Алексей Ханыкин

Вера, надежда, любовь

18+
Вера, надежда, любовь
Работа №1. Тема дуэли: Свободная
  • Опубликовано на Дзен
Текст:

Где она? Ася остановилась на многолюдной платформе, тщетно пытаясь понять, что происходит. Люди безразлично сновали вокруг, не обращая на неё ни малейшего внимания. Она обыскала глазами толпу и вдруг увидела Алёшу: тёмно-русые волосы трепал ветер, карие глаза улыбались. Он призывно махал ей рукой. Она побежала к нему, прильнула к груди и громко заплакала, не стыдясь своих слёз.

— Ты всё-таки приехал, успел, — повторяла она сквозь рыдания.
— Конечно, я здесь, с тобой, всё будет хорошо, — он успокаивающе гладил её по волосам, по спине, и Ася, как всегда, верила ему. — Ты выздоровеешь, я обещаю.
— Я больна? — удивилась Ася.
— Только чуть-чуть, скоро ты проснёшься, и я буду с тобой.
Всё поплыло, вокзал начал растворяться, и её накрыла темнота.
Когда Ася очнулась, Алёша сидел на стуле рядом с кроватью и держал её руку в своих. Не тот, молодой и счастливый, что во сне. Зато реальный и такой любимый. Щёки впали, подбородок покрыла щетина, глаза, окружённые тонкими линиями морщин, покраснели от бессонницы. «Сколько же я была в отключке?» — с удивлением подумала Ася.

— Алёш, тебе нужно поспать. И покушать. И побриться. Со мной ничего больше не случится, — она с трудом попыталась улыбнуться. — Как Илюша?

— Слава Богу, ты в сознании! Задала же ты нам страху! Теперь пойдешь на поправку, — его ответная улыбка была напряжённой и измученной. Асе стало больно за него, за себя, за них. — Илюша с твоей мамой, это он нашёл тебя. Молодец, хоть и очень испугался, но не растерялся и вызвал скорую. Я бы в шесть лет так не смог. Войди он в спальню чуть позже… Врачи не помогли бы.

— Бедный, он видел меня такой… Алёш, я тебе не успела тогда сказать… А теперь уже, наверно, поздно…

Он напрягся, отвёл глаза, но ничего не ответил. Она сама знала всё. Или почти всё.

— Сколько я здесь?

— Два дня. Твоя мама позвонила, и я вылетел первым же рейсом, — любимый потёр переносицу таким знакомым усталым жестом.

— Иди домой, я не собираюсь умирать, — Ася опять закрыла глаза и почувствовала, что он отпустил её руку.

Она больше не спала, просто лежала и думала, как быть дальше. Выкидыш. Какое безличное, жестокое слово. Как будто это так просто — был внутри ребёнок, начало новой жизни, продолжение их с Алёшей любви — и нет больше. Она, её тело, отторгло их дочь, выкинуло её, ненужный сгусток крови и материи. Как же она может смотреть ему в глаза? Он ведь даже не знал, что она беременна. Ася хотела обрадовать мужа при встрече. А получилось, что он узнал вот так — по телефону, от её мамы, и вряд ли она стеснялась в выражениях.

Зять был виноват всегда и во всём. Ася практически слышала недовольный, режущий, как ножом, голос матери: «Алексей, Ася в больнице, она истекает кровью и зовёт вас. Я надеюсь, вы соблаговолите приехать, хотя бы ради вашего сына? Он и так видел мать при смерти! Я не могу заменить ему родителей!». Ася поморщилась. Он, конечно, бросил всё и приехал. Ей так хорошо, когда он рядом, но ведь он нужен там. Господи, почему им так сложно!

Ничто не предвещало беды. Беременность проходила без проблем. Да, мутило, но не больше, чем с Илюшей. Во время последнего визита врач не заметила ничего из ряда вон выходящего. Ася пыталась вспомнить события того вечера, но они расплывались, будто её мозг отказывался заглядывать в бездну. Ей точно стало плохо посреди ночи, но она решила подождать и не вызывать скорую. Чтобы не пугать сына? Знала бы она! Кошмар! Илюша нашёл её без сознания и в крови! Смог позвонить о помощи, как она его учила, спасая её жизнь.

Голова болела, таблетки не помогали. Ненужные, бесполезные вопросы давили на душу. Почему? За что? Она ведь так хотела этого ребёнка! Ася никак не могла стряхнуть липкое чувство вины.

Домой её выписали через несколько дней. Врач наказал покой, отдых и сон, но ведь работа никогда не останавливается — ей привозили на дом то, что нельзя было послать электронной почтой. Ася сидела на диване, накрывшись бабушкиной серой пушистой шалью и поджав под себя ноги, и перелистывала страницы, делая быстрые короткие пометки. Сначала на бумаге, потом уже в компьютере. Так удобнее. Почему-то напечатанные слова воспринимались по-другому, чем на экране, были более осязаемы. В них легче было найти ошибки, перелистнуть назад, вперёд, проверить. Погружение в работу помогало — она отстранялась от своих забот, чувствовала себя нужной. Всё остальное — даже встать и налить себе чашку кофе — требовало невероятных усилий воли.

Говорить с Алёшей о том, что произошло, она не могла и не хотела. Он ни о чём не спрашивал, просто делал то, на что у неё не было сил: занимался с Илюшей, отводил его в школу, забирал, возил на плавание и теннис; готовил сыну завтрак; после ужина читал на ночь книжку. Мальчик смотрел теперь на маму с боязнью и сомнением. Его обычные доверчивые открытость и беззаботность сменились настороженностью. Он даже несколько раз просыпался от кошмаров и бежал в спальню к родителям. Наконец Алёша разрешил сыну спать с ночником.

— Я хочу, чтобы ты уехал обратно, — твёрдо сказала Ася мужу через неделю. — Там ты нужнее.

— Я не хочу оставлять вас одних. Ты ещё не восстановилась. Я читал, что может быть вторичное кровотечение.

— Не бойся, всё, что могло, уже вытекло, я буду в порядке. А твой отец тяжело переносит химию. Нельзя доверять всё сиделкам.

Внутри Ася знала, что, как бы он ни был ей нужен, присутствие Алёши рядом, его забота и внимание, не давали ей подняться на ноги. Ей необходимо было войти в ритм быта, вновь обрасти тысячами связей, которые, как нейроны, подсоединяют нас к жизни: поездка в метро, капучино и шоколадное пирожное в кафе, обыденная беготня офиса, болтовня с коллегами и совещания с клиентами. Только в одиночестве она могла справиться.

Кроме того, тревога в его глазах вызывала острое чувство вины и ещё что-то, чего она не могла понять. Присутствие самого дорогого и любимого человека тяготило. Он обнимал её за плечи — она выворачивалась, избегала его поцелуев, даже в щёку. Ася сама себе была противна, но между ними будто возникла прозрачная непроницаемая стена.

— Хорошо, — неожиданно быстро согласился Алёша. — Я уеду, но если ты почувствуешь себя хуже, или не будешь справляться с Илюшей, то немедленно скажи мне. Я сразу вернусь.

Последовавшие дни тянулись особенно медленно. Ася пыталась разобраться в себе, но никак не могла стряхнуть предчувствие беды. В утро перед вылетом Алёша поехал провожать сына в школу. Мальчику тяжело давалась предстоявшая разлука. Звонок забытого мужем на тумбочке телефона разбудил Асю. Она переползла через его сторону кровати и глянула на экран — номер был незнакомый, инициалы — ЛБ — тоже.

— Тебе звонили, ЛБ, — заметила она, когда Алёша вернулся. Закутавшись в ставший за последние дни просторным халат, она готовила им завтрак.

— Мне нужно перезвонить, — он вышел из кухни.

«Почему он не может говорить здесь? Кто ему звонил? Или звонила?», — внезапно ей стало плохо, она покачнулась, и едва успела сесть на стул, чтобы не упасть.

Воспоминания о том страшном вечере нахлынули потоком, будто в её памяти прорвало дамбу.

Она, как всегда, уложила Илюшу спать и заварила фруктовый чай. Под сердцем тянуло, непонятные тревоги, которые она списывала на беременность, не давали покоя. Ася позвонила Алёше — он должен был быть у отца, а ей так нужна была поддержка. Только бы услышать его голос, который всегда успокаивал её, заворачивал в тёплый плед любви и счастья. Но не в этот раз. Ответил очень молодой женский голос.

— Кто вы? Где Алексей? — удивлённо и раздражённо спросила Ася.

— Я — Лена. Он в душе, — нагло ответила девушка. — И вообще, он вас больше не любит, только жалеет, потому что вы — старая. Он теперь со мной, мы будем вместе, чтобы вы не сделали.

Ася сидела в своём уютном обустроенном доме, который внезапно стал холодным и пустым, пытаясь побороть нахлынувшие тошноту и слабость. Они с Алешей любят друг друга, это не правда! За всё время вместе, она никогда в этом не сомневалась. Но в последний год Алёша практически переехал обратно в родной город, ухаживая за больным отцом, и они виделись невыносимо редко. Неужели он встретил другую? Что же делать? Голова кружилась и, позабыв о чае, Ася добрела до спальни и мешком повалилась на постель. «Нет, этого не может быть, — убеждала она себя. — Алёша всё объяснит, эта проклятая девчонка наврала!».

Она проснулась ночью от острой боли, простыня была мокрая, кровь на пальцах даже не удивила. Ася понимала, что нужно было вызвать скорую. Но её охватила страшная усталость и подавляющее здравый смысл безразличие. Их с Алёшей ребёнка больше не было, их любви не было, и она не хотела жить без него, не хотела той боли, которую принесло ей его предательство. Она потеряла сознание в блаженном избавлении.

— Асенька, девочка моя, что с тобой?

Ася вынырнула из воспоминаний, но кухня всё ещё слегка кружилась вокруг неё.

Алёша стоял перед ней на коленях и пытался посмотреть в лицо. Искренний и нежный, как будто ничего не изменилось.

— Что она сказала?

— Кто?

— Эта твоя Лена? Ты ведь с ней разговаривал? Если ты не хочешь быть со мной, скажи мне. Я смогу вынести любую правду, только не эту ложь.

— Ася, что ты себе накрутила?

— Не ври мне и не притворяйся. Я говорила с ней, она такая молодая! Ты любишь её?

Недоумение в его глазах было искренним. Неужели она такая дура?

— Алёша, я позвонила тебе, и ответила Лена. Она сказала мне, что ты в душе, и что вы вместе.

— Когда это было? Лена — папина сиделка, у меня с ней ничего нет, я не понимаю!

— В ночь, когда я… Когда мне стало плохо. У неё был твой телефон, она сказала мне ужасные вещи!

Наконец он сообразил, о чём она, но не смутился, не отвёл взгляда, полного возмущения.

— Господи, что за ненормальная! Мне нужно было уйти в магазин, я забыл телефон у отца. Я не знаю, что она вообразила, я никогда ей ничего не говорил и не подавал никакого повода… Неужели из-за этой падлы ты тогда расстроилась? Ребёнок? Я мог потерять тебя!
Алексей схватился за голову в немой тоске, и Ася не могла не верить ему. Она сползла со стула и опустилась на коленях рядом.

— Я люблю тебя, — прошептала она, будто в первый раз. — Пожалуйста, только не мучь себя. Я виновата, я должна была поговорить с тобой, но мне было так плохо, так одиноко!

Некоторое время они сидели на полу молча, прижавшись, согревая друг друга. Звонок в дверь вывел их из транса.

— Это машина, но я никуда не поеду, останусь здесь, с тобой.

— Ты нужен там, я справлюсь, теперь всё позади, и я буду ждать тебя.

— Обещаю, у нас с тобой будут ещё дети, обязательно. Только держись и жди меня, только верь.

— Не надо о будущем, Алёш, — прошептала Ася, сама удивляясь своему отрешённому спокойствию. — Будущее не любит, когда о нём говорят. Тебе нужно ехать, тебя там ждут.

Он поцеловал её, как когда-то на вокзале, с трудом разорвал объятия. Потом слегка улыбнулся и потрепал по щеке.

— Моя хорошая девочка, я буду скучать по тебе! Береги себя!

Машина давно уехала в аэропорт, а Ася всё ещё сидела на кухне перед остывшей чашкой кофе. Начинался новый день. Нужно было продолжать жить.

— Вера в любовь даёт надежду, — еле-слышно, только для себя, озвучила Ася. — Триединство: вера, надежда, любовь. 
Другие работы:
+7
13:01
906
16:26
+3
Не знаю, кто написал, но очень-очень мелодраматично.
07:48
+3
Перечитала, присоединяюсь к тем, кто предполагает, что автор — Лил. Дело даже не в сюжете, а в языке: очень много «слов с первой полки», благодаря чему текст, с одной стороны, читается гладко, с другой — скучновато. Но, кмк, ЦА таких историй мало обращает внимания на язык.
23:21
Благодарю! (Наверное).
23:33
+1
Я написала об особенностях стиля без упрёка, давно об этом думала. Вы можете писать более фактурно (? не уверена, что это верное слово), получилось же в «Не стой на ветру» (читала конкурсную версию, она очень хороша). Короче, это не слабость, это зона роста!)
23:44
Спасибо! roseБудем рости (не обещаю, что вверх).
18:00 (отредактировано)
+3
Написано хорошо, хотя есть ощущение перекрутки по драме. И есть предположение по авторству, даже у меня. Хороший повод себя проверить. Но пока промолчу.
Так, я немного подумал и, наверное, решусь. Так как это мой первый опыт угадывания, то промазать не страшно. С вероятностью в 95% вангую, что этот текст написала Лил.
Обоснование? Драматизм, наличие сомнений в верности, неприятие мужа матерью, романтизм и последняя фраза про триединство)
23:23
Большое спасибо! roseПоследнюю фразу мне подарили)))
19:05 (отредактировано)
+2
Мда… Что ж я такое прочитала. Вбрасывание шаблонов, языковых, ситуационных, ни одного живого персонажа, ни одной живой ситуации, попытка эксплуатации читательских эмоций и та провальная. Мыло. Сериальное мыло. Побег от реальной жизни в имитацию драмы.
Но, думаю, и у этого есть ЦА. Не удивлюсь победе.
20:04 (отредактировано)
+2
Неужели из-за этой падлы ты тогда расстроилась?

Покоробило слово «падла» — как бы Алексей ни был расстроен, выражения в отношении женщин нужно выбирать, да и текст это слово здорово уродует.

Хорошее начало — примерно до того момента, когда становится понятно, что весь — сыр-бор из-за выкидыша, а дальше становится немного скучновато — ну, тема уж больно специфически женская.
А написано имхо хорошо.:)

Очень понравился вот этот фрагмент:
Ей необходимо было войти в ритм быта, вновь обрасти тысячами связей, которые, как нейроны, подсоединяют нас к жизни: поездка в метро, капучино и шоколадное пирожное в кафе, обыденная беготня офиса, болтовня с коллегами и совещания с клиентами. Только в одиночестве она могла справиться.


Картинка к рассказу — вообще отпадная:)
23:26
+1
Спасибо! roseНе соглашусь, что тама выкидыша — исключительно женская. Кажется, Цукерберг обсуждал и даже плакал.
20:49
+2
Слишком много драмы на мой вкус тоже. А последняя фраза вообще зашкаливает своей неестественностью и, честно, ненужностью. Зачем это тут? Конечно муж ей изменяет, что бы он ни говорил. И надо просто привыкать к новой реальности. И не быть дурой.
23:02
Вы очень категоричны. Я вот ему поверила. Он любит жену.
03:37 (отредактировано)
+1
Тогда ответ его должен показать, что он полностью шокирован, это раз, что он немедленно рассчитает эту идиотку, которая вместо того, чтобы сидеть с отцом, занимается чёрт знает чем. Первая реакция на такой финт — это шок и гнев. Если вы узнаете, что ваш коллега по работе распускает слухи о вас, что у вас шуры-муры, первая реакция это шок и гнев (если конечно между вами на самом деле ничего не было и вы не давали ни малейшего повода). Так что если нет такой реакции, то любая другая показывает, что что-то там сильно не так. Кроме того, если дама заявляет такое (а ничего не было), то она психически больная, и оставлять на её попечении умирающего — это безответственно.

И вообще странно — если сын приехал сидеть с отцом, то зачем ещё сиделка? Если сиделка есть, то сыну там часто бывать и не обязательно, значит и муж мог быть больше дома. У меня знакомая нанимала сиделку в Москве, зарабатывая деньги в штатах. Странно всё это. Или автор не сумел донести реальную ситуацию
23:28
У него и были шок и гнев! И он вернётся и выгонит её. Но нужно же замену найти. Насчёт сиделок — по собственному опыту знаю, как сложно следить за уходом издалека. Даже при 24 часовой помощи.
21:18 (отредактировано)
+2
Ну, это мыльная опера. Кажется, именно так Лил называет свою прозу.
А… И плед любви же ещё.
23:28 (отредактировано)
Спасибо! roseКуда же без пледа…
02:07 (отредактировано)
+3
Очень стандартно во всём.
Мылодрама, сплошь состоящая из штампов. Но хуже, что язык тоже сплошь состоит из штампов. Получилось вымученно.
Вымученные описания, вымученные, неестественные, пластмассовые сравнения, такие же герои, приторные наигранные страдания. Герои переигрывают.
Некоторые фразы неправильно составлены. Например, «позвонил о помощи».
тёмно-русые волосы трепал ветер, карие глаза улыбались
вот так вот — очень плохо. Неуклюжая попытка скрестить ежа с ужом действие с описанием, при этом ни то ни другое здесь нафиг не нужно. Но в целом текст вполне грамотный. Только ску-ушный. И драма такая драма.
На Дзене должно понравиться.
10:00
+4
Птичка вдруг поняла, что давно не писала длинных комментариев, но у автора есть ца и собственный стиль и собственный взгляд

Спотыкаться на первом абзаце — моё любимое.
Где она? Ася остановилась на многолюдной платформе, тщетно пытаясь понять, что происходит. Люди безразлично сновали вокруг, не обращая на неё ни малейшего внимания. Она обыскала глазами толпу и вдруг увидела Алёшу: тёмно-русые волосы трепал ветер, карие глаза улыбались.
Где она? — А вот она!!! — примерно так выглядит этот абзац. Кто «она», кто её ищет, почему… всё неважно, всё это — лишняя трата знаков. У нас рубрика блиц-вопросов. Иначе я не вижу смысла в первом предложении.
Когда Ася очнулась... кхъ, а когда она впала в забытье? ну да ладно, главное, что я поняла: вопрос «Где она?» вполне могла задавать Ася, но тогда он звучал бы «Где я?»
— Алёш, тебе нужно поспать. И покушать. И побриться. Со мной ничего больше не случится, — она с трудом попыталась улыбнуться. — Как Илюша?! тяжелобольная просыпается, улыбается с трудом, но выдаёт кучу вопросов о любимом и чувствует себя очень даже неплохо, раз на её самочувствии не акцентируется внимание. Автор, вы давно тяжело не болели, хоть алкоголика спросите о его состоянии с похмелья. Умиление и беспокойство о тех кто рядом вообще не самая первая мысль.
Итак. Выкидыш. Вообще очень интересно написано. я сначала не поверила, будто женщина не смогла сама доползти до телефона, потом обозвала её дурой, ибо она до телефона и не пыталась ползти, а потом поняла причину её поведения. Она неврастеничка, выкидыш и апатия — следствия измены мужа.
Так удобнее. Почему-то напечатанные(?) слова воспринимались по-другому, чем на экране, были более осязаемы. вы хотели сказать «написанные ручкой?»
Наконец Алёша разрешил сыну спать с ночником. — до этого запрещал? О_О
— Не бойся, всё, что могло, уже вытекло, я буду в порядке. А твой отец тяжело переносит химию. Нельзя доверять всё сиделкам. посмеялась, спасибо автору за юмор и героиню с неподражаемой логикой.
Всё остальное — даже встать и налить себе чашку кофе — требовало невероятных усилий воли. VS Ей необходимо было войти в ритм быта… поездка в метро, капучино и шоколадное пирожное в кафе, обыденная беготня офиса, болтовня с коллегами и совещания с клиентами. Правильно. Родственники, которые помогают нам в тяжёлых жизненных ситуациях — только баласт, который тянет нас в лень и уныние. Заболела — иди работай, потеряла ребёнка — съешь пироженку с кофе. Только хардкор! Е-е-е-е!!!
Присутствие самого дорогого и любимого человека тяготило. Он обнимал её за плечи — она выворачивалась, избегала его поцелуев, даже в щёку. и тут мы понимаем, что Ася не то чтоб хотела работать и погружаться в быт, но ещё не пережила горе и нуждалась в помощи, если не любимого человека… стоп. всё проще. Ася подозревает мужа в измене и не то чтоб хотела спросить у него правду, но и обнимать его не стремилась.
"— Я — Лена. Он в душе, — нагло ответила девушка. — И вообще, он вас больше не любит, только жалеет, потому что вы — старая. Он теперь со мной, мы будем вместе, чтобы вы не сделали." можно угадать Лил только по одной фразе? Вот эта фраза!
«Они с Алешей любят друг друга, это не правда!» — я понимаю, что стоит запятая, но хотелось бы «это» заменить, например, на «Они с Алешей любят друг друга, всё остальное не правда!» или поменять части предложения местами.

а потом как-то быстро выяснилось, что Лена больная на голову сиделка, которой никто не подавал никакого повода, Лёша — молодец, Ася верит и верой этой сильна — Хеппи Енд!
В итоге ясно, что ничего не ясно, а целая линия, где Лена пытается соблазнить неприступного Алексей осталась за кадром.
Ася — типичный персонаж — ранимая, нежная, доверчивая и горячолюбящая жена, воспитывающая идеального ребёнка, который хоть и мелькал в кадре и даже двигал сюжет, подобно Голиафу, но так ни разу и не вышел на первый план. На первый план не вышла и красноречивая тёща, но у неё будет шанс выгнать Алексея из дома дочери в третьей главе, и помириться с ним в главе эдак десятой.

12:49
Я вас люблю!
можно угадать Лил только по одной фразе? Вот эта фраза!


Но почему?
12:50 (отредактировано)
+4
потому что вдруг из-за угла появляется какая-то сучка и за здрасте, от одной лишь своей дури, рушит идеальную семейную пару. а нам потом двадцать глав читать :)
12:53
23:32
Прочла ваш отзыв с удовольствием! laugh
14:16
+3
Да, пожалуй, Лил. В целом грамотное изложение, тема любвей-измен-верностей. Герои – манекены. Патетика и шаблоны, побеждающие художественность…
23:33
+1
А в остальном вам всё понравилось? laugh
07:20
+1
А осталось ещё что-нибудь остальное, прекрасная маркиза? )
11:34
Зато честно! Спасибо! rose
17:41
+2
Мелодраматично. Эмоционально. Горе и тоска ГГ таковы, что клади на разделочную доску и режь ножом. Удивление Алеши искренне и не предполагает лицемерия. Что ж. Не совсем моё. Но гут.…
23:33
+1
Спасибо! rose
23:06
+1
Все приписывают мне, так что надо бы помолчать.
07:53
+3
Шумно сморкаюсь в батистовую простыню. Очень-очень трогательно и так реалистично…
23:33
+1
Спасибо! roseПодаю вышитый платочек!
09:09
+2
Не, ну платочек, даже вышитый, — это как-то несерьезно, масштаб не тот )) Лучше скатерть. О! Занавеска! Случайно не найдется в загашнике? )))
14:14
Поищу, или одолжу у Ани. laugh
23:24 (отредактировано)
+4
Всё хорошо, но, реально, перебор с хромыми собачками. Я и сам их люблю, но тут и выкидыш, и любовь, и рак, и жестокая свекровь, и разлука, и соперница… jokinglyЗа хеппи-энд спасибо. Ну, я так думаю, что это счастливый конец, хотя кто их знает.
И меня ещё клинила близость имён Алёша и Илюша. Это мои, конечно, тараканы, что я не люблю такие окончания в именах… короче, клинило.
А в целом нормально написано, складно.
23:35
Спасибо! rose
10:48
+3
Вот, пошло-поехало сразу — все эти нелепые слёзы, «трепал ветер», «прильнула к груди»… и читать не хочется.
15:44
+1
Коллеги, у нас прям квест какой-то странный. « Угадай автора « называется. Или это и есть цель в этой дуэли? Может, я не в курсе просто? Тогда, пардон. Про рассказ: понравился. Жизненный, актуальный, написан хорошо.
16:10
+1
Это не цель)))
Это предложение организаторов дуэли читателям поиграть в «угадайку») Забавно же! нет?.. Мне забавно угадать товарища с полпинка)) даже если случайно ткнув пальцем) litclubbs.ru/posts/6512-mysli-pro-ugadaiku-v-srochnoi-dueli.html

В обычных дуэлях гадать на авторство запрещено, даже более того, автор при желании и наличии в копилке несколько дуэльных побед, может так и остаться анонимом.
16:14
+1
Теперь понятно, буду знать. Но, пользуясь случаем, хочу призвать все же к обсуждению произведений. Угадайка перебила по значимости само литературное начало. Больше угадываем, чем обсуждаем произведения. А люди ведь стараются, излагают…
15:57
+2
Вопрос Слоника-ботаника: на портале не принято указывать в иллюстрациях имя художника, хотя бы без названия картины?
Джефф Роуланд (I've missed you. Jeff Rowland)
16:01
+1
Кое-кто указывает…
В иных случаях я читаю как «взято из открытых интернет источников»

А в чём смысл указывать автора картины, если идея картины, история её создания, имя автора… если ничего из этого никак не связано с текстом?
16:05 (отредактировано)
+1
Тоже самое, что цитирование без указания авторства в своем тексте. Ладно, картинки/арты, но известные художники… Фамилию можно указать в уголке иллюстрации.
16:17 (отредактировано)
Тоже самое, что цитирование без указания авторства

Эммм… Ну, как бы… Да smile
Выдавать чужое за своё нельзя и нарушать авторские права нельзя, а вот не указывать автора (хоть цитат, хоть обложек на публикацию) — можно :)
Судья здесь один, собственное разумение автора, использующего материалы со стороны, при создании своих работ

Зы. Не все знают Фому ) я, например, не знаю,
20:20
+2
фама = фамилия, а Фому я тоже не знаю)
14:34
+1
сложно ©
23:36
Ммм… Обычно не указываю.
18:12
+6
С одной стороны, можно отнести к поджанру «мелодрама» ('трагедия для простых душ' по Эрику Бентли) – обычные люди, решают вопросы исключительно собственной жизни. С другой, рассказом назвать не могу.
От комментария художественности воздержусь. Отмечу несколько ошибок.
Как будто это так просто — был внутри ребёнок, начало новой жизни, продолжение их с Алёшей любви — и нет больше. Она, её тело, отторгло их дочь, выкинуло её, ненужный сгусток крови и материи.
— Не бойся, всё, что могло, уже вытекло, я буду в порядке.
Прыжки от пафоса к пошлости не дают возможности увериться в истинности переживаний Аси.
Только бы услышать его голос, который всегда успокаивал её, заворачивал в тёплый плед любви и счастья.
Мысль понятна, но требует перефразирования.
Их с Алёшей ребёнка больше не было
Откуда такая уверенность? Она – гинеколог, или подобное происходило неоднократно?
Алексей схватился за голову в немой тоске, и Ася не могла не верить ему.
Если бы не схватился, поверила? Зачем к финалу экзальтировать Алексея?
Будущее не любит, когда о нём говорят.
С чего вдруг? Главное, сначала верблюда привязать.
Триединство: вера, надежда, любовь.
И их мать София) *простите, вырвалось*… Ну какое триединство, помилуй бог.

23:37
+1
Спасибо за разбор! roseТакая вот героиня — маскирует свои чувства грубостью и пошлостью.
22:01
+2
Для меня это слишком мелодраматично. Я не ЦА таких произведений, но читается легко. По сюжету тоже вопросики, но, опять же, возможно, из-за моего совсем другого подхода. Например, я бы не скрывала о беременности от мужа. А срок там, видимо, был не маленький, раз такие последствия серьезные.
23:38
Спасибо! rose
18:51
+2
Мелодрама в гипере. «Она, её тело, отторгло их дочь, выкинуло её, ненужный сгусток крови и материи. Как же она может смотреть ему в глаза?» Смотреть сгустку в глаза…
На любителя текст.
08:58 (отредактировано)
+5
Автор, а что если так:
Аня приходит в себя, визжа и плюясь, пытается выцарапать Алеше глаза. Алёша в шоке, зовёт психиатров, её связывают и накачивают минимум транквилизаторами. Под седацией она все равно повторяет, что его ненавидит. Алёша с тяжёлым сердцем собирает бумаги, чтоб оформить развод и оставить ребёнка себе. Илюше прямо перед судебным заседанием все-таки дают увидеться с матерью, почти совсем превращенной в овощ. Тут он слышит от матери, что отец предатель и у него теперь будет новая мама Лена. Он пытается сбежать из больницы и вообще из города, сев на ближайший автобус, но его вовремя отлавливают и доставляют в полицейский участок. Там Алёша слышит от Илюши, что он предатель и то самое имя Лены. Ужасная догадка осеняет Алёшу. Он мчит в город к дедушке. Ключ не подходит. Туда не пробраться. Лена оформила дом на себя, взяла опекунство над дедушкой и ещё помахала перед носом Алеши ордером, по которому Алёше нельзя приближаться к дедушке ближе чем на тридцать метров из-за жестокого обращения с пожилыми людьми.
Алёша в отчаянии ищет частного детектива. Вместе с ним они взбираются ночью на дерево под окном дедушкиной спальни. Им удаётся сфотографировать, как Лена привязывает дедушку тугими ремнями к кровати и вкалывает ему что-то. Они вызывают полицию и предъявляют улики.
Оказывается, Лена известная аферистка. Она либо отбирает все у дедушек, либо у их сыновей, а потом закапывает трупы в своём огороде. Там уже восемнадцать могил.
Алёша мчится вызволять Асю из психушки, с ним для убедительности Илюша. Все рыдают. Семья восстановлена. У Алеши и Аси рождается тройня. Лена сидит в тюрьме, но охраняет её дедушка…
А?
13:40
+3
Всех умоете. Тысячи лайков на дзене — ваши. ))
14:13
+2
… и так и определился вектор моего творчества на многие сытые счастливые годы вперед.
Автор! Берите в соавторы!
23:39
+1
Конечно! inlove
14:05
+3
Вот это погружение в текст! Какая уж тут седация jokingly
14:18
+2
Никакой. И это я ещё кофе не пью.
14:17
+5
от эт я понимаю драматургия laugh
14:32
+2
Мать моя… вот вы… всё. ухожу в монастырь. Что теперь делать всем остальным, когда литература и так в надёжных лапках.
23:38
+2
Шикарно! roseНо я слишком добрая.
23:30
+1
— Вера в любовь даёт надежду, — еле-слышно, только для себя, озвучила Ася. — Триединство: вера, надежда, любовь.

Бесспорная истинна, и божественная правда! inlove
23:45
Спасибо! roseВ некоторые вещи можно только верить.
Загрузка...
Анна Неделина №2