Нидейла Нэльте

​«Люблю богатого русского языка»

​«Люблю богатого русского языка»

Много сказано нашими великими классиками о не менее великом русском языке. Вот и меня время от времени интересовали особенности звучания русской речи для уха иноязычного иностранца. Но углубиться в серьёзное изучение этого вопроса не было времени (скорее, острого желания). Даже не поинтересовался, есть ли в филологии такой раздел, как сравнительный анализ фонетики различных языковых групп. Умно звучит, потому наверное есть.

Первый раз мне удалось попытаться выяснить этот вопрос на скорую руку в восьмидесятые годы прошлого столетия, когда я интенсивно участвовал в качестве члена советской делегации в заседаниях рабочей группы и Секции №4 СЭВ. Все эти заседания вне зависимости от места их проведения велись на русском языке. Переводчики встречались очень редко, т.к. все члены иностранных делегаций, как правило, хорошо владели русским языком. Но при торжественном открытии и торжественном закрытии заседания обычно соответствующую торжественную речь произносил какой-нибудь шишка из аборигенов. Далеко не всегда эта шишка владела русским языком и всем делегациям приходилось выслушивать речь через переводчика.

Помню, во время поездки на совещание в Будапешт нашей советской делегации, состоящей из двух человек, был выделен персональный переводчик. Эта милая молодая женщина сопровождала нас, начиная с завтрака и заканчивая ужином. Иногда и задерживалась после ужина, если наши личные разговоры представляли обоюдный интерес. Она была чистой мадьяркой с прекрасным русским языком. Акцент совершенно не ощущался. Чем это объяснить, не знаю. Возможно её многолетней учёбой в ВУЗе СССР, может, русским мужем. В подробности мы не вдавались. Но однажды я во время вечернего задушевного разговора с бокалами Токайского в руках задал ей такой вопрос: - Карина, скажи, пожалуйста, как для тебя, не русскоязычной звучит русская речь? Ну, по сравнению с вашим венгерским или общеевропейским.

Ответ меня удивил: - Русский язык труден в своей артикуляции. Вы слишком много энергии затрачиваете в своей разговорной речи. Иностранец поэтому быстро устаёт, говоря по-русски.

Странно было это слышать от мадьярки, т.к. для меня венгерским языком очень легко сломать свой язык (часть тела). Не верите? Так послушайте разговоры финнов, чувашей, мордвы и других народов угро-финской группы. А для меня англоязычный говор, например, действительно ассоциируется с беззатратным перекатыванием во рту кучки небольших шариков.

Другой случай. Совещание проходило в Польше. Все, конечно, знают, что для русского уха польский язык это сплошные звуковые сочетания на основе «пш». Вот сидим мы на прощальном ужине по случаю традиционно благополучного завершения совещания. Длинный спич произносит здешнее высоко поставленное официальное лицо. Я в задумчивости пересчитываю эти пшики. Потом в полголоса говорю рядом сидящему чеху цитату из Чехова; - Не пепши Петше пепшем вепша, бо перепепшишь вепша пепшем.

Чех взглянул на меня каким-то отсутствующим или не понимающим взглядом и тихо ответил: - По-чешски так же.

Мне стало как-то неудобно – попал впросак.

А вот буквально неделю назад услышал я в какой-то телевизионной программе высказывание иностранца о русском языке. Он сказал, что иностранцев очень удивляет мелодика русской речи. В ней, в отличии от европейских языков, акцентирование может производиться на различные части фразы или предложения. Если в романских и саксонских языках порядок слов в предложении строго установлен, то в русском языке нет этой обязаловки. Поэтому смысл предложения меняется не только от порядка слов, но и от местонахождения акцентированного слова в предложении. Простейший пример: - Я схожу в булочную за батоном.

Можно в русском языке акцентировать любое слово в предложении, не занимаясь перестановкой слов:

- Я схожу в булочную за батоном.

- Я схожу в булочную за батоном.

- Я схожу в булочную за батоном.

- Я схожу в булочную за батоном.

А как в рассказе показать смысловое ударение фразы? Оно определяется только контекстом. Выходит, что русский язык длиннее европейских языков не только потому, что русские слова в написании в большинстве случаев длиннее иностранных, но и потому, что в письменных материалах в ряде случаев приходится добавлять фразы для создания смыслового контекста. Повторюсь: - Люблю богатого русского языка, - сказал Рабинович.

+2
00:45
149
14:37
+1
А как в рассказе показать смысловое ударение фразы? Оно определяется только контекстом.
Это не так. Существуют способы постановки смыслового ударения грамматическими, вполне формальными методами: инверсия, парцелляция, перенос ремы.
17:08
+1
Спасибо за информацию! Пошёл в википедию.
11:56
А перенос ремы разве не будет сам по себе инверсией?
14:05 (отредактировано)
Здесь есть детальки. Расскажу как понимаю. Как правило, под инверсией понимается изменения принятого за стандартный порядка слов в предложении. Это общее такое название, как зонтик. Но есть случаи, когда порядок слов остается корректным, а меняется тема/рема. Например: мама мыла раму (стандартная форма, тема «мама»). Мама раму мыла (инверсированная форма, тема «мама»). Раму мыла мама (опять стандартная форма, но ремой стало «мыла мама», а темой — «рама». При этом нельзя сказать «рама мылась мамой», поскольку возникает двусмысленность и отсюда — забавные проблемы с возвратными глаголами).
14:26
Раму мыла мама (опять стандартная форма
Стандартная ли это форма? Русский — SVO язык. А здесь вот прям полная инверсия — OVS. Языков, для которых этот порядок прямым является, по пальцам пересчитать.
Вероятно, фраза «раму мыла мама», действительно, не самый удачный пример (не ожидал, что придется говорить о типологии), но, например, фраза «я виден вам» (обратное к «вы видите меня») более показательна в этом смысле и структурно идентична. Как и в случае с «раму мыла мама» различие между ощущением как действием (я ощущаю, активная позиция) и ощущением как полученным извне сигналом (мною ощущается, пассивная позиция) зависит от выбора более общих теорий.
16:55
+1
А, вот этот пример мне нравится. Да, здесь согласен.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2