Юлия Владимировна №2

Эксперимент

Эксперимент
Работа №1 Тема дуэли: "Против времени"
Текст:

— Вы помните, как появились плазменные пушки?

— Да… Это было очень давно.

— Тогда тоже говорили «мы только увеличим мощность электромагнитного ускорителя».

— К чему вы это, Евгений Эрнестович?

— А к тому, Викентий, что вы сейчас заявили «мы только вдвое ускорим время и посмотрим, на сколько сожмётся пространство».

— Я всего лишь предложил эксперимент.

— Вот именно! Результаты эксперимента могут быть непредсказуемыми! А вы! Вы даже не удосужились произвести новые расчёты. И вдобавок – перепутали направление!

— То есть?

— А то и есть! Пространство расширится, если ускорить время.

— Мне кажется, наоборот, Евгений Эрнестович.

— Да, да, вам именно «кажется». Объясняю «на пальцах». Предположим, что нам удалось сжать пространство. Тогда мы перемещаемся на большее расстояние за меньшее время, по вашей же, Викентий, гипотезе.

— Ну да, всё верно.

— Значит мы тратим меньше времени, то есть замедляем его. Логично? Следовательно верно и обратное – замедляя время, мы сожмём пространство.

— Да, действительно. Вы как всегда правы, Евгений Эрнестович.

— Ох, Викентий. Наше руководство ценит вас за результаты вашей, с позволения сказать, научной работы. Некоторые сотрудники даже называют вас гением. Но я-то видел лично, как вы, поскользнувшись на ингредиентах своего бутерброда, повисли на дублирующем поляризаторе и, случайно включив его, умудрились придать потокам хрононов встречные направления.
Сделать такое целенаправленно не рискнул бы никто. Так вы создали хрональное поле. Но уже именно я сделал его переменным.

— Давайте начинать?

— Куда вы так торопитесь? Ваш настрой мне кажется уж слишком легкомысленным. Вы понимаете, что ещё никто и никогда не менял скорость времени?

— Вот именно!

— А вы помните, какая цель нашей работы?

— Сделать открытие.

— Ну, конечно,— профессор саркастически усмехнулся. — Немедленно спускайтесь на землю. Наша цель – наработать теоретическую базу для дальнейших изысканий и научного обоснования возможности появления такого эффекта, как телепортировка.

С едва уловимой улыбкой Викентий задумчиво смотрел на профессора, явно не слыша эмоциональных реплик своего старшего коллеги, и вдруг спросил:

— А если попробовать остановить время?

Возникла молчаливая пауза. Приподняв брови и смотря поверх очков, профессор испепелял взглядом коллегу до тех пор, пока тот не начал переминаться с ноги на ногу, ощутив некую неловкость, и лишь потом выдавил из себя:

— Зачем?

— Как «зачем»? Это же новое слово в науке, новые возможности. Если удастся остановить время, то теоретически, можно и в прошлое отправиться.

— Ха! Путешествия во времени невозможны, оставьте ваши нелепые фантазии. А вот шуточки с остановкой времени до добра не доведут. Представьте, что вам удалось его остановить. Что дальше? Если нет времени – нет последовательности событий. И как вы выйдете из этого состояния? А как поведёт себя пространство без времени, я даже предполагать не возьмусь. Так что давайте придерживаться нашего плана, утверждённого нашим же руководством,— подытожил профессор, с некоторым сомнением поглядывая на коллегу, и добавил уже не так уверенно,— ведь мы всё сделаем по плану?

— Да, конечно… Мы ещё так мало знаем.

Всё было готово к эксперименту. Викентий включил оборудование, с мерным гулом заработали прямые и обратные поляризаторы, заполняя хрональным полем помещение лаборатории.

— Начинаю убавлять потоки хрононов прямых поляризаторов,— сообщил профессор.— Наша задача подробно описать все результаты… Уменьшил на десять процентов.

— Никаких изменений… Вы и обратные прибавляйте тоже.

— Да. Прибавляю обратные. Тоже на десять процентов.

— Ну, это мало, давайте сразу на пятьдесят.

— Экий вы быстрый... А впрочем давайте. Убавляю прямые до пятидесяти процентов.

— О! Меня как будто качнуло.

— Я тоже почувствовал.

— Обратные тоже давайте.

— Увеличиваю обратные до пятидесяти.

И тут экспериментаторы увидели, как стены и потолок стали зыбкими, пошли волнами и начали отодвигаться в стороны и вверх.

— Пространство расширяется! — закричал Викентий.

— Вы неисправимы,— со вздохом изрёк профессор. — Когда же вы научитесь видеть явления глазами стороннего наблюдателя? Пространство сжимается, как мы и прогнозировали. То есть внутри лаборатории количество пространства увеличивается, поэтому нам и кажется, что стены с потолком уехали.

— Будем продолжать?

— Конечно. Ещё раз уменьшаю вдвое. И столько же добавляю на обратные.

При этом стены с потолком отдалились настолько, что стали не видны. После ещё одного изменения силы потоков появилось небо с облаками.

— Это как-то странно. Евгений Эрнестович, не пора ли заканчивать?

— Эх вы! А ещё хотели время останавливать. Сделаем ещё пару шагов. А вы записывайте, записывайте.

Но более никаких видимых изменений не наблюдалось. Тогда профессор стал возвращать потоки к исходным параметрам, и вскоре эксперимент был завершён, лаборатория приняла свой обычный вид.

— Что ж, свою работу мы сделали, поздравляю вас, коллега, завтра сдадим отчёты, а сейчас по домам,— с этими словами он открыл дверь и застыл на пороге, и лишь после длительной паузы смог наконец выговорить,— друг мой, взгляните-ка на это.

«Вот уж никогда он меня так не называл». Викентий подошёл и, посмотрев через профессорское плечо, замер в изумлении…

— Мы телепортировались?

— Перестаньте фантазировать.

— Но мы же в пустыне.

Учёные вышли из лаборатории, которая снаружи выглядела, как заброшенная железобетонная постройка под открытым небом. Вокруг до самого горизонта простиралась равнина, местами холмистая.

— Это скорее степь, вон травка кое-где и какая-то растительность низкорослая.

— Я и говорю, мы переместились в эту степь – телепортировались.

— Хотел бы и я так думать, но боюсь, что всё гораздо хуже… Там за дверью бутыль с водой, новая, вчера привезли, литров двадцать. Это хорошо, от жажды мы не умрём… пока.

— Что вы меня пугаете, Евгений Эрнестович? Да, наш эксперимент привёл к незапланированному результату, но это же грандиозное открытие – нам удалось куда-то переместиться. Сейчас я возьму телефон и позвоню.

— Да, конечно,— профессор безнадёжно опустил руки и тяжко вздохнул. Тоскливо улыбаясь он смотрел на молодого учёного, суетливо бегающего туда–сюда с телефоном в руках.

— Простите меня, Викентий, я постоянно вас критиковал и был слишком придирчив. Наверно я ощущал себя в роли отца, с точки зрения психологии.

— Тут связи нет, телефон не работает.

— Да, конечно… Конечно мы переместились, но вряд ли в пространстве.

— Уж не хотите ли вы сказать, что мы переместились во времени?

— Ну, мы же замедляли его. Возможно мы до такой степени замедлили время внутри лаборатории, что за её стенами успели промчаться века… а может тысячелетия.

— Но путешествия во времени невозможны! Вы же сами утверждали.

Печальным взглядом профессор посмотрел, словно сочувствуя, на коллегу:

— Это не путешествие – пути обратно нет. Время движется только в одном направлении – только вперёд.

Как бы пытаясь заново осознать всё происшедшее, Викентий ещё раз взглянул на телефон, сунул его в карман, затем вопросительно уставился на своего старшего коллегу и, ничего не сказав, сел на землю, покрытую подсохшей травой.

Профессор присел рядом. Было вполне тепло, безветренно и очень тихо. Послышался гул оборудования, Викентий резко обернулся.

— Наверно резервный генератор включился, ведь здесь нет электричества,— заметил профессор,— здесь вообще ничего нет... А вы сегодня как обычно, с бутербродами?

— Да. Мама каждое утро кладёт мне в карман пиджака свёрток и говорит: «Мой вклад в науку, доппаёк, грызите не только гранит».

— Хорошая у вас мама. Вы ведь не женились? А что так?

— Не встретил… Да и как-то всё не до того было. Наверно надо где-то бывать, общаться, знакомиться.

— А у меня внуки…

— Викентий Эдуардович, это вы? — раздался окрик позади.

Коллеги вздрогнули от неожиданности и обернулись на голос. У входа в лабораторию стоял человек лет пятидесяти, в костюме и с небольшой бородой.

Они вскочили и со всех ног бросились к нему.

— Георгий Николаевич! — первым заговорил профессор,— не сразу узнал вас с этой бородкой.

— Наконец-то мы вас нашли,— радостно воскликнул вновь прибывший, заключая в объятия экспериментаторов.

— А давайте сразу уточним, где же вы нас всё-таки нашли,— вставил Викентий,— а то мы так до конца и не поняли, куда нас занесло.

— Занесло вас далеко, о-о-очень далеко, очень–очень далеко вперёд, в будущее.

— Ну, я же говорил,— нервно засмеялся профессор, никак не желая отпускать руку гостя после рукопожатия.— Скажите вот что, дорогой мой, вы же не явились сюда, не имея способа вернуться обратно?

— Ну что вы, конечно нет. Всё готово для вашего возвращения.

— Ай, как хорошо! Ах, вы дорогой мой! Дайте я вас расцелую.

— Ну, полно, Евгений Эрнестович. Вы с Викентием Эдуардовичем – светила современной науки, всемирно известные учёные. Ваши открытия дали толчок для дальнейших исследований. Ваше возвращение произведёт настоящий фурор. Для меня это величайшая честь.

— Ну, вы расписали. Ещё вчера мы были никому неизвестны, почти никому…— профессор задумался,— сколько прошло времени, сколько мы отсутствуем?

Ненадолго задумавшись, Георгий Николаевич ответил после паузы:

— Не слишком много… но и не мало… двенадцать лет.

— Ох ничего себе,— вскрикнул профессор.

А Викентий присвистнул, после чего спросил:

— А в какое время вы нас отправите?

— Вы забыли, путешествия во времени невозможны,— напомнил профессор.

— Вы совершенно правы. Перемещаться во времени вперёд мы способны только вашим методом. А вот для возвращения пришлось кое-что изобрести,— они зашли в лабораторию.— Вот она – капсула времени, или точка отсчёта. Её предлагают назвать вашими именами.

Капсула находилась в дальнем углу и представляла из себя сгусток энергии, полей, силовых линий, эдакий светящийся клубок, переливающийся всевозможными цветами. Размер её был внушительным, более двух метров.

— Ого. И как это работает? — поинтересовался Викентий.

— Если вкратце, внутри капсулы время остановлено.

— Ага! Всё-таки его можно останавливать.

— И когда мы войдём в капсулу, мы окажемся в том моменте времени и в той точке пространства, где было остановлено время этой капсулы. То есть сейчас внутри этой капсулы то время и то пространство. Это как переход.

— Очень любопытно,— протянул профессор,— а это не опасно?

— Конечно всё было проверено, сначала на мышках–крысках…

— Потом на лаборантах? — подшутил Викентий.

— Кхм… на добровольцах.

— Стало быть, мы вернёмся через двенадцать лет после сегодняшнего эксперимента,— задумчиво проговорил профессор.— Моей внучке было десять. Викентий, помните мою Настю?

— Как не помнить? Только вчера она угощала меня печеньками. Весёлая, озорная. Очаровательный ребёнок.

— Она выросла в очаровательную девушку,— вмешался Георгий Николаевич.— И ещё могу сказать, что Анастасия – преданнейший почитатель вашего таланта, Викентий Эдуардович, и ваша последовательница. Редкое сочетание красоты и ума. Она руководит нашей лабораторией, той самой, откуда я сейчас отправился за вами. Евгений Эрнестович, у вас достойная наследница.

— Как интересно завершается наш эксперимент, коллега Викентий,— профессор улыбаясь похлопал напарника по плечу и одобрительно подмигнул.

— Не то слово. Как в сказке! Во мне сейчас нарастает ощущение чуда...
Давайте уже отправляться. Хочется сказать что-нибудь поэтично–романтичное.
Река времени вынесет меня на незнакомый чудесный берег, где я найду своё счастье.

Конкурс завершен:
Да
+3
00:00
818
00:31
Должен признать, тема миссии к этому распологает. Написать про типа ученых и хтоническую ересь в виде фантдопа. Можно много обсуждать обоснование местного «путешествия» и вопрошать что творится с массами ученых во время замедления. Но мне другое интересно. Викентий с товарищем создали локальный пузырь замедления. Земля движется вокруг Солнца, Солнце в галактике и т.д. Почему ученые в космос открытый вышли, где решение этого парадокса?
А уж оформление рассказа в виде сплошых диалогов… в данном случае — утомляет.
04:31
+1
Хороший грамотный абсурд.
Интересно.
Как в любом абсурде, здесь есть доля юмора. Поэтому не нужно пытаться докопаться до истины.
Я поржал и получил удовольствие от рассказа. А он ещё и без ошибок вроде.
Прямо Кин-дза-дза какое-то. Бред, конечно, но почитать можно smileАвтору плюс.
11:24
Я понял, как такой стёб. Немного он утомительный, но в целом смешноватый и даже по конец немного интересный. Хотя Викентий с Эдуардовичем немного путались. (Данелия, кстати Георгий Николаевич
20:14 (отредактировано)
Я сначала зависла на формуле. Время, значит, ускориться в два раза, а пространство сожмется на сколько-то? Это что ж за зависимость такая?
Читаю дальше. Стало понятней, чудаковатый исследователь вообще зависимости не исследовал, он бутерброды кушал. Хорошо, что у него есть старший товарищ.
Споткнулась на слове «хрональный». Честно скажу, «временной» звучало бы лучше.
«Какая цель» мне не нравится не только из-за моего плохого воспитания, я понимаю, все двусмысленности рождаются в нашем сознании, а не в сознании автора. Просто, насколько я ощущаю, правильнее сказать — какова цель.
И что, и все? Я только к интриге приготовилась, думаю, неспроста этот засланец его Эдуардовичем, что-то здесь подозрительное, заманивают их в капсулу и в психушку. Или в другую вселённую. Или на край времени. А там приключения. А тут… Нет, я разочарована. И запятые не везде стоят. Скорее с двух сторон надо выделить, ох ничего себе запятой отделить, ещё в одном месте вводное слово только с одной стороны, мне уже искать лень. И «размер капсулы более двух метров» мне не нравится. Если она шар, у неё диаметр, если нет — она в высоту более двух метров, или просто вместительная. Что это у неё за «размер» такой.
22:20
Ох и придира же вы, однако.
21:09 (отредактировано)
+3
Капсула находилась в дальнем углу и представляла из себя сгусток энергии,

Представляла собой.

Как-то все гладенько. Слетали-вернулись. И все.
Купил мужик шапку, а она ему впору.
10:30
Видимо, правда — стёб или абсурд. Хотя, если уж совсем по-честному, не похоже ни на то, ни на другое. Для стёба не хватает стёба, для абсуда — да, вы поняли правильно — не хватает абсурда. В итоге серьёзный научфант не вышел, но до другого жанрового полюса не дотянуто совсем. Рассказ находится в полупозиции и потому никого не цепляет. Результат — затянуто, скучно, интрига в наличии чисто формально.
22:05 (отредактировано)
А почему свадьбы в конце не было? Внучку ведь почти пристроили!
Если серьёзно, то никакого конфликта и развития в истории нет. Есть что-то вроде идеи, скудное описание эксперимента, в котором внезапно появилось «небо» Это вообще зачем?, педантичный наставник и неаккуратный ученик. Юмор где-то потерялся по дороге от начала к завершению.
Заключение: скучно.
Загрузка...
Аня Долгова