Нидейла Нэльте

Двойники

Двойники
Работа №2 Тема дуэли: Пробивая стену
Текст:

Доктор Зарек нетерпеливо стучал по своему рабочему столу. Будучи на родной Равнице главой научно-исследовательской лаборатории, он уже привык с утра и до вечера находиться в водовороте событий. Сейчас же вынужденная бездеятельность доставляла чуть ли не физическую боль.

Быстрый взгляд на часы - 13:28. С того момента, как на КПП “Доминария-18” запросили подтверждение пропуска для обер-лейтенанта Кацураги прошло всего четыре минуты. По внутренним часам же доктора Зарека ожидание длилось примерно восемнадцать лет.

С громким вздохом ученый окинул взглядом свою временную лабораторию. Она вызывала смешанные чувства. С одной стороны новейшее оборудование модуля приводило Зарека в восторг. Но в то же время он понимал, что человек, который ее проектировал, не имел никакого понятия о том, что именно он делает.

- Хорошо оборудованная лаборатория, — всплыли в памяти слова профессора Юдковского, — это не просто набор приборов. Это живой организм, который за время совместной жизни станет либо вашим лучшим другом, либо злейшим врагом.

Лишь покинув университетскую скамью Зарек смог понять, о чем тогда говорил мэтр. В процессе работы ни одна лаборатория не оставалась неизменной. Некоторые приборы группировались, ибо результат работы одного становился отправной точкой для работы следующего. Другие же убирались в дальний угол, так как могли неделями напролет работать автономно. А третьи просто куда-то засовывались, чтобы лишний раз не попадались на глаза. Именно из-за этого постоянного движения рабочая обстановка в лаборатории могла показаться непосвященному человеку сущим хаосом.

Однако армейский дух космической станции “Доминария” давал о себе знать. Лаборатория, как и вся база, выстраивалась под влиянием многочисленных уставов и инструкций. Так практически все приборы были намертво вмонтированы в стены или массивные столы из неопознанного матового металла. Нельзя было ни отодвинуть центрифугу, которая стояла прямо посреди рабочей поверхности, ни повернуть к себе иономер. Единственным подвижным элементом во всей лаборатории оказался проекционный экран, который висел за рабочим столом.

Однако жаловаться Зареку все равно не было на что: для работы с кипами бумаг можно было обойтись и без лаборатории, и без специального оборудования. Почти всю неделю, проведенную на борту “Доминарии”, он был занят заполнением бесчисленных бланков соответствия, подписанием рапортов и знакомством с циркулярами по проведению предстоящих экспериментов.

Только последние пару дней Зарек смог сбросить ярмо бюрократии и присутствовать при тестовых запусках конфигурационной матрицы. И отделаться от чувства, что за полчаса испытаний он принес больше пользы, чем за предыдущие три дня было непросто. Но, несмотря на весь энтузиазм, другие его инициативы разбивались о непреклонность генерала Фабиана Вальтера, командующего станцией.

- Знаете, доктор, — сказал он в ответ на предложение лично проинструктировать каждого участника испытаний. Тон генерала, до боли напоминающий тон отца во время очередной нотации, заставил гостя мысленно съежиться. – Если с таким предложением пришел кто-либо другой, то я посчитал бы это за оскорбление. На этой станции работают лучшие из лучших. Каждый участник грядущего события был неоднократно ознакомлен со всеми инструкциями и прошел необходимые инструктажи. Потому прошу вас впредь не сомневаться в профессионализме наших служащих.

Но после часа пассивно-агрессивной дискуссии, консенсуса достичь все же удалось. Хоть на лице генерала и читалось плохо скрываемое недоверие, но, тем не менее, он одобрил краткий инструктаж для подопытных.

- Обер-лейтенант Хиро Кацураги по вашему вызову прибыл, — донесся со стороны дверного проема тихий салют, возвращая доктора в реальный мир.

Сказать, что Зарек был удивлен, было бы невероятным преуменьшением. Он ожидал, что первыми подопытными будут крепкие молодые парни, которые словно только сошли с агитационного плаката. Однако обер-лейтенант Кацураги вызывал только смутное желание подать жалобу на генерала за намеренный срыв испытаний.

Это был невысокий худощавый мужичок лет пятидесяти с короткими усиками и обветренным лицом, на котором отпечаталась бесконечная усталость. Разве может это быть чем-то кроме саботажа?

- Проходи, присаживайся, — молчание грозило стать неловким и потому Зареку пришлось усмирить эмоции. - Меня зовут Ральф Зарек. И давай сразу без официоза.

- Хорошо, — коротко кивнул Хиро, присаживаясь по другую сторону стола.

- Может, сначала расскажешь о себе? - предложил Зарек, сложив руки перед собой. - Кто ты? Откуда? Как попал в войска? Почему вызвался участвовать в эксперименте?

- Хиро Кацураги, родился на Камигаве в 344 году. В 2781, если по общему летоисчислению. Отец до выхода на пенсию был кадровым военным, мать - главой медотсека на крейсере “Хануда”. Потому не мудрено с такими родителями повторить их славный путь.

- То есть тебе сейчас 49?

- Так точно, — Хиро позволил себе немного улыбнуться. – Полагаю, вы ожидали кого-то моложе?

- Не без этого, — признал Зарек. – Просто молодой организм, как правило, и восстанавливается быстрее, и функционально более развит, а потому должен проще перенести последствия эксперимента.

- Понимаю, — кивнул обер-лейтенант. - Однако должен вас уверить, что даже среди моих курсантов мало кто может похвастаться лучшей физической формой. Да и среди добровольцев результаты нормативов у меня в первой десятке. Если даже не в пятерке.

- Впечатляет, — присвистнул Зарек. – И как же тебе это удалось?

- Боюсь, это не столько моё достижение, сколько юношеская недальновидность моих конкурентов. Многие наши бойцы хорошо развиты физически, однако только единицы понимают, что их заслуги в этом гораздо меньше чем, кажется. Вы правильно сказали, что молодое тело и сильнее, и выносливее. Потому достичь уровня норматива для оценки “Отлично” им гораздо проще, чем мне. Но как, по-вашему, сколько человек на всей станции хотя бы попробовали подтянуться пятьдесят раз?

Зарек только неопределенно пожал плечами. Сам он едва ли мог сделать семь подтягиваний.

- Большинство даже не задумается об этом. И не удивительно. Зачем забивать голову, если для норматива хватит и сорока пяти?

- Но ты, как я понимаю, не из таких?

- Никак нет, — покачал головой Хиро. - В молодости я горел желанием быть лучшим из лучших, дабы принести хоть какую-то пользу человечеству. И если с пользой вопрос остается открытым, то, по крайней мере, со здоровьем у меня дела обстоят гораздо лучше, чем у моих ровесников.

- А в добровольцы ты пошел тоже из-за того, что хотел принести пользу?

- Так точно. Я рос на историях о капитане Андерсоне, колонизации Идена и первых людях на Марсе. И был в этих книгах какой-то оптимизм, присущий только эпохе Великой Колонизации. Казалось, что вся вселенная в наших руках, что вот скоро будет встреча с иными цивилизациями, что скоро люди заселят всю галактику. Но с момента прибытия в учебный лагерь оставаться оптимистом становилось все сложнее.

- Разве все настолько плохо? - усомнился Зарек. - Как по мне, то одно уже существование “Доминарии”, по сути целого мегаполиса посреди космоса, является неплохим воплощением мечтаний людей эпохи Великой Колонизации.

- При всем уважении, Ральф, но вы еще молоды и не можете посмотреть на ситуацию глобально. Естественно, с точки зрения отдельной личности человечество развивается, однако если посмотреть в контексте истории всей цивилизации, то ситуация оказывается довольно печальной. Ведь за все те же пять веков, что прошли с начала Великой Колонизации, древние земляне смогли покинуть границы одного континента, изучить свою планету и развить технологии настолько, что имели все возможности отправиться в космос уже в начале второго тысячелетия. А как за пять веков продвинулись мы?

Достойного ответа у Зарека не нашлось.

- Да собственно никак, — продолжил обер-лейтенант. - Большинство нынешних колоний существуют уже по три сотни лет. Данных о других цивилизациях нет. Мы просто пытаемся удержаться на тех рубежах, которые заняли раньше. И это удручает. Проект «Мост», возможно, мой последний шанс дать что-то человечеству. И я догадываюсь, что вы хотите возразить. От того, что я готовлю солдат пользы гораздо меньше. Нельзя по-настоящему научить того, кто сам не хочет учиться.

Разговор пошел совершенно не по тому пути, который предполагал Зарек. Однако неожиданно для себя он проникся странной симпатией к этому немолодому ками. Все-таки он скучал по хорошей дискуссии.

- Возможно, человечество просто уперлось в стену, — после некоторых раздумий сказал Зарек. - Ведь не зря же значимые открытия называют прорывами. Они, по сути, пробивают стену нашего собственного представления о мире, открывая мир новый и неизведанный. Но чем больше мы узнаем, тем эта стена становится крепче. По крайней мере, в нашем восприятии. Даже в школе детей учат базовым понятиям о нашем мире, но не учат ставить эти понятия под сомнения. А потом эти люди вместо удара молотом пытаются расковырять маленькую дырочку.

- То есть ученые полагают, что все важные открытия уже были сделаны раньше? – уточнил Хиро. – И что теперь придется довольствоваться малым?

- Мне кажется, что большинство действительно так и думает, — признался Зарек.

- Но вы, как я понимаю, не из таких? - на лице обер-лейтенанта мелькнула улыбка. В лаборатории на мгновение воцарилась тишина, нарушаемая только тихим гулом вентиляции.

- Иначе мы бы сейчас не разговаривали, — усмехнулся в ответ Зарек. – Проект «Мост» - работа всей моей жизни. И если сегодня все пройдет по плану, то мы сможем пробить окно в дивный неизведанный мир.

- Звучит многообещающе, так и в чем заключается моя задача?

Зарек вскочил с кресла, поднял проекционный экран и, достав маркер из кармана халата, быстро набросал пару дверей, который соединялись посредством множества квадратиков.

- Итак, по сути, проект «Мост» - это просто телепорт, — начал он. - И хоть идея не нова, но воплотить ее оказалось гораздо сложнее, чем казалось писателям древности.

- Почему?

- Дело в том, что телепорт не занимается передвижением тела в пространстве, несмотря на то, что со стороны кажется именно так, — Зарек указал маркером на одну из дверей. – На самом же деле когда мы помещаем тело в отправную камеру и запускаем телепорт, то мы буквально уничтожаем его, расщепляем на элементарные частицы.

Обер-лейтенант вопросительно поднял бровь.

- Но перед этим конфигурационная матрица запоминает, как частицы были расположены в первой камере, чтобы затем по этим данным восстановить тело. Затем это все передается в камеру прибытия. Там хранится множество таких же элементарных частиц, как и те, что составляют тело. Следовательно, если соединить их по данным из матрицы, то в теории должно получиться тело идентичное оригинальному.

- А на практике что-то может пойти не так?

- Сложно сказать, — почесал затылок Зарек. – Эксперименты с неодушевленными предметами и животными прошли успешно. Но человеческий мозг – это совершенно другой уровень.

- В каком плане?

- Мы до сих пор довольно смутно представляем его строение, и потому восстанавливать его по матрице - все равно, что пытаться собрать компьютер по фото из системного блока. Кроме того матрица никак не реагирует на электрические импульсы. А, следовательно, нет гарантии, что после телепортации синапсы будут функционировать как раньше. Потому следующие полгода местные врачи будут пристально наблюдать за тобой. Очень важно найти хоть малейшие изменения сознания, если таковые будут. Однако какая будет процедура – я не знаю.

- То есть, я правильно понимаю, что сейчас моя задача: просто зайти в одну капсулу и выйти с другой? - уточнил Хиро.

- Да, приблизи… - сигнал интеркома прервал ответ. 13:45. - …тельно.

Пояснений не требовалось: час пробил.

***

Осознать себя оказалось довольно непросто.

Последним, что я помнил, было лицо Ральфа Зарека. Он лично проверял каждое крепление. Было заметно, как подрагивали его руки, несмотря на все попытки сохранять спокойствие.

- Надеюсь продолжить нашу беседу после испытания, — тихо сказал он. “Полагаю, после этого опыта продолжение будет крайне занимательным” - подумалось мне в ответ.

Затем я почувствовал, как невыносимая вспышка выжигала каждую клеточку тела. Я хотел закричать, но звук утонул в пучине беспамятства.

Осознать себя оказалось довольно непросто. Я ощущал свое тело как единое целое, однако понять, где находятся руки или ноги оказалось непростой задачей. Словно теперь мой организм был эфемерной бесформенной массой, которую сдерживали лишь стенки камеры. Не было ни глаз, ни ушей, однако каким-то невообразимым образом все же удавалось воспринимать потоки информации, которые циркулировали вокруг. Тем не менее стоило титанических усилий, дабы их обуздать и сложить хотя бы подобие целостной картины.

Я отчетливо ощущал напряжение, которое царило по ту сторону камеры. И это было вполне реальное чувство, хоть и не похожее на все то, что я испытывал раньше. Больше всего это походило на полтора десятка струн, которые сливались в единую какофонию цветов, вкусов, запахов и сотен других чувств, которым еще не придумали названий.

Однако чем больше я вслушивался в эту непередаваемую мелодию, тем больше она ускользала от меня, расплываясь, словно не застывшие краски, на которые плеснули воды. В этих пятнах я пытался уловить еще хоть что-то, хоть какую-то подсказку о происходящем, но лишь глубже погружался в странную меланхоличную фантасмагорию.

Информация продолжала бушующими волнами биться о скалу моего сознания. Однако теперь каждый ее удар утаскивал за собой в бездну небытия несколько камешков. Мыслить становилось все тяжелее.

Но внезапно струны вокруг изменили свое звучание. Теперь они звучали триумфально, сливаясь в один оглушительный рев. Но теперь слышался новый смутно знакомый голос.

Где-то на задворках сознания мелькнуло непонимание. Почему все радуются, если я еще здесь? Стремительно убывающих сил хватило лишь для того, чтобы услышать единственную фразу.

- Да, полагаю, после этого опыта продолжение нашей беседы будет крайне занимательным, — сказал обер-лейтенант Кацураги.

Отчаянье накрыло меня, утаскивая за собой в пучину небытия единственного человека, знающего, что из камеры прибытия вышел не Хиро Кацураги.

Конкурс завершен:
Да
+5
00:01
384
06:24 (отредактировано)
+1
Рассказ написан хорошо. Несколько описок не в счет.
Половину его занимает тягучий диалог-пояснялка, который можно было сделать вдвое короче и интересней.
массивные столы из неопознанного матового металла.

Где, в лаборатории? Если это юмор такой, нужно его по-другому обозначать.
Однако жаловаться Зареку все равно не было на что:

Тяжелое, неудобно составленное предложение.

А теперь попробуем найти логику.
В лаборатории двое: Зарек и Кацураги. Последний — подопытный кролик. Происходит эксперимент. Далее — рассказ от первого лица.
Последним, что я помнил, было лицо Ральфа Зарека.

Вывод — речь Кацураги.
Затем описание ощущений. Потом герой слышит:
— Да, полагаю, после этого опыта продолжение нашей беседы будет крайне занимательным, — сказал обер-лейтенант Кацураги.

И наконец вслед за этим:
Отчаянье накрыло меня, утаскивая за собой в пучину небытия единственного человека, знающего, что из камеры прибытия вышел не Хиро Кацураги.

Вопрос: а кто вышел из камеры? Пушкин?
1.Если автор решил поменять сознания двух героев местами, зачем тогда нужна первая фраза?
Если появился некто третий, то кто или что это?
2. В лаборатории двое. О других участниках автор не сообщил. С кем разговаривал в конце рассказа Кацураги?
В рассказе не прорисованы должным образом детали действия. Можно, конечно, догадываться, что такие эксперименты не происходят без участия лаборантов и так далее. Но здесь — зашел подопытный, присел за стол, началась доверительная беседа-пояснялка и тут бац! Сразу же эксперимент случился.
Поэтому все выглядит нелогичным до крайности. А концовка вообще непонятна.
Как случилось и что произошло в итоге? Автор перемудрил и даже додумать не дал.
В связи с этим рассказ, написанный грамотно, слаб логически.
10:06
+1
По-моему, никто сознания героев местами не менял. Сознание Кацураги просто оказалось вне тела. А камера прибытия создала сознание-двойника, судя по названию.
Но финал все равно довольно туманен, тут согласна.
10:16
+2
Да. Мы с вами видим ситуацию по-разному, потому что додумываем по-своему. И это ошибка автора. Ведь мы не телепаты и не знаем, что он имел в виду.
10:22
+2
Судя по пояснялкн, изначальный человек в первой камере убивается, а во второй воссоздаётся. Тут по ощущениям или первого недоубили или он из загробного мира уже на всё смотрит. Или у него случилось раздвоение личности. Непонятно.
Я поняла так, что человек не убивается, а «разбирается» на атомы, или что там, а в соседней камере «собирается» обратно.
Да, согласна с предыдущими комментариями, концовка не понятная.
15:22
+1
Мне осталось непонятно, почему у героя с дальневосточным именем военное звание, использующееся в армиях немецкоязычных государств.
15:26
Потому что это фантастика! laugh
23:15
Огромное полотно пояснений и вводных для оправдания уже существующей идеи телепортации. Если не изменяет память, для отдельных атомов уже применялась. Так что века прошли для человечества слегка бездарно, если пришлось изобретать велосипед заново.
Зато сколько словес по поводу технического застоя. Так он и в нашей истории из века в век происходит.
23:49
Идея рассказа имхо самая научнофантастическая в группе. С 60-х годов прошлого века есть (не проверяемая) теория, что при телепортации может получиться дополнительное сознание на квантовом уровне. С этой точки зрения та развалина, которая ведёт повествование в конце — такой артефакт. Не берусь судить, что там хотел сказать автор. Может, он придумал доппельгангера из параллельной реальности. Но он этого не прописал. Спасибо автору, что не добавил сюда фэнтези.
В общем ГОЛОС сюда.
07:04 (отредактировано)
Написано тяжеловато и начало немного затянуто. Описание лаборатории, конечно, оживляет характер Зарека, но мне показалось, что его можно как минимум сократить.
Я финал поняла довольно однозначно. К слову, напомнило фильм «Престиж» и немного повеяло жутью от ощущений героя.
Вопрос. Профессор упоминает, что эксперименты на неодушевленных предметах прошли успешно, а вот с людьми есть вопросы. А как насчёт животных?
В целом же образ пробивания стены стагнации мне понравился.
07:08
Эксперименты с неодушевленными предметами и животными прошли успешно
07:13
Спасибо, значит это я невнимательная.
10:50
Ох, сложновато всё это… текст, чтение текста. Бубум, бахбах, вот так примерно. И вроде переживания Радека какие-то есть, но вот не отличить их друг от друга. Только вот эпонистостость и славянистость имён и помогает.
15:05
+1
Я думала, я — болтушка, не заткнуть. А нет!
ОЧень много разговоров. Я понимаю, для чего, но скуШно. Будто кто-то куда-то уже переместился и лишь бледные тени людей, загруженные в матрицу, бледно пытаются общаться.
Зато потом с этими капсулами- бац! и ПОЛУЧИЛОСЬ!!! правда, не то, что требовалось, но КТО-ТО же вышел из капсулы перемещения. Значит, это просто ДРУГОЙ результат, что для научного мира тоже важно.
В общем. Интересно. Но [для меня] нудновато. Зато можно использовать как старт для бОльшей истории))))
16:23
+3
Будучи на родной Равнице главой научно-исследовательской лаборатории, он уже привык с утра и до вечера находиться в водовороте событий.
Как человек, работающий в научно-исследовательской лаборатории, заявляю ответственно: научно-исследовательская лаборатория и водоворот событий — это концепции, находящиеся на противоположных концах вселенной. Тут мертвецки скучно. На Равнице тоже, да.
По внутренним часам же доктора Зарека ожидание длилось примерно восемнадцать лет.
Честно признаться, так себе гипербола. Либо уж пишите абстрактные классические «сто лет», либо, если хотите сыграть на точности, доведите до абсурда и напишите «тридцать две минуты и сорок восемь секунд». То такой абсурд должен работать на образ героя, иначе не катит.

Проблема текста в его структуре. На длиннющую пояснялку вам уже указали. Слишком длинно, причём её необходимость вообще не очевидна. А финальный твист занимает по факту одну строчку. да она следует из объяснялки, но как-то резко всё обрывается. А весь интерес рассказа только и исключительно в ней. Выходит, что вы зацепили читателя и тут же рассказ закончили. Это не круто.
20:43
Я понимаю, этот рассказ вдохновлен передачей о телерепортере. Основная мысль, что человек не телепортируется. Он погибает, уничтожается. То, что (кто) удачно телепортируется — другой человек. Это потрясающая идея, и меня она тоже захватывала даже в пересказе. Но она не авторская. А в авторском варианте мы получаем перекос композиции рассказа. Большая часть которого посвящена раскрытию образа ученого. Но… идея то про Хиро и неХиро. А куча знаков ушла на раскрытие образа Зарека, который оказался статистом. И еще какие-то персы мелькали. Так лучше не делать.
20:57
Всего-то исчезающий шкаф. laughА сколько слов-то… Всё уже придумано до нас! crazy
Извините, автор, не удержался. Вы молодец. ok
22:58 (отредактировано)
Как же скучно написано…
И дело не в бесконечных диалогах, не в ненужных описаниях (про лабораторию вообще ни к чему), а в том, что текст неяркий, душный, тусклый. Более-менее грамотно, стилистически без явных ошибок, то есть вроде бы качественно, но, увы, невыразительно.
Возможно, это на любителя, но точно знаю, что любые описания можно сделать увлекательными, любые диалоги — живыми. Здесь и герои, опять же вроде, хорошо раскрыты, и индивидуальность в них есть, а неинтересно.
Ну и идея. Пусть не нова, но покажите мне хоть одну новую. Это не страшно. Плохо то, что сама идея, само действие, уместились в пару последних абзацев, при этом самое главное — эффект двойника — показано очень расплывчато. Да, читатель не дурак, но почему автор уверен, что кто-то захочет разгадывать ребусы? Зачем всю игру сыпать шестёрками, а главный козырь так и оставить в рукаве?
Хотелось бы узнать, для чего понадобилась вот этот семнадцатиминутный инструктаж для подопытного Хеиро, если от него ничего не требовалось и ничего на зависело. Даже невероятные напряжения всех его мышц и воли, даже уникальная работа мысли, если она была.
А, для того чтобы поплакаться в тену и узнать что проект мост это прорыв, первый за пять веков. Ну-Ну, возможно. А что, собственно, он дает? Продвинуться в расстояниях все равно не получится. Ведь мост. Нужно, как минимум, две опоры, две смонтированных камеры. То есть возможна быстрая переброска между уже заселенными мирами, как я понял. Ну да ладно, сами разберутся. Или нет? Кто там вселился в Хиро? Чужой?
В итоге, стену пробили, сделав еще один выход/вход в уже имеющуюся квартиру. Кстати, неплохой мог быть бизнес-проект с мгновенной доставкой какой-нибудь телепортопиццы.
21:54
Эх, тоска. Столько много слов и так мало смысла. Спасибо автору за попытку.
21:58
Начали за одно, закончили совершенно за другое. Какова цель диалога? Познакомить читателя с подопытным? Это имело бы смысл, если бы нам продемонстрировали его двойника в схожей ситуации, чтобы показать, что они отличаются. Но сейчас это выглядит как растянутая экспозиция для большего по объёму произведения и всё. С таким же успехом можно было оставить упоминание, что персонажи перебросились парой фраз до эксперимента и разошлись — ничего бы не изменилось.
Заключение: из этого рассказа не вынести какой-то конкретной идеи, потому что здесь нет их четкого завершенного представления.
Загрузка...
Светлана Ледовская