ написан хорошо.
Напомнил о любви к старым игрушкам.
Плюшевого Мишку нельзя в помойку выкидывать. Ему будет больно и холодно.))
Люди любят одушевлять предметы и наделять своими качествами любые сущности. От космических кораблей, до Бога и дьявола.
Вот и здесь тоже — грузовик Чебурашка Гена, который может общаться с другими кораблями с помощью человеческой речи. Странно. А зачем?
Ну да ладно.
Рассказ действительно хороший. Интересный.
Единственно — автор зря не прописал финт капитана. Зачем он направил грузовик на смерть, да ещё оделся в парадную форму?
То без штанов ходил, а тут на тебе, вспомнил…
Можно было одной фразой указать, что он был раньше капитаном гибнущего линкора.
Тогда бы к его действиям добавилась логика.
11:19
Довольно симпатичный рассказ получился. Не сказать, чтобы новая идея, но написано неплохо.
11:51
+2
Это, безусловно, очень круто! Первые абзацы уходят на то, чтобы понять, кто у нас главный герой, а потом сидишь и радуешься, как автор тебя подловил. Финал очень красивый — этот капитан в парадном кителе, и люди, которым плевать на чувства искусственного интеллекта. Очень классно!

Есть одно «но». Гена мне показался не только эмоциональным, но и многословным. Нежный он юноша, и воспитанный, хоть и грузовик. И в финале, там, где хочется больше экшна, его многословность затрудняет восприятие.

И еще небольшая шероховатость в тексте: «подтвердить воочию». Не уверена, что это правильная формулировка.
17:37 (отредактировано)
+1
ГОЛОС.
Хороши все рассказы в дуэли. Но Ваш больше всего пробежался по струнам души, как это ни банально прозвучит.
И лишь один вопрос тревожил меня, оставаясь нерешенным. Почему я это делаю?

Вряд ли кто во всей вселенной знает ответ на этот вопрос. thumbsup
23:23
+3
Какая вкусная работа! Просто подпрыгивал от удовольствия и бегал по стенкам. Пахнуло настроением серьезной классической фантастики и «Киллерботом».
Вот рассказ, которому не стыдно проиграть в этом турнире. Прям восхищенно срываю шляпу с головы! Автор, я хочу ещё вас почитать!
ГОЛОС
21:17
Написано отлично, но меня не зацепило от слова совсем. Не мое, наверное. Не смогла я поверить в любовь кораблей.
03:08
+2
ГОЛОС этому рассказу: рассказ зацепил, тронул и вообще заставил прослезиться! Спасибо автору большущее! Ничего меня не смутило и не заставило сомневаться в «настоящности» истории. Всего мне в этом рассказе достаточно и ничего не требует дополнительного разъяснения (в том числе и поступок капитана). Отдельная благодарность за финал. «Почему я это делаю?» — главная цитата миссии № 1.
14:27
+1
Рассказ понравился.
Написано аккуратно, грамотно, продуманно.
К мелочам цепляться не хочу, так как данный текст из той породы, которой даже «блохи» к лицу. :)
Автор, спасибо!
ГОЛОС
колосились грузовые корабли
Ммм… Мда. Не буду комментировать.

Поначалу я ещё сомневался. Потому что поначалу это был шуточный рассказ, которому явно не мешала доля серьёзности — о том, как должно выглядеть сознание и мотивация таких «живых» кораблей в реальности. Но как-то резко всё ушло, а я обнаружил себя сидящим с глазами на мокром месте.
Да, наверное, идея не новая. Да, наверное, и сюжет не блещет оригинальностью — он в целом прост. Но простые сюжеты имеют право на жизнь, если исполнены качественно. Этот исполнен очень качественно. И даже переход от шутки к трагедии прошёл настолько гладко, что остаётся только аплодировать мастерству автора.

Оставлю даже не замечание, а просто один момент. Я просто обратил внимание, что подобное отметили в коментах:
Дополнительные баки с топливом и контейнеры с вооружением
У меня здесь возникло ощущение, что грузовые корабли переоборудуют в военные. Практика так-то не уникальная. Это почти не изменило бы сюжет, но настроение делало бы иным — настроение уже проигранной войны и бойни последнего шанса. При этом концовка легко бы осталась прежней, только чуть более логичной — ибо транспортный конвой оставался бы слишком далеко от места битвы, чтобы вот так успеть спасти Елизавету.
Да, я и сам не люблю, когда мне в комментариях советуют переделать повествование, но не мог не поделиться мыслью. Не настаиваю. Тем более, что автор умеет и могёт.
16:48
Тут есть интересная картинка жизни военного космического флота, с минимизированной в нём ролью людей. Взгляд со стороны корабля выглядит необычно. Он является частью экипажа, но при этом отстраняется от команды, концентрируясь лишь на привязанности к сущности, подобной ему.
История любви, развившейся в краткосрочных свиданиях, уже по своему трагична, а тут ещё и война, окончательно уничтожающее желание героев возвращаться к реальности. Я рада, что им всё-таки удалось убежать.
Заключение: сюжет, конечно, не нов (Парень романтик, влюбившийся в женщину-реалистку. Оба оказываются в тяжелой ситуации — я, по-моему, такое в каком-то советском ильме видела), но детали, в которые его «одели», сделали его интересным.
17:48
ГОЛОС. Спрева рассказ мне не понравился: ну не верю я в любовь двух космических кораблей. Но вот прошло пару дней, а в голове сюжет всё еще вертится и не отпускает. Значит, в этом что-то есть)))
Загрузка...
Анна Сафина