Валентина Савенко
Надежда Майская

Надежда Майская 7 месяцев назад

+3
Репутация
84
Рейтинг
наоборот, спасибо, теперь уж править не буду, как есть
благодарю вас roseбуду размышлять, самой кое-где казалось притянуто
благодарю вас smile, да, 7 предложений, спутала, исправлю
скорее всего
«Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»
(Этот эпиграф к книге А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» всегда меня интриговал и немного пугал, пока я не «увидела» это чудовище вот таким)
– Прячьтесь, сейчас чихнет!
Все, сопровождающие Юдо разумные, немедленно кидались на землю, затыкали уши и с интересом смотрели на усилия Арктура развернуть монстра в сторону врага.
Юдо приподнимался на передних лапах, запрокидывал назад, насколько мог, свою безобразно толстую шею, при этом рот этого пугала открывался сам собой, ноздри, каждая с пещеру, со свистом втягивали воздух, кожаный кончик носа стремительно двигался вправо-влево, будто норовил сорваться с морды, а глаза прикрывались веками, как оконными ставнями, он невольно приседал на оставшиеся четыре ноги, хвост его замирал параллельно земле и это ожидание чиха длилось бесконечно долго, веки вечные.
Сам чих сначала не было слышно, только воздух перед Юдо слегка белел, шквалом уносился вдаль, сметая все на своем пути, повергая в прах препятствия, оставляя просеку, а затем раздавался звук, похожий на расколовшийся гигантскийо орех, к счастью, этот треск затихал быстро.
Однако все разумные продолжали лежать, команды «подъем» от Арктура не поступало.
Юдо поднимался на свои шесть ног встряхивался будто пес, выскочивший из воды, из-под всех его бронированных чешуек вылетала пыльца, рассеивалась в воздухе и медленно, словно танцуя, опускалась наземь.
Звучала команда, разумные вскакивали, подставляли руки, собирали пыльцу в горсти, старательно размазывали ее на себе, а своим собратьям на спины, пока это волшебство осыпалось, укрывая белым чудом землю, помогая в борьбе с ворогом, дополнительно укрепляя броню дружине.
Наши космические дали

– Если не прекратит верещать, придавлю, выключи её как-нибудь, – жалобно-просяще простонал правитель, едва сдерживая раздражение.
Ларионова что-то резко прощелкала гриуперке-парламентерке на их языке, та, защелкала в ответ, подпрыгнула и скачками умчалась прочь, а Днепров в очередной раз восхитился помощницей, та знала фантасмагорический язык жителей этого мира и как-то понимала, кто перед ней находится, он, она или оно.
Служение Отечеству на планете Гриупер почти закончилось, вахта генерал-губернатора подходила к концу, осталось туземцев привести в чувство да передать пост преемнику и отправиться домой, но пока, к сожалению, результат был плохоньким, переговоры ничего не дали.
«Этот мир – для нас» лезли в глаза плакаты, а гриуперяне с вытянутыми унылыми лицами или мордами? верещали на площадях о свободе, независимости, по крайне мере помощница так поясняла, а Днепров ей доверял.
Этих таракашек спасли от истребления, вывезли с гибнущего астероида, выделили им планету, обустроили, обучили, они теперь могут сами себя кормить и обеспечивать, живи да радуйся, так нет, миром им править захотелось, ничтожным насекомым.
– Ладно, пора применить последний довод королей, показать, чей этот мир, – приняв решение, Днепров отошел от окна, не без умысла, нажал кнопку громкой связи и приказал, – выпустить бомаги.
Его слова немедленно разнеслись по всей планете, переведенные на гриуперянский язык, протестуны взвизгнули и, не разбирая дороги, кинулись врассыпную, а из гаражей медленно выкатывались асфальтоукладчики.
А что там у наших забытых незабвенных?

– Мавка, Волкодлак, ступайте в храм, оставайтесь там, пока не вызову.
Мягкая неумолимость прозвучала в её распоряжении.
В подобныемгновения вечности ее взрослые дети – сын, славящийся ослиной уступчивостью, проводящий большую часть времени за изучением искусственного интеллекта в отдельно взятом сегменте мира компьютерных игр, и дочь, праздная работяшка, корпевшая над изобретением ледяного огня или огненного льда, что скорее получится, послушно вытягивались в струнку, подобострастно ели мать глазами, затаив дыхание следили за движением ее бровей, губ, за взмахом рук или поворотом головы.
Благодушный гнев Берегини был опасен, им понадобилось какое-то время, чтобы осознать, что не стоит перечить богине, если они хотят сохранить свою нынешнюю жизнь, свои блага, да и сам этот мир, хотя считалось, что их матушка относиться к добрым божествам.
Когда-то давно они были счастливы, веселы, к ним приходили друзья, тогда их папка Упырь, ныне живой мертвец, жил в семье, и, кстати, лишь он мог умиротворить Берегиню, но в те незапамятные времена не было этих бассейнов, лифтов, тачек, смартфонов, доставки еды на дом и даже абсолютно непонятного вируса, поэтому каждый был занят своим делом, положенным ему от рождения.
– А вы, матушка, – получилось хором, они переглянулись и Мавка, после незаметного кивка Волкодлака, продолжила, – справитесь ли одна, почто нас гоните?
– Не доросли вы для присутствия в высоком собрании, боги совет будут держать, ослабли мы, потому что у людей веры в нас не осталось, надо думать, как вернуть ушедшее близкое, говорят, будет присутствовать какой-то пиарщик, посмотрим, что за гусь, ну и под сурдинку хочу ритуал провести, вашему батюшке пора на покой, нагулялся, попил чужой кровушки, почти всех соседей извел, если нынче не успокоится, Личем станет, тогда справиться с ним сложно будет.
— Был бы Зевес таким грозным, если б не сын их увечный, тот, что кует Богу молнии, прячет отца под Эгидой, чтоб уберечь старика? — злобно шептала Эриния завистью, желчью полна.
— И Колесницу сражений в битве с Титаномахией выковал он для родителя, скипетр вручил, и обиды, видимо, все позабыл, — вторит Мегере Тисифона, местью сверкают глаза.
— Понял, простил и работает, бедный увечный хромой, грех отпустившей предателям, выковав трон золотой, мать наказал он премиленько, — третья Алекто Эриния план предлагает простой.
Страсти кипят на Олимпе, к ним равнодушен Гефест, лишь за измены жену хочется скинуть с небес.
— Стой, Тисифона, убийства тут не случилось, лишь блуд, да и Мегере завистнице нечего делать тут. Я предлагаю, подсказку стоит шепнуть кузницу, сделает — вечная слава, вечная месть отцу.

— Приветствую, сестры Эринии, вы, как всегда, хороши, злобны, коварны и мстительны, дали совет от души, и за подсказку удачную я вам подарки раздам, лишь Прометею другу Божий огонь передам.
Добрый день. Тему дайте пожалуйста.
Спасибо за разбор. Грешу многословием.
Кроме слов ..." Московский Кремль. Зал заседаний Сенатского дворца"… ничего не заинтересовало.
Трудно произносимое имя какого-то царя, трудно укладывающаяся в голове сценка заседания, трудно увязываемая следующая сценка с предыдущей и совершенно неясны мысли некоего канализатора об Алеане-Навне. Словом, пришлось продираться через нагромождение чего-то.
«О чём дева плачет, о чём слёзы льёт?» О том, как людей поработили? И кто? Насекомые? То есть изначально идёт посыл, что мы стали рабами? Грустно, грустно, грустно.
А я на первых порах приготовилась повеселиться, вот сейчас, думаю, зайдёт В Екатерининский зал (это наверняка он?), уборщица со шваброй, ну или с пылесосом, проворчит, что вот опять из подвалов мокрицы повылазили, видно сырость от дождей развелась, да и смахнёт их в ведро. А тут прям борьба, практически революция, пафос, можно сказать. Н-да.
Понравилось, поставила плюс. В стихах не сильна, подумалось, если в строчке И всё исчезнет написать все исчезает, может не собьётся ритм? Извините, наверо зря влезла.
Хорошее начало. Первое предложение читала с надеждой на продолжение текста в стиле В.В. Маяковского, но ударилась ..." об голые стены"… и сразу интерес пошёл на ноль. Автор либо слишком ленив, чтобы грамотно писать, либо слишком высокомерен, мол «пипл схавает», а мог бы ...«ноктюрн сыграть
на флейте водосточных труб»…
И вот теперь я, как та обезьяна, мечусь между плюсом и минусом. Поставила бы несколько плюсов, но за державу обидно, такой великий наш язык и так бездарно коверкать. Думаю.
11:02 (отредактировано)
+3
Наверно талантливо, наверно атмосферно, наверное ныне такая литература, но я сломалась на первых же словах: ...«голова нехотя перекидывается на правый бок»… попыталась представить это действо, захохотала. Если читать с точки зрения стёба, ещё сойдёт, но грамотно излагать свои мысли всё же надо учиться. А этот перл: ...«остатки блесток в глазах»… словно читаешь перевод с неизвестного языка на русский. Спасибо, автор, похохотала от души. Минус
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4
Показаны 1-15 из 57
Анна Сафина

Достойные внимания