Одинокий стул

Автор:
Полина Репина
Одинокий стул
Аннотация:
Ноябрь-декабрь 2018
Однажды мне приснился сон. Много людей, в основном мужчины, сидят на стульях, образующих круг. Они что-то празднуют. Только один стул стоит вдалеке, обособленно. На нем сидит человек; в его сторону из круга летят камни. Кто он? За что эти люди так злятся на него? Я заговариваю со страдальцем…
Текст:

Я путешествую по сказочной стране…

Ведь много открывается во сне;

Я откровенничать хотя и не люблю,

Своим рассказом всё же удивлю.

Мне снится стол большой; за ним пирует

Десяток – выпивают и едят.

Яств много – всё богато – вот шикуют!

Собой любуясь, гордо говорят:

«Имеем право мы на праздник этот,

Ведь возведён уж нами град мечты,

Где нет болезней, не прервётся лето,

Нет горя, зла, всегда цветут цветы!»

Вина отпили. В сторону взглянули.

У них же праздник! Что ж им ухмыляться?

Вдруг – понимаю… в сердце аж кольнуло…

Над тем, кто в стороне, они глумятся.

Они бросают комья грязи…

Плюют… ругательств мерзкий гул…

Кто им настолько безобразен?

Вдруг вижу одинокий стул.

Сидит на стуле грустный человек…

Он плачет...подхожу и утешаю…

Но в шок привел меня его ответ:

«Не страшно. Злятся? Пусть. Я их прощаю.

Мешают с грязью, камни всё бросают,

За стол и то к себе не приглашают…

Когда-то были мы одной семьёй;

Я строил город. Этот город – мой.

Изгнали. Стали вдруг за что-то мстить…

Пусть не за что, но надо их простить».



Так он сказал. Я тут же просыпаюсь –

Окончено ночное приключенье.

День в мыслях; сну такому удивляюсь,

Ведь это очень странное виденье.

Но снова ночь. И снится мне опять

Всё тот же сон; уже не слышен гул

Былого праздника; но трудно не узнать

Всё тот же странный одинокий стул.

Героя я с сочувствием спросила:

«За что вас жизнь отвергла, надломила?»



«Не надломила, - он мне отвечает, -

День роковой давно уже прошёл;

Пусть подлость и коварство с ног сбивают

Порою нас, сейчас всё хорошо.

Давно когда-то молоды мы были,

И строили волшебный град мечты.

С горы волшебной камни приносили,

Чтоб возвести оазис доброты.

Мы верили: не будет там болезней

И горя…тяжкий труд небесполезен.

И каждый день мы в гору на заре,

Лавины не боясь опасной, шли,

Пусть надрываясь, с мыслью о добре –

О городе – мы глыбы вниз несли.

Таская камни, страшно уставали,

И о лавине смертоносной знали…

Но жизнь на волоске была прекрасна:

Мы верили, что это не напрасно.

В ту пору мы ещё не понимали,

Что мрачный час исхода предрешён;

У гор подножья, в низкой, тёмной дали

За нами наблюдал уж Скорпион.

Нам не помог, лавины он боялся:

Трус, не хотел он жизнью рисковать.

Никто не мог в ту пору догадаться,

Что город он задумал отобрать.



С крутого склона глыбы мы катили,

О городе о будущем радея;

Коровок божьих камнем раздавили,

Числом лишь задним о беде жалея.

Прекрасный прежде, нынче город стал

Прибежищем для тварей и шакалов

Возможно, потому: никто не знал –

Злым методом к добру идти не надо.

Когда, к чему-то доброму стремясь,

Одну хоть жизнь в дороге разрушаем,

Отплатит жизнь: ни капли не стыдясь,

Она мечты все наши сокрушает.

Понять, понять бы это нам тогда!

Но мудрость нам приносят лишь года.



Прошло полгода. Город уж построен –

Проделали мы долгий, трудный путь.

На детище, плод рук своих, любуясь,

Там, на траве, решил я отдохнуть.

Я был без сил, я очень был уставший –

За время всё ни разу не вздохнул.

И потому, не чувствуя опасность

Грядущую, я на земле заснул.

Открыл глаза. Внезапно пробуждаюсь –

Не знаю, сколько времени прошло.

Из тех людей, что строить помогали

Тот град мечты, не вижу никого.

Смотрю на город. Стены впечатляют –

Всё так же он прекрасен и велик;

Внутрь захожу. Изнанка удручает.

Увидев этот ужас, я поник.



Там змеи, волки и шакалы –

Скрежещут пастью и рычат.

Их вижу страшные оскалы –

Они любого вмиг съедят.

И кто-то вдруг рукой их манит…

Да, без сомненья, это он!

Кому шакалы подвывают?

То тихий, подлый Скорпион.

И о своих о достиженьях

Громоподобно он кричит;

Через моря, через пустыни

Ложь с языка его летит.

Он говорит – ему все верят –

«Один я город заложил!»

Стыда совсем он не имеет:

Ни камня он не положил.

А те, кто вправду строил город,

Мертвы и на земле лежат;

И по команде Скорпиона

Шакалы, волки их едят.

Он прорычал: «Они кричали,

Что город строили они,

А я себя сам приплетаю!

Теперь окончены их дни.

Они о правде объявляли –

Её никто не должен знать;

Кто возвышаться мне мешает –

Тому беды не миновать».



Договорил, и в ту минуту

Своих шакалов отпустил.

Вновь на тела людей смотрю я:

Во что он город превратил?!

Шакалы, смерть и тараканы…

Стал город абсолютным злом…

Выходит, зря его создали…

Ведь мы мечтали о другом!

Жизнь, лето, радость, нет болезней –

Таким вот замысел наш был.

Рыдать теперь уж бесполезно –

Всё Скорпион здесь загубил.



Я вижу тех людей, кто строил город;

Кого-то Скорпион не погубил,

И сердца их ещё не тронул холод;

Он их всего лишь только усыпил.

Я тронул их рукой, сказал: «Вставайте!

Друзья мои, узнайте же меня!

Вы против Скорпиона восставайте,

Родных своих спасите и себя!»

Послушали меня. Какое счастье!

Быть может, всё удастся изменить;

И против Скорпиона все поднялись,

Ведь правду все хотят восстановить.



Но тут и сам он объявился –

Ко мне он протянул клешни;

В меня он взглядом мертвым впился,

Подобно зверю, зарычит:

«Ты как посмел здесь объявиться,

Мои устои расшатать?!

За это должен поплатиться.

Тебя я должен наказать.

Я б мог сейчас тебя ужалить

И вмиг отправить на тот свет.

Но я хочу поиздеваться;

В мгновенной смерти смысла нет.

Ведь ты мне ненавистен. Я заставить

Тебя страдать и мучиться хочу.

И потому с женой и с сыном, с дочкой

Тебя навек, ничтожный, разлучу».



Свою тираду кончив, грубой силой

Из города меня он выгнал вон.

Я должен жить один в сухой пустыне;

Да, одинокий путь мой предрешён.

Его шакалы камни вслед кидают…

Жену, детей мне больше не любить.

Но что поделать? Слёзы утираю

И смысл ищу: зачем мне дальше жить.



Проходит год. Мне неспокойно.

Не знаю, чем занять себя;

К моей семье, уже покойной,

Уносят мысли вновь меня.

Мне грустно, ведь я твёрдо знаю,

Что больше не увижу их.

Пока об этом размышляю,

Вдруг вижу в небе птиц двоих.

«Летим к тебе от Скорпиона, -

Один мне кондор говорит, -

Велел тебе послать он новость,

Что вмиг тебя развеселит!

Твою семью мы задушили –

Так Скорпион нам приказал,

И ты сперва жены лишился,

Затем детей ты потерял!

Наш Скорпион тебя не любит.

Велел он это сообщить,

Ведь эта весть тебя погубит;

Он счастлив – в муках будешь жить!»

Так песню злобную пропели

Два вестника – и улетели.



Настала в жизни вновь определённость,

Я понял вдруг, зачем мне дальше жить:

Всем правду рассказать про Скорпиона –

Так только тьму возможно сокрушить!

И встал тогда я посреди пустыни

И громко песню грустную запел.

Через леса, моря, через долины

Мой голос вдаль по свету полетел.

С людьми я был предельно откровенен –

Про град мечты я рассказал, что знал.

И из людей мне много кто поверил;

Меня народ душою поддержал.



Была задача непростой –

Разрушить трудно город тьмы.

Он прочен, заперт на засов…

Но мы попробовать должны!

Всех запер Скорпион внутри,

Идти туда для нас опасно.

Но я сказал себе: «Рискни!

Освободи людей несчастных!»

Собою рисковать мне не впервые;

Я плачу, сомневаюсь…что со мной?

Но те, кто помогал мне, приложились

К моей груди, сказали: «Мы с тобой».

К дню страшному готовились мы месяц…

Один лишь шанс! Нам рисковать лишь раз!

Смотрю наверх…в пустыне…не поверишь…

Вдруг бабочка летит – павлиний глаз.

Крылом взмахнула, на руку мне села.

Зачем она в пустыню прилетела?

Мне говорит: «Хочу тебя утешить

И перед трудным делом поддержать.

Ведь человек ты доблестный, чудесный,

И впредь тебе я буду помогать».



Ко мне летает маленький мой друг…

Теперь мне больше некогда грустить.

Я бабочку кормлю обычно с рук,

Из озера даю воды попить.

Однажды, прилетая, говорит:

«Тебя я не сумею навещать.

Увы, судьба нас хочет разлучить.

Прощай! Тебя хочу поцеловать».

Я к бабочке губами приложился

И говорю ей: «Милая, пока!»

Вдруг – слабость, боль… по телу яд разлился…

Она вдруг превратилась в паука!

Срывает маску ложный друг…

Не верю я своим глазам…

Хоть отравил меня паук,

Я по заслугам всё ж воздам!

Паук сказал: «Тебе не жить.

Прихлопнешь ты меня рукой,

Но рассказать мне разреши,

Зачем я здесь, кто я такой.

Ведь я поведал Скорпиону,

Что хочешь ты разрушить город.

Ты не один…а вдруг ты сможешь?

И у него по телу холод.

Хоть изощрённою была

К тебе направленная месть,

Он знает: власть его хрупка,

Пока ты жив, пока ты есть.

Красивым город все считали –

Они вдали живут, в горах;

И до тебя они не знали

Про жизнь внутри, в самих стенах.

Про беззаконье Скорпиона,

Про разрушение мечты,

Про стоны горькие народа,

Про то, что город строил ты.

И Скорпион сказал: «Убей!

Опасен он!» - Ногою топнул. –

« К нему проникни – не робей!

Сбежишь – найду, рукой прихлопну.

Про то, что город строил я,

С пеленок детям говорят.

Кто хочет правду рассказать –

Того шакалы поглотят.

Но если внутренних врагов

Могу легко я устранить,

Удары тех, кто с берегов,

Нам будет трудно отразить.

Их сотни, и призвать к ответу могут

Они меня; шакалы не помогут».

Отдал мне Скорпион приказ.

Сюда, к тебе, я проникаю.

Ведь не могу я отказать;

И жизни я тебя лишаю».

Так правду рассказал паук

И тихо прочь он уползает,

А я – я испускаю дух,

Последний вздох…я жизнь теряю.

И вдруг…себя я вижу сверху –

Лишь тело бренное лежит.

То смерть пришла ко мне, наверно;

Что дальше? Вся душа дрожит.

Но подлетает ветер вольный,

Мне тело новое даёт

И говорит: «Летим со мною.

Всё хорошо. Тебя жизнь ждёт.

Жизнь, полную несчастья, мести, горя

Ты незаслуженно, неправильно прожил;

Свою судьбу ещё ты не исполнил;

Ты радость, свет и счастье заслужил».

Я речи ветра очень удивился,

Но на полёт я всё же согласился.

Мы сотни миль затем преодолели

И в край чужой мы утром прилетели.



Мне было трудно. Как привыкнуть

К себе другому, я не знал.

Про град мечты пришлось забыть мне;

Простым я человеком стал.

Торгую я для всех лапшою –

И деток, и больших кормлю.

Я жизнью скромною, простою

Живу – и эту жизнь люблю».



Так он сказал мне. Я на руки

Героя бедного смотрю.

Те руки знали много муки.

Я удивлённо говорю:

«Ах, как же жить вам не обидно

Здесь, в отдаленье от всего?!

А Скорпиону вот не стыдно,

Хоть город вовсе не его,

Плоды трудов тяжёлых ваших

Себе бесстыдно приписать,

И заставлять своих шакалов

Вокруг себя весь век плясать!

Вы посмотрите: ваши руки

За много лет истерты в кровь;

Вы, строя град, терпели муки,

Вложили в град свою любовь!

Да разве это справедливо?!

Служили людям всей душой,

Но не услышали «спасибо»,

Один торгуете лапшой!

А Скорпион от страха трясся –

Он не участвовал ни в чём;

Теперь – в зените оказался,

Хвалой и лестью окружён.

Там вы должны быть, а не он. Ему не стыдно;

А вам – как будто всё равно. Вам не обидно?»



«О чем жалеть? – герой мне отвечает. –

Я всё, что было в прошлом, отпускаю,

Хочу любить и пользу приносить,

А Скорпиона навсегда забыть.

На жизнь сердился часто я, таил обиду;

За каждый день теперь всегда скажу спасибо.

А Скорпион? Его эпоха уж прошла.

И черная звезда его давно зашла.



Все перед ним травой стелились,

Он вознесен был – так случилось.

Бесстыдный, думал, что он вечен;

Путь подлецов не бесконечен.

Ему шакалы век служили,

Но стал он стар – и изменили!

От их зубов он пострадал;

Тиран тиранов воспитал.

Он их учил врагов душить,

Клыками острыми крушить;

Они ему салютовали,

А сами всё запоминали.

Он всех смещал, жестоким был.

Под старость это он забыл.

Давно сказал я: пусть пока

Ему шакалы подвывают,

Меня вы вспомните: всегда

Тиран тирана низвергает.

Судьба же Скорпиона такова:

Хоть все при жизни дифирамбы пели,

Какой в том прок? Закрылись уж глаза,

И тело злобное давно уж черви съели.

Признаюсь, не хочу его судить;

Пусть больно мне, но лучший путь – забыть.



Когда летел я с ветром вольным

Сюда, в далекие края,

Жить не хотелось, было больно,

И я сказал: «Всё это зря!

Зачем меня спасаешь, ветер,

Ты от укуса паука?

Ты отобрал меня у смерти –

Зачем?! Я не пойму пока!

Жить не хочу…ты осуждаешь?

Ты мук судьбы моей не знал;

Давно мертвец я – понимаешь?

Всё, что любил, я потерял.

Для счастья всех построить город –

Жил этим делом много лет;

Но град захвачен Скорпионом –

И превратился он в вертеп!

Шакалов и волков игрища…

То, что я строил, не узнать;

Ад наяву – на пепелище

Своей большой мечты стоять!

Ну а ещё мне доводилось

Жену, детей похоронить;

Увы, мне даже не случилось

В последний путь их проводить!

В разлуке были; я не сразу

О смерти всех родных узнал,

Сказали мне – мир рухнул разом,

И жизни смысл я потерял.

Пусть горы злата обещают

И море светлых райских дней,

Ты больше быть не можешь счастлив,

Коль потерял своих детей!

Какое счастье? Малышами

Я в колыбели их качал –

В гробу их вижу…я сломался,

И свет светить мне перестал.

И потому был благодарен,

Когда меня травил паук…

О смерти, ветер, я мечтаю.

Убей меня, коль ты мне друг!»



Но прерывает меня ветер:

«Жить должен ты ещё на свете;

Не хочет Бог тебя забрать –

Ты должен миру что-то дать.

Коль отступала смерть не раз –

Похоже, твой не пробил час.

Ты жив, и смысл в этом есть:

Ты можешь быть полезен здесь.

Да, смерть детей, судьбы крушенье…

Тебе и вспомнить тяжело.

Воздай судьбе своё прощенье;

Живи; что было, то прошло.

Ты улыбнись…к чему грустить?

Ведь ничего не изменить.

Страницу ты переверни

И с чистого листа начни».



Так успокоил меня ветер.

Не сразу понял это я,

Но всё ж прекрасно жить на свете!

И возродилась жизнь моя.

Простым трудом я занимаюсь –

И униженья в этом нет;

Я людям делаю приятно,

Им вкусный подаю обед.

Ведь каждый труд приносит пользу –

Трудись для сердца доброты;

Пусть не такой он грандиозный,

Как строить вечный град мечты.

Так получилось, что вторую

Семью создал я – полюбил.

Не значит это, что жену я

И деток умерших забыл.

Нас смерть так рано разлучила –

Живу я, в сердце их храня;

На жизнь с семьёй благословили

Во сне ночном они меня.

Детей при жизни не случилось,

Увы, к груди своей прижать;

Спасибо, жизнь, что ты решила

Второй мне шанс на счастье дать.

У нас с женой малыш родился.

Он вырастет – мне будет друг.

Весь мир тогда преобразился,

И засияло всё вокруг.

Я расскажу ему когда-то

Про тяжкие свои труды;

И людям, может быть, удастся

Ещё построить град мечты.

Другие уж придут года –

Ошибки вновь не повторится;

Настанет радость. Никогда

Она ничем не омрачится.

Ну а пока гуляем в парке –

Малыш так любит карусели…

Меня он называет папой,

Его целую…полетели!

Любви бесценные моменты…

Не верю я – со мной ли это?

Как часто счастье быстротечно…

Пусть этот миг продлится вечно!

Мы смотрим вверх…малыш смеётся звонко…

Какое счастье – своего любить ребёнка!

Я сына крепко-крепко обнимаю…

Его я ни за что не потеряю.

Я изменился…в сердце лишь добро и нежность…

Я жизни благодарен…безмятежность

Мной овладела…слышу я капель,

И вертится быстрее карусель.

И говорю я сыну: «Милый мой,

Мне обещай, что будешь ты со мной».



Так мне герой историю поведал –

И встал, покинул одинокий стул;

И рядом с ним вдруг песню все запели –

Я слышу дружеский, весёлый, звонкий гул.

Прошли жестокость, месть и поруганье –

Герою недостатка нет в друзьях;

И малыша он к сердцу прижимает

И поднимает к небу на руках.

Я говорю: «До счастья вы дожили –

И то, что обрели, вы заслужили.

Я рада, что во сне узнала вас.

И вспоминать я буду этот час».

Садится он с друзьями в карусели –

И к солнцу, ввысь, в тот миг они взлетели;

Мне говорит: «Верь в лучшее всегда,

Не покоряйся горю никогда.

Мир лучше сделай; счастливо живи –

Ведь это может каждый. И – люби!» 

+6
20:16
154
08:58
+1
Да тут целая поэма…
09:18
+1
"Один кондор мне говорит" — здесь ударение кондОр (иначе сбой), а правильное кОндор.
Загрузка...
Аня Долгова