@ndron-©

Мыльное дело

Мыльное дело
Работа №12
  • Победитель
  • Опубликовано на Дзен
Текст:

Здравствуй, дорогой Читатель. Приглашаю познакомиться с событиями, происходившими полтора столетия назад. Бывает полезно посмотреть со стороны на людей прошлого и их поступки, чтобы избежать повторения многих ошибок в настоящем.

***

Начало июля 1878 года в Техасе выдалось жарким. Третий уик-энд на небе не появлялся даже лёгкий намёк на дождевое облачко, а температура не опускалась ниже восьмидесяти шести градусов по Фаренгейту* [тридцать градусов по Цельсию, здесь и далее — примечания автора].

Жители города Форт-Уэрт встретили ежемесячную ярмарку с воодушевлением, надеясь отвлечься от однообразных трудовых будней. Только год назад все южные штаты присоединились к США после кровопролитной Гражданской войны* [1861-1865 годов], поменявшей устои и взгляды американского общества. Общий уровень жизни потихоньку рос, но не так быстро, как хотелось людям.

Несмотря на палящий зной, к полудню на площади стало не протолкнуться. Складывалось впечатление, что каждый горожанин посчитал своим долгом посетить ярмарку.

Выставленные товары поражали разнообразием. Наряду с одеждой, обувью, различными хозяйственными мелочами, продуктами и сладостями, приезжие дельцы торговали мебелью, коврами и даже ювелирными изделиями.

Хотя страной в то время управлял представитель республиканской партии Ратерфорд Хейс, победа которого на президентских выборах считается самой грязной в истории США, цены были довольно демократичными. Например, за пять центов можно было приобрести фунт* [0,453 килограмма] муки или свежей говядины. Фунт свинины, сыра или белого сахара шёл по пятнадцать центов. За фунт кофе платили четвертак. А уж полновесный доллар стоили джинсы от Levi Strauss или же пара крепкой обуви.

Выйдя на прогулку с восьмилетней дочерью Люси, вдова Дороти Уилсон тоже заглянула на толкучку. Дороти выделялась в толпе ростом в шесть футов и один дюйм* [1,85 метра], что позволяло смотреть на многих окружающих свысока. Служила она телеграфисткой в отделении «Western Union Telegraph Company» и специализировалась на осуществлении денежных переводов. Выглядела женщина в свои тридцать довольно симпатично, проходящие мимо мужчины заглядывались на неё. Но вот лицо не выражало эмоций, казалось, что оно высечено из камня. После гибели мужа в результате несчастного случая в начале года при строительстве мэрии, ранее жизнерадостная Дороти ни разу не улыбнулась. Люси же, шагающая рядом вприпрыжку, улыбалась и уплетала большое печенье, купленное за пару центов.

— Уважаемые господа! Подходите сюда! Через несколько минут начнётся розыгрыш, в котором каждый из вас может заработать пять, двадцать или сто долларов! — послышался зычный голос.

Дороти повела Люси в сторону заманчивого клича, который повторился ещё несколько раз.

Заинтересовались предложением и другие горожане. Зазывалой оказался мужчина с густой бородой, одетый в качественный тёмный костюм с жилеткой, галстук и светлую рубашку. На голове красовалась серая шляпа с широкими полями. Он находился у раскрытого чемодана, стоящего на трёх высоких стойках. Ростом мужчина нисколько не уступал Дороти.

— Мама, мама, дядя на Санта-Клауса похож, только борода чёрная, — поразилась Люси.

— Тише, он же вовсе не дед. Дядя может обидеться, — одёрнула дочку Дороти.

И действительно, если приглядеться, то мужчина выглядел лет на двадцать, а то и меньше. Борода явно прибавляла возраст.

Постепенно вокруг импровизированного лотка скапливались любопытные.

— Меня зовут Джефф. Давайте начнём наш розыгрыш. Посмотрите, у меня в руках сто двадцать пять долларов тремя купюрами: пять, двадцать и сто. А в чемодане двадцать кусков мыла. Сейчас я на ваших глазах оберну купюрами три куска мыла. Затем это и другое мыло оберну бумагой. И мы всё перемешаем.

Мужчина аккуратно обернул мыло сначала в пятёрку, а затем в бумагу. Тоже он проделал с двадцаткой и сотней. Далее он завернул в бумагу оставшиеся куски мыла. Люси пыталась сосчитать их, но сбилась, отвлекшись на гудок паровоза.

— Итак, всё смешиваем, и начинаем розыгрыш, — проговорил Джефф.

Перемешав мыло, он прокричал:

— А теперь, господа, испытайте свою удачу! Первый кусок мыла стоит всего доллар. Потом будем проводить аукцион. Вы можете выиграть сто долларов! Огромные деньги! Не стесняйтесь, удача в ваших руках.

Он взял в руку свёрток и поднял над головой.

— Ну же, кто первый испытает удачу?

— Давайте я попробую, — сказал парень в простеньком костюме из грубого сукна, подошёл к Джеффу и протянул доллар.

Получив желаемое, парень тут же сорвал бумагу и с сожалением произнёс:

— Пусто…

По толпе прошёл гул разочарования.

— Господа, не отчаиваемся, это только начало. В моём чемодане осталось ещё девятнадцать кусков, среди которых прячутся сто двадцать пять американских долларов!

Джефф взял в руки следующий кусок мыла.

— Итак, первый шанс был за доллар, а теперь аукцион. Начальная цена один доллар. Кто больше?

— Доллар и десять центов, — послышалось из толпы.

— Доллар пятнадцать центов…

— Доллар двадцать…

— Полтора доллара!

— Если предложений больше нет, то второе мыло уходит мужчине в цилиндре! — прокричал хозяин розыгрыша-аукциона.

Но и в нём не оказалось денег. Третья, четвёртая и пятая попытки также оказались неудачными.

В аукцион шестого куска включилась Дороти:

— Два доллара!

Но её цену перебил какой-то ковбой. Он забрал мыло и через несколько секунд воскликнул, размахивая пятидолларовой бумажкой:

— Ура! Есть! Удача!

Люси обняла маму, поняв, что они проиграли. Но Дороти оставалась внешне спокойной, по лицу по-прежнему невозможно было определить какие-либо эмоции.

Победивший ковбой продолжал радоваться, смеясь и показывая собравшимся «плавник»* [народное прозвище денежной купюры номиналом пять долларов США в конце XIX века].

— Господа, у нас осталось четырнадцать кусков мыла, среди которых прячутся сто двадцать долларов. Начальная цена следующего лота… три доллара!

Аукцион продолжился.

Теперь мыло уходило не ниже шести долларов.

В аукцион одиннадцатого куска снова включилась Дороти:

— Семь с половиной долларов.

— Восемь, — перебил ставку элегантный джентльмен в синем костюме.

— Восемь с половиной! — прорычала Дороти.

— Девять! — тут же ответил он.

Дороти промолчала.

Забрав и распаковав мыло, Синий Костюм радостно воскликнул:

— Победа! Да!

— Поздравим мистера! На ваших глазах он выиграл двадцать долларов! — подытожил Джефф.

Люси захныкала. Дороти приобняла ребёнка и успокоила:

— Не плачь, это всего лишь игра.

Торги возобновились.

— Осталось девять кусков мыла. В них затаились сто долларов. Ну что ж, господа, дерзайте. Начальная цена следующего шанса десять долларов!

Толпа загалдела. Мыло уходило в среднем по двадцатке. Разочарованные проигравшие, основную массу которых составляли зажиточные фермеры, старались побыстрее покинуть ярмарку.

За восемнадцатый кусок в аукцион вновь вступилась Дороти. Она снова соперничала с Синим Костюмом. Больше желающих торговаться не было, хотя вокруг собралась внушительная толпа.

— Двадцать семь долларов, — бросила Дороти.

— Двадцать семь с четвертью, — апеллировал соперник.

— Двадцать восемь!

— Двадцать девять!

— Тридцать! — произнесла Дороти, сжав ладонь Люси.

— Тридцать — раз. Тридцать — два. Тридцать — три! И мыло уходит симпатичной миссис из первого ряда!

Дороти медленно подошла к стойке, аккуратно распаковала мыло. Глаза заблестели, на лице появилась улыбка, и она, достав купюру, стала размахивать ей над головой со словами:

— Сто долларов! Целых сто долларов!

— Поздравим победительницу! Она рискнула и победила! — воскликнул Джефф.

Люси подбежала и обняла маму. Дороти взяла дочку на руки и поцеловала. Люди вокруг начали аплодировать в знак одобрения. Люси сияла! Даже через много-много лет никакое событие не доставляло ей столько радости, сколько те мгновения победы в аукционе мыла в городе Форт-Уэрт.

Постепенно толпа редела, люди расходились. Джефф собрал стойку и, подхватив чемодан, попрощался:

— Поздравляю! Даст Бог — свидимся. Удачи!

В тот день на ярмарке мама купила для Люси новую обувь, платьице и свитер. Также накупили продуктов, но, кроме того, домой они принесли большой торт, четыре фунта конфет и леденцы. Вечером за праздничным ужином много смеялись. Дороти даже сказала:

— Люси, может быть, наша жизнь изменится в лучшую сторону. Будем надеяться на это.

От переполнявших чувств Люси долго не могла заснуть. Девочка воображала новый большой дом, красивое платье и собственную лошадку.

Ночью в дверь постучали. Люси услышала, как мама пошла к двери, и тихонько выглянула из своей комнаты. В дом зашёл мужчина. Даже при слабом свете свечи Люси узнала мужчину с бородой, проводившего сегодня розыгрыш. Сердце ёкнуло, страх сковал её, но она услышала весь короткий разговор.

— Хорошая работа, Дороти. А для первого раза просто великолепная. Молодец!

— Спасибо, мистер Смит. Вот ваши восемьдесят долларов. Всё верно?

— Да, как договаривались, двадцатка твоя. Через неделю на вокзале ровно в полдень. Буду ждать тебя.

— Поняла вас, сэр. Здорово вы сегодня играли!

— Я — не игрок. Игрок рискует своими деньгами, а я — нет. И вот ещё что. На, возьми ещё десять долларов. Как бонус. Одна воспитываешь ребёнка, вам тяжело. Но дочку в следующий раз оставь дома, ни к чему ей всё это. Тридцатку для нового аукциона передаст тебе Джек непосредственно на вокзале.

— Благодарю вас. Спасибо вам большое.

Люси увидела, как после ухода мистера Смита мама заплакала, не выдержала, вышла из комнаты, чтобы обнять и поплакать вместе с ней.

Девочка тогда не понимала, что и ковбой, выигравший пять долларов, и джентльмен в синем костюме, заполучивший двадцатку, состояли в одной банде. Мошенники, купив самого дешёвого мыла всего на один доллар, смогли заработать на ярмарке в сто шестьдесят девять раз больше.

Через год Уилсоны переехали в Денвер* [штат Колорадо]. Дороти устроилась бухгалтером в клуб «Тиволи». Как оказалось, мистер Смит, тоже переехал в город на берегу реки Саут-Платт. Люси вскоре узнала полное имя этого господина — Джефферсон Рэндольф Смит, и даже прозвище — «Мыльный». Он стал известным и уважаемым гражданином. Люси много раз его видела и точно знала, что мама продолжает работать на него. Но на розыгрыши-аукционы девочка больше не ходила.

+7
00:12
844
00:36 (отредактировано)
+1
Ну, даже не знаю, что сказать…
В целом, скорее не понравилось. Это потому, что есть с чем сравнивать. Я имею в виду творчество О, Генри, конечно.
Тут получилась сухая морализаторская конструкция. Как будто проповедь старого пастора перед детишками. А ведь все это можно было подать по-другому. Весело и живо. Эх-х…
Жаль, очень жаль.
Да, экспозиция здесь — казенная до чугунных перил здания окружного суда. Напоминает статью из газеты «Техасский фермер». О ценах на рапс в прерии. Хоть бы один дикий мустанг на горизонте…
19:59
+1
Мне понравилось. Этот рассказ соответствует тематике конкурса. Похоже на не слишком удачный перевод О.Генри с английского. Блеска какого-то не хватает. И один момент я отметила.
"— Мама, мама, дядя на Санта-Клауса похож, только борода чёрная, — поразилась Люси.

— Тише, он же вовсе не дед. Дядя может обидеться, — одёрнула дочку Дороти".
Она и не назвала его дедом, она сказала «дядя». «Не старый», было бы понятнее.
17:45
Вроде бы все в тему. Но не хватает чего-то. Соглашусь с комментарием выше — похоже на неудачный перевод. А рассказ хороший.
04:36
Хороший рассказ-стилизация. О/Генри часто ломал четвертую стену в своих произведениях и провозглашал какую-нибудь мораль или истину — частый прием литературы того периода, автор повторил те же приемы. Вроде все в наличии: и тема, и жулик, и элементы стиля О/Генри. В общем-то все ровно и гладко. Спасибо за рассказ, автор, мне понравилось.
05:18
Ученический текст, написанный деревянным языком. Чересчур много разъяснений, как будто автор боится, что тупой читатель не поймет. Афера избитая, многие были жертвами подобных лотерей. Морализаторство.
Загрузка...
@ndron-©