Первая кровь

16+
Автор:
Саманесвоя
Первая кровь
Аннотация:
Записки сумасшедшей. Часть вторая.
Текст:

Врач внимательно слушала женщину, ни на секунду не отводя глаз от пациентки. Она следила за мимикой и жестами, считывала эмоции, безошибочно определяя, где правда, где ложь. Лжи не было. 

- Холодная, нарциссическая мать - очень тяжело для ребёнка, но это не повод сводить счёты с жизнью. Расскажите мне о Ваших шрамах на запястье. Как это произошло? 

- Это было очень давно, мне было лет четырнадцть... Я не считаю это серьёзной заявкой на суицид. Помогите мне выжить сейчас. Умоляю, назначьте лечение, дайте мне хоть немного покоя и сна, я больше не в силах терпеть эти боли. 

- Чтобы помочь тебе ( психиатр намеренно перешла на "ты", чтобы подавить волю пациентки и напомнить кто здесь главный). Чтобы помочь тебе - я должна знать всё. Рассказывай! 

Меньше всего женщина хотела опять погружаться в трясину воспоминаний. Набрав побольше воздуха в лёгкие, с безысходным отчаянием она прыгнула в грязные воды прошлого. 

- Моя старшая сестра встретила свою любовь. Он был приезжим, точнее солдатиком из военной части, которая располагалась недалеко от нашего городка. Служил в рядах Советской армии там, куда послала Родина. 

Их отношения развивались стремительно. Спустя несколько месяцев он демобилизовался и упросил мою мать отпустить Леночку к нему в далёкий Крым. 

После отъезда сестры, каждый день, приходя с работы, мать садилась у окошка в кухне и, закуривая одну сигарету за другой, беззвучно плакала. В её сгорбленной фигуре, в этих тихих слезах, в клубах дыма было столько горя, что я боялась приблизиться и стояла в дверном проёме кухни. Это длилось часами. 

- Мама, пожалуйста, не плачь. 

В ответ я получала злой, холодный взгляд и молчание, после чего тихо уходила в свою комнату или на улицу. Так проходили вечер за вечером, месяц за месяцем. Слёзы и молчание. 

Настал день свадьбы, мать наконец-то увидела свою Леночку. Все были вроде бы счастливы, но обе матери, и жениха и невесты, на церемонии плакали, по очереди опуская головы чтобы утереть слёзы. 

Отгремела весёлая свадьба, мы с матерью вернулись домой. Вернулись и долгие вечера, наполненные молчанием и слезами. 

Свекровь сестры вдруг решила, что молодым будет лучше жить у свахи: и город побольше, и все-таки трёхкомнатная квартира, а не частный домик с занавесками вместо дверей, и работу можно найти получше. 

Мы с матерью были счастливы: она по своему - возвращалась Леночка, я по своему - у меня будет старший брат, мужчина в доме, защита и опора. 

Муж сестры быстро заявил о своих правах и пометил территорию. Он выбрал комнату, в которой они будут жить, разобрал наш шифоньер, не стесняясь перекладывать нижнее бельё матери и моё, чтобы освободить место для своих вещей. Пролез по всем кладовкам, выкидыая то, что он считал ненужным, а то, что нужно сложил так, как нравилось ему. 

Мать злилась, но молчала. Ради Леночки она была готова на всё. 

Почувствовав свою безнаказанность и власть, муж сестры продолжил устанавливать свои порядки. Однажды он просто перестал разговаривать со мной. Примерно через неделю сестра объяснила мне причину:"Ты не так положила расчёску на полочке в коридоре." 

Ещё через недельку другую, он заявил, что он работает, мать работает, а я нет ( вообще-то я ещё училась в школе) - по этому он не намерен делить со мной хлеб и сидеть за одним столом. У матери был выбор: кушать со мной или с ними. Она выбрала их. Каждый вечер они по-семейному садились ужинать, а я шла на улицу. 

Однажды мы столкнулись с ним в зале, он пристально посмотрел на меня и расплылся в улыбке:"Что это тут такое?" Он потянулся пальцами к моей маленькой, только начинавшей напухать груди и издевательски пытался ущипнуть. Я побежала к матери на кухню и всё рассказала, терпеть и молчать уже не было сил. Она собрала всех в зале и встала между мной и мужем сестры. Повернувшись к нему она сказала:"Ишь ты! За сиськи он её хватает!" и повернулась ко мне:"Ради счастья сестры ты должна потерпеть" - сказала она ледяным голосом, тоном не терпящим возражений. Я, как побитая собака, поплелась к себе в комнату. Это было страшно, но я, как всегда, проглотила и этот плевок в лицо... А может в душу. 

Вскоре и самой матери надоело это совместное проживание с молодыми, тем более у неё налаживалась личная жизнь после долгих лет женского одиночества. Она хорошо зарабатывала и сняла квартиру, куда и перевезла своего мужчину от его матери. Я осталась один на один со своим тираном. 

Как-то вечером мы столкнулись с ним в коридоре. Он начал меня задирать, сначала тихо, с ухмылкой, быстро распаляясь, перешёл на крик:"Ты неправильно живёшь, у тебя плохие друзья, ты не думаешь о том, что надо самой содержать себя, надо работать, ты плохо кончишь!" 

В ответ я кричала, что он жестокий, что Бог не даёт ему детей потому, что он будет их бить также, как бьёт своего кота. 

С диким воплем:"Ты, сука, здохнешь, а я буду жить в твоей квартире!", мне на темя с размаху обрушилась тяжёлая мужская рука, кулак проутюжил лоб, лицо и с силой затормозил на ключице. Удар был такой силы, что я не устояла на ногах, упала на копчик и по инерции завалилась на спину, ударившись затылком об пол. Сестра подбежала и, помогая мне встать, жалостно пролепетала:"Только маме не говори."

Я забежала в ванную, раскрутила его бритву, несколько раз полоснула лезвием по запястью и выбежала из квартиры. 

Не знаю как долго  брела, не понимая куда и зачем. Прийдя в себя, я увидела, как встречные прохожие шарахаются от меня, обходя стороной. Наверное, я выглядела как пьяная или обнюхавшаяся клея малолетка, что в начале девяностых было не редкостью. Оглядевшись по сторонам, я сообразила где нахожусь, посмотрела на запястье: три раны, похожие на раскрытые голодные рты, на дне которых пульсировали синие вены. Порезы были не смертельные, но болезненные. Кровь, пропитавшая манжет рубашки, уже перестала идти, раны сочились сукровицей. Натянув рукав на порезы, я поплелась к остановке. Только сев в автобус, вспомнила, что у меня нет ни копейки, но кондуктор шарахнулась от меня так же, как те прохожие. 

Дверь открыла счастливая, влюблённая и пьяная мать. Провела на кухню, усадила за стол. Стол был пуст. Влюблённые переглыдывались пьяными глазками, задавая мне вопросы типа:"Как дела? Как в школе? Всё нормально?" Моих ответов особо никто не слушал. Я поняла, что мне нет места в этой любовной идиллии и засобиралась домой. Никто и не удерживал.

На следующее утро сестра дала мне витаминку со словами:"Вдруг у тебя сотрясение". На этом инциндент был исчерпан. 

Другие работы автора:
+4
17:40
315
что он будет их быть также, как бьёт своего кота.
Комментарий удален
18:23
+2
Это единственное что Вас встревожило?
18:25
+3
Это он по-джентльменски. Там еще кучи запятых не хватает.
18:28
+2
Печально)
18:31 (отредактировано)
+1
Мне очень близка тема, жду завершения. (пробелов добавить/убрать, дефисы там всякие… по-семейному)
ИДИ́ЛЛИЯ — две Л
Это не важно! Жду продолжения!
22:47
+1
Проведу работу над ошибками прежде, чем строчить третью часть, я сегодня обнаружила функцию «Редактировать».
22:10 (отредактировано)
Рассказ хороший, эмоции через край.
Но БС — литературный сайт, поэтому повышенные требования к грамотности.
Крайне необходима вычитка. «Чтобы» в нескольких местах написано раздельно.
И в первой части ошибки не исправлены. Даже те, на которые указали. devil
22:43
+1
Хи), прикольный смайликк)
Исправлю, исправлюсь)
13:28 (отредактировано)
Прочитал еще раз продолжение, разочарован. Нет, написано так же хорошо и эмоционально сильно, но ничего нового, вы обо всем уже написали в первой части. Понимаете, автор, мне кажется, не стоит писать длинные произведения насыщенные так плотно печальным содержанием, в итоге можно получить эффект хромой собачки. Но это только мое субьективное, решать вам. Для меня вы талантливый автор с большим потенциалом.
Загрузка...
54 по шкале магометра

Другие публикации