Виктория Бравос

Алхимия ошибок

12+
Алхимия ошибок
Работа №3. Тема дуэли: Настойчивая настойка
  • Победитель
Текст:

— А потом он прошёл мне в ноги. Чувствую — сейчас на себя дёрнет, и бросок.

— Ага, конечно, верю. Тебя дёрнешь!

Томас в ответ широко осклабился. Выглядело это так, словно кто-то пролил свежайшие сливки в чашку крепкого кофе. Особенно эффектно это смотрелось на фоне разноцветной барной полутьмы.

— Не, ну я ж не Карелин. Да и Карелина можно дёрнуть — умеючи. Короче, если б он меня воткнул — всё, без шансов, победные очки.

Порывшись в карманах, Альберт выудил смартфон, повозил пальцем и положил устройство на стол.

— То есть, вот на этом фото на пьедестале не ты. И это не на тебе золотая медаль первенства страны.

Сливок в кофе прибавилось. С чувством потянувшись, Томас хлопнул по столу рядом со смартфоном. Из-под широкой тёмной ладони вылез блестящий металлический кругляш на трёхцветной ленте.

— «Тренер, вы не представляете, на что способен спортсмен, укусивший сам себя за…»

Отсмеявшись, Альберт утёр слёзы с веснушчатых скул.

— И чем же это ты так себя «укусил», мальчик Томми?

— Да просто, — пожал плечами борец. — Сказал себе: «Вижу цель, не вижу препятствий». Крутанул гражданина пятками вверх — и на лопатки.

Одобрительно кивнув, Альберт потрепал свой рыжий «ирокез».

— Тогда следующий вопрос. А какие такие препятствия ты видишь, что не способен подойти к этой… как её… Маша, да?

Томас помрачнел, насколько это было возможно для мулата, и побарабанил пальцами по столешнице.

— Ты как спросишь… Слушай, на ковре всё просто: или ты, или тебя. Вы с соперником оба знаете, зачем вы тут.

Он снова пожал плечами и нервно хмыкнул:

— А с девушкой что, в захват её брать? В любом случае, она слишком красивая, слишком утончённая, слишком изящная…. Слишком недоступная. Вечно с подругами, вечно занята. Я как-то попытался…

Махнув рукой, Томас наморщил нос. Помолчал пару секунд, а потом проворчал вдогонку:

— Да и к тому же я чёрный, а в ваших краях…

— Ты, Томми, прежде всего человек. Который звучит гордо, — Альберт наклонился ближе к приятелю и легонько толкнул того в плечо, — особенно в наших краях. Уж за пятнадцать лет с переезда мог бы привыкнуть.

Он откинулся в кресле и задумчиво подёргал себя за кончик носа.

— Но это всё лирика. Я тут пару вечеров покумекал… У твоей проблемы определённо есть решение.

К смартфону и медали на столе присоединился небольшой пузырёк тёмного стекла. Томас опасливо отодвинулся.

Сальери, тычто, отравить меня хочешь?

— Дурак, — улыбнулся Альберт. — Если б я хотел, ты б не заметил. Всё-таки пятый курс высшей алхимии…

— Ага, и три года на нём торчишь, — парировал борец. — Когда зачёты закрывать будем?

— Отстань, зануда, — невозмутимо качнулся «ирокез». — Мне все эти условности до соломоновой звезды. К тому же, пока у меня есть доступ к библиотеке Академии, я свой статус ущербным не считаю. Алхимия — царица наук! Кого вообще волнует оценка по истории магии?

— Ваш деканат, судя по всему. — Томас ещё побурил пузырёк пристальным взглядом, и наконец обречённо вздохнул. — Ну давай, Альберт Магнус, выкладывай, зачем тебе такая большая и смуглая лабораторная мышь.

Поводив указательным пальцем вокруг бутылочки и пожевав губами, Альберт снова подался вперёд.

— На самом деле это действительно немножко эксперимент. Но я взял пару традиционных формул и совместил их по всем правилам и канонам, — шум в баре делал голос едва различимым. — Абсолютно безопасная штука, очень удачная даже настойка вышла…

— И насколько безопасна твоя настойка, что ты так вибрируешь?

— Дважды дурак.

Вот теперь Альберт надулся. Веснушки на его худощавом лице собрались вокруг крыльев носа и гневно запрыгали.

— Я тут ради него... А он... И вообще, я всё посчитал. Вот, смотри!

Бутылочку поймал равносторонний треугольник, вписанный в круг. Убрав мел, алхимик положил на вершины фигуры чёрный матовый камешек, алый цветок, сбоку похожий на острие копья, и пушистое белое пёрышко.

— Это перо купидона. Между прочим, пришлось уговаривать, чтоб поделился. Оно не создаст ложных чувств, лишь сильнее проявит истинные. А это стрела Вотана. Хранитель ботанического сада мне чуть задницу не подпалил, но оно того стоило. Придаст целеустремлённости. А это замковый камень, он закрепит результат и подопрёт уверенность в силах…

Он зыркнул по сторонам и осторожно дунул на конструкцию. Тихо хлопнуло, предметы внутри круга занялись бледным бездымным пламенем.

— Теперь у тебя минута. Потом настойка потеряет силу, а значит, я всё делал зря. Ну, решай!

Лицо Томаса стало почти такого же цвета, как и огонь на столе. Он отёр взмокший лоб, часто и шумно задышал, сцепил ладони… Пламя над пузырьком дёрнулось. Борец суматошно и неловко схватил бутылочку и опрокинул её содержимое в себя.

— Браво, — движением ладони Альберт загасил пламя и стёр фигуру. — Фома неверующий таки решился вложить персты. И как оно?

Томас осторожно выдохнул. Погладил себя по щекам, покачался в кресле. Потом неуверено встал. В глазах у него загорелся острый огонёк, так похожий на тот, что недавно прыгал по столу.

— Слушай… Клуб «Вальхалла» — это где?

— Правильный подход, — солидно кивнул алхимик. — Иди и завоюй её. Со щитом или на щите, боец!

Но слушать его уже было некому. Кроме разве прочих посетителей бара, обернувшихся на прорезавший общий гул выкрик.

***

— А потом я свалился с барной стойки. То ли поскользнулся на лимоне, то ли бутылка под ногу попала… Уже не помню. Головой приложился — и всё, доброй ночи.

Вытянушись на диване и прижимая ладонь тыльной стороной ко лбу, Томас вяло жестикулировал свободной рукой. Альберт молча протянул ему пахучую рюмку, а следом стакан с водой. На молчаливый вопрос поёжился и отвёл взгляд.

— Нет, никаких экспериментов. На этот раз классика, классика и ещё раз классика. Могу рецепт предъявить.

— Да не, ты чего, я ж без претензий…

— Я с претензией, — буркнул алхимик. — Мальчик Томми, зафиксируй: я идиот. Отравитель-недоучка. Криворукий безответственный энтузиаст…

Томас, успевший выпить и с чувством зажмуриться, распахнул один глаз.

— Так. Вот отсюда — подробнее.

— Понимаешь, — Альберт уткнулся лбом в кулаки, — я, кажется, осознал, зачем нужна история магии. Это отличный справочник по ошибкам самонадеянных болванов. Уверен, там есть и моя.

— Эй, эй! — расчехлив второй окуляр, борец похлопал друга по колену. — Давай без самобичеваний. Сначала конкретика, там разберёмся.

Альберт глубоко вдохнул, медленно выдохнул и рубанул ладонью воздух.

— Я накосячил. Буквально в одном ингредиенте, но запорол всю идею. Видишь ли, настойка должна была придать тебе настойчивости, избавить от ступора, развеять надуманные сомнения. А вместо этого…

— Ага! — чуть не подпрыгнул Томас. Он рывком сел на диване, с приятным удивлением ощупал голову и повторил: — Ага! Так это всё объясняет!

Теперь невысказанный вопрос выражали веснушки, «ирокез» и вся Альбертова физиономия. Проявив чудеса самообладания, он сходил на кухню за ещё одним стаканом воды и приготовился слушать.

— Смотри, — маловнятно булькнуло с дивана. — Я ведь запомнил твои слова про препятствия. Ну правда, а что меня в самом деле всегда тормозило? Наверное, подумал я, есть что-то, чего я не вижу. Но раз не вижу, то это не значит, что препятствий нет. А уж с ними я бороться умею.

Он допил и принялся крутить стакан в пальцах.

— И в клуб этот дурацкий я попёрся не потому, что меня вдруг потянуло. Нет, я просто вспомнил, что она ходит туда по пятницам. А как только вспомнил — сразу ощутил, что совершенно не хочу, не смогу, побоюсь там оказаться. Я нащупал препятствие. Увидел его перед собой. И тогда я «укусил» себя — и попёр в атаку.

— Ох, йопт… — Альберт тёр лицо ладонями и безжалостно дёргал себя за «ирокез». — Да, именно в этом я напортачил. Вектор сменился на ровно противоположный. Прости меня, пожалуйста. Это было крайне безответственно, и ты мог пострадать…

— Да щаз! — почти проорал Томас, хлопая себя по колену. — Я ещё никогда не ощущал себя более решительным. Спасибо, бро! Нет, правда: оказывается, достаточно было просто упереться лбом.

Он вдруг посмурнел, поставил стакан на пол и потёр переносицу.

— Хотя после того, что я вчера отчебучил, Маша точно начнёт от меня бегать. Ладно, когда я поил охранников — они меня опознали и первые угостили «за победу». Хоровое исполнение «Iron Lion Zion» в караоке — тоже не так плохо; голос у меня, похоже, есть, как и слух. Но стриптиз на стойке по просьбе её подруг…

По комнате прокатился негромкий, но отчётливый стон. И словно вторя ему, из прихожей прилетел хрустальный аккорд. Альберт приподнял бровь.

— Бегать, говоришь…

Он поднялся и дошёл до входной двери. На пороге стояла девушка. Знакомая девушка.

— Здравствуйте. Наверное, я ошиблась. Мне сказали, что Томас…

— Здесь, здесь, — закивал Альберт, краем уха наслаждаясь звуками из комнаты. Там очевидно сражались с диваном и яростно пытались влезть хотя бы в минимум одежды. — Проходите пока на кухню.

Маша улыбнулась. Не обольстительно, но и не притворно скромно; просто, открыто и уверенно. Альберт начал понимать Томаса.

Борец же возник посреди коридора, словно диверсант под заклинанием «вуали». Он выглядел куда лучше, чем можно было опасаться. Альберт украдкой подмигнул.

— Всё, Томми, я побегу. Спасибо за поддержку, надеюсь, в этом году я историю магии не завалю. Очень, очень помог.

Брови Томаса полезли на лоб. Потом он понял, и во взгляде мелькнула искренняя благодарность. Маша тем временем с любопытством озиралась.

— Можно в обуви? Или лучше тапки?

Закрыв дверь за алхимиком, Томас пробормотал:

— Нет, ну конечно… А хрен с ним, давайте так, что уж, в конце концов…

Девушка подошла ближе и взяла его за локти.

— Томас. Пожалуйста. На «ты», хорошо? В конце концов, после вчерашнего вечера…

Вот теперь борец застонал в голос.

— Слушай, мне очень, очень стыдно…

— А не должно, — парировала Маша. Она поволокла собеседника на кухню, усадила напротив и снова улыбнулась. — Томас, ты необыкновенный человек.

Челюсть пришлось ловить, чтобы та не хлопнулась о грудь слишком уж откровенно. Девушка тактично сделала вид, что ничего не заметила.

— Знаешь, я долго стеснялась. В конце концов, такой привлекательный, сильный, харизматичный парень… Призёр и звезда спорта, наверняка куча поклонниц. Что мне, простой волейболистке, ловить?

«Призёр и звезда» всё ещё отчаянно боролся с челюстью. Маша, всё сильнее воодушевляясь, продолжала:

— Но вчера ты показал мне, что не надо стесняться своих желаний. Хочется отметить победу? Отметь. Тянет петь? Пой. Тело просит танцев? Зажги!

Она щёлкнула пальцами, повела плечами.

— И я поняла, что надо быть настойчивей в своих стремлениях. Вот буквально в один момент. Словно мне что-то подмешали в коктейль, какую-то алхимию... Тогда и решила, что обязательно скажу.

Молчание. Молчание.

— Томас. Ты мне нравишься.

Вот теперь на подкрашенные нежным загаром щёки гостьи пополз коварный румянец. Мгновенно переключившись, Томас вскочил.

— Слушай, давай чаю! — и уже гремя чашками, уточнил. — Значит, волейбол, да?

— Ну да, — вздохнула Маша. — Я ещё и капитан. Каждый раз перед игрой так нервничаешь…

— А когда ближайшая?

— Завтра. Ты…

— Обязательно.

На кухне стало тихо.

А в паре кварталов один незадачливый алхимик перечитывал конспекты, устроившись на скамейке в парке. И размышлял о роли ошибок в истории — и магии, и человеческих отношений.

+12
18:33
698
19:59
+2
«Тренер, вы не представляете, на что способен спортсмен, укусивший сам себя за…»
Гусары, молчать!

Рассказ сильно перекликается с первым, но решён, на мой взгляд, удачнее. Во-первых, тема неуверенности — и контртема настойчивости, — обе задают вектор всему повествованию. Во-вторых, структура выстроена по всем правилам, хотя мне и не хватило экшн-сцены с загулом ГГ в клубе. И в-третьих, это не просто анекдот, а действительно жизненная история. Местами даже с претензией на глубину.

И пасхалки. Люблю пасхалки.
21:26 (отредактировано)
+1
Интересный мир! Я бы про него ещё почитала. И про алхимика. Запоминающийся, живой персонаж.
Спасибо, автор!
Голос
08:13 (отредактировано)
+3
Написано изобретательно. Местами хорошие способы избежать шаблонов применены (хотя местами сомнительные, про тот же треугольник, который ловил бутылку). Поэтому получилось живо и мило.
Да, это именно мило. Все такие хорошие, симпатичные. Ни одного антагониста. Никакого конфликта. Всё хорошо, короче.
Попытки скрестить действие и описание здесь выглядят неуклюже, на мой взгляд. И ещё заметно настойчивое желание автора написать забавно. Ну очень уж настойчивое. А вдруг читатель не понял шутку про челюсть? Надо повторить!
И это… второй рассказ не про настойчивую настойку, а про настойку настойчивости.
09:51
+2
Ничего так, интересненько. Не очень я понял, почему от начала до конца постоянно автор напоминает про темнокожестость Томамаса… И вот эти вот многочисленные штучки «треугольник поймал», «прилетел хрустальный аккорд» и длиннющее «Челюсть пришлось ловить, чтобы та не хлопнулась о грудь слишком уж откровенно» — с этим вот перебор.
10:53
+1
Ну, за спорт!

11:01
+2
Версия на «Мелодии» лучше — без коньяка и Иоффе)
11:03
+2
«Лучше» и «без коньяка» в одном предложении звучит как редкая ересь)))
11:50
+1
Главная у меня придирка — имена. Томас с Машей как-то несозвучны. По поведению герой — натуральный обрусевший негр, «для друзей — просто Ваня». Или нужно было добавить иностранного колорита, а то слишком по-нашенски балакает.
Есть моменты преувеличений, местами диалоги выглядят натужно. Но здесь просыпание героя не перечеркивает события до, настойка делает своё черное дело, до и градус паров без перебора. ГОЛОС
15:03
+1
Тут тоже был Гарри Поттер и Ко. Нет, я ничего не имею против Гарри Поттера, честно, фильмы смотрела раз по 10, с нетерпением жду третьих «тварей», хоть Дамболдор и оказался «из этих», ну, бог с ним, перед Джонни Деппом я б тоже не устоял, читаю про Джеймса Поттер а и зал пересечения старейшин ежедневно по полчаса и выслушиваю истории про Мирануса, который незаконнорождённый братСириуса и дедушка Гарри Поттера с магловской стороны (ничё не знаю, все претензии к автору). Но тут все так предсказуемо, и потом, элексир удачи вообще не так варится, и обладает теми же свойствами. Друг, значит, волшебник, а Томми и Маша — обычные спортсмены. Как-то мне не понравилось, что из магии здесь — только друг ГГ…
15:32
+2
Настойка настойчивости отчасти вырубила человеку тормоза, а с другой стороны оказалась чем-то вроде плацебо. Любопытно. Вижу цель — не вижу препятствий. Жаль, такое всегда работает только в мире с алхимиками и всякими волшебными снадобьями.
Автор местами увлёкся эпитетами, и конец получился слегка утопический. Но в качестве приятной сказки на ночь — очень даже. Мне очень симпатичен Альберт (ирландец?), сумевший усмерить гордыню и взяться за работу над ошибками.
23:49
Вернулась с ГОЛОСом. Этот рассказ больше остальных по сердцу. У каждого своя роль, всё персонажи симпатичны, и каждый получил своё.
15:56
+2
Юмор — сильная сторона рассказа. Страдающий и смущающийся Томас очень улыбнул. ГОЛОС
16:16
+2
История мне понравилась своей внятностью, даже какой-то четкостью. Все ружья выстрелили, все Альберты в конце отправились учить историю магии. Хорошо. В то же время в истории есть и задор, юность, забавные разные моменты.
Мне не хватило чего-то, чтобы прямо восхититься. Чего — даже сама не знаю. Может быть драмы — вроде Альберт и сам на Машу засматривался, но ради дружбы пожертвовал. Или может наоборот трэша — чтобы танцы Томаса на барной стойке хотя бы на пару абзацев расписать. В общем, какой-то яркий акцент здесь нужен, чтобы рассказ действительно цеплял.
Но ГОЛОС я оставлю здесь. Из четырех рассказов этот для меня однозначно лучший.
16:42 (отредактировано)
+4
Выглядело это так, словно кто-то пролил свежайшие сливки в чашку крепкого кофе.

А если сливки будут менее свежие, то что? Они и створожиться могли или в каймак быть переварены, всё равно белые будут.
И вообще Томас по тексту мулат, а по цвету как сенегалец чистокровный. Откуда Томас вообще? Он франкофон? Вряд ли с таким именем, но, может, псевдоним для удобства. Вообще я так споткнулась о фразу про сливки, что потом весь рассказ искала, чем важна для сюжета раса персонажа. Или что он иностранец, чего, кстати, по речи совсем не видно, я бы решила, что он как раз местный, что как раз кмк больше проблем бы создало: когда человек в душе Ваня, выросший в среде, а на вид как будто иностранец и с этой печатью живёт. А тут всем все равно, счастливый параллельный мир, но тогда и расу педалировать не стоит.

Вообще это хорошо написанный, структурированный рассказ, который логично развивается. Персонажи там все на месте, они явно вырисовываются и имеет характеры. Есть забавные моменты, есть очень образные.

Мне рассказ просто как-то совсем не зашёл, иррационально, хотя если чисто разумом, то ИМХО он самый сильный в туре. Я спотыкалась на сливках, на выражающих веснушках, на отпавшей челюсти, хотя это авторский стиль и неплохой. Я не поняла как связан клуб и не видеть препятствий, почему в русско-молодёжно-клубной культуре Машу должно было напугать, что человек напился, пел и танцевал. Ну стриптиз, но если его со стойки не согнали, то и клуб, значит, и не такое видел. Опять же он борец, ему может в плюс. Опять же дамы попросили.
И главное всё без борьбы и конфликта, прям гладенько так. Тогда должно быть смешно, а мне было не смешно, я ток местами понимала «ага, вот тут шутка».

Словом, сплошная вкусовщина. Я такой длинный комментарий пишу для самооправдания, что за более слабый рассказ проголосую)))
17:06
+2
Фантазия на тему Гарри Поттера, ну как фантазия, полное переложение одного эпизода на новый мир. Кстати, о нём, может, я придираюсь, но на горфэнтези это не тянет. То, что по тексту расставлены слова «алхимия» и «магия», как-то меня не удивило. Ну и, конечно же, очарование шуток с ноткой расизма на последок
Томас помрачнел, насколько это было возможно для мулата, и побарабанил пальцами по столешнице.

17:31
Сижу и думаю, а при чём тут борьба? Почему ГГ именно борец, а не, скажем, гимнаст? Что именно борьба ему дала в этом рассказе? По сути это ружьё (учитывая потраченный на это размер текста — ружьище) которое повесили на стену и забыли.
ГГ чемпион по борьбе, у него друг алхимик. ГГ хочет поближе познакомиться с девушкой Машей, но у него не хватает решимости. Друг снабжает его зельем, которое эту решимость должно ему дать. ГГ выпив зелье направляется в клуб и там вместо того, чтобы знакомиться с Машей, знакомится и бухает с охранниками, поёт песни и танцует стриптиз по просьбе Машиных подруг. В итоге Маша, будучи свидетельницей этой вакханалии, призналась ему, что он ей нравится. Т.е. ГГ по сути ничего и не делал для достижения своей цели. Маша сама к нему пришла. Просто везение.
И ещё вопрос: а как изменился ГГ в финале? А никак, и в этом я вижу проблему. Зелье это артефакт. Но не артефакты меняют героев, а собственные слабости, которые они преодолевают. Думаю, ГГ должен был поговорить с Машей. Это его слабость и он должен был через неё пройти.
Идумимо
18:22
А мне понравился рассказ. Завершенная история. Читалось легко. Иногда хотелось улыбнуться. Здорово, когда кто-то вдруг понимает, что все препятствия у него в голове.
21:00
ГОЛОС оставлю тут.

В данной группе мне понравилась эта история по своей манере исполнения.
Текст увлёк и затянул, хотелось узнать чем же тут все закончится.

Что-то мне подсказывает, что Маше алхимик тоже чего-то подсыпал с утра в чай)))

Про имена тоже словила непонятку: Томас и Маша как-то странно.

Отличный приём про борца, который боится признаться в своей симпатии. Вроде сильный и смелый, но в то же время робкий и нерешительный. Отличная антитеза))

Удачи, Автор)))
22:32
+2
В следующем рассказе страдают по Дане. А здесь — по Маше. Интересно, писать больше не о чем о ком будут страдать в предыдущем? Ох уж эти магреализмы… Заставь Томаса курнуть чего-нибудь — и алхимика никакого не надо. Антуражка, короче. Хотя написано живо.
05:54
+1
Вот с начал вообще прям тяжело пошел рассказ…. Кто, что, кого, куда и зачем дернул… крутанул… укусил… Если честно, я даже боюсь сейчас читать дальше. Но все же верю, что это только начало показалось мне таким «тугим» и дальше все будет лучше)

«Бутылочку поймал равносторонний треугольник, вписанный в круг. Убрав мел, алхимик» — какое-то предложение непонятное… с ног на голову. Может, стоит все же сначала про мел упомянуть, а уже потом про треугольники в кругах?

Ну вот! Как я и надеялась, дальше рассказ оказался очень даже ничего! На мой взгляд начало и вправду как-то сильно вырывается из общего текста… а потом уже увлек сюжет, впечатление выровнялось. В целом получилась добрая и милая история с хорошим концом, и работа мне понравилась.
08:30 (отредактировано)
+3
Сбежавший эпизод из первого рассказа))))
Тем, у кого куча героев путается, сливаясь в одного, можно подглядеть прием, как вводить оригинальных и не пересолить миниатюру лишними персами: негр, рыжий и… девушка))) Все. Не перепутаются)
Ну, мне хотелось бы почитать в легкой авторской юморине какие-нить эпизоды, в стиле: «а получил козу… с желтою полосой», но почему-то момент волшебного автор решил дать в пересказе. А… ну понятно почему, потому что реакция на выкрутасы у персов разная, исполнителю стыдно — зрительница в восторге, что девушке хорошо — негру смерть))) но и я б посмотрела )) к ананасову вопросу: показывай — не рассказывай, но здесь-то как раз оправдано.
Какое-то приятное впечатление оставляет эта третья пьянка за Турнир))) видимо, в здоровом теле — здоровый дух))
ГОЛОС
00:08 (отредактировано)
+1
ГОЛОС сюда. Милая симпатичная история, хорошие персонажи, и даже захватывает. Незамысловатая история, в магию которой хочется верить и играть в мыслях. И к тому же другие рассказы понравились меньше. rose
00:49 (отредактировано)
+1
Всё бы хорошо, но мне упорно видится основной посыл «учи уроки! Просто так, ничего не преподают». А тема турнира получилась вторична.
01:02 (отредактировано)
+3
Голос я тут оставлю. Тут хотя бы алкоголь на заднем плане, а настойка действительно волшебная.
21:37
ГОЛОС здесь.
В первом диалоге легко «потонуть» (не в хорошем смысле), но потом становится славно. Начинаешь замечать, как изящно автор обозначает какие-то детали характеров и чисто визуальные, даже пластика героев описывается — просто, наглядно и красиво. Каждый персонаж принимает свои решения и переживает свои открытия. Томас с Машей обнаружили, чего им не хватает для счастья, а у Альберта теперь есть история магии (:
Изящно, просто. Возможно, чего-то немного не хватает для полного счастья, но даже сложно сформулировать, чего именно — значит, не так уж и надо было.
Спасибо за ваше творчество!
23:05 (отредактировано)
«О спорт, ты — мир!» — сказал когда-то Пьер де Кубертен. Добавлю от себя: и дружба, и любовь — тоже опоры мироздания. Мне понравился дух рассказа, он какой-то тёплый, уютный, в хорошем смысле хулиганский. И в то же время он про борьбу с самим собой: Томас осознаёт, что на пути к цели не обязательны препятствия, которые нужно преодолевать; Маша решает сломать образ «идеальной девочки», которой на самом деле многое запрещено; Альберт вырастает над собой, поняв, что «панковский» подход может быть разрушителен не только для него, но и для друзей. На скромном объёме текста все проживают свои арки, все меняются. Это здорово.
07:14
С самого начала возник диссонанс: они сокурсники (раз живут вместе) или тренер и ученик? И на этом фоне вся история как-то не вошла.
Хотя диалоги интересные, и про кофе тоже понравилось.

ЗЫ а почему мулат в волшебном мире — это невидаль? Он что, в российской глубинке живет?
12:13
+3
Опять-таки, несмотря на хорошие комментарии, честно скажу: мне рассказ не понравился. Не то чтобы капитально, но так, в целом.

Что понравилось.

Что каждый персонаж в результате одной, довольно простой ситуации что-то для себя усвоил. И Томас, и Маша, и Альберт. И у всех свой, уникальный урок. Это очень хорошо получилось.

Вообще все персонажи очень приятные. И живые. Прям одно удовольствие их представлять. Не без нестыковок, на мой взгляд (о них ниже), но в принципе парни и девушка вышли классные.

Написано очень неплохо, если не считать некоторых моментов, о которых упомянули другие комментаторы, и еще парочки, о которых ниже.

Что не понравилось.

Очень тяжелое начало. Начинать рассказ с диалога надо уметь, это не самый простой прием, и тут, мне кажется, получилось неудачно. «Прошел в ноги», «дернет», какой-то «Карелин», «воткнул» — это прям «че?». Другой реакции, по-моему, не вызывает, вы же не на сайте ассоциации борцов, или что там у нас есть, рассказ публикуете. А самое странное то, что вся «борцовая» составляющая на рассказ не играет вообще. Томас мог бы быть практически каким угодно спортсменом, и ничего бы не поменялось. Антуража тоже как-то не добавляет, только вызывает недоумение. Там ведь очень простая мысль заложена: «Вижу цель — не вижу препятствий» или «вижу, но преодолеваю». Томас в спорте этим отлично руководствовался, а вот в обычной жизни не понимал, что это тоже применимо. Но всяких дерганий, Карелиных и проходов в ноги не нужно, чтобы это до читателя донести.

По очень тонкому льду прошлись относительно расы Томаса. Вот это что такое, как не расизм: «Томас помрачнел, насколько это было возможно для мулата»? А самое, опять, странное, что это никак и ни на что не играет, Томас и замечает это «как бы вдогонку». Если бы Томас к Маше именно из-за этого боялся подойти, еще ладно, но он Томас, а не Тима, просто потому что. Альберт, кстати, тоже Альберт… зачем? Я поняла отсылку на Альберта Великого, но это ведь рушит данное «а в ваших краях». Очень интересные края, где нормально, видимо, сочетаются Маша и Альберт с рыжим ирокезом, потому что это края «их», но ненормально видеть рядом Томаса-мулата.

«Сальери, ты что, отравить меня хочешь» — я считаю это лишним. Не вписывается в общий тон повествования, мало того, еще и образ Томаса несколько рушит. Он вроде бы только что боялся подойти к Маше, потому что она утонченная, а он весь такой борец неотесанный, и тут же отсылку к Моцарту и Сальери делает. Читатели уже поняли, что он себя явно недооценивает, так что это как-то лишнее. Зачем Томас, как персонаж, вообще это говорит? Точно не выпендриться хочет, мы уже поняли, что он скромный по характеру. Он точно не думает, что Альберт его реально хочет отравить. Если это такая шутка… рыба камбала и то менее плоская.

«Бутылочку поймал равносторонний треугольник, вписанный в круг» — считаю, очень неудачный образ. Альберт ведь не бросал эту бутылочку, чтоб ее «ловили».

«Это перо купидона» — и вот тут я задумалась. А в мире, где существует магия, купидоны и Вотан, точно развились бы точно такие же, как у нас, виды спорта? По крайней мере, борьба и волейбол. Или что, купидонам, например, было бы запрещено играть в волейбол? Мир тотальной дискриминации?

Очень интересная у Томаса влюбленность. Знает, что Маша ходит в определенный клуб по пятницам, но не знает не просто того, что она волейболистка и капитанша, но даже, видимо, что она вообще спортсменка (сам будучи спортсменом). Мне казалось, уж если влюбляешься, стремишься узнать про человека все, что только можно. Получается, это у Томаса так: «ну, девчонка симпатичная, вижу ее время от времени в клубе, неплохо бы познакомиться». Это как-то основной конфликт очень сильно ослабляет.

В общем, что-то как-то не знаю. Сама ситуация и ее разрешение мне понравилось, но над миром, мне кажется, стоит поработать. И, возможно, над персонажами тоже.
15:42 (отредактировано)
Хорошо сделанный «от и до» рассказ.
Очень хороший язык. Все на своих местах.
Мне показалась, подвысосанной из пальца концовка со скорым хэппи эндом. Но имеет место быть, вай нот.
ГОЛОС
16:21
+1
Основная проблема рассказа – он наигранный и театральный. То есть, как в реальной жизни могут одним языком изъясняться автор и все его герои? Алхимик-студент и профессиональный борец – это ж всё из разных лиг, а они все как будто только что вышли с курсов риторики, а потом прибухнули на падике с чёткими пацанчиками – с высокопарностей на «йопт» перескакивают как ни в чём не бывало. Даже если допустить, что волшебник с борцом давние друзья, не представляю, что они будут речевые особенности друг друга перенимать. В общем, диалоги в этой истории совсем мимо меня протанцевали.
Ещё к проблемам, но не особо значительным, можно отнести выбор типажей для персонажей. Они тоже все театральные и наигранные. Ирокез – он зачем? Кто-то в комментах написал, что Альберт – панк. Если автор так задумывал, то мне не верится. «Насколько мог помрачнеть мулат» – а что, мулаты как-то по-другому мрачнеют? Люди с белым цветом кожи темнеют при этом, а мулату – некуда? Боюсь, это не так работает. Девушка, при одном взгляде на которую Альберт понимает, почему Томас в неё влюбился – это вообще фэйспалм. То есть, и понятия красоты у них одни на двоих, как и речь. Ну, учитывая мою основную претензию к рассказу, в целом, я не удивлена.
Что понравилось – даже не смотря на дружбу с Альбертом, Томас в экспериментах с магией ему не доверяет. Это ярко характеризует обоих. Ещё понравилось, что всё хорошо закончилось. Томасу так вообще вдвойне повезло – с девушкой познакомился и выжил в безответственном эксперименте.
По итогу, мне хочется за рассказом видеть персонажей и слушать их речь, а не автора. Да, у автора всё складно и ладно, но мне кажется, лучше не очень приглядный, но вкусный торт есть, чем пресный шедевр визуального искусства.
17:19
Феликс фелицис? Не, ну правда?
Единственное, что меня здесь зацепило — фразы-отсылочки в тему. Ирония в том, что они же делают рассказ ещё хуже. Описанный мир — я даже не уверен, что это горфэнт, во всяком случае, в рамках турнира — слишком замешан на магии, до полного изменения реальности. Но культурные отсылки остались прежними? Да не верю. Это тот ещё флер постмодернизма, но именно — не более, чем флер. И он тут совершенно не в тему. А сюжет — скучен до банальности.
Загрузка...
54 по шкале магометра