Линия жизни. Глава 124. Триггер, или Пришла беда – отворяй ворота

16+
Автор:
Владислав Погадаев
Линия жизни. Глава 124. Триггер, или Пришла беда – отворяй ворота
Аннотация:
Ирине приснился кошмар: богатая квартира, стены, обшитые дорогими деревянными панелями, на окнах – кроваво-красные портьеры. Одна комната сплошь заставлена косыми прилавками, а на них – мясо, мясо, мясо…
Текст:

Всё началось, как водится, с мелочей. Примерно в середине марта водитель «ЭСКИЗ-РЕГИОНА» попал в ДТП: в задницу легковушки въехал автобус – машина выбыла из строя на неопределённое время. Простая, казалось бы, ситуация, но она осложнялась тем, что ОСАГО у шофёра автобуса было левое, а договор с АТП составлен так, что за свои косяки он отвечал самостоятельно. И что, скажите, делать?

Пока суд да дело, я пересадил водителя на свой личный автомобиль. Он был застрахован и оснащён супер-пупер спутниковой сигнализацией, в эффективности которой я сам не раз имел случай убедиться. Более того, водителю были выделены средства на оплату охраняемой стоянки. Не помогло: угнали. Не со стоянки, разумеется, а ночью из-под окон, куда этот пофигист поместил авто, видимо, для пущей сохранности.

Стресс в сочетании с алкоголем творят чудеса, и в апреле две тысячи четырнадцатого года я снова оказался на больничной койке Первой Областной в тяжелейшем состоянии: сам не верил, что выкарабкаюсь. Очередное обострение геморрагического васкулита плюс непонятное образование в лёгком. Ходить уже не мог, да и весу потерял за неделю семь килограммов. И тут на моё счастье попал в ревматологическое отделение к Тихоновой Варваре Александровне. Милая, ответственная Варечка и вытащила меня практически с того света. Лечили гормонами, длительным курсом по сложной схеме.

Жена приезжала каждый день, привозила диетическую домашнюю еду: аппетита у меня не было совсем, есть больничную стряпню я не мог, а принимать лекарство натощак запрещалось категорически.

Накануне майских праздников позвонил Олег:

– Папа, почему тебя нет на соревнованиях? – как раз в эти дни проходили крупные соревнования на базе Уральского Политехнического Университета, бывшего УПИ. – Все старые боксёры собрались и спрашивают, почему тебя нет.

Надо сказать, что в Екатеринбурге сложилась хорошая традиция: ветераны бокса присутствуют на всех крупных соревнованиях в качестве почётных и желанных гостей. К сожалению, за последние годы их состав стал уменьшаться, а темпы убытия – увеличиваться.

– Олега, я в больнице, но не беспокойся – скоро выпишусь. Всем нашим передавай большой привет!

Неожиданно в палате появился Игорь:

– Папа! – от возбуждения он даже слегка задыхался. – Меня вызывали в ОБЭП! К полковнику Н…Он просил передать тебе свой телефон, вот, – Игорь протянул мне сложенную бумажку, – хочет с тобой встретиться. Я же практически ничего конкретного не знаю, ну, про то, как мы расплевались с ТТУ: ты же на эту тему особо не распространялся, поэтому и я ничего конкретного на его вопросы ответить не смог.

Опасаясь, как бы Игорь по неопытности не наговорил лишнего, я, хоть и едва стоял на ногах, договорился с полковником о встрече и на следующий день, отпросившись у Варвары Александровны, прибыл в знакомое здание на Ленина,17, правда, уже в другой кабинет.

Разговаривали не меньше двух часов. Интересовало обэповца многое, особенно, ремонтные работы и состояние подвижного состава, что, надо отметить, немало меня удивило. Следователь неторопливо переходил от одной темы к другой, очень аккуратно формулируя вопросы, но чем дальше, тем больше становилось ясно: большой руководитель натворил больших дел, и теперь можно ожидать большого следствия, которое приведёт к большому суду и соответствующей мере наказания.

После того, как мне окончательно стало ясно, зачем полковнику был нужен весь этот длинный разговор, я сказал, что экономическое положение Большого руководителя обсуждать не буду:

– Я в ТТУ не работаю уже двадцать лет, и меня очень удивляет, что с этими вопросами вы обратились ко мне. Знаете, много лет назад я построил вокруг Орджоникидзевского троллейбусного депо забор, так вот меня ОБХСС – ваши предшественники – мытарили больше десяти лет: зарыли в депо соглядатая, который постоянно докладывал про меня кому следует! Хотя я лишней зарплаты не взял ни копейки, более того, не только уложился в смету, но и сэкономил! Ну, не оформил бетон и механизмы, так это издержки положения, которое на тот момент существовало в стране. А теперь что творится? Понастроили целые коттеджные посёлки с прекрасными домами, и ведь, что характерно, владельцы сплошь – «нищие» бюджетники. И ведь никто не спросит: откуда деньги, Зин? Причём, это делается открыто у всех на глазах, а вы хотите, чтобы именно я стал источником информации?

– Ну, как известно, самые лучшие информаторы – это обиженные или почитающие себя таковыми, – полковник со значением посмотрел мне в глаза.

– На обиженных воду возят? – усмехнулся я и сам же ответил: – Нет, я не по этой части.

Расстались мы вполне доброжелательно.

* * *

Ирине приснился кошмар: богатая квартира, стены, обшитые дорогими деревянными панелями, на окнах – кроваво-красные портьеры. Одна комната сплошь заставлена косыми прилавками, а на них – мясо, мясо, мясо…

Проснулась она в холодном поту:

– Владик!

Только протянула руку к телефону, как он зазвонил сам…

* * *

Благодаря усилиям Варвары Александровны, персоналу отделения ревматологии и тому количеству лекарств, которые в меня вливали, здоровье моё пусть очень медленно, но шло на поправку.

Утром четвёртого мая в палату заскочила медсестра и ловко воткнула мне укольчик.

– А что это такое? – проявил я любопытство.

– Феназепам.

– Зачем? – удивился я ещё больше.

– Все вопросы – к лечащему врачу.

Несколько минут спустя пришла Ирина. На ней, что называется, лица не было.

– Владик… У нас горе…

– Олег?.. – я всё понял по глазам.

– Да…

– В тюрьме?.. – попытался я уцепиться за соломинку.

– В морге…

Я просто физически почувствовал, как в груди что-то оборвалось.

– Как это случилось?

– Здесь Игорь и Дима Гайсин. Они знают. Ты сможешь идти?

Опираясь на руку жены, я протащился до кабинета заведующей отделением. Варвара Александровна впустила нас туда, предупредив, что будет поблизости, в ординаторской.

– Рассказывайте… – я тяжело опустился на кушетку.

Всё было до банальности просто. Возвращаясь вечером третьего мая домой – с некоторых пор Олег жил отдельно, в квартире на Эльмаше, неподалёку от работы – он повстречал тёплую компанию: двух братьев Пузырёвых и ни то жену, ни то сожительницу одного из них. Пригласил в гости: праздник же. Варили пельмени, резали колбасу, пили водку. Что случилось на самом деле, мы, видимо, уже не узнаем, но произошла драка, один из братьев вонзил в спину Олегу нож и задел брюшную аорту.

И убийца, и свидетели с места происшествия свалили, даже не попытавшись вызвать скорую, ну, да это уже было бесполезно…

Позже сожительница Пузырёва-старшего, убийцы, вернулась в квартиру и попыталась замыть следы, но это не помогло: младший брат явился с повинной, так что нашим доблестным органам даже искать преступника не пришлось. Как говорят следаки: хороший свидетель лучше плохого подозреваемого, а потому всю вину возложили на старшего, выписав младшенькому индульгенцию.

Игорь и Дима уехали: нужно было заниматься похоронами. Ирина осталась до вечера, пока я сам её не выгнал: в палате было ещё пятеро мужиков, и присутствие постороннего человека их явно тяготило.

На следующий день, утром, снова позвонил полковник Н:

– Владислав Михайлович, надо бы снова встретиться.

– Нет, – решительно отказал я, – я не смогу: у меня вчера убили сына.

В трубке возникло подавленное молчание, затем полковник спросил:

– Владислав Михайлович, ну хоть это произошло не из-за тех дел, которые мы с вами обсуждали?

– Нет, – вздохнул я, – те дела здесь не при чём…

Несмотря на то, что на фоне стресса моё состояние резко ухудшилось, ни врач, ни жена не посмели меня отговаривать, только нафаршировали феназепамом, и мы с Ириной поехали в церковь на отпевание. Всю службу я простоял на ногах.

Похоронили Олега на Северном кладбище, рядом с прабабушкой. На похороны приехали тренеры и боксёры из Серова и Каменск-Уральского, вместе с Андреем Кабановым пришли парни из фонда «Город без наркотиков» и, конечно, спортсмены из клуба «Чемпион». На поминках я даже выпил рюмку, а потом снова вернулся в больницу.

* * *

Ещё задолго до всех этих печальных событий у нас были куплены билеты в круиз по Средиземному морю. Ирина ехать отказывалась категорически, но неожиданно все врачи дружно встали на мою сторону и убедили её, что смена обстановки – именно то, что нужно в настоящий момент. Главное: не находиться на солнце и продолжать принимать лекарства по схеме. Ну, что тут возразишь? Собрались и поехали, а потом улетели в Турцию, где я, преодолевая собственную немощь, буквально заставлял себя каждое утро на восходе солнца проходить шесть километров вдоль берега моря.

Именно в Турции я и начал писать эту книгу.

+3
19:25
393
16:42
+1
Очень печально, сочувствую Вам…
Спасибо
Загрузка...
Alisabet Argent

Другие публикации