Убийство на обочине

18+
Автор:
Александр Михан
Убийство на обочине
Текст:

УБИЙСТВО НА ОБОЧИНЕ

Глава 1

Несколько человек в форме полиции молча расступились и пропустили Вудкарвера. Мужчина средних лет с недовольным лицом прошёл мимо них и, не здороваясь со следователем, присел возле жертвы.

– Сколько времени прошло с момента обнаружения? – Вудкарвер достал из кармана резиновые перчатки и, надувая каждую по очереди, ловко надел на слегка трясущиеся руки.

– Три часа, – следователь Хоз отошёл в сторону и, взяв фонарь у помощника, принялся освещать те места, на которые Вудкарвер указывал рукой.

Хоз уже видел в деле этого странного мужчину (внештатного консультанта) и знал, что, когда тот работает, всё, что требуется от остальных, это тихо стоять в стороне и желательно не задавать глупых (на его взгляд) вопросов.

– Её убил вурдалак…

– Постойте, постойте! Почему вурдалак? Характер повреждения тела говорит, что это был вервольф: и раны от когтей, и след на шее от клыков, да и все следы указывают на него. Жаль, их не перебили в прошлый раз, как того хотел премьер-министр. Сейчас бы мы с вами не сидели в сточной канаве и не смотрели на мёртвую девушку!

– Ни один вервольф никогда не убил человека без какой-либо причины – это, во-первых. Во-вторых, девушка была на свидании. Прическа, макияж, новое платье! Посмотрите, она так волновалась перед встречей, что даже забыла срезать бирку на платье.

Вудкарвер слегка подвернул воротник и потянул за нитку: на свет появилась бирка с ценой, размером и фирменным логотипом салона платьев «Виолетта».

– Так… Ошибочка вышла. Это бедная девушка, – Вудкарвер покачал головой. – Она не могла себе позволить такую роскошную вещь и хотела сдать обратно на следующий день.

– С платьем ладно. Я отправлю своих людей в салон. Но, думаю, это ничего нам не даст. Девушек, берущих напрокат дорогие вещи, чтобы пустить пыль в глаза мужчинам на первом свидании, всегда было в избытке. Меня интересует другое: почему вы решили, что её убил вурдалак? Насколько мне известно, у каждого из них есть лицензия, и просто так лишать жизни девушку никто бы не стал. У нас одних только приговорённых к смертной казни хватит, чтобы несколько раз покрыть все заявки «Конгрегации Избранных» на три года вперёд…

– В теле не осталось ни одной капли крови, – Вудкарвер медленно поднялся, его колени захрустели как старый подшипник без смазки.

Он небрежно бросил перчатки на землю и, не сказав больше ни слова, молча пошёл к своему допотопному автомобилю, который, невзирая на сумасшедшую стоимость бензина у перекупщиков и на огромную пошлину за двигатель внутреннего сгорания, до сих пор был на ходу.

После секундного замешательства следователь Хоз бросился за ним, кинув фонарь в руки помощника.

– Вудкарвер, постойте! Вы, действительно, думаете, что это был вурдалак? Если вы ошиблись, знаете, какой будет скандал? У «Конгрегации» свои люди в правительстве, они меня и весь наш отдел в порошок сотрут! Да они, знаете, что могут…

– «Посылку» мне пусть почтальон принесёт: мои соседи напрягаются, когда ты посылаешь полицейского. Всё, как обычно: только на этот раз – почтальон. И будь осторожен: тот, кто её убил, сделал это намеренно. Это было показательное убийство. Не ритуальное, понятно?

Вудкарвер сел в машину и, опустив стекло, медленно показал пальцем в сторону Хоза: «Почтальон! Не забудь!»

Глава 2

Вудкарвер несколько раз обошёл свой дом, внимательно разглядывая зарешёченные на случай повреждения окна. Не увидев ничего, что могло бы показаться подозрительным, достал связку ключей, больше напоминающих ключи тюремщика, чем ключи от дома пожилого человека.

– Три поворота – вправо, два – влево, контрольный щелчок. Отлично! Теперь вторым ключом всё в точности да наоборот: три – влево и два – вправо!

Несколько шестерёнок внутри двери пришли в зацепление, и механизм, помогающий открыть с виду обычную дверь с помощью пневмоцилиндров, медленно отодвинул бронированное полотно в сторону.

– Первый уровень защиты пройден. Так, ошибочка вышла…

Вудкарвер недовольно посмотрел на незапертую вторую дверь в виде решётки с острыми шипами внутрь.

– Поторопился и забыл. А всё этот Хоз, чтоб его! Шагу ступить без меня не может. Хитрый, стервец: с меня какой спрос – никакой. Консультант, да ещё бесплатный.

Взгляд мужчины упал на пустой медицинский контейнер, стилизованный под почтовую посылку.

– Ну ладно-ладно, не бесплатно. Подумаешь, пару раз его попросил об одолжении. С его связями плазму крови достать – плёвое дело, а мне документы приходилось подделывать, чтобы её добыть. Когда-нибудь обман всё равно вылез бы наружу, а так не подкопаешься. Один звонок, что для нужд лаборатории полиции требуется, и медики сами несут сломя голову.

Вудкарвер зашёл в дом и только при помощи одного тумблера на стене быстро закрыл за собой обе двери.

– Нужно немного времени, чтобы переварить увиденное. Давно такого убийства не было. Эти вурдалаки совсем распоясались – ничего не боятся. А чего им бояться: собственно говоря, свои упыри везде сидят. На моей памяти ещё ни одного не наказали! То ли дело люди: раз-два – и за решёткой. Про вервольфов вообще молчу. Те только своим присутствием в городе уже вне закона. Ох, и много же перебили их за последние годы! А, судя по тому, что я сегодня увидел на месте преступления, хотят полностью истребить всех – до последнего. И ничего этим дуракам из министерства не докажешь. Лучше бы так кровососов давили, а то расплодилось их в последнее время – немерено.

Мужчина включил свет на лестнице, ведущей в подвал, и там громко зазвенели цепи.

– Сынок, ну ты как? – Вудкарвер тяжело вздохнул.

– Терпимо, отец. В прошлый раз было хуже: совсем не мог контролировать своё тело, – ответил Вудкарвер-младший.

– Сейчас, сейчас я принесу лекарство, – поспешил ответить отец. – И да… Хоз должен ещё доставить нам материал, так что до конца года продержимся. А там я, может быть, придумаю что-нибудь ещё…

Голос в подвале слегка зарычал по-звериному, но вскоре вновь заговорил человеческим языком.

– Как прошло? К чему такая спешка была? Я даже не успел тебе напомнить закрыть решётку! Хотя основная дверь и не такое выдерживала…

Но ответа не последовало. Вудварвер-старший, слегка открыв рот, набирал в шприц свою последнюю разработку, при этом бережно постукивал по корпусу стеклянного шприца кончиками трясущихся пальцев, чтобы выгнать пузырьки воздуха.

– Сейчас, мой хороший, сейчас. Я верну тебе человеческий облик… Хотя бы на время.

В подвале опять раздался звериный рык, и Вудкарвер, стараясь ступать по лестнице как можно осторожнее, чтобы не упасть, на вытянутой руке понёс перед собой спасительный укол.

Глава 3

За 20 лет до этих событий.

Вудкарвер поправил очки на переносице и довольно потёр руки: его препарат, который он даже ещё не удосужился назвать, заработал.

За долгие годы путем проб и ошибок он, наконец, добился своего: была выведена нужная формула, и получен первый рабочий экземпляр.

Гремучая смесь из человеческой крови и клеток спинного мозга вервольфа, наконец, дала свои результаты. Теперь эту расу людей (если их так можно назвать) и их обращение в существ, напоминающих внешне волков, возможно, будет более-менее контролировать. Случайных перевоплощений, никак не зависящих от самих вервольфов, станет намного меньше. Можно не бояться появляться в городе и быть схваченными только за то, что твоя врождённая способность быть зверем какой-то период жизни не поддаётся никакому контролю. Его изобретение делало вервольфов если не людьми, то созданиями, теперь внешне никак от них не отличимыми.

– Одна инъекция в месяц, и никто на работе не узнает, что за тайну ты скрываешь. Кто бы мог подумать! Теперь не нужно бояться полнолуния! Да и тесты ДНК нанимателям ничего не покажут. Химический анализ крови только при тщательном изучении даст понять, кто перед тобой находится на самом деле: вервольф или человек. Но эта процедура дорогостоящая, и не каждый владелец предприятия пойдет на такие сумасшедшие траты.

Мужчина быстро собрал всё самое необходимое, что он хотел взять с собой в лес, и, ещё раз бегло осмотрев лабораторию, закрыл дверь на два замка.

Вудкарвер так спешил поделиться своей новостью с другими, что не заметил слежку. Да и как он мог её заметить, если голову наполняли мысли о новом прекрасном будущем многострадального народа.

От дерева векового университетского дуба, растущего прямо возле входа в лабораторию, отделилась фигура в мешковатом плаще. Она проводила взглядом молодого учёного, пока тот не скрылся за воротами университета, и затем быстро проникла в ту самую лабораторию, из которой вышел Вудкарвер.

Спустя некоторое время в здании университета начался пожар, а идущий через лес и ничего не подозревающий научный сотрудник оказался в смертельной опасности, которая приближалась с каждым шагом, отдаляющим его от города.

Глава 4

Вудкарвер очнулся в лесу под дубом от жуткой головной боли, которая пронизывала всё его тело. Он долго соображал, где он, и что с ним случилось, пока, наконец, не повернул голову набок и снова едва не потерял сознание.

– Вот чёрт! Произошла ошибочка! – прохрипел мужчина и тут же схватился двумя руками за затылок.

Небольшая лужица крови на том месте, где его голова касалась земли, привела Вудкарвера ещё в большее замешательство. Мужчина несколько раз аккуратно погладил себя по затылку в поисках источника боли и, нащупав под волосами неглубокую рану, быстро посмотрел на руки. Руки были полностью в крови.

– Ничего не понимаю!

Затем взгляд Вуркарвера с окровавленных рук упал на лежащего рядом с ним незнакомца. Тот неподвижно лежал лицом вниз и не подавал никаких признаков жизни.

– Эй, приятель! С тобой всё в порядке?

Вудкарвер подполз к человеку и попытался перевернуть его на спину. Но, как только это ему удалось, тут же в ужасе отполз обратно.

– Так-так, опять ошибочка вышла…

Незнакомец лежал с обглоданным лицом и разорванным до шейных позвонков горлом. Жуткая белоснежная улыбка мертвеца и выпученные глазные яблоки дополняли и без того ужасное зрелище.

Кроме того, Вудкарверу бросилась в глаза и ещё одна деталь, которая никак не соотносилась с внешним видом незнакомца. Его длинное пальто было полностью покрыто толстым слоем рыжей шерсти, словно он перед смертью дрался с огромным огненным зверем, оставившим на нём свою метку.

– Кто же это тебя так отделал, приятель? – Вудкарвер, всё ещё шатаясь и цепляясь одной рукой за дерево, медленно встал и вновь подошел к мертвецу. – Кто тут у нас? Агент? Да не может быть!

Теперь, когда первый шок от увиденного прошёл, мужчина заметил на руке у трупа отличительный знак агентов секретной службы в виде черепа летучей мыши и двух крыльев.

– Ничего не понимаю! Как он здесь оказался? – Вудкарвер достал из кармана платок и приложил к вновь начавшей кровоточить ране.

Ему впервые довелось увидеть агента так близко. Обычно о спецподразделении можно было прочитать в прессе или узнать из новостей. Вся эта тайная братия строго засекречена, и любое упоминание о их работе строго дозировано. В газете печатали пару строк о предотвращении службой какого-либо теракта или поимке особо опасного преступника, а по телевизору интервью давал странного вида полковник с красным, как солнце на закате, лицом, не имевший к спецподразделению, судя по внешнему виду и распространяемой информации, никакого отношения.

– Постой, постой! А это что у тебя?

В руке у агента был хромированный айсба́йль, похожий внешне на ледобур, но отличающийся от последнего тем, что на его головке вместо лопатки имелся боёк, что позволяло использовать его для забивания крючьев. Таким пользуются альпинисты.

– Получается, ты меня этим… Этой штуковиной хотел убить? Но за что? Я не бандит, не грабитель, не политик, в конце концов! За что ты меня хотел убить?!

Но мертвец ответа не давал, вместо этого в кустах рядом с ними послышался тихий стон.

– А там кто ещё прячется? Что вообще здесь происходит?

Вудкарвер, все ещё с опаской поглядывая то на мертвого агента, то на его блестящий айсбайль, быстро направился в сторону шума, где ему довелось вновь удивиться.

В сухих листьях лежал семилетний мальчик, весь покрытый синяками и ссадинами. Его руки и ноги были перебиты, а лицо, от уха до уха, измазано кровью так, словно его кто-то угостил кровавым арбузом из преисподней. Вудкарвер тут же бросился к ребёнку. Мальчик уже почти не дышал: стеклянные глаза были открыты, а изо рта шла кровь. Вудкарвер покрутил по сторонам головой в поисках ответа, что ему делать дальше, и, вспомнив про свой чемодан, пулей бросился на его поиски.

– Сейчас, малыш, сейчас! Дядя тебе сделает один укол, и ты сможешь продержаться еще какое-то время!

Когда, наконец, искомая вещь была найдена неподалеку от них, сделать укол малышу было уже делом минуты. Вудкарвер, не зная, как ему дальше правильно поступить в создавшейся ситуации, быстро присыпал мёртвого агента листьями, а сам взял малыша на руки и быстрым шагом направился в университет. Там он сможет оказать ребёнку всю дальнейшую необходимую помощь, так как по первому образованию все-таки был хирургом, хотя не проработал по этой специальности ни одного дня. В какой-то момент наука так захватила бывшего доктора, что медицина практически сразу отошла на второй план.

Мужчина очень бережно нёс мальчика через лес, стараясь как можно меньше причинять тому боли резкими движениями. За всей этой спасательной миссией он совершенно не заметил небольшой лисий хвост, который безжизненно болтался у мальчика за спиной, и который с каждым его шагом становился все меньше и меньше в размерах, пока совсем не исчез у ребёнка под красной от крови рубашкой.

Глава 5

Наши дни.

Вудкарвер трясущейся рукой аккуратно положил пустой шприц на стол и посмотрел на огромное существо, привязанное толстыми цепями к бетонной стене. Металлический протез кисти на правой руке этого создания и левая голень из такого же сплава удерживались при помощи электромагнитов в виде огромных клещей.

– Как ты, сынок? Как ты себя чувствуешь? – Вудкарвер просунул сквозь решётку руку и нежно погладил огромную лисью голову с несчастными человеческими глазами.

– Дай мне еще минуту… – ответил Вудкарвер-младший, не поднимая головы.

Двухметровый получеловек-полулис со слегка покрытым рыжей шерстью мускулистым телом начал делать ритмичные вдохи и выдохи, чтобы как можно быстрее успокоить звериный инстинкт хищника. Наконец, отдышавшись и приняв полностью человеческий облик, молодой человек несколько раз кивнул головой отцу, что означало: разум и тело полностью находятся под его контролем.

– Знаешь, сынок, хорошо, что у этой вакцины хотя бы побочного эффекта нет. Пусть она и не так долго действует, как хотелось бы. Ты сразу становишься прежним, без недельного ожидания. Знаешь, про самую первую вакцину теперь и вспоминать боюсь. Я мог тебя запросто угробить там, в лесу. И о чём только думал, старый дурак? Там же доза была, что на целую стаю, а я всё вколол тебе одному с испуга!

– Наверное, поэтому я и выжил. Мы уже несколько раз обсуждали это, отец. Я жив благодаря тебе и твоей разработке. А теперь представь, что её в тот момент у тебя не оказалось бы…

– Да-да… Я понимаю. Но я понимаю и то, что я вот, старый дурак, благодаря только тебе, сынок, до сих пор жив, – Вудкарвер пустил слезу и сразу спохватился. – И откуда столько храбрости в таком возрасте? Семилетний мальчик, а не побоялся вступить в схватку с самим…

На этом слове Вудкарвер запнулся и в отражении видавшего виды зеркала на стене строго погрозил самому себе пальцем.

– Старый олух, сколько можно повторять, пора забыть эту историю раз и навсегда, чтобы где-нибудь не проболтаться! За убитого агента нас вампиры не то, что сожрут, мокрого места не оставят!

Вудкарвер нажал на стене несколько рычагов, и цепи упали сыну прямо под ноги. Затем отец поочередно отключил электромагниты и, не глядя на электрический шкаф, опустил на пол металлическую решётку, которая перекрывала выход из места вынужденного заточения его «мальчика».

Вудкарвер-младший спокойно вышел, покрутил головой и сделал небольшую расслабляющую зарядку для суставов, словно только что у него закончилась силовая тренировка. Мужчина давно уже привык к этой экзекуции и спокойно относился к кандалам, которые периодически появлялись у него на руках и ногах.

– Я рад, что этот уютный уголок выдерживает звериный натиск моего второго «я». Помнишь, что было, когда я год назад вырвался наружу? Как никто не пострадал, до сих пор не понимаю.

– Почему не пострадал? – отец улыбнулся, глядя на сына. – Трёх вурдалаков покалечил возле бара, когда они решили, что ты для них лёгкая добыча. Они так и не поняли, что это было. Хоз так в рапорте и написал: подрались между собой. Хоз, Хоз… Знаешь, он, в принципе, хороший малый, этот Хоз. Думаю, нужно ему помочь и на этот раз. У полиции не хватит ума довести дело до конца. Или, скорее, смелости…

– Всё так плохо? – Вудкарвер-младший присел возле отца и положил на стол левую руку.

– Да, сынок, такую красоту загубили! Думаю, специально сделано, чтобы отловить последних вервольфов и «утилизировать», как теперь принято писать в газетах.

– Дай посмотреть, что ты там видел, – ответил Вудкарвер-младший, и в ответ на это отец положил руку на его открытую ладонь.

В ту же секунду подвал наполнился образами из тонкого, едва уловимого тумана, который, словно в кино, показывал увиденное его отцом на месте преступления. Время в подвале остановилось в ту же секунду.

Вудкарвер-младший покинул свое физическое тело и, немного повисев в воздухе, принялся рассматривать полупрозрачную девушку, возле которой сидел на корточках его отец. Еще мгновение – и девушка стояла живая: ужасная рана на шее исчезла. Ещё чуть-чуть – и Вудкарвер-младший увидит убийцу! За спиной мужчины хрустнула невидимая ветка, и внезапно связь с астральным миром прервалась. Вудкарвер- младший снова оказался за столом с отцом и быстро заморгал, пытаясь понять, что он только что видел.

– Ну что скажешь, сынок? – отец напряжённо ждал ответа сына. – Ты видел его? Убийцу?

– Нет, – с сожалением выдохнул мужчина. – Не успел. Но зато я знаю, что их было двое!

– Кого – их? – Вудкарвер-старший вскочил со стула.

– Тех, кто убил девушку. Один был с ней рядом, а второй… А второй следил за этой парочкой из кустов.

– Что-то здесь не чисто, – Вудкарвер-старший недовольно покачал головой. – Одевайся, нужно ещё раз съездить на место преступления!

– А как же ужин, отец? Ты не ел уже целые сутки!

Тот недовольно сморщил нос: «Ладно, быстро перекусим – и в путь! Чует моё сердце, это не последнее убийство на неделе. Слишком много загадок для, казалось бы, такого заурядного преступления!»

Глава 6

– Да-да, это вроде бы здесь. Ночью с трудом можно узнать место – чуть не проехали мимо. Ты только посмотри, как всё прибрали! Почти никаких следов не осталось, одна помятая трава!

Старший Вудкарвер медленно притормозил возле края дороги и заглушил двигатель. Затем рукой показал сыну на идеально убранную часть кювета, где ещё совсем недавно лежала несчастная девушка.

Отец и сын медленно вышли из автомобиля и тихонько закрыли за собой двери, стараясь не шуметь. Чтобы, как говорил Вудкарвер-младший, случайно не нарушить эфирную целостность места: шум, яркий свет, дождь очень быстро разрушают тени прошлого. Любой локализации – будь то городская площадь или небольшая комнатушка в заброшенной квартире. Парень, помимо врождённой интуиции и сообразительности, свойственной лисам, имел ещё прекрасный слух и хорошую зрительную память. А его природная смекалка в поиске и охоте, которая досталась «по наследству» от предков, всегда вызывала неподдельное восхищение у отца.

– Смотри, отец, цветы! Свежие. Кто-то недавно положил их на место гибели…

Парень в два прыжка оказался возле цветов и, присев на корточки, глубоко вдохнул воздух.

Сразу же из тумана прошлого к этому месту подъехало такси, и из него вышла заплаканная девушка. Она держала в руке цветы. Оглядевшись по сторонам, безнадёжно опустила голову и медленно спустилась в кювет. Фантомная девушка присела рядом с Вудкарвером-младшим и положила цветы на то самое место, где они сейчас и находились. Молодой человек заворожённо смотрел на фантом убитой горем девушки: её движения были настолько грациозны и легки, что он невольно раскрыл рот. И вместо того, чтобы выудить ещё немного информации из запахов, которые она с собой принесла, и своих дальнейших видений, так и остался сидеть неподвижно. Пока прошлое полностью не закрыло перед ним занавес, чтобы больше никогда не повториться.

– Я должен её найти… – прошептал потрясённый Вудкарвер-младший.

– Конечно, сынок, всех найдем! С твоими способностями от нас никто не скроется! А тем более – убийцы: живыми брать не будем! Чтоб их всех!

Мужчины переглянусь, каждый думая о своем, и одновременно сели в автомобиль.

– Давай пока прямо, – прошептал сын. – Следы ведут в город. Думаю, по дороге что-нибудь увижу…

Включенные фары автомобиля на секунду выхватили фантом убитой девушки, оставшейся в кювете возле цветов – его заметил только сын. Освещая дорогу перед автомобилем, лучи от фар казались единственным светом во вселенной, который способен разогнать мрак и помочь найти виновных.

Глава 7

Ретро-машина Вудкарвера-старшего медленно въехала в ту часть города, где обычные жители города очень редко бывали. Сказать по-другому – старались вообще туда не попадать. Им не то, что было запрещено там показываться. Нет, дело обстояло совершенно иначе. Магазины с огромными сверкающими витринами по правую сторону улицы, украшенные тысячами разноцветных огней, с их заоблачными ценами непрозрачно намекали, что всем подряд здесь просто нечего делать – доход не позволит. Да и рестораны по другую сторону, кишащие с утра до вечера разного рода элитой – аристократами, политиками, всевозможными звёздами с многочисленной охраной и упырями всех мастей, отбивали любое желание не то, чтобы сюда зайти, а хотя просто поглазеть на этот разношёрстный контингент.

Но не на этот раз. Вудкарвер-младший слегка опустил стекло дверцы машины и, высунув голову, стал принюхиваться к запахам, которые должны были навести его на след.

– Отец, останови машину! Кажется, здесь!

Автомобиль медленно остановился возле одного из самых старейших баров «Семь грехов». Свет от наружной рекламы зеркально отражался на его полированной поверхности. Двое мужчин, молча посмотрев друг на друга, быстро зашли в помещение.

Время было довольно позднее, но только не для завсегдатаев этого заведения. В углу помещения музыкальный автомат с пластинками негромко проигрывал очередной шлягер прошлых лет, а хозяин бара, с закатанными по локоть рукавами и полотенцем на плече, ловко сновал между столиками, подавая тёмное пиво. За бильярдным столом горстка уже изрядно подвыпивших игроков, постоянно ссорившихся между собой, пыталась играть на деньги в «Снукер». Но едва стоило отцу и сыну зайти в бар, как в музыкальном автомате внезапно перестала играть музыка, шум и разговоры стихли. Все посетители одновременно повернулись к главному входу и удивлённо уставились на странную парочку мужчин, которые, видимо, только по своей несусветной глупости решились сюда заглянуть.

– О! У нас гости! Даже не верится: в кои-то веки две человеческие особи почтили нас своим вниманием! – один из игроков направил кий в сторону отца и сына. – Вы ничего не перепутали, гомосапиенсы? На входе написано «Семь грехов», а не «Семь заповедей!»

В зале раздался смех, но Вудкарвер-младший, не обращая ни на кого внимания, снова вдохнул полной грудью воздух. В ту же секунду из стен и окон в бар проникли бледные тени всех посетителей, когда-либо сюда заходивших, и моментально заполнили собой всё свободное пространство.

Мужчина внимательно разглядывал каждую фигуру, состоящую из тонкой белой пелены, которая казалась ему подозрительной. Пока, наконец, не появился сгорбленный образ старого вурдалака, проплывший мимо него через весь зал и присевший за крайний столик у окна.

– Это здесь, – сын кивнул отцу и показал на пустой столик. – Нужно подождать…

– Так, ошибочка вышла, – Вудкарвер-старший подошёл к указанному столику и пальцем отодвинул стул, рядом с которым спал не подающий признаков жизни пьяница, а затем вопросительно посмотрел на бармена.

Глава 8

Перед самым рассветом, когда автоматические навесы на зданиях и огромные зонты из тёмной брезентовой ткани, расположенные на улице, начали, один за другим , раскрываться как весенние цветы, чтобы спрятать от солнечного света здешних посетителей, в бар «Семь грехов» вошёл старый вурдалак. На нём была видавшая виды куртка, перешитая из некогда парадной полицейской шинели, сапоги разного размера с не совпадающими по высоте голенищами и дырявый войсковой ранец за спиной.

Всё это говорило о том, что в молодости, так или иначе, он был связан с работой в полиции и, судя по одному сохранившемуся офицерскому погону, занимал, вероятнее всего, важную должность.

Это сейчас там служат только люди. Лет тридцать назад вурдалаки тоже входили в состав полиции и воинских подразделений, пока новый закон полностью не освободил их от такой повинности.

Сами же вурдалаки, в отличие от вампиров, часто влачили жалкое существование, хотя и те, и те были кровососами. С той лишь разницей, что вампиры сами же их и создавали – для своих целей и грязной работы, которую им не хотелось выполнять Поэтому и не считали их равными себе.

Если говорить начистоту, то мир упырей, такой простой, на первый взгляд, был очень и очень запутанным. Хотя вурдалаков и было подавляющее большинство, первую скрипку во власти и управлении государством, конечно же, играли вампиры с родословной, которая, по их словам, вела свой отсчёт с самого сотворения мира. А все остальные, будь то животные или вервольфы, которые по классификации вампиров животными и являлись, собственно, сами вурдалаки и люди, стояли на ступеньку ниже этой божественной расы.

Старый вурдалак, насторожённо ко всему принюхиваясь, медленно обошёл всё помещение и, убедившись, что сегодня никто из уже изрядно подвыпивших посетителей не будет задирать его, медленно направился к своему любимому месту – столику возле окна. Каково же было его удивление, когда он обнаружил за ним двоих неизвестных, которые, как ему показалось, были очень рады его появлению.

– Присаживайтесь, в ногах правды нет. Или, как у вас говорят, кольев бояться – лучше из болота не вылезать! Думаю, нам будет, о чем поговорить с вами…

Вудкарвер-старший жестом показал на свободный стул рядом с ним. Но беседа с людьми в утренние планы вурдалака никак не входила, и он попытался ретироваться. Однако стальная рука Вудкарвера-младшего быстро схватила старого вурдалака за горло и слегка придушила. Упырь, сопротивляясь, немного пощелкал клыками, но потом всё-таки сел на стул, понимая, что его усилия сбежать напрасны.

– Тебя пока по-хорошему просят!

– Я ни в чём не виноват… – прошептал вурдалак, схватился руками за горло и в страхе невольно съёжился, крепко-накрепко прижавшись к спинке стула.

– А вот мы сейчас это и узнаем: виновен ты или не виновен! – Вудкарвер- младший наклонился к вурдалаку и сделал глубокий вдох.

В центре бара тут же появилась полупрозрачная фигура этого же упыря, которая вела себя точно так же, как и сейчас – дергалась от любого шороха. Вурдалак в видении шёл вдоль дороги, пока вдали не показался роскошный лимузин. Как только фантомное авто приблизилось к вурдалаку, тот поспешил отпрыгнуть в сторону. Причем вовремя: машина буквально в последний момент изменила траекторию движения и, если бы вурдалак остался стоять на своём месте, наверняка его сбила. Из лимузина выскочил водитель и, быстро обойдя автомобиль, силой вытащил из него девушку. Затем сел за руль и, оставив её одну на дороге, так же быстро уехал.

Вудкарвер-младший встал, чтобы лучше рассмотреть фантомную девушку, но в этот момент вурдалак вскочил со стула и, молниеносно перепрыгнув через барную стойку, скрылся за дверью с надписью «Только для персонала».

Вудкарвер-отец, не ожидая такой прыткости от старого вурдалака, даже слегка пролил себе пиво на грудь.

– Ошибочка вышла! Какой шустрый малый! Нет, ну ты видел?

Но сын ему ничего не ответил: он быстро направился вслед за сбежавшим свидетелем, кивнув напоследок отцу, чтобы тот дожидался его в машине.

– Начинается, – как бы с сожалением вздохнул немолодой мужчина, но, оставив на столе деньги за пиво, поспешил сделать всё, как указал ему сын.

Вудкарвер-старший быстро вышел из бара, подошёл к машине и открыл багажник. Из небольшого чемодана достал серебряную биту, отлитую под заказ много лет назад местным ювелиром, и несколько раз легонько постучал ею по колесу.

– Для него это будет чересчур, – Вудкарвер положил биту обратно в чемодан и достал из него серебряную прищепку, очень похожую на бельевую, с той лишь разницей, что серебряная стоила в тысячу раз дороже обычной. – Вот, ему в самый раз…

В это самое время из-за угла бара показался сын, который подмышкой нёс сбежавшего вурдалака. Вудкарвер-старший сделал несколько шагов навстречу, прицепил прищепку вурдалаку на нос, и тот, потеряв сознание, безжизненно повис на руке у сына.

– В багажник его. Попрыгунчик небольшой, много места не займёт! – отец показал рукой, куда положить «неожиданного гостя», а потом, когда Вудкарвер- младший закрыл багажник, указал и на здание через дорогу, на котором светилась одна единственная вывеска – «Виолетта». – Ну вот, кое-что начинает вырисовываться!

Глава 9

Привязанный к стулу вурдалак сидел в наручниках с серебряной прищепкой на носу: словно провинившийся ребенок, которого наказали за кражу этих самых прищепок, прицепив ему одну из улик для острастки.

– Надеюсь, он не умрет? Не понимаю, почему серебро на них так плохо действует. Металл как металл, но стоит поднести к упырю – и всё… – Вудкарвер-младший смотрел на свой железный стул, приспособленный отцом сдерживать его ярость, а про себя подумал, что именно похожую картинку и видит каждый раз его отец, когда приковывает его к стулу во время приступов.

– Думаю, это ужасно…

– Что ужасно, сынок? Ты про прищепку? – мужчина подошел к вурдалаку и снял с его носа серебряный зажим. – Ничего, сейчас придёт в себя…

– И про прищепку тоже…

Молодой человек присел на корточки возле вурдалака и попытался вновь проделать фокус с запахами и эфирными видениями из прошлого. Но вурдалак внезапно очнулся: он в ужасе застучал зубами и затряс плешивой головой.

– Я ни в чем не виновен! Я делал всё, что мне приказывали! Я исполнял приказ!

– Постой, постой! Ты это о чём сейчас? Какой приказ? Мы ищем убийц девушки, которую вчера обнаружили на обочине дороги. И я точно знаю, что ты там был! Твой запах ни с чем не спутать: тухлятиной за версту несёт. Ты разлагаешься? А как же бессмертие, о котором на каждом углу трещат в новостях? Или укусы вампиров перестали творить чудеса?

– Убийц? – вурдалак резко перестал вопить и удивлённо посмотрел сначала на сына, а потом и на отца. – Почему сразу убийц? Это был один…

Тут кровосос закатил глаза, чтобы подобрать слово, которое должно описать убийцу.

– Это был вервольф? – Вудкарвер-старший подошёл поближе к вурдалаку.

– Да какой ещё вервольф? Нет, конечно! Это… Это существо из…

– Я же говорил Хозу, что не вервольф! Эти недоумки из полиции никогда не могут сложить два плюс два, у них всегда получается то три, то пять! Постой, постой, а кто же тогда убийца? Ты не убивал, хотя там был, вервольфы тоже ни при чём…

Отец и сын переглянулись, и Вудкарвер-младший, приложив указательный палец к губам, чтобы ни вурдалак, ни отец больше не шумели, быстро сделал несколько глубоких вдохов. Всё помещение опять залилось фантомным лунным светом. А вдоль ночной дороги, еле волоча за собой ноги, шёл их знакомый, который сейчас сидел на стуле и с интересом наблюдал, как человек с металлическим протезом на руке внимательно вглядывается в пустоту, рассматривая только ему одному открывающиеся образы недавно исчезнувшего прошлого.

Вудкарвер смотрел на девушку, которая одиноко стояла на дороге и не знала, что ей дальше делать. Она поворачивала голову то в одну, то в другую сторону, пока, наконец, не приняла решение возвращаться назад. Но в этот же самый момент на дороге появился свет от фар знакомого ей автомобиля. Девушка запрыгала от радости и несколько раз хлопнула в ладоши, устремившись к летящей к ней на большой скорости машине. Автомобиль и вправду ехал к ней. Но, как только водительская дверь поравнялась с фигурой девушки, стекло опустилось, и из недр автомобиля быстро выскочила огромная волосатая лапа с острыми, как бритва, когтями. Удар пришёлся по горлу. Девушка сделала несколько шагов назад, её ноги на тонких каблуках подвернулись, и, всё ещё держа руки на шее, она скатилась в кювет.

Убийца с минуту продолжал смотреть, не выходя из автомобиля, на неподвижное тело девушки, и, только полностью убедившись, что она мертва, закрыл окно и быстро скрылся с места преступления.

А еще спустя некоторое время к девушке подбежал знакомый Вудкарверу вурдалак. Он попытался остановить кровотечение. Но как бы он ни старался, у него так ничего и не получилось. Весь измазанный кровью, вурдалак медленно встал и, оглядевшись по сторонам, поспешил как можно быстрее покинуть это место. Выбор у него был невелик: будучи свидетелем преступления, он теперь мог стать либо подозреваемым, либо следующей жертвой убийцы.

Глава 10

Вудкарвер-младший с задумчивым выражением лица под удивлённым взглядом отца снял с вурдалака наручники и отстегнул ремни на стуле.

— Он невиновен, — сухо ответил сын отцу. — Просто оказался не в том месте не в то время.

— Значит, опять ошибочка вышла? Ну-ка, расскажи подробнее, что тебе удалось узнать!

А вурдалак, довольный тем, что его опасения насчёт этих двоих не оправдались, радостно заверещал, цокая языком.

— Её убило нечто… Нечто такое, чего я никогда раньше не встречал. Хотя самого убийцу не было видно — только его огромная лапа с когтями. По размерам она в несколько раз больше лапы самого крупного вервольфа. Да и строение когтей иное — не как у них. Не понимаю, что там за чудовище. Но то, что оно наполовину человек, — это факт. Машиной же кто-то должен управлять после трансформации.

Вудкавер-младший отрешённо присел возле стола, нервно покручивая снятые наручники. Новые сведения, полученные от вурдалака, не дали окончательного ответа на вопрос, кто убийца, а ещё больше запутали расследование.

— Кстати, не хотел вам говорить, но я и раньше видел девушку… Ту, что убили, — вдруг произнёс вурдалак, поглаживая отёкшие после наручников запястья. — И не один раз…

— Ты хочешь сказать, что всё-таки следил за ней? Или знал её? — отец подошёл к упырю и заглянул в его мутные зрачки.

— Знал — это громко сказано. Знал… Так, видел пару раз: она приходила в магазин, что через дорогу. «Виолетта», по-моему.

— Странно, я думал, она из небогатой семьи, — Вудкарвер-старший почесал затылок. — Опять, что ли, ошибочка вышла? В последнее время я что-то часто стал ошибаться!

— Никакой ошибки. Так и есть. Она не из богатых — никогда ничего не покупала. По крайней мере, я не видел её с покупками. Полгода одно и то же платье. И туфли. Правда, на парикмахера она не скупилась: прическа, укладка волос на высоте. Думаю, у неё там подруга работает. Или сестра. Они очень похожи, часто в обед ходили пить кофе вместе…

— Теперь мне понятно, кто ей платье одолжил на вечер, — в этот раз Вудкарвер- отец довольно постучал костяшками пальцев по столу. — Я как в воду глядел! Сразу догадался, что не её вещь! Решено! Нам нужно попасть в «Виолетту» и уже на месте узнать о девушках. Думаю, та молодая особа не откажет нам в помощи найти убийцу её подруги. Слушай, а ты что, действительно, служил раньше? Всё примечаешь, взвешиваешь, делаешь выводы…

— Меня зовут, — начал было вурдалак, но быстро запнулся. — Меня когда-то звали полковник Хонор! И я не просил для себя бессмертия. И то, что со мной сотворили после смерти — не моя вина! И насчёт меня вы тоже правы: я умираю. Умираю уже второй раз за свою никчемную жизнь. Надеюсь, на этот раз — окончательно!

Вурдалак приподнял пальцами верхнюю губу и продемонстрировал отсутствие передних клыков.

— Я служил верой и правдой, а меня за мою же преданность травили ядом, клыки вырвали! Без клыков я обречён на медленную смерть. Они для нас не просто зубы — это наша душа, если можно так сказать…

— Ты хочешь сказать, что тебя свои же приговорили? Невероятно! Если это правда, тогда получается… Получается, что нам всем лгут уже много лет! Стравливая между собой людей, вервольфов и вас, вурдалаков, ради единственной цели — держать всех под присмотром! — Вудкарвер-старший от негодования стукнул кулаком по столу.

— В таком случае добро пожаловать в наш мир, мир справедливости! — молодой человек достал из кармана парочку клыков, похожих на огромные семена подсолнуха, и покрутил ими перед носом изумленного Хонора. — Бери, надеюсь, тебе подойдут!

— Откуда они у тебя?

— Сегодня в баре не все хотели, чтобы я просто так ушёл: пришлось кое-кого наказать, — Вудкарвер-младший откашлялся. Ты не думай, обычно я такими делами не занимаюсь. Но хозяин бара сам предложил сразиться, поспорил даже вот на них… И что мне оставалось делать? Что смотришь? Бери, не бойся! У него новые отрастут, в отличие от тебя. Смертельные инъекции поверженному противнику я не практикую!

Глава 11

Вудкарверы отпустили на все четыре стороны вурдалака (или, как он просил его называть, полковника Хонора), дав ему шанс прожить ещё одну, третью по счету, жизнь. Пускай и упырём, но уже никому ничем не обязанным.

Мужчины вновь сели в машину и теперь отправились в салон платьев, в котором они очень надеялись получить то, что от них постоянно ускользало — ответы на свои главные вопросы: кто убил девушку, и, что не менее важно, по какой причине она была так жестоко лишена жизни?

— Странный он, этот полковник. Сидел целыми днями у окна в баре, и именно в том месте, где хорошо просматривается салон платьев «Виолетта». У меня сложилось впечатление, что он нам что-то недоговаривает, — размышляя вслух, отец несколько раз чуть не сбил пешеходов, которые вели себя, по его словам, как «безмозглые идиоты», желающие поглазеть на его «старушку», и прыгающие едва не под колёса автомобиля

— Дыхание прошлого не показало ничего подозрительного насчёт Хонора. Может, у него просто с головой не всё в порядке? Обычно вурдалаки совсем невменяемые, а это единственный экземпляр, кого можно назвать разумным. Хотя как бы я потом не пожалел о своем решении подарить ему клыки…

— А что клыки? Подумаешь… Как дал, так и обратно заберёшь. Даже, если их снова придется вырывать. В первый раз, что ли? О, чтоб меня! Ошибочка вышла: немного промахнулся! Заболтал ты меня этим упырём, чуть мимо не проехали!

Отец и сын проехали вдоль нескольких магазинов и, выйдя из автомобиля, посмотрели через дорогу на знакомое здание. На баре «Семь грехов» впервые были закрыты решётками окна, а на двери появилась табличка «Закрыто».

Вудкарвер-старший улыбнулся: «Смотри, кажется, бармен слегка приболел?» «Наверное, к стоматологу сегодня собирается?», — ответил сын, и они с отцом одновременно громко засмеялись.

Внезапно дверь салона платьев открылась, и из нее вышел Хоз в сопровождении нескольких полицейских. Следователь сделал вид, что не заметил Вудкарверов, и быстренько сел в служебный автомобиль.

— Смотри, как зрение просело у Хоза! Если какая-нибудь проблема, так сам на поклон приходит, а тут даже носом не повел, что нас видел!

Вудкарвер-старший ударил ногой по переднему колесу полицейской машины, и следователю, хоть и через «не хочу», но пришлось опустить стекло и сквозь зубы процедить: «Вудкарверы? Какими судьбами? Давненько я вас не видел вместе. Как рука, парень? Всё так же ноет перед дождем?»

Мужчина ткнул пальцем в металлический протез Вудкарвера-младшего.

— Ты мне зубы не заговаривай, умник! Что узнал в салоне? Давай выкладывай!

Хоз медленно вышел из машины и, нарочито потягиваясь, промямлил: «Платье, действительно, было куплено здесь. За наличные, между прочим. Это, пожалуй, всё…»

— Ты издеваешься? Это всё? — Вудкарвер-старший заскрипел от негодования зубами.

— Ну как всё? Это просто всё, о чём я могу тебе рассказать: следствие тебе — не каштаны на костре запекать. Остальная информация не подлежит обсуждению. И то, это я по старой дружбе сказал, Вудкарвер.

— Ладно, когда в следующий раз премьер-министр потеряет после вечеринки свой портфель, сам будешь носом землю рыть, понятно? Жаль, я был о тебе лучшего мнения, Хоз! — Вудкарвер махнул рукой сыну, и они, открыв дверь салона, поспешили зайти внутрь.

— Постойте, постойте! А вы что тут забыли? — следователь почесал лоб, глядя на мужчин.

— Соседке платье на день рождения хотим подарить, госпоже Вернон, — ответил Вудкарвер-старший.

— Вернон? Так ей же девяносто пять лет! Какое, к чёрту, платье?! Вудкарвер, я тебя предупреждаю. Если будешь мне мешать… Моему расследованию… Я тебя…

— Шнурок завяжи, а то, не ровен час, споткнёшься и нос расшибёшь! И да… Про почтальона не забудь, за тобой должок!

Вудкарвер громко закрыл за собой дверь, а Хоз, ещё постояв пару секунд, снова сел в автомобиль: «Нужно присмотреть за этими двумя: как бы они нам не испортили обедню. Официальная версия уже озвучена, а остальное не их ума дело!» Сидящие рядом с ним полицейские многозначительно переглянулись и, включив проблесковый маячок, без особого труда выехали на уже изрядно загруженную дорогу.

Глава 12

Первое, что буквально наповал сразило Вудкарвера-младшего, это новые для его обоняния ароматы: ему ещё ни разу не доводилось «пробовать» такие. Что-то невероятно родное, и в то же время — таинственное, витало в воздухе. У молодого человека от его непрерывного «внюхивания» тут же закружилось всё перед глазами, и видения прошлого моментально накрыли его с головой.

Среди сотен фантомов, появившихся из ниоткуда, он остановил своё внимание на самом ярком силуэте: тот был совершенно не таким, как все остальные, и сильно выделялся на их фоне. Это была девушка. Очень красивая девушка с большими голубыми глазами и невероятно роскошными рыжими волосами. Она была одета в старинное платье с богатой золотой отделкой, поверх которого красовалась королевская темно-красная мантия из бархата, украшенная горностаевым мехом. В видении девушка улыбалась Вудкаверу-младшему, словно знала его целую вечность. Она шла навстречу, радостно протянув к нему руки, словно хотела крепко обнять и поцеловать, чтобы больше никогда ни при каких обстоятельствах не расставаться.

— Вам помочь? — позади Вудкарвера-младшего негромко раздался нежный голосок.

Парня слегка качнуло. Тени прошлого вместе с фантомной королевской особой моментально растворились в воздухе, а он, не оглядываясь назад, только и смог из себя выдавить одно-единственное слово: «Привет!»

— Привет? И это всё, чем я могу вам помочь?

Парень повернулся на голос и увидел ту самую девушку из видения, только выглядела она совсем не по-королевски. Густые рыжие волосы были аккуратно собраны и убраны в хвост, который надёжно держала самая обыкновенная резинка. Огромные круглые очки на пол-лица делали взгляд девушки сосредоточенно-серьезным, а голубой кардиган невероятных размеров, один в один повторяющий цвет её глаз, свисал на хрупких девичьих плечах чуть ли не до колен.

— Мы пришли кое-что узнать, — Вудкарвер-старший загородил спиной стушевавшегося сына и слегка откашлялся в кулак. — Вы нам поможете, Джинджер?

— Джинджер? Постойте, а откуда вы знаете мое имя? — девушка от неожиданности сделала несколько шагов назад и поправила съехавшие с переносицы очки. — Я не называла вам…

— Это просто, — Вудкарвер-старший, довольный собой, облегчённо вздохнул. — У вас на руке браслет с женским именем, и прочитать его, даже вверх ногами, не составляет большого труда.

— Действительно, просто…

— Так вот, — продолжил мужчина, — нам известно, что в вашем магазине была совершена покупка…

— Я полиции всё рассказала. А вы, как вижу, далеко не полицейские. И, если ко мне больше нет вопросов, прошу вас немедленно освободить наш салон!

— Джинджер, послушай! Мы, как и ты, очень хотим найти убийцу Миранды! Мы… — теперь уже в разговор отца и девушки вмешался Вудкарвер-младший.

— Миранда, бедная моя Миранда, — от произнесённого вслух имени подруги Джинджер разрыдалась.

Вудкарвер-старший вновь отодвинул в сторону сына и по-отечески обнял плачущую девушку, чтобы хоть как-то успокоить.

— Кому? Кому могла помешать моя Миранда? Она за свою жизнь мухи не обидела, а тут…

Девушка продолжила рыдать, а мужчины, переглянувшись между собой, принялись терпеливо ждать, когда плачущая Джинджер хотя бы немного успокоится.

Глава 13

Пока отец успокаивал Джинджер, Вудкарвер-младший присел на небольшой диванчик возле примерочной кабины и вновь сделал глубокий вдох. На этот раз тени прошлого были к нему благосклонны, и он увидел только то, что пожелал. Вот возле зеркала две девушки весело о чем-то разговаривают. А вот Джинджер вносит в примерочную по очереди все платья, которые, по её мнению, должны подойти подруге. А вот и то самое платье, что было на Миранде в злополучный день. Пока она весело кружит в нём по центру зала салона, Джинджер распределяет оставшиеся платья на вешалке так, чтобы его временное отсутствие не бросалось в глаза хозяйке.

Новый вдох воздуха — и дверь в салон открывает светящийся розовым (цвет влюбленных) молодой человек. Он подпрыгивает на месте от удивления и берёт Миранду под руку. Последнее, что промелькнуло перед глазами Вудкарвера, это лимузин, на котором счастливые молодые люди отъезжают от салона.

— Неужели водитель лимузина и есть убийца? — задумчиво произнёс вслух Вудкарвер-младший. — Не может быть! Он ведь так на неё смотрел! Просто пожирал глазами! Любящий человек не может причинить вреда своему объекту поклонения… И от него совсем не пахло чудовищем…

Внезапно Джинджер успокоилась, услышав размышления мужчины, и, сделав небольшой кивок в знак благодарности отцу, подошла к его сыну.

Все ещё всхлипывая, она прищурила глаза, словно сканировала взглядом мозг Вудкарвера-младшего. После недолгих раздумий, наконец, произнесла: «Во-первых, как вы узнали её имя, имя моей бедной девочки? Ведь второго браслета с именем у меня нет, и просто так его вычислить нет никакой возможности. Во-вторых, как вы узнали про Фреда? Только я одна знаю, что он в тот день первый раз в жизни заезжал за ней в салон. В-третьих, кто вы вообще такие: с легкостью делаете то, что другим не под силу?»

— Я и мой сын, мы оба, так сказать, Вудкарверы. Только я, как вы понимаете, старший, а, он, что само собой разумеется, младший. Я помогаю полиции, причем довольно часто, расследовать самые запутанные дела, на которые у них, как правило, не хватает мозгов. Они, чего греха таить, сами приходят за помощью — я помогаю чисто из научного интереса. А сын помогает мне, как вы уже догадались. У него особый, я бы так сказал, дар: с помощью только одного запаха, оставленного кем-либо, будь то человек, или зверь, или автомобиль, к примеру, он может увидеть прошлое. Недалекое прошлое. Вот, в принципе, и всё, что я могу о нас рассказать. Надеюсь, я в полной мере удовлетворил ваше любопытство?

Девушка внимательно посмотрела на сына, потом на отца и, сложив руки на груди, отошла на несколько шагов в сторону, чтобы эти двое были на одной линии.

— Родственники, говорите? Я вижу, что величина и форма ушной раковины у вас обоих не совпадает. У наследника никогда не бывает больших ушей при малых ушах отца. Практически в девяносто девяти процентах случаев форма ушной раковины сына будет похожа на отцовскую. А у вас и близко нет ничего общего. Далее идёт цвет глаз, форма носа. Думаю, вы меня вводите в заблуждение. Вы не родные друг другу люди.

— Ого, вот это да! Вот это ошибочка — так ошибочка! Нет, ну ты видел? Вудкарвер-старший, находясь ещё в шоке от беспристрастного анализа девушки, громко захлопал в ладоши от восторга.

— В оценке ситуации я пошла в отца, он когда-то был военным. Не простым военным, а одним из лучших аналитиков. Но, к сожалению, он умер. Умер так много лет назад, что я практически его уже и не помню…

Глава 14

— Скажу честно, я тоже сначала подумала на Фреда. Мы с Мирандой практически не знали его… Вернее, я не знала. Миранда поначалу ничего не хотела рассказывать: боялась, что он мне не понравится. Он ведь не человек, а, как я поняла, полукровка. Не стопроцентный вампир. В общем, моя девочка месяц назад устроилась к мэру, вернее, к жене нашего нового мэра, и там с ним познакомилась.

— О, я видел этого карапуза! — Вудкарвер-старший брезгливо сморщился. — Эдакий шарик с кривыми клыками. В газетах только о нём сейчас и пишут. Коллекционер, кажется. Собирает или отбирает, как там у них принято, по миру всякие старинные артефакты. А вот жену его ни разу не видел… Извини, что перебил.

— Ничего, ничего… Так, о чём это я? Ах, да… Так вот, она была в таком восторге от того, что там увидела! Целыми часами только и болтала, что не каждой девушке с улицы предложат такую работу, а ей оказана честь. Правда, одних проверок Миранда прошла столько — не сосчитать. Не знаю, с чем это связано, и чего они так боятся? Но эти небожители-вампиры берут в прислугу только людей, своих хвалёных вурдалаков к себе и близко не подпускают. Только для какой-нибудь грязной работы: напугать, избить или убить, если понадобится. Тоже мне селекционеры! — Джинджер присела на диванчик между мужчинами и, не переставая смотреть на Вудкарвера-младшего, добавила: «Зря ты так думаешь. Ты очень симпатичный мужчина, и отсутствие части правой руки с лихвой компенсируется харизмой».

Девушка улыбнулась, а Вудкарвер-младший вытянул вперед левую ногу и с глухим звуком поставил на каблук протез.

— Ого, ничего себе! А я сразу и не заметила. По тебе совсем не видно: даже не хромаешь!

Молодой человек несколько раз быстро вдохнул воздух.

— А ты за платье своей подруги заложила деньги, которые копила полгода. А ещё ты любишь копаться в чужих мозгах, я знаю о твоей способности читать мысли. У меня самого нечто похожее — только с обонянием. Оно мне рассказывает и иногда показывает.

— Отлично! Тогда прямо сейчас мы втроём поедем к мэру, вернее, к его водителю, и узнаем, что случилось с моей подругой. И, если он хоть чуточку причастен к её гибели, клянусь вам, я разнесу там всё вдребезги!

— Спокойно, спокойно. Тебе незачем так нервничать: мы с сыном поедем…

— Нет, так дело не пойдёт! — Джинджер сбросила на пол кардиган, достала из шкафа чёрную кожаную куртку и, загородив собой ящик стола, извлекла из него самый настоящий пистолет. — Я поклялась, что найду убийцу! С вами или без вас, но он поплатится за своё злодеяние!

— Пистолет оставь, — Вудкарвер-отец ткнул пальцем в ствол, торчащий из-под куртки. — Из-за него нас троих на пороге ещё положат. Будет тебе и клятва, и наказание, и месть. Пикнуть не успеем, как нас на донорские органы разложат!

— Да, с пистолетом я что-то переборщила. Ну ладно, пока так поеду, а потом… Потом будет видно. Идём, нюхач, или как там тебя?

Отец и сын Вудкарверы даже и не нашлись, что ответить: впервые ими кто-то командовал и приказывал, что делать. Растерянные мужчины гуськом, один за другим, вышли из салона, а Джинджер одним поворотом ключа закрыла на замок входную дверь, после чего на окна гармошкой опустились стальные жалюзи.

— Надеюсь, мы ненадолго! Ты понюхаешь, я подумаю, отец твой соберёт всё воедино, а то на эту полицию, действительно, совсем никакой надежды. Мне этот… Как его? Хоз… Так и заявил, что, мол, вервольф её… Его рук дело. Ну какой вервольф! Их теперь днём с огнем не найдёшь! Лентяи, одним словом. Даже не потрудились у меня спросить, был ли у Миранды парень! Тоже мне — детективы!

— Как вервольф? Постой, он так прямо и сказал? — Вудкарвер-старший озадаченно посмотрел сначала на сына, потом — на Джинджер. Я же ему говорил, что не всё так просто! Это не простое убийство. Думаю, они хотят под эту марку истребить последних оставшихся в живых вервольфов.

— Да дались им эти вервольфы! Зачем уничтожать тех, кто и так на грани исчезновения? — Вудкарвер-сын открыл заднюю дверь и жестом пригласил девушку сесть в автомобиль.

— Видимо, на это есть свои причины, — Джинджер ловко запрыгнула на огромное сиденье ретро-машины.

Вудкарверы тоже не заставили себя ждать и быстро погрузились в авто. Но, отъезжая, не заметили, как из-за угла салона за ними пристально следил вурдалак.

Это был полковник Хонор, которому они совсем недавно подарили ещё один шанс пожить нормальной жизнью, насколько это, конечно, применительно к упырям.

Глава 15

Джинджер смотрела через зеркало заднего вида то на глаза отца, источающие мудрость, то на кажущиеся хитрыми глаза его сына и не заметила, как провалилась в их общее прошлое, полное не только тайн и загадок, но и довольно драматичных моментов.

Самое первое, что увидела и запомнила девушка, это то, как молодой мужчина, очень похожий на Вудкарвера-старшего, идёт по лесу. Потом даже прочувствовала удар по затылку, который ему нанёс неизвестный.

Увидела и странного зверя, очень напоминающего лиса, но имеющего тело человека, который встал на защиту мужчины. Потом — смертельную схватку с неизвестным.

Чуть позже из глубин вынырнул и операционный стол. Вудкарвер-старший с титановой пластиной, только теперь он в белом халате и делает всё возможное, чтобы сохранить своему спасителю, по возможности, хотя бы ногу и руку.

Потом пошли расследования, погони, нападение странных существ. Но не это было важно. Важно то, что эти двое, по сути, не родные люди, были всегда вместе и постоянно помогали друг другу.

Вот и сейчас. Последнее, что увидела Джинджер, — то, как они заходят к ней в салон.

Для девушки это стало шоком и так сильно подействовало на сознание, что у неё от переизбытка информации и эмоций закружилась голова, и её чуть не стошнило на сиденье.

— Остановите машину, кажется, меня укачало! — Джинджер похлопала водителя по плечу. — Я сейчас! Отдышусь…

Девушка выскочила из автомобиля и начала судорожно глотать воздух, согнувшись пополам и держась одной рукой за заднее колесо.

— С тобой всё в порядке? — Вудкарвер-младший вышел следом за ней.

— Сейчас, сейчас… Я такое узнала о вас… Ну, вы даёте…

— Мы?

— Да, да. Вы оба… Я случайно подслушала ваши мысли. И увидела прошлое. Кому рассказать — не поверят…

— И что ты там услышала? — Вудкарвер приподнял бровь и улыбнулся.

— Я знаю. Ты не человек. Правда, и не вервольф. Я сама пока не знаю, кто ты. На лису сильно похож, но про таких лис я раньше не слышала…

Когда Джинджер стало немного легче, она выпрямилась и хотела ещё что-то добавить, но внезапно увидела через дорогу лимузин, на котором ездил Фред.

— О, чёрт! Фред! Это же его машина! Стой!

Пока Вудкарвер крутил головой, Джинджер бросилась через дорогу наперерез к стоящему у обочины автомобилю. Багажник у машины был открыт, и издалека было видно, как водитель, наполовину погружённый в салон, поправляет там чемоданы, которые, видимо, упали от резкой остановки.

Девушка добежала до лимузина и изо всей силы пнула ногой водителя.

— Миранду убили, а он как ни в чем не бывало на машине катается!

Водитель от удара полностью залетел в салон, но через несколько секунд выбрался, отряхивая костюм, и недовольно пробурчал: «Что за шутки идиотские?!»

Когда мужчина обернулся, Джинджер вскрикнула и сделала несколько шагов назад.

— Ой, ты не Фред!

— Конечно, не Фред. Я Томас. Фред, этот идиот, второй день не появляется на работе! Куда он мог запропаститься — ума не приложу! Хозяйка сказала, пока мне за него, а там, если не появится, уволит, к чёртовой матери!

— Постой! Значит, Фред пропал в тот же самый день, что и Миранда! После её убийства? Неужели он? Убил, а теперь скрывается!

— Я не понимаю, о чём ты говоришь. Мое дело маленькое: мне платят — я работаю. А кто там с кем шашни крутит, кто кого убивает, меня не касается, своих проблем выше головы! И вообще отойди, мне нужно ехать!

Но сесть за руль ему помешал Вудкавер-старший: он коленом прижал дверь, не давая водителю открыть её.

— Так, ошибочка вышла! Водитель, значит?

— А ты кто ещё такой? — водитель протянул было руку к груди мужчины, но тут же запищал от боли.

Вудкарвер-младший «нежно» надавил на плечо Томасу железной рукой, и тот, скорчившись от боли, прошипел: «Да что вам нужно? Я вызову полицию!»

— Считай, уже вызвал! Стой спокойно, и тогда с тобой ничего плохого не произойдет! — другой рукой Вудкарвер-младший открыл заднюю дверь и сделал несколько глубоких вдохов воздуха из салона.

Глава 16

Призраки Фреда и Миранды сидели на заднем сидении лимузина и страстно целовались. Вудкарверу никогда прежде не доводилось видеть таких пылких влюблённых. Если ещё в салоне у Джинджер фантом Фреда мерцал розовым цветом, то сейчас, во время поцелуев, они оба светились и переливались то бледно-розовым, то ярко-красным. Страстные поцелуи быстро сменила другая картинка: положение мужчины и женщины резко изменилось. Они сидели все там же, но теперь девушка гладила своего любимого по голове и что-то нежно шептала на ушко, правда, от услышанного фантом Фреда поменял цвет с ярко-красного на серый. Фред вскочил и начал сильно жестикулировать. Цвет Миранды тоже изменился: она стала практически прозрачной, при этом девушка виновато опустила голову, её взгляд потух.

Следующая картинка, которую увидел Вудкарвер, была связана с ночной дорогой, по которой на огромной скорости ехал этот самый автомобиль, словно спасался от погони. В какой-то момент машина остановилась, и Фред, долго объясняя что-то Миранде, силой выволок её из салона. А сам с каменным лицом поехал дальше. Как только фантомная машина скрылась в тумане прошлого, всё сразу исчезло: и дорога, и звёздное небо, и девушка, с губ которой беззвучно слетело одно-единственное слово: «Прости».

— Ничего не понимаю, — пробормотал Вудкарвер-младший, сидя на заднем сиденье лимузина.

— Что тебе удалось узнать? Говори, не томи! — Джинджер придвинулась к мужчине поближе и с надеждой посмотрела в его лисьи глаза.

— Миранда что-то узнала — что-то такое, после чего ей начала грозить смертельная опасность. Фред её попытался спасти. Но, как мы знаем, у него ничего не получилось. Девушка погибла, а что с Фредом произошло, я так и не понял.

— Бедные ребята! Что такого могла узнать моя подруга? За что её приговорили к смерти? Она простая горничная у жены мэра… Постой, постой. Мэр и его жена наверняка в этом замешаны! Нужно прощупать этих двоих! Может, Миранда узнала какую-то страшную тайну, связанную с прошлым мэра, и эта тайна может сильно навредить его репутации?

— Не знаю. Мэр как мэр. За мою бытность их с десяток-другой перебывало. На вид самый обычный вампир, — Вудкарвер-младший выбрался из лимузина и кивнул отцу, чтобы тот отпустил водителя, который всё это время неподвижно лежал на асфальте, придавленный ногой Вудкарвера-старшего.

— Я буду жаловаться! Я дойду до начальника полиции! Это нападение вам с рук не сойдет! Бандиты! — Томас в бешенстве вскочил с тротуара и, закрыв багажник машины перед самым носом у Вудкарвера-младшего, рванул с места так, что мужчина не успел заметить, как сбоку, возле сложенного аккуратно багажа, появился фантом Фреда, лежащий на боку с огромным осиновым колом в груди.

Глава 17

В кабинете у мэра города царила сказочная обстановка. Вокруг стояли диковинные статуэтки, изображающие древних монстров, привезённые им из других стран. На стенах висели картины старинных художников, восхваляющие всё, что было связано с вампирами и их «подвигами». Мебель ручной работы — стол, стулья, комоды, инкрустированные золотом. Всякого рода старинные механизмы, связанные с определением фазы Луны, и ещё множество таких вещей, о которых и сам коллекционер не имел никакого понятия.

У окна, задрапированного тёмным бархатом, на кованых ножках стояли серебряные песочные часы (самый простой прибор для отсчёта времени, изобретенный когда-либо человечеством).

Прибор состоял из двух сделанных из хрусталя сосудов, соединённых между собой узкой горловиной, и точно показывал, сколько у мэра осталось рабочего времени на сегодня. Мэр же, елозя за столом, как плохой ученик, то и дело поглядывал на них: серебряный песок завораживающе пересыпался в нижний сосуд из верхнего, постоянно отвлекая его от работы.

Возле городского главы стояла его жена — в шляпе, закрывающей половину лица, и в платье, выгодно скрывающем все «достоинства» её необъятной фигуры. Женщина была почти в два раза выше своего суженого и раза в четыре — тяжелее. Гладя мужа, как чеширского кота, по голове, она подавала бумаги на подпись, исполняя работу секретаря и постоянно расхваливая супруга за мудрость, красоту и ум.

В ответ на это коротышка-вампир, как ребёнок, улыбаясь кривыми клыками, ставил печать и накладывал резолюцию, даже не читая документы.

Неожиданно в кабинет вместе с охранником влетела сорванная с петель входная дверь. Охранник, пролетев полкабинета, упал на старинную вазу. Та раскололась на сотни кусков, и один из них угодил мэру прямо в лоб.

Вампир тут же вскочил с ногами на стол и истерично зашипел.

В кабинет вошла странная троица. Возглавлял её мужчина с металлическим протезом на руке. За ним шла девушка, а замыкал эту вереницу немолодой мужчина, который постоянно оглядывался и бормотал вполголоса какие-то ругательства: «Так, ошибочка вышла! Я же по-хорошему объяснил: мы только спросить. „Мэр занят, мэр занят!“ Ну вот, и где он занят? По столу прыгает как лягушонок!»

Вампир хотел броситься на незваных гостей, но жена подняла супруга на руках и, как непослушного малыша, посадила обратно в рабочее кресло.

— Вам назначено? — спокойным тоном произнесла женщина, словно сейчас вообще ничего не произошло.

— Нет, конечно! Разве не видно, что мы без записи? — вызывающе ответила Джинджер.

— Тогда по какому вопросу такое беспокойство, раз вы уже здесь? — жена мэра жестом пригласила всех присесть за стол, и троица, немного смутившись и недоуменно переглядываясь между собой, подошла к большому столу и расположилась напротив мэра.

— Вот и славно, — женщина по очереди посмотрела на дерзких посетителей. — Я так понимаю, у вас проблема есть, или вопросы накопились к достопочтенному мэру нашего города? Не стесняйтесь, задавайте. Господин мэр постарается ответить на любой вопрос! Правда, мой хороший?

Женщина вновь погладила супруга по голове, и на лице у того появилась маска блаженства.

Но вместо вопросов Вудкарвер-младший сделал глубокий вдох и сразу же закрыл глаза.

Огромный зал с людьми в черных балахонах наполнил всё пространство вокруг Вудкарвера. Их было так много, что, казалось, уже нечем дышать. Каждый человек из видения держал в руке чёрную горящую свечу и внимательно слушал стоящего на постаменте древнего старика-вампира. Прямо за стариком находился огромный барельеф с изображением людей, животных и существ, которые поразительно напоминали упырей. Но внимательно рассмотреть во всех деталях этот барельеф было невозможно, так как большую его часть закрывал гигантский саван. Старик долго что-то говорил, и все его слушали, не шевелясь. Внезапно саван упал на пол. Но никто при этом даже не пошевелился, не говоря уже о том, чтобы поднять голову и посмотреть на представший во всём своём великолепии старинный барельеф. Только в первых рядах у некоторых «прихожан» погасли свечи, которые они вновь зажгли от тех, что горели в руках стоящих рядом.

И вот тут-то Вудкарвер-младший и заметил Миранду, стоявшую с краю и старающуюся никому не попадаться на глаза — точно в таком же балахоне, как и все присутствующие. Было видно, что она с любопытством смотрела на всё это действо, и, если бы не её любопытство и желание посмотреть на барельеф, то Вудкарвер ни за что не догадался о её присутствии. Как видимо, не догадывались и все остальные.

Только огромная фигура стражника возле дверей заметила что-то необычное в поведении одного из членов «паствы» — все прочие продолжали тихо стоять, опустив головы, и внимательно слушали старика.

Глава 18

— Я знаю, это вы убили мою подругу! Это ваших рук дело! Она мне перед смертью всё рассказала! Я не буду скрывать правду, пусть все узнают, кто убийца! — внезапный вопль Джинджер вывел Вудкарвера-младшего из оцепенения, и он, не понимая ещё, что происходит, удивлённо заморгал глазами.

— Постой, Джинджер, не кричи! — отец попытался успокоить девушку, но в неё словно бес вселился: она носилась по кабинету как сумасшедшая и неистово размахивала руками.

Девушка истошно вопила на весь этаж не своим голосом так, что в кабинете у мэра начали на стенах вибрировать картины. Когда силы Джинджер закончились, девушка съехала на пол по стене и наконец-то, на радость всем, замолчала.

— А-а-а… Теперь я понимаю, кто вы! — жена мэра так же спокойно отреагировала на перформанс Джинджер, как и в начале встречи. — Дорогой, это подруга нашей бедной Миранды. Я теперь всё понимаю, бедное дитя. Милый, выпиши чек для душеньки. Пусть она сходит к психологу. Понимаю, как ей сложно сейчас. Примите мои соболезнования…

Мэр вопросительно посмотрел на супругу, но та кивком подтвердила сказанное, и ему ничего не оставалось, как взять из ящика стола чековую книжку и написать небольшую сумму.

— Дорогой, ещё нолик дорисуй. Не жадничай, у людей горе. Мы должны показать, что и нам не чуждо сострадание. Тем более скоро интервью. Надеюсь, ты понимаешь, о чём я?

Вампир, словно прилежный ученик, дорисовал ещё ноль в конце суммы и, улыбаясь кривыми клыками, протянул чек Джинджер:

— Не волнуйтесь. Дверь я и так собирался поменять: она мне никогда не нравилась. Всего вам хорошего. Надеюсь, больше нет ко мне вопросов?

Джинджер и отец посмотрели на Вудкарвера-младшего. Тот молча встал из-за стола и, многозначительно откашлявшись, пошёл к выходу.

— Вот и славно. Что там у нас дальше, дорогая?

— Обед, мой сладенький! — женщина помогла своему «карапузу» встать из-за стола и повела за руку в другое помещение, на двери которого было написано большими буквами: «Людям и вервольфам вход запрещён!»

Уже находясь автомобиле, сын и отец вопросительно посмотрели на Джинджер: девушка вела себя так, словно ничего не произошло, и это не она в припадке носилась по кабинету мэра.

— Что смотрите? Я так хотела посмотреть на их реакцию. Если бы они были причастны к убийству, то с большой вероятностью дали бы знать своими дальнейшими действиями.

— Ну что, посмотрела? Что теперь? — Вудкарвер-младший недовольно покачал головой.

— Посмотрела. Не знаю, что теперь. По ним вообще ничего не понятно. Даже глазом не моргнули. А что ты узнал?

— Даже не знаю, что и сказать. Такое чувство, что мы никогда не найдём убийцу. Или их несколько сотен замешано в этом деле, или это один-единственный, о котором не знают и сами вампиры!

Ответ Вудкарвера-младшего так ошарашил отца и Джинджер, что троица всю обратную дорогу ехала молча: каждый думал о своём.

Глава 19

Утром Вудкарвер-старший, потягиваясь после сна, медленно встал с постели и, как обычно, приготовил себе крепкий кофе. В видавшем виды халате и шлёпанцах на босу ногу мужчина неспешно пошел посмотреть записи с камер наблюдения после этой ночи.

Ему или приснилось, или почудилось, что кто-то ночью пытался вломиться в дом. За эти дни мужчина сильно перенервничал, поэтому решил, что странные звуки, доносившиеся с улицы, были звуками его воспалённого воображения. Он знал, что в дом без специального оборудования спасателей ни за что не проникнуть. Его даже подорвать нельзя, так как он строился в незапамятные времена с расчётом на ядерный взрыв.

— Так, ошибочка вышла! — немолодой мужчина увидел на экране монитора, что под дверью лежит скорчившийся полковник Хонор. — Значит, не показалось! Чёрт бы тебя побрал, идиота!

Вудкарвер открыл двери, и ему сразу бросился в глаза осиновый кол, торчащий из груди вурдалака. А по размерам лужи крови мужчина понял, что тот лежит так уже несколько часов

— Кто тебя? Вот незадача! Сынок, помоги мне скорее! У нас тут, оказывается, гости!

Отец и сын затащили полковника в подвал и, сделав ему несколько чудодейственных инъекций, слегка оживили. Осиновую деревяшку Вудкарвер профессионально извлек из груди вурдалака и, положив на поднос возле умывальника, принялся зашивать рану.

— Повезло, что не в сердце! Иначе и мои вакцины были бессильны! Кто тебя так? Можешь сказать?

Вместо этого Хонор протянул руку.

— Написать хочешь? — Вудкарвер-младший дал полковнику карандаш и, придерживая лист бумаги на папке, принялся читать его каракули: «Её похи…» Что — её? Кого — её? Ничего не понимаю!

Вместо ответа отец бросил на стол стальные щипцы и постучал себя по лбу несколько раз.

— Опять ошибочка вышла! Старый я дурак! Джинджер похитили! Джинджер! Убийца Миранды похитил Джинджер! Её идея сработала!

— Спокойно, сейчас всё узнаем! — парень взял осиновый кол и понюхал его у самого основания.

Фантомный лимузин мэра вёз Джинджер на то самое место, где была убита её подруга. Девушка лежала без сознания со связанными за спиной руками и не подавала никаких признаков жизни.

— Я знаю, где её искать! — произнёс Вудкарвер-младший.

Ни слова не говоря, отец и сын бросились в гараж. Вудкарвер-младший открыл настежь ворота, а Вудкарвер-старший быстро сел за руль:

— Успеем! Я надеюсь, успеем!

— Должны, — ответил сын и снял со стены гаража два дробовика.

Глава 20

— Смотри, отец! Лимузин! — закричал Вудкарвер-младший, на ходу открывая дверь.

— Сейчас, сынок, сейчас мы их… — отец резко затормозил возле машины городского главы.

Но лимузин был пустой, только несколько заготовленных ранее осиновых кольев были разбросаны по салону. Вудкарвер-младший, словно охотничий пёс, быстро взял след и бросился через кусты за похитителем Джинджер. Отец, недолго думая, сел в автомобиль и, дав по газам, поехал вслед за сыном напролом через кусты.

Через полкилометра они обнаружили пещеру, а у входа в нее — и Фреда. Вернее, то, что от него осталось. Обглоданное тело, пробитое насквозь осиновым колом, было подвешено за ногу на дереве прямо перед входом в пещеру. Там же валялось и множество других вещей. Это говорило о том, что число жертв у жестокого убийцы было намного больше, чем предполагалось ранее.

— Неужели вервольф? — Вудкарвер-младший понюхал кровь, которой здесь было испачкано всё вокруг. — Я понимаю, они сейчас обозлены на весь белый свет, но чтобы так…

Ответа не последовало. Из пещеры выпрыгнула огромная клыкастая медведица-оборотень с Джинджер на плече. Медведица подбросила девушку вверх, словно тряпичную куклу, и на лету распорола когтями ей горло — точно так же, как в своё время убила Миранду. Джинджер упала прямо под ноги Вудкарверам и захрипела в предсмертной агонии.

— Отец, сделай же что-нибудь! — Вудкарвер-младший в ужасе посмотрел на то, как умирает Джинджер, и быстро разрядил в медведицу весь боезапас.

Но, как оказалось, оборотню эти выстрелы принесли такой же урон, как слону дробина. Зверь разбежался, перепрыгнул Вудкарвера-младшего и ударил наотмашь отца, который зажимал рукой горло у Джинджер, пытаясь спасти девушку от смерти. Мужчина тут же отлетел к автомобилю. Ударившись о лобовое стекло, проломил его своим весом и попал внутрь салона, прямо на водительское сиденье.

Теперь медведица приготовилась к самому главному поединку. Она не спеша развернулась, зарычала и, встав на задние лапы, набросилась на сына.

Но в ту же секунду удивлённо заверещала: вместо мужчины с дробовиком на том месте теперь находилось огромное двухметровое существо с лисьей головой, ничем не уступающее ей самой по мощи.

Невероятной силы удар пришелся медведице прямо в лоб. Зверь отлетел к дереву, на котором зашатался бедный Фред, и, стараясь как можно быстрее прийти в себя, затряс головой. Немного опомнившись, медведица встала на задние лапы и приготовилась к отражению новой атаки, так как человек-лис предусмотрительно загородил собой проход в пещеру, чтобы не дать ей сбежать.

В это самое время отец, уже находясь в машине, очнулся, завёл мотор и на полном газу впечатал свою «старушку» в медведя-оборотня.

Прижатый бампером зверь с перебитыми лапами заревел от боли. Вудкарвер-младший, не теряя времени, в несколько прыжков запрыгнул на капот и изо всей силы ударил медведицу по шее рукой с протезом, из которого уже выскочил клинок.

Голова зверя с открытой пастью, словно камень, несколько раз громко стукнулась об автомобиль, покатилась и упала на землю.

Но человек-лис этого уже не видел: он находился рядом с Джинджер и пытался точно так же, как и его отец, остановить у девушки кровотечение:

— Что делать? Что делать? Помоги хоть чем-нибудь! Ну же!

— Не знаю, слишком много крови она потеряла!

— Но ведь ты меня спас когда-то, хотя я был тоже при смерти, — парень крутил лисьей головой в поисках ответа и лихорадочно соображал, что бы такое предпринять.

— Вот если бы было у нас твоё лекарство, а так… — опустив голову, трагически произнёс отец. — Рана смертельная, шансов никаких…

— Точно, вакцина. Вакцина, отец! Эта вакцина во мне, в моей крови! Сейчас, сейчас я тебя спасу!

— Постой, ничего не делай! У тебя ничего не получится! Так ты себя точно убьешь!

Но Вукарвер-младший уже ничего не слышал. Он, оголив левое запястье, остервенело прокусил свою плоть: кровь тут же брызнула фонтаном на лицо и рану Джинджер.

Правда, кровь хлестала из руки так сильно, что Вудкарвер-младший, как ни старался, но буквально через минуту от большой кровопотери упал без сознания рядом с девушкой. До последнего стараясь сделать всё, чтобы хоть одна капля его крови смогла попасть ей в организм.

Эпилог

Солнце заливало светом лужайку со стоящей на ней большой туристической палаткой. Рядом с палаткой догорал костёр, над которым висел большой казан с только что приготовленной едой. Это было жаркое из кролика — любимое лакомство Вудкарвера- старшего, которое он для всех и приготовил, почитывая свежую прессу и попивая мелкими глотками пятилетний виски. Мужчина то и дело подливал себе напиток благородного коричневого цвета и не переставал удивляться вслух последним новостям.

— О, опять ошибочка вышла! Ты посмотри: пропала без вести жена мэра. Ай-ай-ай, какая досада! Как Миранда убита — так несчастный случай. Как жена мэра пропала — все скорбят и молят о возвращении. Откуда только мэр этого монстра приволок? Да что там приволок — жил с ним! Никогда не понимал, что у вампиров на уме? Коллекционер чёртов! Хотел перед своими пощеголять женой-медведицей? Это ж сколько бед она могла натворить? Ну, да ладно. Пропала — так пропала. Туда ей и дорога! Правда, я до сих пор так и не понял, за что она убила Миранду. С Фредом-то понятно: он свидетель. А вот что с Мирандой — до сих пор под вопросом. О, обед, кажется, готов. Вудкарвер, Джинджер! Эй, рыжие, обедать!

Вдалеке между деревьев показались две огромные лисьи головы. Звери немного поверещали между собой, а потом, как по команде, побежали наперегонки прямо на Вудкарвера.

— Резвится молодежь, — мужчина улыбнулся и махнул ещё кому-то, кто наблюдал за ними из-за огромного валуна. — Стесняется ещё! Вот ты скажи: вурдалак, а стеснительный, как красная девица. Ничего, как только я его полностью приведу в человеческий вид, тогда и представлю Джинджер. Вот радости будет…

А в это время полковник Хонор, стоя за валуном, внимательно наблюдал в бинокль за периметром. Он по привычке нёс службу. Теперь, правда, с удовольствием, так как для этого у него появились очень веские причины.

***

А в это время рабочие в храме вампиров копошились возле святого барельефа. Они делали замеры для нового занавеса — вместо старого, который упал и при падении разорвался на несколько частей. Новый занавес теперь должен полностью скрывать от любопытных глаз то, что не нужно видеть простым смертным.

А именно — огромную пирамиду, на вершине которой были изображёны человек, сидящий на троне, и древний бог — то ли с головой волка, то ли лисы, дающий человеку ключи от мира.

А под пирамидой, преклонив колени, изображены и все остальные. Это и слоны, и тигры, и жирафы. И множество вообще диковинных существ, которых никто никогда не видел, кроме одного создания с огромными крыльями, как у летучей мыши, и клыкастым ртом. Это существо на барельефе тоже было изображено коленопреклонённым, но, судя по его недовольному лицу, его совсем не устраивал такой вариант совместного сосуществования с человеком.

29.09.2022 — 12.10.2022

+1
10:45
188
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...