Валентина Савенко

Хороший мальчик

16+
Хороший мальчик
Работа №2. Тема дуэли: Настойчивая настойка
Текст:

Темнота надёжно прятала детскую площадку от посторонних глаз. Прохладный ночной ветерок приходил на смену дневной духоте. Из открытых окон близлежащих домов тихонько звучала песенка «Спят усталые игрушки»...

Толстый раздражённо сплюнул и закурил. Кончик его сигареты послужил отличным маячком для собутыльника.

— Ты чего под грибком забыл? — спросил Вован, подходя к песочнице. — Сидеть же неудобно.

— Зато падать невысоко, спать мягко и бутылки не бьются, — на опыте ответил Толстый. — Да и цирроз меня скрутит раньше радикулита. Принёс?

— Прикинь, мне водку не продали. Какой-то новый закон вышел. Я так и не понял…

На песок приземлился шуршаще-звеняще-булькающий пакет. Толстый не глядя достал из него первое, что попалось под руку.

— «Яга»… Вкус детства, — вынес своё экспертное заключение Толстый после пробного глотка.

— Хе-хе. Так и знал, что ты оценишь. А я, пожалуй, начну с «хвои».

Полторашка джин-тоника от Bravo радостно пшикнула, выпуская лишний газ из своего нутра. Ностальгическая попойка потихоньку набирала обороты. Случайные прохожие могли услышать жуткое попурри из горящего сентября, полосок на кедах и пепла любви в руках. Старые собутыльники по полной ушли в воспоминания о своей бурной молодости.

Толстый, как и положено людям с подобным прозвищем, был худой, словно подросток. Его волосы свисали жирными сосульками, а одежда давно не встречалась со стиральным порошком. Вован на фоне Толстого выглядел вполне респектабельно: футболка выглажена, джинсы чистые, да и причёска как от барбера.

— Я так удивился, когда ты позвонил, — сказал Вован, допивая остатки джин-тоника. — Сколько мы не виделись? Лет пять?

— Восемь, наверно, — ответил Толстый, — с той пьянки.

— А-а-а-а… Припоминаю. Это когда ты сошёл с ума, порывался выпрыгнуть в окно, выпил всё, что было на вписке, уснул в обнимку с унитазом, а наутро называл нас кончеными дебилами и алкашами. Там ещё что-то было про жизнь в тундре, если я ничего не перепутал.

— Не-а. Всё так, — согласился Толстый.

Третья банка «Ягуара» была безжалостно смята и отправилась в тот же пакет, из которого и появилась. Пришло время «Балтики «девятки»».

— Не получилось. Не фортануло, — продолжил Толстый, заливая в себя новую порцию алкоголя.

— Сочувствую, — почти искренне сказал Вован.

— Понимаешь… Они не оставляют меня в покое. Орут, требуют, нашёптывают. Я ведь и правда уехал в тундру. Вахтами работать. И там достали… Хотя запрещено провозить. Запрещено! Понимаешь?

— Нет. Я сейчас вообще ничего не понимаю. Вроде не так много и выпили.

— Много или нет — неважно. Я должен постоянно пить. Как будто со мной случится что-то прекрасное. Что-то волшебное! И каждая, сука, каждая бутылка врёт! Говорит: «Я то, что тебе нужно! Выпей меня! Я! Я волшебная!»

Толстый говорил всё быстрее и быстрее. Казалось, что он вот-вот захлебнётся либо словами, либо пивом. Вовану резко стало не по себе.

— Что за бред?

— Хороший вопрос, — Толстый сделал длинную затяжку, пытаясь успокоиться. — В детстве это было, ну, как игра. Кто-то не наступал на стыки плиток, кому-то нужно было съесть чётное количество ложек манной каши. А я искал волшебство в бутылках алкоголя.

— Нашёл? — Вован постарался аккуратно отодвинуться от приятеля.

— Конечно, нет. Кто в такое поверит? Но… Это как навязчивая мысль. Как оправдание. Понимаешь? И голоса бутылок тоже ненастоящие. Придуманные мной же. Но они, сука, такие настойчивые! Такие упрямые! Если я долго не пью, то они приходят во сне и требуют, чтобы я сейчас же пошёл в магазин и купил бухло… Понимаешь?

— Нет. Я тебя совсем не понимаю.

— Попробую объяснить проще. Ты же бросил курить?

— Бросил.

— И как? Держишься?

— Держусь. А что?

— А у тебя не бывает такого внутреннего голоса, который нашептывает, что одну сигаретку можно? Ничего ведь не будет, если чуть-чуть себя побаловать? Вознаградить за выдержку?

— Бывает. Стараюсь не поддаваться.

Толстый медленно начал водить сигаретой перед лицом Вована.

— Выкури меня, — шептал Толстый, — примерно так ты слышишь свой внутренний голос?

— Примерно.

— Выкури меня, сука! Выкури! В аду жить будешь! Счастья не узнаешь! Выкури! — заорал Толстый. Его лицо покраснело от напряжения. — А так слышу свой внутренний голос я.

Вован испуганно смотрел, как Толстый после эмоционального крика делает длинную затяжку и медленно выдыхает дым.

На улице становилось всё темнее. Окна домов гасли одно за другим. Фонари горели только над подъездами, и их света едва ли хватало на детскую площадку, а грибок над песочницей надёжно защищал собутыльников от света ночного неба. Только маленький уголёк на конце сигареты хоть как-то разгонял мрак. Вовану стало жутко.

Он и правда был рад звонку уже почти забытого друга молодости. Той самой беззаботной и безответственной поры, когда казалось, что можно всё. Даже умереть молодым. И ничего за это не будет! Но уже давно никто не зовёт Вована Вованом. Теперь он Владимир Генрихович, муж, папа… И ему, как оказалось, очень не хотелось вновь становиться Вованом.

— Извини, но я, наверное, пойду, — сказал Владимир. — Жена без меня спать не ляжет. Да и сын беспокойный очень. Явно выпросил у мамы мультики перед сном и так их и смотрит.

— Да ты чего так напрягся? Нормально же сидим. Общаемся. Бухаем как в старые добрые! Да? — Толстый по-дружески хлопнул приятеля по плечу.

— Да… Как в старые… Но мне и правда пора к семье, — Владимир снова попробовал поставить точку в разговоре.

— Семья — это хорошо. У меня вот не сложилось. Девка моя, сука, свалила с пузом. Сказала, что не хочет растить ребёнка с алкоголиком. А мою маму это в своё время как-то не остановило. Может, и зря. А может, и нет. Переиграть-то не получится... Да?

Толстый закурил очередную сигарету. Внешне он казался совершенно спокойным, но Владимир не забыл недавнюю вспышку шизофренического бреда, который нёс собутыльник. От сумасшедшего можно ждать чего угодно.

— Увы. Но, может, попробовать исправить настоящее? Полечиться, например?

— Ха-ха-ха! — громко и совсем невесело рассмеялся Толстый. — Да я в дурке уже был! Кололи. Пичкали всяким. Важные дядьки и тётки в белых халатах несли какую-то чухню на своём медицинском. Но толку-то нет. Жёлтый билет выдали и выпнули под зад. Типа они сделали всё, что смогли. Другим койка нужнее. А мне? Мне как жить? Без работы, без жилья, без семьи? На мой звонок только ты и ответил. А почему? Скучно стало в своей хорошенькой жизни?! При бабле, а купил только ностальгическое дерьмо!

Толстый со всей дури ударил бутылкой по бортику песочницы. Остатки пива щедро пролились на песок, а в руке остались только острые осколки стекла.

— Эй-эй! — воскликнул Владимир, отпрыгивая и от Толстого, и от песочницы. — Ты полегче, ладно? Может, тебе денег дать? У меня наличности немного, но на пару дней в хостеле хватит.

— Откупаешься от меня? — снова спокойно спросил Толстый. — Хм. А давай. Давай свои деньги. И я нажрусь сегодня, сука, в такой хлам, что уже не откачают.

Под грибком наступила гробовая тишина. Глаза Толстого горели грустной решимостью, но Владимир не мог этого увидеть из-за недостатка света.

— Не шути так. Вот, — сказал Владимир, положив деньги на край песочницы, — позвони мне завтра, как проспишься. Попробуем что-нибудь придумать. Хорошо?

— Ага, — ответил Толстый, отворачиваясь от бывшего друга.

— До завтра! — в последний раз крикнул Владимир, выходя на свет.

Вот только Толстый для себя уже решил, что никакого завтра не будет.

Алкоголь из пакета закончился раньше, чем сигареты в пачке. Но заветное забвение так и не пришло к Толстому. Он чувствовал себя отвратительно. Тошнило и всё плыло перед глазами. Только этого явно было мало, чтобы не встретить рассвет. Пришлось покинуть уютную песочницу и отправиться на поиски добавки. Из-за всех этих новых законов, ограничивающих продажу алкоголя, что-то купить в двенадцатом часу ночи было ой как непросто. Но кто ищет, тот найдёт.

Слегка пошатываясь, Толстый отправился в своё последнее путешествие по ночному городу. Раньше всё было иначе. Раздолбанный асфальт, писсуар у любого угла, ватаги пацанов с китайскими гитарами, весёлые девчонки и море дешёвого бухла, которое радовало, а не бесило. Голоса были не такие навязчивые. Каждая новая бутылка была маленьким открытием и лотерейным билетом одновременно. Но по мере взросления всё становилось только хуже.

Асфальт поменяли, ссать на улице теперь неприлично, пацаны отдалились и разъехались по институтам, а девчонки смотрели на Толстого, как на алкаша-неудачника без всяких перспектив. Бутылки стали громче и настойчивее. Каждый поход в магазин превращался в пытку, но и остановиться было нельзя. Да и Толстый не хотел останавливаться. Он искал выход, которого всё не было. Теперь есть.

— Эй! Мужик! У тебя рука в крови! — кто-то окрикнул Толстого.

— Чё?

— Рука, говорю, в крови. Тебе, может, в травму? — прохожий, чьё лицо троилось перед глазами, попытался остановить Толстого на пути к цели.

— Н-не надо в тра-авму, — еле выговорил Толстый, — в а-аптеку-у иду.

— Всё хорошо? Может, помочь чем? Давай, может, до аптеки хотя бы доведу?

— Сам себя доведу… — отказался Толстый от помощи.

Неожиданный прохожий натолкнул пьяный мозг Толстого на мысль, где же достать сейчас убойный алкоголь. Что нас лечит, то же и калечит. Случайно выбранная дорога привела Толстого аккурат к небольшй круглосуточной аптеке.

— Эй! Алё! Д-ди-и-изы-ынфекцию-ю дай! — орал Толстый в маленькое закрытое окошко аптеки, тарабаня окровавленной рукой в дверь.

— Больной совсем?! — сонная аптекарша открыла окошко. — Я сейчас охрану вызову!

— Спирт продай, — Толстый протянул в окно мяты окровавленные купюры.

— Ох ё-ё! — воскликнула аптекарша, увидев глубокие кровоточащие порезы на руке Толстого. — Ты же так умереть можешь! Давай заходи. Я тебя хоть перебинтую.

Дверь торопливо открылась.

— Спирт неси! — заорал Толстый.

— Да не продаём мы ночью спирт. Закон! Стой здесь. Сейчас вернусь.

Но Толстый уже не обращал на неё никакого внимания. Его взор был прикован к маленьким зелёным коробочкам на витрине. Осталось преодолеть последнее препятствие — стекло. Разбив его локтем, Толстый наконец добрался до заветных бутылочек.

— Пей! Пей! Пей! — радостно кричал Боярышник.

— Ты чё творишь?! — со склада выбежала аптекарша, в ужасе смотря на Толстого. — Я полицию вызову!

Онемевшими пальцами Толстый с трудом справился с картонной упаковкой и маленькой пластиковой крышкой.

— ПЕЙ! — всё настойчивее требовал Боярышник.

Пробку удалось открыть зубами, и мерзкая жидкость потекла в горло Толстого. Резко накатила тошнота. Боярышник просился наружу, но воля Толстого оказалась сильнее. Занюхав рукавом, он продолжил. Вторая бутылочка, третья… Завыла сирена.

— ПЕЙ! ПЕЙ! ПЕЙ!

Пятая. Последняя. И всё стихло.

Толстый ощутил невероятную негу, словно его окутало тёплое и мягкое облако. Было очень даже приятно и совсем не страшно.

— Вася… Открой глаза… — кто-то нежно шептал на ухо.

Толстый настолько отвык от своего имени и не сразу понял, что обращаются именно к нему.

— Я так долго ждала нашей встречи! Так долго хотела выполнить твоё самое заветное желание! Пожалуйста, проснись… — просил шёпот.

И Толстый проснулся. Вокруг была лёгкая голубая дымка. Как вуаль она прикрывала аптеку, словно застывшую во времени. Пятая бутылка так и не достигла пола, зависнув где-то в полуметре.

— Вася, я тут, — шёпот шёл откуда-то из-за спины, и Толстый обернулся.

Перед ним оказалась прекрасная девушка с длинными волосами, крылышками бабочки за спиной и голубой кожей.

— Аватар?! — удивлённо воскликнул Толстый.

— Ха-ха-ха, — смех девушки был подобен звону маленьких колокольчиков. — Глупенький! Я Голубая фея. И я хочу исполнить твоё самое-пресамое заветное желание.

— Мне деревянные мальчики не нужны! — Толстый выдал первое, что пришло ему в голову. От удивления он даже не понял, что совершенно трезв.

— И снова глупости говоришь. Это было желание Джеппетто. После мы ещё много раз встречались и беседовали. Я очень-очень люблю говорить с хорошими мальчиками! Жаль, что он был стариком и рано умер. Но я каждую нашу встречу берегу в своём голубом сердечке!

Происходящие никак не укладывалось в голове у Толстого. Было несколько рабочих вариантов: он всё-таки шизофреник, у него белая горячка, это предсмертный бред. Толстый был согласен только на последнее.

— Дурашка. Ты не умрёшь, ты не шизофреник, и я не Белочка. Она плохая и любит только издеваться над людьми. А я хорошая и безумно хочу тебе помочь! С самого твоего детства! — щебетала фея, театрально размахивая светящейся палкой.

— Погоди… С детства?

— Да! С того самого момента, когда отец напоил тебя водкой в десять лет. Я сразу поняла, что ты хороший, но очень несчастный мальчик. А я хотела, чтобы ты был счастлив! Но ты такой упрямый… Такой непослушный! Мне всё время приходилось тебя подталкивать, — фея разговаривала с Толстым, словно он и был маленьким мальчиком, а не взрослым мужчиной.

— Значит все эти, сука, голоса… Это была ты?!

— Хорошие мальчики так не выражаются. И да. Это была я. Со мной можно встретиться только на грани жизни и смерти из-за отравления. Я очень люблю алкогольное, так как оно удобнее всего. Вот Джеппетто хорошо умел пить. В стружку! Хи-хи… Но и он смог загадать своё желание только в старости. А ты готов уже сейчас! Замечательно, правда?

— Зашибись, блядь. Ну ты и су-у-ука, — от накатившей ненависти у Толстого потемнело в глазах.

— Ай-яй-яй. Кому-то нужно хорошо помыть ротик с мылом! Но я тебя прощаю. Такое тяжёлое детство…

— Так исправь это.

— Исправить? — фея выглядела удивлённой.

— Детство моё исправь. Хочу, чтобы папа не пил. Чтобы мама меня не била за любой косяк. И чтобы нам всегда всего хватало!

— Но тогда нам будет очень тяжело увидеться снова! А я так много хочу тебе рассказать!

— Я просто хочу, чтобы меня любили! — на глаза Толстого навернулись злые слёзы.

— Ну-ну, Васенька, не плачь. Ты правда этого хочешь?

— Больше всего на свете. Либо это, либо дай мне уже умереть.

— Эх. А я такие надежды на тебя возлагала. Но раз это то, чего ты хочешь…

Голубая фея взмахнула палочкой, и Толстый погрузился в ворох голубых искр...

— Васенька! Колобочек мой! Папа пришёл. Идём кушать! — звал радостный голос мамы.

— Сына! Я нам бургеров достал. Настоящие! Из первого в городе «Макдональдса». Огромную очередь за ними выстоял. Пошли к столу! — абсолютно трезвый отец тряс большим пакетом с жёлтой буквой М.

— Съешь нас, съешь… — шептали бургеры.

Конкурс завершен:
Да
+12
18:32
894
19:52
+4
жуткое попурри из горящего сентября, полосок на кедах и пепла любви в руках
Цуко, аж вздрогнул. «Верните мне мой 2007» и всё такое.

А так рассказ в целом недурственный, психологичный даже, на вечно актуальную тему зависимостей. Но это не горфэнт ©. И даже не фэнтези. И не фантастика в широком понимании жанра. Это, скорее, современная проза про алкоголизм и предсмертные галлюцинации. Жаль.
20:13 (отредактировано)
+3
Нет, я не могу это так оставить. Страдайте вместе со мной.

22:03
+6
Ох. Второй рассказ темы прямо-таки заставляет совершить каминг-аут, как говорится.
Человеку непьющему тяжело читать про все эти алкогольные пары, которыми пропитан весь текст.
Обидней всего за фэнтези, которое сюда пришили белыми белочками с повышенной температуры.
Бедные настойки, они слишком настойчивы.
07:19
+4
Написано вполне хорошо, читаемо, грамотно. Заметил только опечатку «протянул в окно мяты», но специально ошибки не выискивал.
Однако язык несколько суховат. Несмотря на яркие эмоциональные моменты, текст не цепляет. Художественные приёмы довольно стандартны, избиты. Красоты в тексте нет. Точнее, я не увидел.
Утомило объяснение феи. Такое пояснялово на добрую часть текста из уст персонажа.
Мораль очень в лоб. Пьянству — бой красной нитью. Но концовка забавная и неожиданная.
08:07
+4
Ужас. Жуть. Отвратительный ГГ. Зависимость от алкоголя — это страшно. «Белка» в жуткая пришла, лучше уж зелёные человечки или розовые слоники, чем голубая фея. А где тут фэнтези? В допущении награды для спившегося хорошего мальчика в виде повторения жизни без стрессов из детства? А вот спорим, этот слабак сопьется и при трезвом отце! Ему лишь бы повод был. Девка его уйдёт — и он опять будет искать голубую фею.
08:25
+2
Почему сопьется-то? )
 Съешь нас, съешь… — шептали бургеры
15:37
Потому что слабак. А от алкоголя мнит, будто может что-то изменить в своей никчёмный жизни. Бургеры не спасут, разве что станет толстеть и начнёт пить, чтоб избавиться от привычки много есть. Была у меня приятельница, сидела на диете из водки, кофе без сахара и ананасов. Вы знаете, худела.
16:06
Бургеры не спасут, а заменят одну зависимость на другую. Был Толстый, станет Тощим.
09:58
Многовато алкоголя. А так ничего.
10:48
И ещё один трек добавлю. Подходит.

11:35 (отредактировано)
+3
Мне понравился твист: по крайней мере я прямо гадала, что ж там будет-то, когда допьётся, куда бутылочки позовут. И, как по мне, интерес к этому твисту нагнетался грамотно. Вообще очень связный рассказ, сбалансированный. И финал с «нет в жизни счастья» забавный. Не дал автор Толстому шанс вырасти нормальным человеком. Но, может быть, выйдет вырасти счастливым в этот раз.

Что не понравилось — так это нарочитая придурковатость феи. Да, понятно, что она ненормальная — вот надо было так «поддержать» мальчика, чтобы он спился, но она могла бы быть просто злой или типа «так надо было». А её придурковатость в сочетании с очень приземлённой, выпуклой атмосферой тлена дней у детской площадки выглядит как то что герой просто допился и всё тут. Фэнтези выпадает.

То что было противно — в плюс автору и тексту.
13:04 (отредактировано)
Здесь такой человеческий рассказ с попытками взрослого психологизма. И вот не знаю. По мне так местами получилось, а местами нет.
Есть удачные моменты в диалоге с другом, но сама ситуация не очень достоверная. Они же, получается, в одном районе живут? Почему восемь лет не виделись? Зачем вообще автору эти восемь лет? Как-то это подозрительно. Ну и в целом у меня не сложился до конца образ Толстого. Может, ему еще какая-то черта нужна кроме любви к пьянке. Или какую-то историю из юности здесь бы добавить, не знаю.
Диалог с феей, конечно, безбожно затянут. Концовка действительно смешная, и как мне кажется. к месту здесь.
А! Еще мне внезапно понравилась аптекарша. Решительная тетечка, молодец.

В целом рассказ неплохой, и, мне кажется, должен в следующий тур выйти.
Но я все-таки в другом месте проголосую.
13:22
+1
Второй рассказ читаю и второй сомнительный твист в конце(
Сначала хочу похвалить — написано гладко, хорошо. Ну, и как бы всё на этом.
1. Твист. Что собственно в нем сомнительного? А он наивный. И ладно бы он прилагался к такому же тексту, а тут-то грамотный, мужской алко-текст без всяких рюшей, а в конце такая розовая плюха про счастливую семью. Любому продвинутому алкоголику из интеллигенции не нужна такая индульгенция в пользу бедных. Я пью, потому что у меня детство тяжёлое. Проблема шире и глубже. И прикольно было бы посмотреть продолжение сериала, как в благополучной семье вырос «новый» Толстый, но вместо бухла у него другие энерговозбудители. В десятой серии, глядишь, до кармы дойдёт, до адских миров. Вот тут горфанту можно будет разгуляться.
2. Голубая фея. Хочется спросить словами песни «че те надо, че ты хошь?». При таком реализме описаний, хочется о фее побольше знать кроме того, что она стрессоустойчива.
3. В рассказе отсутствуют положительные герои. Это печально)))
4. Автор молодец, хорошо пишет, читать было приятно.
5. Фэнтези — да и бог бы с ним, если б все остальное было прекрасно. А раз прекрасно не всё, то отсутствие фэнтези будут вам припоминать пострянно.
13:33 (отредактировано)
+2
Ну, тяжелое детство — вполне распространённый вариант причин алкоголизма, не прямо, так косвенно. Скажем, если не ток пьёт, но и бьёт, психика нормально так поломана может быть и исключение этого фактора понижает шансы на саморазрушительные выборы.
(Да и как интеллигентность семьи облегчает децтво)
Пример отца (повтор сценария).
Просто биохимическая генетическая склонность, которая не реализуется, если нет активных возлияний в среде.
Плюс в тексте задано спаивание с малолетства (10 лет), это тоже может привезти к алкоголизму без других факторов.

Крче кмк шансы спиться всё же сильно понижены в новом сценарии.
13:47 (отредактировано)
+1
Ну, неееет)))) Я ж про текст.
Дело в том, что если автор пишет концентрированный, жесткий местами текст про пик алкоголизма, без романтизма и инфо-психо-цыганщины, то впихивать в конце такую пилюлю в виде «мы родом из детства» (кто бы спорил), ну как бэ развод читателя. Чего-то забористого хотелось в конце)))
Да ещё при наличии Феи-залупеи))
Собрали толпу народу, так сказать, посмотреть, как пьяный мужик сидит, свесив ножки на улицу, в окне седьмого этажа)), песни поёт, обещает скинуться, а народ его уговаривает не делать этого, а потом такие «а всё, расходитесь, шоу не будет»)) шучу
14:16
А
Ну в тексте вроде задано, что фея его жрать будет звать. Тут мне кажется заложено, что сценарий повторится. Просто косячок трудно было впихнуть в сцену детства))
15:05
Рассказ получился реалистичный, местами до отвращения, этим и пронимает.
Удивило желание. В таком состоянии отравленный алкоголем организм в состоянии возжелать бутылку — одну, последнюю, которая его и прикончит. А тут вот како проблеск сознания.
Финал порадовал, но подтолкнул к мысли о страдающем ожирением и никому, кроме мамы, не нужном Васеньке.
16:51
Не люблю я вот такую вот бутовыху, но это всё личное, вкусовщина, а не личное будет такое: то, что в комментариях иногда тут зовётся «твист», для меня стало огромным неровным швом, который скрепил две абсолютно неподходящие друг к другу части. Как верх с низом сочетается, непонятно. Создалось впечатление, что автор писал-писал рассказ о ностальгирующем алкаше, а потом резко вспомнил, что нужно ещё и горфэнтези впихнуть, и вот, получилось что получилось.
18:17 (отредактировано)
Все рассказы очень понравились.
ГОЛОС
этому рассказу за… пониманимае озвученной темы!
Кто-то поиграется с зельем, поймёт, что это путь в один конец, жизнь наладится, работа, семья, всё хорошо.
А другой продолжает играться с пограничными состояниями. Может обвинять окружающих, страну, родителей…
Немного обидно за боярышник (чудо напиток, как и овса настойка). Асептолин или Боми более быстродейсвующие в плане отъезда.
Очень большая и больная тема.
Спасибо Автору!
Читал подобный рассказ про двух друзей, кажется имена даже совпадают. В нём без мистики, жизнь как есть. Де жа вю читательское.
21:06 (отредактировано)
Рассказ написан хорошо, от слова очень и очень. Но… Автор простите, но мне показалось, что это не горфэнт…

Тема довольно специфичная — алкозависимость и зависимость от еды. Мне как человеку бросившему курить и пить, прям как по больной мозоли, учитывая то, как вы реально описали некоторые моменты. И теперь я сменила вредные привычку на есть… Ем постоянно и все что не приколочено(((

Когда ты слышишь этот противный голосок: да сделай ты затяжку. Одну. От одной ничего не будет.

Мне ваще показалось странным: откуда автор узнал, что мой внутренний голос говорит именно эти слова…

В общем описано очень и очень реалистично, то есть автор явно знает и понимает о чем пишет.

Но, ещё раз ссори, по мне это не гор фэнт…

Удачи Вам в вашем творчестве, Автор!!!
22:46 (отредактировано)
+1
Господи. И тут психически-алкоголическое.
И ущемленное детство в придачу… Сейчас прям разрыдаюсь.
Ай-ай-ай! Папаша в десять лет напоил сыночка водкой и тот тут же алкашом стал… Ах да! Ведь это же фэнтези…
Но написано нормально. И да — концовка интересная.
04:09 (отредактировано)
+1
В минус тыкнул, трое суток расстрела!
Зарекался же с телефона оценивать blush
05:07
+1
Не парься.
03:01
+2
Очень понравился момент с объяснением этих навязчивых голосов – «ВЫКУРИ МЕНЯ!» — аж прям жутко стало) Мне кажется, очень удачно получилось!

Вообще довольно клевый рассказ получился. Герои получились живыми.
Не уверена, насколько это подходит под определение горфэнта… пожалуй, весьма с натяжкой, но все же подходит) Фея-то есть, волшебство есть и все такое)

За концовку хочется добавить отдельный плюсик! Вот эти: «Съешь нас, съешь…» — жуть! На мой взгляд это вообще просто идеальная концовка для данной работы.

06:10
+1
Как-то больше всех работа понравилась)

ГОЛОС
07:58
+1
Я считаю, что горфэнт есть, фея имеется. Какая — вполне себе указано. Волшебство присутствует. Фея, не просто алкогольная галлюцинация, она вполне себе действует в сюжете и влияет на развязку. Развязка отлично показывает, судьба — штука сильная и многовариантная в деталях, но неизменная по замыслу. Понравилась заброшенная «удочка» с кличкой героя. Как сказала Юля — будет Тонкий, не сопьется, так разожрется.
Чисто субъективно, тему не люблю и не за бытовизм, а вот за эти «не вовремя высадили на горшок», «все проблемы из детства» и прочее, но объективно они здесь раскрываются, подают героя в нужном ключе, ведут к развязке.
Так же объективно здесь композиция перекошена. Понятно, что все ставилось на финальный твист и как бы к нему идет. Но при это завязка все равно вышла громоздкой.
В целом, написано крепко, жанр есть, тема, пожалуй, раскрыта, идея злободневная, герои… в них верится, но, увы, я не ЦА таких сказочных Москва-Петушки.
08:26
+1
Автор показал внутренний мир ГГ: его внутренние проблемы, конфликты и, самое главное, его заблуждения. Замечательная работа.
ГОЛОС
18:40
+1
Твёрдой рукой написано. Но вот совершенно неинтересно (мне). Все эти яги-балтики, алкогольные страдашки/ностальгии. И вот по поводу феи, хотелось бы какого-то объяснения, отчего она именно к ГГ прицепилась. Ведь по логике рассказа, спился он от того, что она его выбрала и целенаправленно ко встрече вела. Чем он так её внимание «заслужил»?
И ещё превращение в авторской речи Вована во Владимира показалось неестественным. Ничего же в герое не поменялось, он каким пришёл в песочницу, таким и ушёл. Для гг он Вован, для автора мог бы изначально быть Владимиром, наверное. Прям резкий какой-то перескок.
Финал понравился — безысходность начертанной судьбы. Такое я люблю. А все остальное — для другого читателя
00:04 (отредактировано)
Мдя, и тут белка, только обёртка мерзкая. И фэнтази где? И не надо говорить, что горячечный бред это оно самое. Фу.
ГОЛОС. Пьянству, конечно, бой, но данный рассказ, на мой взгляд, сильней остальных в данной дуэли. И настойчивость, и настойка присутствуют. И раз история хорошего мальчика начинается сначала с подачи Голубой Феи, то можно считать, небольшой элемент фэнтези тоже есть. Если уж на то пошло, глюки желания не исполняют. Концовка особенно порадовала. Автору спасибо и удачи)
13:22
+1
Понравилось, как тема ностальгии по шабутной юности перетекает в кошмар, вообще линия Вована-Владимира, когда ты сначала покупаешь ягу, чтобы выпить с давним приятелем на детской площадке, а потом понимаешь, что вырос из этого. (Кстати, если он — единственный, кто ответил Толстому, интересно, почему именно он? Чего не хватает в организме котенка, как говорится? Абсолютно сторонняя мысль о том, что про самого Вована могло бы быть интересно почитать).
Сам авторский слог тоже приятный — насыщенный, образный, но не утяжеленный.
При этом такому герою как Толстый тяжело начать сочувствовать и сопереживать при таком объеме текста, он все-таки сложный для этого. Ну и концовка — не вполне понятно, должна быть про иронию? Про мораль? Все с момента появления феи становится таким издавательским-издевательстким (и стиль и, кажется, идея). Я подозреваю, что это осмысленное решение, но, видимо, не мое — не вышло понять, зачем это, собственно.
В любом случае — спасибо за ваше творчество music
23:09
+2
Болезненная, вибрирующая драмой история. Драмой бытовой, но от этого не менее трагичной. Мне доводилось общаться с людьми, которых победили их зависимости. Это печально и горько.

К сожалению, с момента появления «феи» драма превращается в фарс. Это совершенно лишний, ненужный ход. Право слово, ложка навоза в бочке мёда произвела бы менее разрушительный эффект. Извините, не моё.
23:43
+1
Клин клином вышибают. Был алкоголизм — стало обжорство. И фея какая-то неприятная. А вот говорящие бутылки, сигареты и бургеры понравились. Они были очень убедительны!
Написано неплохо, грамотно, тема раскрыта, кмк.
ГОЛОС этому рассказу как наиболее запомнившемуся.
08:47
+1
Вот классная работа. Бытовое пьянство на грани с алкоголизмом, спальные районы и встреча старых друзей.
А фея — мимо. Имхо, смотрится инородно, как будто в последний момент пришлось приписать.
12:46
+4
Я человек простой: вижу Ваню на картинке, начинаю… бояться laugh(Кто не в курсе, на иллюстрации Иван Брагинский из аниме «Хеталия». В этом аниме очеловечены разные государства, и Ваня представляет собой человеческое воплощение России, да. Упоминаний водки по сюжету не то чтобы много, это скорее фанатское творчество).

Я вот все размышляла, пыталась понять, что тут не так-то. Комментаторы ведь правы: текст вроде как эмоциональный, а вообще не трогает. У меня так вообще никаких эмоций не вызвал, кроме недоумения (в основном по поводу феи), даже отвращения, как некоторые читатели, я не почувствовала. Что-то тут, конечно, в языке кроется — а где еще, собственно? Но что, вот вопрос.

Если честно, не очень хочется разбирать. Вижу откровенно портящие настрой фразы, скажем, «вынес своё экспертное заключение Толстый после пробного глотка» или «искал волшебство в бутылках алкоголя». Автору может казаться, что они удачные, но мне не думается, что они удачны здесь.

В данном случае, чтобы исправить ситуацию, нужно весь текст разбирать, а меня ведь об этом не просили. Поэтому не буду. Могу посоветовать почитать, скажем, у Брэдбери реалистичные рассказы, например, «Первый день», посмотреть, какими приемами он выводит читателей на нужные эмоции. Потому что без нужных эмоций этот рассказ не вывозит. У него и мысль-то такая «черная»: не в воспитании дело, а вот просто заложено что-то в человеке, не от одного, так от другого будет зависимость. «Слабый характер», видимо, от рождения. Тут где-то рядом френология, физиогномика и прочие лженауки ходят.

Мне эта мысль не нравится, но даже ее можно интересно раскрутить. Ну чтоб хоть какие-то эмоции рассказ вызвал, даже и возмущение, в конце-то концов. А здесь… ноль. То есть я как читательница вообще ничего от этого рассказа не получила: ни выводов, ни «открытий чудных», ни эмоций, ни эстетического удовольствия, ни основы для собственных рассуждений… ничего. Кому-то откликнулись эти позывы бутылок, ну и хорошо (или плохо), что откликнулись, но с ними, по-моему, получилось примерно так же, как в рассказе про говорящую настойку: задумка интересная, а вокруг нее что-то непонятно-неудачное. Как если бы Мона Лиза была написана на каком-то странноватом, не подходящем ей фоне. Смотришь на Мону Лизу, и прямо восторг, здорово как исполнено, смотришь на картину в целом — плечами пожимаешь и дальше идешь. И вспоминаешь потом, если вспоминаешь, две вещи: как хороша была Мона Лиза и как надо было умудриться испортить картину подобным фоном.

Такие впечатления.
16:21
+1
Основная проблема рассказа – очевидное смещение в сторону бытовухи. Фея в финале выпрыгивает аки чёртик из табакерки – кому-то будет смешно, кому-то не понравится, кому-то покажется лишним. Мне условно зашло, но к этому надо хоть какие-то подводки сделать. Заодно более чётко очертится фэнтези-элемент в бытовой части рассказа.
Что понравилось – часть рассказа до феи и часть рассказа с феей. Почему отдельно – см. выше. Да, до феи мерзенько, уныло и вот это вот всё, что положено писать по поводу запойных алкоголиков. Но, мне кажется, это не мерзота ради мерзоты, а такая своеобразная пропаганда против злоупотребления. Мне понравилось, как Вован превращается во Владимира, когда решает, что ему не по душе такие развлечения из юности.
Появление феи шикарно лично для меня))) такой очень аудиальный момент – её реплики надо озвучивать звонким, слащавым, почти поющим голосом))) мне было весело, я очень легко нырнула в эту странную ситуацию.
По итогу, мне кажется, нужно внести баланс между частями рассказа, дать читателю более ясно понять – то, что творится с Толстым – не просто так. Тогда появление феи будет выглядеть совершенно безбашенно, но при этом вполне логично.
17:03
И каждая, сука, каждая бутылка врёт!
Надо признать, здесь я взоржал!

И середина мне понравилась — она интригует.

Одна проблема у рассказа. Это не фэнтези. Сатира? Или как это лучше назвать? Слабо шарю в разновидностях нефантастической прозы. Короче, это хорошо, но это не сюда.
Загрузка...
Юлия Владимировна №1